Лунная Радуга

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Не надо путать этот роман с другим произведением космической советской научной фантастики — повестью Стругацких. «Далёкая Радуга».

Распространённое издание дилогии

«Лунная Радуга» — известный роман-дилогия (1978—1983) Сергея Павлова в жанре твёрдой научной фантастики, одно из самых ярких произведений советской фантастики восьмидесятых годов. Представляет собой авторскую попытку прогноза относительно космической экспансии человечества и её возможных последствий. Частично экранизирован, есть примыкающие произведения того же автора (фактически можно говорить о небольшом цикле).

Помимо основной заявленной цели и качественно закрученного сюжета, книга также интересна тем, что в ней достаточно подробно и широкомасштабно описана авторская точка зрения на ближайшее будущее человечества. Кроме того, насколько известно автору статьи, именно в «Лунной Радуге» было впервые в русскоязычной фантастике употреблено слово «космодесантник»[1] (хотя и совершенно не в том смысле, который этому слову чаще всего придаётся сейчас).

Мир будущего[править]

Время прямо не называется, но больше всего похоже на середину или вторую половину XXI века. Люди ещё говорят на разных языках (английский доминирует) и человеческие расы не перемешаны, но государств как таковых уже не существует. Административно Земля разделяется на Западное и Восточное полушария (в нашем нынешнем понимании), но это сделано только для удобства и большей оперативности различных служб. Отголоски преступности ещё существуют (в основном экономические), но всеми воспринимаются как однозначная мерзость и уже близки к полному искоренению.

Человечество активно осваивает Солнечную систему. Пока традиционными методами: тирьямпампация на уровне теоретических моделей и экспериментальных установок уже существует, но в практический обиход войти не успела. Соответственно, за пределы Солнечной люди ещё не вышли, да и здесь им работы более чем хватает. Одна из самых престижных (но и опасных) профессий — космодесантник, то есть специалист по разведке и первичному освоению космоса.

Космической экспансией по роду своей деятельности занимаются две организации — УОКС и МУКБОП.

УОКС — Управление объединённого космофлота системы. Можно сказать, космическое адмиралтейство, которое отвечает за кадровые, технические, экономические и организационные вопросы. Космодесантники тоже проходят по данному ведомству.

МУКБОП — Международное управление космической безопасности и охраны правопорядка. Спецслужба со всеми вытекающими последствиями. На охрану правопорядка усилий уходит чуть больше, но приходится уже решать и глобальные вопросы вроде сохранения биологической сущности человека в условиях активно расширяющейся космической программы. Причём чем дальше, тем серьёзнее.

Сюжет дилогии[править]

«По чёрному следу»[править]

Хронологически всё начинается с того, что на Обероне (спутник Урана) пропал без вести разведывательный корабль «Леопард», даром что его экипаж был опытен и везуч. Поисково-спасательная экспедиция на рейдере «Лунная Радуга» сама попала в масштабную природную катастрофу, погибли шесть десантников. Был сделан достаточно очевидный вывод, что с «Леопардом» произошло нечто подобное.

Через некоторое время к тому же Оберону на той же «Лунной Радуге» отправляется уже вторая, исследовательская, экспедиция с целью изучения механизма катастрофы. Изучить-то изучили, но при этом командир десантной группы Дэвид Нортон (уцелевший участник предыдущего рейда) был замечен в очень странном поведении.

Уже на Земле им и другими десантниками-«оберонцами» начинает заниматься МУКБОП и приходит к ошеломляющему выводу: они перестали быть людьми в биологическом смысле. У них осталась более-менее человеческая психика, но физиология уже не имеет ничего общего с физиологией человека (хотя они умеют обманывать земную медицину и при необходимости на время «становиться людьми»). Один из оперативников является родственником Нортона — познакомившись с его дневником и изнанкой его жизни, он приходит в полный ужас от открывшейся картины.

«Мягкие зеркала»[править]

Действие возвращается в космос. Среди выживших участников оберонской катастрофы не все были десантниками — был также пилот рейдера Меф Аганн, и он всё ещё не в отставке. МУКБОП находит его приятеля, другого пилота Андрея Тобольского, и устраивает им под надуманным предлогом встречу в системе Сатурна, прося Андрея как следует последить и сообщить о своих впечатлениях.

Подозрения оправдываются: Аганн оказывается носителем тех же нечеловеческих качеств (по новой терминологии, «экзотом»). При этом во время встречи на Япете (спутник Сатурна) начинает происходить что-то, явно напоминающее давние оберонские события. Тобольский отправляется исследовать этот феномен на месте.

При разведке происходит много всего, что-то удаётся понять, что-то не очень. Чудом вырвавшись с Япета обратно на орбиту, Тобольский обнаруживает там совершенно не ту ситуацию, которая была всего сутки назад. Выясняется, что за эти его субъективные сутки в действительности прошло больше восьми лет.

К этому времени количество экзотов достигло шести с половиной сотен, все они работают в космосе и на Землю им больше дороги нет. Работа над тирьямпампацией доходит до первого по-настоящему работающего образца, и экзоты отправляются к звёздам — как в продолжение «космической миссии человечества», так и ради обустройства собственной цивилизации.

Герои[править]

Только самые основные, полный список был бы слишком велик:

  • Дэвид Нортон — в первом рейде десантник «Лунной Радуги», во втором командир десантной группы. Экзот. Профессионал высочайшего класса, но с очень тяжёлым характером.
  • Меф Аганн — пилот «Лунной Радуги», участвовавший в десанте первого рейда. Уцелел, но стал экзотом. Дольше всех экзотов первой волны отводил от себя подозрения и оставался на своей штатной работе.
  • Юс Элдер — погибший на Обероне командир десантной группы первого рейда «Лунной Радуги». Был лучшим другом Аганна.
  • Альбертас Грижас — медиколог (врач) «Лунной Радуги», одним из первых заметивший странности в поведении Нортона.
  • Фрэнк Полинг — оперативник западного филиала МУКБОПА на Земле, которому удалось скопировать дневник Нортона (и, собственно, его шурин). Частенько рассуждает, что вместо перманентной борьбы с последствиями лучше бы почаще думать о причинах, но коллеги относятся к этим рассуждениям не очень серьёзно.
  • Чарльз Роган — профессор-психолог, консультант МУКБОПа.
  • Андрей Тобольский — пилот, единственный приятель Аганна после оберонской катастрофы. Как потом оказалось, основной причиной этого приятельства было всего лишь сильное его портретное сходство с покойным Элдером. Стал экзотом на Япете и «провалился в будущее».
  • Аверьян Копаев — коллега Полинга из восточного филиала со склонностью к таким же рассуждениям. Работал в космосе под прикрытием, организовал контрольную встречу Тобольского и Аганна. Впоследствии при неназванных обстоятельствах сам стал экзотом (скорее всего, на Япете).

Экзоты и их суть[править]

«

— Во-первых, физиология Нортона, похоже, базируется на энергетике небиологического происхождения. Его организм способен аккумулировать энергию каким-то иным путём, не свойственным человеческому организму. Во-вторых, не только аккумулировать, но и очень эффектно расходовать. Эффекты «расхода» весьма экзотичны, и зачастую их специфика самому Нортону непонятна и неподконтрольна. Чаще всего он просто не понимает, что именно с ним происходит. Причуды своей физиологии… точнее сказать квазифизиологии, бывший десантник переносит мучительно тяжело. Но больше всего он боится «мёртвой тишины». Что кодирует Нортон в своём дневнике словосочетанием «мёртвая тишина», мы не знаем. Впрочем, не всё нам понятно и про особенности, которые открытым текстом…

— Какие особенности?

— Буквально нечеловеческие.

— А конкретнее?

— Конкретнее… Трудно, видишь ли, языком человеческим об особенностях нечеловеческих… Ну вот, вообрази себе на минуту, будто бы ты ни с того ни с сего вдруг стал способен подолгу не дышать, подолгу обходиться без сна, видеть в полной темноте — даже сквозь плотно сжатые веки. Способен слышать, видеть и обонять ультразвук, радиоволны, пульсацию незаметных для нормального человека электромагнитных полей, чувствовать их…[2]

»
— Диалог Копаева и Тобольского

В конце второй книги выясняется что способности экзотов обеспечены симбиозом с инопланетными микроорганизмами. Нет, их не называют мидихлорианами.

Состав цикла[править]

«По чёрному следу» (1978). Книга и сегодня отлично читается без всяких скидок на то, что была написана сорок лет назад. Даже технической архаики в ней почти нет.

«Мягкие зеркала» (1983). Здесь всё уже далеко не так однозначно. Автор задался целью показать масштабную картину жизни людей на Земле и в космосе, в результате получилось несколько эклектично и явно раздуто. При публикациях разные редакторы из соображений объёма сокращали текст — как следствие, «Зеркала» существуют во множестве вариантов и редакций. Некоторые варианты сделаны весьма топорно: остались упоминания сокращённых эпизодов, герои внезапно «вспоминают» выброшенные из текста моменты и т.п.

«Чердак Вселенной» (1971). Примыкающая к дилогии маленькая повесть, в которой рассказывается об учёных, разрабатывающих тирьямпампацию.

«Волшебный локон Ампары» (1991–97). Роман о совсем далёком будущем и взаимоотношениях между людьми и потомками экзотов, которым таки удалось построить свою собственную цивилизацию. Написан в соавторстве. Автор статьи честно предупреждает, что это очень тяжёлое чтение.

  • Автор поправки не заметил ничего тяжелого. Роман отлично читается, хотя в целом выглядит темнее и острее первых книг.

Также у Павлова есть несколько повестей, которые не имеют отношения к сюжету «Лунной Радуги», но их действие происходит в том же будущем с теми же реалиями. Наиболее известна повесть «Акванавты» (1968, экранизирована в 1979).

Экранизация[править]

Постер фильма-экранизации

В 1983 году молодой талантливый режиссёр Андрей Ермаш затеял экранизировать первую книгу дилогии «По чёрному следу». У него было для этого всё: блестящая литературная основа, звёздный актёрский состав (Владимир Гостюхин, Василий Ливанов, Юрий Соломин, Игорь Старыгин, Георгий Тараторкин, плюс ещё целое созвездие немного помельче), звёздный кинокомпозитор (Эдуард Артемьев) и бюджет, от которого чуть не разорилась студия «Мосфильм». Самое-то главное — у него был папа Филипп Ермаш, по чистой случайности занимавший кресло председателя Госкино. Который и обеспечил всё это сынульке.

Результат потряс. Зрители фильма чётко разделились на две категории: те, кто книгу не читал, недоуменно вопрошали «что это за фигня?!» — а те кто читал, вместо слова «фигня» употребляли другое, совершенно нецензурное слово. Сценарий был совершенно невнятен, все зрелищные моменты ушли в трейлер… в общем, понятно.

Справедливости ради, в этом был виноват не только режиссёр. Так, из всех занятых в фильме актёров только Старыгин[3] почесался прочесть книгу, да и тот потом отзывался о своей роли примерно в таких выражениях: «да ерунда полная, конечно, мне просто показалось, что прикольно было бы сыграть какого-то там американца…» С другой стороны, работа с актёрами есть часть режиссёрской работы…

Самое интересное, что по нынешним понятиям фильм может выглядеть не так уж и провально. Сейчас мы знаем примеры гораздо более странных экранизаций, гораздо сильнее отходящих от первоисточника и оставляющих у зрителя гораздо больше вопросов с претензиями. Но по тем временам в советском кинематографе к понятию «экранизация» относились много строже, и фильм был воспринят однозначным провалом.

Что здесь есть[править]

  • Нелинейное повествование — основные события дилогии развиваются много позже оберонских экспедиций «Лунной Радуги». Читатель видит прошлое через флэшбэки, рассказы участников и документы. Также присутствуют несколько POV-персонажей (Полинг, Нортон, Грижас, Тобольский, Аганн).
  • Транс-люди — собственно, экзоты. Психологически люди, биологически что-то уже совсем другое. Хотя и могут при необходимости привести на время свою физиологию к человеческой. Детали см. выше.
  • Госбезопасность — почти вся первая книга рассказывает о МУКБОПе, его оперативниках и их работе. Павлов высказал идеи, близкие к тем, что несколько позднее сформулировали Стругацкие («Жук в муравейнике»): даже в самом благополучном обществе деятельность спецслужб, обеспечивающих безопасность этого общества из самых гуманных побуждений, будет неизбежно содержать массу пренеприятнейших моментов.
  • Параноик был прав — Полинг и Копаев своим коллегам-начальству все уши прожужжали со своими предупреждениями о том, что неумеренная космическая экспансия может изменить саму сущность человека. Кто бы их ещё слушал… При этом Копаев со временем получил уникальную возможность взглянуть на проблему с противоположной стороны.
    • Грижас, первым вычисливший Нортона, тоже сюда подходит. От его рапорта в своё время отмахнулись, а зря: к аргументированному мнению профессионального врача и психолога стоило прислушаться.
  • Не такой уж отстойный дар — изначально экзоты воспринимают свою физиологию как проклятие (ну не приспособлена к такому человеческая нервная система), однако со временем многие осваивают её практическое применение для вполне полезных вещей. В том числе и для своей штатной работы.
  • Тело так и не нашли — к сожалению, у космодесантников это довольно распространённое завершение карьеры. Часто встречается на книжных страницах и здорово осложняет деятельность оперативников МУКБОПа.
  • Крутой ботан — профессор Чарльз Роган. В космосе работает множество его учеников (среди них и Грижас), и почти все поддерживают связи с наставником, в результате кабинетный учёный де-факто располагает агентурной сетью, по масштабу едва ли не сравнимой с МУКБОПовской. Причём, будучи психологом и учителем психологов, он отнюдь не склонен закрывать глаза на кажущиеся дурацкими случаи. Обставил оперативников на их же поле и весьма качественно натыкал их носом в утрату бдительности.
  • Самокопирование — экзоты могут производить недолговечные, но активные материальные копии собственных тел (так называемые эфемеры), обладающие некоторыми личностными характеристиками. Довольно неприятный для них процесс, результаты которого иногда приводят ко всяким недоразумениям. В последних книгах потомки экзотов вполне освоили этот процесс для различных целей как мирных, так и не вполне, и называют копии "дьяколами". Но обычных людей это продолжает шокировать.
  • Пришелец из прошлого — в этой роли неожиданно для себя оказывается Тобольский. Восемь с половиной лет не такой уж большой срок, да и живут экзоты раз в пять дольше людей, но всё равно сюрприз преизрядный.
  • Тирьямпампация — известна на теоретическом уровне и активно изучается. К финалу дилогии успешно доводится до первого практического применения.
  • Философический угар — иногда проскакивает в рассуждениях о судьбах человечества у Полинга и Копаева. Но это индивидуальная особенность конкретных персонажей, а не книги как таковой.
  • Лабиринт - в искусственном технолабиринте, полном сюрпризов, проходят тренировки оперативников МУКБОПа.

Что ещё есть интересного[править]

  • Отец солдатам — Дэвид Нортон. С тех пор, как дорос до командирских должностей, считает себя лично ответственным за жизни всех людей, рядом с которыми работает. И делает всё, чтобы отвечать за их жизни, а не смерти. И плевать ему, что об этом думают другие.
  • Одинокий волк — это относится к любому экзоту первой волны. Тот же Нортон, когда видит возможность решить проблему в одиночку, идёт решать её в одиночку и посылает куда подальше всех пытающихся «помочь». Благо ему авторитет позволяет.
  • Голоса в голове — специфическая особенность бытия. При каких-то условиях мозги двух экзотов могут «настроиться в унисон», после чего эти двое вынуждены часами мысленно общаться друг с другом. Всё, что думает один, немедленно осознаёт другой. И это не глюки, это действительно двусторонняя связь, экзоты проверяли.
  • Спрятано на виду — во второй экспедиции «Лунной Радуги» на борту было двое экзотов: Нортон и Аганн. Оба вели себя хулигански, если уж называть вещи своими именами. Однако Нортон всячески таился и шифровался, а вот Аганну хватило хитрости один случай своего хулиганства официально задокументировать: так и так, по стечению обстоятельств и своей неловкости случайно разбил экран, поменяйте, пожалуйста… В результате Аганн ещё очень долго оставался вне всяких подозрений, а Нортона очень быстро вычислили.
  • Техническое порно — в «Мягких зеркалах» этого хватает! Автор явно получал удовольствие сам и искренне надеялся доставить удовольствие читателю.
  • Шрамы от цензуры — не от цензуры, а от многократного и не всегда умелого редактирования, но в тексте «Мягких зеркал» таких шрамов хватает. Цензура как раз почти не имела претензий[4] к роману.

Примечания[править]

  1. Именно в такой форме — возможно, и в первый раз. А так за двадцать лет до этого был «Полдень, XXII век», в котором действовали Десантники, занимающиеся первичной разведкой планет.
  2. В некоторых версиях текста после этих реплик следовали подробные пояснения, почему человеку чувствовать всё это мало не покажется. В окончательный вариант они почему-то не вошли.
  3. Кстати, Слово Божие гласит, что из всех актёров только Старыгин по внешности более-менее соответствует своему персонажу, а остальные попали на съёмки не иначе как через Кастинг-агентство «WTF?»
  4. Тем не менее, один фрагмент из первого тома был убран именно по цензурным соображениям. У кого есть текст под рукой, могут попробовать поискать в самом конце «Чёрного следа» словосочетание «Понтий Пилат». Религиозные моменты в светлом будущем нашем?! Низзя!!!