Любовь-наркотик

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Барон фон Гринвальдус,
Известный в Германьи,
В забралах и в латах,
На камне пред замком,
Пред замком Амальи,
Сидит принахмурясь;
‎Сидит и молчит.

Отвергла Амалья
Баронову руку!…
Барон фон Гринвальдус
От замковых окон
Очей не отводит
И с места не сходит;
‎Не пьёт и не ест.

Года за годами…
Бароны воюют,
Бароны пируют…
Барон фон Гринвальдус,
Сей доблестный рыцарь,
Всё в той же позицьи
‎На камне сидит.

»
— Козьма Прутков, «Немецкая баллада»
Патрик смотрит на Альбину, как наркоман во время ломки

Бывает любовь-судьба, истинная любовь, которая способна преодолеть любые преграды, сделать персонажа сильнее и наполнить его жизнь смыслом. Бывает просто любовь, часть повседневности — высокое, но распространённое и потому обычное чувство. А бывает любовь разрушительная, опасная для того, кто любит и кто любим. Любовь-наркотик — когда герой, при всей бесперспективности своего чувства, не имеет душевных сил противостоять ему, страдает сам, причиняет страдания окружающим… В общем, всё плохо.

А ещё у человека при любви выделяются эндорфины, что по всем эффектам похоже на хорошую дозу морфия в вену. Так что любовь при неудачном повороте не выглядит, а буквально является наркотиком с кайфом, отходняками, а при совсем неудачной любви герой вполне похож на врача из «Морфия» Булгакова — лежит в депрессии и готов всё отдать за порцию счастья.

Варианты завязки:

Варианты развития:

  • Герой(иня) добивается благосклонности возлюбленной(ого) даже при том, что изначально ей и не пахло, консервативное общество проникается чужими чувствами и всё же позволяет героям быть вместе. Хэппи-энд. Не наш, в общем-то, случай. Сюда же отчасти те ситуации, когда для самих героев всё кончилось плохо, но на окружающих их чувства произвели не разрушительное, а благотворное воздействие.
  • Конфликт и не думает разрешаться позитивным образом, выливаясь для героя в разрушительные и саморазрушительные деяния: он жертвует собой, проявляя мортидо, жертвует окружающими, пытаясь хоть так, но преодолеть конфликт, жертвует самим объектом любви ради собственного эгоизма (насилует в тот момент, когда от любви осталось одно тупое исступление, за борт бросает в надлежащую волну, бьёт камнем в лоб и вкладывает между зубов розу… хотя нет, открытых признаков любви в последнем случае не проявлялось). Наш случай.
  • Всё заканчивается пшиком: у героя переклинивает в мозгах и он освобождается от чувства. Не исключено, что после частичного развития предыдущего пункта, то есть изрядно всех обгадив вокруг и измучив собственную жопу до крови, измором берёт крепость… и в этот момент его отпускает. После чего ничто не мешает развиться таким же чувствам с другой стороны, если автор — утончённый садист.

Впрочем, определяющим признаком для любви-наркотика являются не сопутствующие обстоятельства, а то, как она влияет на героя и к чему его ведёт: если к личностному распаду, гибели телесной и духовной — это оно.

Примеры[править]

«Любовь», которую ввзывают инкубы и суккубы, вполне подходит под этот троп.

Мифология и фольклор[править]

  • Ариадна и Медея — ради любви совершают предательство, а затем… годы спустя их бросают ради молодой и красивой.
  • Василиса Прекрасная — часто вгоняет педаль в асфальт: ради любви она часто готова убить мать родную — Бабу Ягу.
  • Лейли и Меджнун — арабское предание о юноше, сошедшем с ума из-за разлуки с любимой («Меджнун» — прозвище, буквально означающее «одержимый», но после этой истории ставшее обозначением таких влюблённых). Кодификатор на Ближнем и Среднем Востоке.

Литература[править]

« Феофан Затворник говорил, что «Любовь, проповедуемая миром сим — болезнь. И опасна она тем, что больному хочется болеть до безумия». Наша повседневная жизнь подтверждает — диагноз прежний, и с каждым днём болезнь прогрессирует.

— Для того, чтобы понять эти слова, надо вспомнить церковное значение слова «страсть». Страсть в церковном смысле — это не сильное чувство, не влюблённость, не страдание. Страсть — это то, что в грамматике передатся с помощью страдательного залога. То есть то, что вторгается в мою жизнь, а не то, что я делаю. Действительно, любовь в этом смысле — это страсть, как то, что владеет мною. И человек влюблённый действует, не замечая, что иногда чем-то странным управляем, а не сам собою руководит. Видимо, об этом измерении чувства влюблённости, о том, что там появляется элемент несвободы и неосознанности, подобное состоянию медиумичности, пассивности, и сказал свт. Феофан как о болезни.

»
— диакон Андрей Кураев, «Церковь в мире людей»
  • В «Витязе в тигровой шкуре» всякого, кто подхватил зависимость, называют специальным словом: «миджнур».
    • Это искажённое арабское «меджнун» (см. в разделе «Фольклор»).
  • аббат Прево, «Манон Леско» — ради любви главный герой пускает жизнь под откос и из лучшего ученика семинарии превращается в авантюриста; полная аналогия с поведением наркозависимого.
    • Герберт Уэллс, «Любовь и мистер Люишем» — аналогичный пример, но с прикрученным фитильком: герой действительно ради любви пускает под откос карьерные и общественные перспективы, но в самой семейной жизни по итогу всё-таки счастлив.
  • Фридрих Шиллер, поэма «Рыцарь Тогенбург» — педаль в пол. Рыцарь, отвергнутый возлюбленной, год за годом проводит все дни под окнами монастыря, куда она удалилась. Спародировано Козьмой Прутковым (см. эпиграф).
  • Александр Дюма, «Три мушкетёра» — любовь Бэкингема к Анне Австрийской показывается в схожем ключе. Да и любовь Атоса к Миледи тоже. «Она не нравилась, она опьяняла».
  • В. Скотт, «Айвенго» — рыцарь де Буагильбер проникся совершенно необъяснимой безумной страстью к Ревекке, которая никак ему не подходит по социальному положению, что приводит к печальному финалу (исход № 2).
  • «Собор Парижской Богоматери» — вновь педаль в асфальт: пылающий страстью к Эсмеральде Клод Фролло не только ранит Феба и подставляет возлюбленную, но и вторично выдаёт её страже после побега. Попутно в ходе штурма собора, начавшегося по его же вине, королевские стрелки выкашивают под корень почти весь Двор Чудес, от рук Квазимодо гибнет его любимый брат Жеан, а во время казни Эсмеральды — и сам архидиакон. И вы ещё скажите, что смерть Квазимодо не на его совести.
  • Эмили Бронте, «Грозовой перевал» — деструктивная любовь Хитклиффа и Кэтрин.
  • И. С. Тургенев, «Дым». Подсвечено в самом тексте.
  • А. И. Куприн, повесть «Гранатовый браслет». Скромный чиновник Георгий Желтков влюбился в замужнюю княгиню Веру Шеину. Не имея шансов добиться взаимности, он сводит счёты с жизнью.
  • Гастон Леру, «Призрак Оперы» (а также одноимённый мюзикл и его сиквел) — тот случай, когда любовь такого рода оказалась вечной.
  • Е. Замятин, «Мы» — любовь мужчины D-503 (ГГ) и женщины I-330.
    • Тут, скорее, всё-таки культ любви, кажущийся наркотическим безумием только лишь по контрасту с реальным безумием этой антиутопии.
  • «Унесённые ветром» — Скарлетт и её зацикленность на Эшли (а, точнее, на идеализированном образе с лицом Эшли), и там же — безответно (но с толикой рационализма) влюблённый в Скарлетт Ретт. В обоих случаях закончилось вариантом номер три: добившись-таки Эшли, Скарлетт обнаружила, насколько её ожидания были далеки от реальности, и резко переключилась на Ретта. Вот только поздно: он к этому моменту перегорел, устав ломиться в закрытую дверь. В итоге конец романа вернул Скарлетт на исходную позицию — новая зависимость, новая цель для любовного штурма: «…Она вернет Ретта. Она знает, что вернет. Нет такого человека, которого она не могла бы завоевать, если бы хотела».
  • М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — заглавная пара, страдающая наслаждающаяся взаимным использованием друг дружки в качестве стимулятора приятных ощущений. Сам момент их первого осознания чувств друг к дружке автор сравнивает с убийцей с финкой в тёмном переулке. Сторчались друг дружкой так эффектно, что некоторые до сих пор умудряются видеть в их итоговой судьбе хэппи-энд.
  • Набоков, Лолита.
  • Уильям Сомерсет Моэм, «Бремя страстей человеческих» — едва ли не худшим событием в жизни героя полуавтобиографичного романа стала его патологическая влюблённость в полную всяческих недостатков Милдред Роджерс.
  • «Сумерки» — запах Беллы для Эдварда притягателен настолько, что он называет её «своим личным сортом героина».
    • Однако пример весьма спорный. Да, отношения Беллы и Эда напоминают наркозависимость, но факт их любви неоспорим. Да и, как ни крути, а кончилось всё в итоге хорошо.
  • Дяченко, «Долина совести» — главный герой Влад Палий, обладает «способностью» привязывать к себе людей, которые вроде как не ощущают к нему особой привязанности, но оказавшись вдали, начинают испытывать дикую ломку, вплоть до летального исхода. Впоследствии оказывается, что герой такой не один, и такие люди-наркотики действуют в т.ч. друг на друга.
  • Тина Хэдис и Сонхийский цикл — чувство Лиргисо/Тейзурга к Стражу Сонхи во всех их воплощениях. Подсвечивается не раз самим Стражем, который говорит, что это скорее навязчивая идея, нежели любовь. Тем не менее, именно это чувство сначала свело с ума Тейзурга в бытность демоном, а потом толкало на самые разные поступки — реже на добродетельные (например, помощь тонущему домбергу, спасение из очень опасного миксер-моря, отчасти — создание лекарства для больной дочери объекта любви), но чаще на весьма сомнительные, среди которых постоянные попытки склонить его к близости, от уговоров до вполне реальной угрозы изнасилования; кража Поля из другого мира, в котором у него осталась семья; утаивание очень важных сведений о его жизни; готовность устроить вечную войну, чтобы удержать его рядом; угроза убить всех потенциальных соперников.
  • ПЛиО:
    • Погуляв на свежем воздухе, Джейме осознаёт, что их с Серсеей отношения больше смахивают на одержимость. Правда, вернувшись к близняшке, всё равно не может себе в ней отказать.
    • Роберт Баратеон относительно Лианны Старк — тоже оно. Не сумел переболеть её потерю и в попытках хотя бы забыть её спился, попутно прохлопав возможность установить хоть какие-то человеческие отношения с женой (которой поначалу на самом деле нравился). Сама Лиа, кстати, подсвечивала: вряд ли влюблённость Роберта была настолько сильна, что ради северянки он забыл бы походы налево…
  • Виталий Зыков, «Дорога домой»: отношения К’ирсана с его возлюбленной Мелисандрой — эталонный второй вариант (она — эльфийский квартерон, а у него с эльфами вендетта и вражда до гроба). По авторскому описанию, чувство главгероя к женщине действительно больше похоже на наркотическую зависимость, чем на нормальную любовь или привязанность. Естественно, автор не мог позволить К’ирсану сильно отвлекаться от борьбы с Евросою… Объединённым Протекторатом за будущее величие Росси… стран Грольда, поэтому, дважды обжёгшись, герой благополучно преодолевает любовное наваждение и заключает не особо счастливый, но крепкий и политически выгодный брак по расчёту.
  • И. Гёте «Страдания юного Вертера» — неразделённая любовь Вертера к Лотте кончилась тем, что он стал невыносимым для окружающих и застрелился.

Фанфики[править]

  • «Дни Мародеров» — Мародеры, Гарри Поттер. Зарождающиеся чувства Роксаны Малфой и Сириуса Блэка скорее напоминают наркозависимость. Сопровождается эта зависимость изменами, отрицанием, разрушением неодушевленных предметов и вполне себе живых окружающих, и даже попыткой убийства. Герои и сами отмечают — «он отравлен, ему конец», «это болезнь, ей нужно лечиться».

Театр[править]

  • «Ромео и Джульетта».
  • В мюзикле «Последнее испытание» роковая любовь, неизменно оборачивающаяся бедой — коронное оружие богини Тахизис. Тёмная госпожа раз пять за мюзикл подсвечивает это.
    • За полшага до своей абсолютно ненужной победы этот факт саркастически признает и злодей-протагонист Рейстлин: «Я деву увлёк, чтоб Врата отпереть, и ей, а не мне предстоит умереть! Я с ней предпочел обменяться ролями, поскольку, к несчастью, любовь — это смерть…»

Кино[править]

  • «Не покидай...» — Патрик влюблён в принцессу Альбину, несмотря на то, что считает себя безродным найдёнышем. Этим он доставляет принцессе массу поводов для веселья и проявления своих садистских наклонностей.
  • Star Wars: Энакин — сначала любовник Падме, а потом её тайный муж. Тайный, потому как по уставу ордена джедаев он должен соблюдать целибат. Скрывая жену, он боится, что она умрёт при родах. Действия, которые он предпринимает, и приводят Падме к смерти, а Энакина — на Тёмную Сторону.
  • «Соблазн» (Original Sin, 2001): с нестандартным хэппи-эндом.
  • «Луговые собачки».
  • «Странные дни» — обсессия главного героя, Ленни, по поводу бросившей его девушки Фэйт. Выглядит действительно как наркомания: герой приходит домой, глотает водки и принимается пересматривать диски своей счастливой жизни с Фэйт. И так день за днём. Но тут редкий случай, когда герой всё-таки излечивается от своей роковой любви.

Телесериалы[править]

  • «Grimm» — в одной из серий педаль уходит в асфальт. В ней фигурирует Муза, прекрасное эльфоподобное Существо, губы которого выделяют природный наркотик, который, с одной стороны, вызывает эйфорию и является мощным стимулятором для отделов мозга, отвечающих за художественное творчество, с другой — вызывает немедленное привыкание и жуткие ломки, выражающиеся в потере контроля над собой, агрессии и утрате чувства реальности.
  • «Великолепный век»:
    • Ранее ранимая и мечтательная Хатидже-султан из-за больной любви к Ибрагиму постепенно сходит с ума. Он для неё «и яд, и лекарство», как сказал султан. Она безумно переживает за него по любому поводу, ревнует, ужасно боится потерять, а после его казни единственным смыслом её жизни становится месть. Отомстив за смерть мужа, заканчивает свою жизнь самоубийством.
    • Нигяр-калфа, как и Хатидже, была безумно влюблена в Ибрагима. Стала его любовницей, даже родила от него ребёнка. Но Ибрагиму после их разоблачения стала больше не нужна, всё оставшееся время он только вытирал об неё ноги и посылал подальше, даже пару раз бил её. И тем не менее она всё ещё любила его. И даже после его смерти Нигяр продолжала его всё так же любить, приходила к нему на могилу и молилась за него. И, как и Хатидже, закончила жизнь самоубийством.
  • «Великолепный век. Империя Кёсем»:
    • После того, как Кёсем попыталась отомстить Сафие, отыгравшись на её единственном сыне, глаза у Искандера вроде как открылись, но… как вскоре выяснилось — увы. То есть открыться-то они открылись, но вот любовь (смешанная теперь с ненавистью) и желание пялиться на любимую из толпы никуда не ушли. Летальный исход.
    • Хюмашах и Зюльфикяр — с прикрученным фитильком. Чувства были взаимными, брак счастливым, но оказанное любимому мужу доверие (однажды уже не оправданное, причём в этом же самом вопросе) сделало Хюмашах косвенно виноватой в гибели брата.
    • Фахрие (у детей Сафие это, походу, семейное) и Мехмед. Спасая Мехмеда от смерти, к которой его приговорили за отношения с ней, Фахрие едва не уничтожила Османскую династию (вместе с султаном случайно отравила его младшего брата). С рук это ей не сошло (а Мехмед этому «не сошло» оказал посильную помощь) — летальный исход.
  • «Триггер» — протагонистом-психотерапевтом одержима его бывшая пациентка. Мало того, вдова пациента, которого он якобы довёл до самоубийства четыре года назад.
    • В одной из серий муж имитирует панические атаки, когда жены нет рядом, чтобы после собственной измены удержать её (из-за сабжа же).
  • «Школа» — чувства Шишковой к Шутову, пополам с романтизацией насилия. Ире с первого взгляда понравился Лёха (причём взаимно, хоть и не смог устоять перед соблазном Будиловой), но основательно она влюбилась в него после того, как он домогался её в подъезде. Когда же Лёха, приревновав девушку к её учителю танцев, дал ей пощёчину, Шишкова привязалась ещё сильнее и стала деградировать: ссорилась с родителями, пробовала травку, бросила танцы, отдалилась от давних друзей. Апофеозом стал идея-фикс Иры переспать с Шутовым. Когда же это случилось (причём, Ире секс не принёс никакого удовольствия), Шутов утратил к возлюбленной интерес и пытался бросить её, но Шишкова начала просто откровенно его преследовать. Тогда Лёха с помощью своих приятелей сделал так, чтобы Ира сама от него отказалась: ребята сделали вид, что хотят изнасиловать Иру, а Лёха в этот момент вышел из комнаты, да ещё потом и посмеялся над Ирой. В итоге Шишкова вернулась к танцам, но стала ещё злее.
  • «Рим» — Антония к Клеопатре. Искры летят, в пылу ссор бьются о стены амфоры, но друг без друга они уже не могут. Суть их отношений хорошо демонстрирует сцена, когда они во время приёма послов от Октавиана нарядили какого-то придворного в звериную шкуру и заставили изображать оленя на водопое, а сами стреляют в него из лука, параллельно вымогая у Рима новые провинции в обмен на поставки зерна в голодающую Италию. «Смотри», — говорит Антоний, целуя любимую женщину, — «зверь знает об опасности, но не может бороться с жаждой». Ему ли не знать, что Октавиан опасен, однако справиться с пагубной страстью к Клеопатре и тягой к власти он не в силах.

Мультсериалы[править]

  • «Daria» — с прикрученным фитильком. Какие-то амуры никогда не разрушат жизнь Стальной Девушки! Дария страдает по Тренту в подушку, не подавая вида, максимум — покроется на нервной почве пятнами или будет вести себя, как долбанутая ромашка (© переводчики). Вариант развития «пшик» — девицу отпускает более-менее.
  • «Гадкие американцы» — страсть Рэнделла к Кристалл довела его до превращения в зомби. И это — только начало…
    • Да и отношения Марка и Келли тоже вполне себе подпадают под троп. Для обеих сторон.

Аниме и манга[править]

  • «Загадочная девушка Х» — как раз об этом. Парень буквально подсел на… слюну девушки — чтобы избежать приступов, очень похожих на тяжёлый грипп, он должен поглощать её слюну ежедневно. Да, и там показано предостаточно способов, как это сделать.
  • «Реинкарнация безработного» — именно такие отношения между Лилией и Паулем. Оба не в силах побороть взаимное влечение друг к другу, даже понимая то, что это причинит боль любимой жене и близкой подруге.

Музыка[править]

  • Alice Cooper — «Poison». В песне любовное влечение лирического героя к «околдовавшей» его девушке прямо сравнивается с ядом.
  • Дельфин — «Первый поцелуй», где проводятся аналогии между любовью и употреблением наркотиков.
  • Сплин — «Двое не спят». Неспящие двое то сидят у любви на игле, то глотают колёса любви, то дымят её папиросой, разве что только через нос не вдыхают.
  • Тейлор Свифт — «Don’t blame me». «Lord, save me, my drug is my baby i'll be usin' for the rest of my life»
  • The Weeknd — «Can’t Feel My Face». Инверсия — песня о наркотической зависимости, которая сравнивается с любовью.

См. также[править]

  • Обречённая любовь — это примерно то же самое, но с точки зрения внешнего конфликта, а не внутреннего. Для любви-наркотика важна саморазрушительность, для обречённой любви — стопроцентная гарантия того, что всё закончится плохо. Тропы пересекаются, но не являются одним и тем же.