Ложная дихотомия выбора

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« У американца Т. Годвина есть рассказ «Неумолимое уравнение». Сюжет его: в кабину «зайцем» пробралась девушка, а ракета рассчитана на одного человека, и пилот из чувства долга обязан проявить жестокость — выбросить девушку в космос. Долг оправдывает жестокость — такова милитаристская идея рассказа. Осуждая идею, мы замечаем, кроме того, что и пример-то неубедительный. На самом деле ни долг, ни конкретная обстановка не заставляют автора проявить жестокость. Ведь пилоту нужно избавиться не от девушки, а от лишнего груза в пятьдесят кило. Неужели у него не найдется в кабине, наверняка весящей больше тонны, какого-нибудь кресла, баллона или перегородки весом в пятьдесят килограммов? Волей-неволей у автора получается рассказ не о твердом исполнителе долга, а о несообразительном солдафоне, который с готовностью убивает, вместо того чтобы подумать, как спасти человека. »
— Г. Гуревич. «Карта Страны Фантазий»[1][2]

Представьте себе, что автор захотел нагнать драмы и поместил в своё произведение садистский выбор или выбор из двух зол. По задумке автора, персонаж (или сам игрок, если речь о видеоигре) должен серьёзно помучиться нравственно, попереживать и наконец, набрав в грудь воздуха и преисполнившись решимости, выбрать что-то одно, а потом страдать из-за последствий.

Вот только читатель/зритель/игрок не согласен ни с одним из предложенных автором решений и с ходу может придумать как минимум один, а то и несколько альтернативных вариантов действий, менее болезненных и более выгодных. Но увы! По правилам, третьего варианта не предусмотрено. Автор просто о нём не подумал, даже если он бросается в глаза.

Это явление именуется ложной дихотомией выбора и является одной из разновидностей сюжетной дыры. Естественно, оно раздражает аудиторию, не прибавляет уважения к автору и нарушает подавление недоверия.

Снизить шансы появления этой проблемы может компетентный бета-ридер, который укажет автору на косяк.

Ложную дихотомию выбора можно грамотно замаскировать, если не давать зрителям времени включить логику и всячески отвлекать их внимание драмой, экшном или актёрской игрой. Тогда осознание, что в той ситуации вообще-то можно было поступить иначе, придёт много позже, уже по разряду «откровение у холодильника».

См.также Тупое самопожертвование, Из двух зол ни одно выбирать не стоит.

Внимание! Если вы не согласны с данными автором вариантами, но альтернативы им предложить не можете, даже напрягшись всем серым веществом — это не наш троп. В таком случае вы, увы, угодили в настоящий Садистский выбор, честный.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Анекдот
« Корреспондент спрашивает директора сумасшедшего дома, какой тест является критерием для выписки.

— Мы наливаем полную ванну воды, кладем рядом чайную ложечку и большую кружку и предлагаем освободить ванну от воды.

Корреспондент улыбается и говорит:

— Ну, любой нормальный человек возьмет кружку.

— Нет, — говорит директор, — нормальный человек вытянет пробку.

»

Литература[править]

  • Классический рассказ «Неумолимое уравнение» (The Cold Equations) Тома Годвина. На окраинной планете эпидемия, и туда летит корабль Аварийной службы с грузом медикаментов. Уже в полёте оказывается, что на корабль «зайцем» пробралась восемнадцатилетняя девушка, чтобы повидать своего брата. С обычным кораблём это могло бы сработать, но корабли Аварийной службы летают на самом пределе нагрузки, и даже такой небольшой перевес приведёт к катастрофе. Весь рассказ пилот и девушка пытаются найти решение, но так и не находят. В финале рассказа девушка, напоследок поговорив с братом по корабельной рации, добровольно выходит в шлюз.
    • Интересно, что на плохой концовке настаивал редактор и издатель Джон Кэмпбелл. Сам автор трижды предлагал концовки, где девушку удалось спасти, но каждый раз Кэмпбелл их отвергал (и правильно делал — с хорошим концом рассказ потерялся бы среди прочих, а не вошел бы в историю НФ).
    • В наше время рассказ страдает от Эффекта большой крокодилы: читателю уже не знаком контекст, в котором рассказ создавался. «Неумолимое уравнение» на самом деле представляет собой деконструкцию популярных в 40-50е годы сюжетов о героических учёных, силами разума и науки решающих проблемы и спасающих ситуацию. Перед героями стоит чисто техническая проблема, которая должна быть решена. Научное решение проблемы в итоге — выбросить девушку в космос. Уравнения и наука лишены этики, именно в этом идея, а вовсе не в том, что «долг оправдывает жестокость», как писал Гуревич. Рассказ произвёл очень сильное впечатление на читателей: тогда такой сюжетный ход был в новинку. Его много и бурно обсуждали, а также предлагали свои решения, как спасти девушку. Рассказ Дона Сэйкерса «Неумолимое решение» даже получил приз читательских симпатий журнала «Аналог» за 1991 г. А уж у советских фантастов рассказ вообще вызвал ярость: в советской фантастики культ науки и прогресса был даже сильнее, чем в западной.
    • Стоит ещё привести отзыв критика Гэри Вестфаля, который, анализируя рассказ, заметил: с физикой в рассказе всё в порядке, но такие корабли, летающие без допусков, — это очень плохой технический подход.
      • Почему? Потому что в норме у любого летательного аппарата в зависимости от степени перегрузки существует четыре «уровня проблем», так сказать. Комфортная посадка, некомфортная но безопасная посадка, посадка с высокой степенью риска, гарантированная гибель. И нормальные аппараты в нормальной жизни рассчитаны на комфортную посадку. Перегрузка в 60-80 кило могла спровоцировать переход на одну ступень вниз — но не на три же сразу! Или эти ракеты всегда производят посадку с риском для жизни, так что каждая пятая разбивается? При том, что они доставляют жизненно важный груз?
    • В повести Александра Казанцева «Лунная дорога» астронавт, которого так и зовут Том Годвин, в аналогичной ситуации выбрасывается в космос сам, включив в ракете систему автоматической посадки на Луну. Каким образом девушка должна была потом с Луны выбираться — неизвестно. Впрочем, обоих спасают советские космонавты.
    • Автор правки припоминает какой-то рассказ, где герои, оказавшись в похожей ситуации, стараются избавиться от каждого килограмма лишней массы — причём начинают именно с кресла, затем за борт идёт всё, что вообще можно снять, включая одежду. Кажется, в конце они еле-еле натягивают нужную массу, избавившись даже от дорогих сердцу сувениров. Никто не помнит, что это было за произведение?
      • Таким образом начинается роман Ж.Верна "Таинственный остров". Герои выбрасывали из гондолы всё, чтобы дотянуть на падающем воздушном шаре до острова. Дотянули (но возможно потому, что лишились двух пассажиров).
    • Вариация на ту же тему — рассказ Лино Альдани «Луна двадцати рук». В схожей ситуации коллектив из двадцати космонавтов, избавившись от всего лишнего до обручальных колец включительно, принял решение ампутировать руку каждому, чтобы добить недостающие килограммы.
      • А ноги-то — больше весят!
        • А это уже Николай Надоумов «Зови меня Алиса».
        • Одна рука обладает большим функционалом, чем одна нога. Хотя как раз поэтому руки-то и стоило бы оставить…
        • Рассказ в целом притянут за уши, так как, имея базу для добычи столь ценного ресурса, надо было просто оставить на ней несколько членов экипажа. До прилета следующего челнока. Одного единственного рейса для победы над эпидемией все равно бы не хватило, а значит, мотался «Ибис» туда-сюда с завидной регулярностью, а все лишние припасы (включая наверняка и пищу) все равно ведь полетели за борт. Следовательно, их можно было есть.
    • Стоит тогда вспомнить и Nickelodeon (синяя арка), где у пилота в подобной ситуации был железобетонный обоснуй. На корабле бомба. Выбросить зайца в космос (с аварийным маячком) — форма протеста против убийства людей. Иначе пилот протестовать не может, ибо робот с весьма ограниченной свободой действий.
  • Станислав Лем, радиопьеса «Лунная Ночь». Из-за аварии на лунной станции кислорода хватит только одному из двух астронавтов — если один не покончит с собой, погибнут оба. В итоге астронавты начинают драться и убивают друг друга. А всё потому, что не дослушали до конца инструкцию по действиям в такой ситуации — оба вполне могли выжить, используя электрогенератор для электролиза воды, конструкция станции это предусматривала.
  • Dragonlance — когда Рейстлин узнает, что при его победе мир станет необитаемым, и он не сможет ничего с этим поделать, поскольку не получит божественного дара творить, то он решает пожертвовать собой. Вот только помимо этого он мог (загибаем пальцы):
    • Использовать магию призыва, чтобы после победы натаскать население других планов. Свалить в другие миры хоть и проблематично — богов в Сигил не пускают, но все же возможно. Либо комбинация этих вариантов. Но не стоит забывать, что Кринн был вписан в Planescape постфактум, а на момент написания книг о Рейстлине никакого мультиверса не предполагалось.
    • Зная о предстоящем предательстве Чемоша, избавиться от него до переговоров с Лунитари. Тогда у него появилась бы союзница, у которой дар творить как раз есть, и с которой к тому же у него всегда были лучшие отношения, чем с большинством богов.
    • Как альтернатива предыдущему: подавить вспышку гнева и простить Чемошу убийство Лунитари.
    • Банально оставить в живых Паладайна, которому уж наверное существование мира важнее, чем наказание того, кто его почти уничтожил. Можно показать ему летопись Астинуса, свидетельствующую, что исход их поединка все равно предрешен.
    • Да просто ограничиться божественным статусом, без попыток собраться в себе силы остальных двадцати богов!
    • Картина становится чуть яснее, если предположить, что на самопожертвование его толкнуло желание спасти не мир, а брата и возлюбленную. Но даже тут не все гладко, потому что среди прочего его обожествление сопровождалось магическими штормами, оживляющими мертвых, и зная заранее, где и когда они будут происходить…
      Справедливости ради, такой финал навязан авторам издетелем, желавшим клепать продолжения.
  • Субверсия в книге «Рабин Гут» Алексея Лютого: магический ритуал требует «крови девственной принцессы, добытой с помощью серебряного креста». Пока герои краснеют и переглядываются, отгоняя грязные порнографические фантазии, явно рождённые не без участия фильма «Экзорцист», к ним подходит рыцарь, заявляя, что он готов совершить этот неблагородный поступок и слегка размозжить ударом креста девушке пальчик.
  • Братья Стругацкие, пьеса «Пять ложек Эликсира»: игра со штампом. Пятеро бессмертных решили, что протагонист проник в их тайну, завалились к нему среди ночи и пытались навязать именно ложную дихотомию: либо убивай одного из наших и занимай его место в заговоре — либо готовься умереть сам. При том, что и читателям, и самому персонажу в общем-то очевидно, что разглашать их тайну ему незачем. В конце ему удалось довести это понимание и до умов собеседников, хотя остаётся не совсем ясным, не попытаются ли они его убить позже.
  • Тройной контакт — либо перестать быть людьми, либо уничтожить звёздную систему в попытке бегства. Это было бы понятно, будь противник изначально враждебен. Другой вопрос, что враждебности нет — просто люди сами допустили эскалацию конфликта своим неумением вести переговоры. Всего немного джедайской правды и минимальных знаний психологии и физиологии СВОЕГО вида, и вот, «перестать быть людьми» превращается в «стать сверхлюдьми» (а можно поподробней?). Профит.
    • В рассказе имеется куда более серьёзная сюжетная дыра, правда, проходящая скорее по разряду технологии Шрёдингера: в «реалистичной концовке» решением проблемы становится уничтожение целой звёздной системы, населённой пятнадцатью миллиардами человек. Обосновывается это тем, что, с одной стороны, «перестать быть людьми» для людей неприемлемо, с другой — неприемлемо позволить Детоедам остаться Детоедами. При этом люди фактически имеют три варианта действий: не делать ничего (пустить Сверхсчастливых к Земле и перестать быть людьми, неканоничная концовка), уничтожить населённую систему, отрезав человечество от обеих инопланетных рас и оставив их разбираться между собой (предполагается, что Сверхсчастливые успешно решат детоедский вопрос без участия людей, каноничная концовка), уничтожить систему сверхновой, в которой и произошла встреча, полностью изолировав расы друг от друга (человеческие жертвы ограничиваются экипажем корабля, но Детоеды остаются предоставленными сами себе). А теперь — следите за руками — люди уничтожают населённую звездную систему… с помощью технологии, которую только что узнали от Детоедов. При том, что вся культура последних строится на идее личной жертвы куда сильнее человеческой. И они знают о том, что встреченные ими расы агрессивны (в их понимании этого слова). Как нетрудно догадаться, независимо от выбора первой или второй концовки Детоеды попросту тоже взорвут одну из собственных систем. При выборе третьей этого от них и не потребуется, а проблема решена не будет в принципе. Возможно, впрочем, этот момент задумывался не как дыра, а как ужас у холодильника… но сомнительно, учитывая, как персонажи превозносят рациональность чуть ли не в ранг государственной религии.
      • Догадаются ли взорвать? В случае с Детоедами Сверхсчастливые явно не намерены ставить их в известность о своих планах, люди же просто имеют более сложную психологию и сами толком не знали заранее своего выбора, вследствие чего Сверхсчастливые не смогли их спрогнозировать.
      • Читайте внимательно — звездолет детоедов подбили, так что оперативно сжигать мосты уже некому. А когда поймут что происходит, флот вторжения уже будет в их системах.
    • Сам конфликт второй части романа не стоит выеденого яйца. Опять следим за руками — Сверхсчастливые руководствуются идеей минимизации страданий, люди тоже руководствуются идеей минимизации страданий (иначе им было бы пофиг на Детоедов)… но при этом люди не могут объяснить Сверхсчастливым, как правильно минимизировать ИХ страдания… чтобы они не страдали от этого.
  • По ту сторону рассвета — Лютиэн не даёт Берену, обращённому в волка, убить другого волка — гаура, поскольку тогда Берен останется навсегда оборотнем. Она усыпляет гаура своим чародейским плащом, после чего они с Береном продолжают путь. Хотя, могла взять меч Берена и убить гаура спящим, тем самым предотвратить будущую потерю Береном кисти руки и Сильмарилла в ней. Однако, третий вариант сломает каноническую историю, и, видимо, не желая совсем убирать эту сцену, автор упоминает третий вариант в разговоре Лютиэн и Берена на следующем привале — герои, находясь в шоке после смертельной опасности, не подумали об этом вовремя, и упустили шанс. Достоверно известно, что у Чигиринской-Брилёвой были хорошие бета-ридеры.

Кино[править]

  • «Пила 3D»:
    • В начальной сцене фильма подвижная циркулярная пила должна распилить либо подвешенную над ней легкомысленную девушку, либо одного из ее незадачливых ухажеров. При этом прекрасно видно, что пилу можно аккуратно отклонить в сторону одного из молодых людей так, что опускающаяся девушка пройдет мимо нее, и все трое останутся целыми.
    • В конце игры самонадеянному писателю-обманщику предлагают спасти свою жену, повторив описанный в его лживой книге кунштюк — подтянуть себя на цепях с крючьями, воткнутыми в мякоть груди, к высокой перекладине. И он действительно пытается это сделать, хотя любой нормальный человек бы зацепил эти крючья за свои джинсы или просто сцепил между собой, поставил в получившееся стремя ноги и без проблем подтянул себя куда надо.
      • Сцена, конечно, дурацкая, но можно придумать обоснуй. Судя по саркастичному замечанию в аудиопослании, Пила знал, что плоть порвётся. Получается, что он, вопреки своим правилам, не оставил жертве шанса. И, возможно, шанс на спасение состоял как раз в том, что жертва догадается обойтись без мазохизма и воспользуется описанными выше способами. Но писатель то ли совсем одурел от переживаний, то ли думал, что за ним наблюдают и накажут за игру не по правилам.
  • «Тёмный рыцарь: Возрождение легенды». Ситуация, где Брюс Уэйн должен перепрыгнуть с одной площадки на другую, чтобы выбраться из тюрьмы. Ему приходится прыгать на большой высоте, хотя есть и другие способы. Например:
    • Чтобы добраться до площадки, ему приходиться ползти по стене. А что мешает так по стене добраться до самого верха? Там стена гладкая и не за что ухватиться?
    • Можно не прыгать, а сломать какую — нибудь решётку и перекинуть её через эти площадки типа мостика и так перебраться.
    • Когда Брюс добирается до верха, то он бросает вниз остальным заключённым верёвку, которая лежит на краю. Эту верёвку можно было увидеть снизу. Так почему бы к страховочной верёвке, которой заключённые обвязывались перед прыжком, не привязать какой — нибудь крюк и не зацепить эту верёвку?
    • Почему никто не прыгает с разбегу?
    • Да и вообще: почему взрослые не могут сделать того, что удалось ребёнку? Ну да, этот ребёнок вырос в тюрьме и это придало ему силы. Но взрослый человек выше ребёнка и, следовательно, может дальше дотянуться при прыжке. Да и силы у него больше, а значит он сможет сильнее оттолкнуться и дальше прыгнуть.
    • Напрашивается предположение, что заключенные в этой тюрьме немного ку-ку и признают только один способ побега, а пытающемуся сбежать не по уставу кулибину пересчитают ребра.

Телесериалы[править]

  • Stargate: SG-1. Даниэль встречает на Абидосе свою жену, захваченную гоа’улдом. Выясняется, что она может быть собой, пока беременна. И вот, он колеблется между вариантами «вести ее на Землю и боятся, что гоа’улд снова возьмет верх» и «оставить ее на Абидосе, где ее могут найти». Вот только парой серий раньше на планете Киммерия асгардцы установили аппарат, в автоматическом режиме уничтожающий гоа’улдов в телах людей. Разумно было бы тащить ее туда при первой возможности.
    • Провести беременную женщину через это? Да, Молот не убивает носителя (расчёт асгардцев именно в том, чтобы паразит отдал свою жизнь ради свободы носителя), зато паразит в агонии вполне может унести его с собой в могилу.
      • Тогда можно было связаться с теми же асгардами и попросить их извлечь паразита. Если их технология сравнима с Древними, то им бы это не составило труда.

Видеоигры[править]

  • You are emputy — в концовке герой возвращается в прошлое, после чего убивает учёного-создателя излучателя, починив ход истории, но при этом быв убит солдатами. Речь встроенного в башню киборга подразумевает свободный выбор игрока, но концовка одна- варианты «выключить излучатель и подымать мир из обломков» и «прилететь в прошлое с полным арсеналом оружия, убить учёного создавшего излучатель, починиив тем самым ход истории, а потом с боем вылететь из завода» не учитываются.
  • Life is Strange. Линейная игра о множественных реальностях — это так иронично.
    • Локальный вариант: можно либо прогнать Мэдсена, либо не подходя сделать снимок, что обидит Кейт, но пригодится потом. А почему нельзя сделать снимок, а потом наехать на Дэвида, этим снимком его и припугнув?
  • Mass Effect: Andromeda — выбор, кому отдать власть на Кадаре, Слоан Келли или Шарлатану (Рейесу Видалю). Либо положиться на слово подлеца и пройдохи, либо согласиться на унизительное вымогательство жестокой бандитки? Это Первопроходцу-то, одной из важнейших шишек «Инициативы»? Серьёзно? Нельзя ни договориться о более выгодных условиях, ни получить гарантий, ни просто зачистить бандитское гнездо (или хотя бы его верхушку) и назначить туда своего представителя? Да что за фигня, авторы?
    • Mass Effect — выбор между спасением Кайдена или Эшли на Вирмайре. Почему нельзя было спасти обоих, учитывая, что в резерве остаются два члена группы? И почему отряд Киррахе спасти можно, а отправленного/ную с ними Эшли/Кайдена нет?
  • Fallout 3 — игрок должен героически пожертвовать собой, войти в опасную зону и умереть мучительной смертью. И это при том, что рядом с ним стоит супермутант, которому нипочём никакие вредные воздействия, и работы на пару минут. А ещё гуль или робот.
    • Впрочем, в дополнении дали возможность это использовать, правда финальный ролик так и не поменяли, так что игрока в этом случае всё равно называют трусом.
    • А вообще даже игрок может войти туда, предварительно глотая антирад. Просто программисты это предусмотрели и тут же поднимают уровень радиации до запредельного.
  • Gothic 3 — несколько отрицательных персонажей заказывают убийство раба Юсуфа, носящего при себе ключ от храма, который нужен и самому герою. Есть два варианта: первый — убить Юсуфа, снять с его тела ключ и, отчитавшись перед квестодателями, получить награду. Второй — отпустить Юсуфа, получить от него ключ, а квестодателям сказать, что он ушёл, а значит, и не получить награду. Почему нельзя отпустить Юсуфа, а потом соврать заказчикам, что убил его, чтобы дали вознаграждение? Герою соврать — большее западло, чем убить человека? Что за фигня, авторы?!
    • Вялый обоснуй: заказчики каким-то образом (магически?) всё равно смогут узнать правду, так что врать бесполезно. Действительно сильно хочешь награды — убей.
  • The Witcher 3: ситуация с заговором против Радовида. Дийкстра даже не подумал предложить Роше то же самое, что и Эмгыр, хотя это было бы даже более выгодным вариантом. Всё только для того, чтобы устроить Геральту садистский выбор.
    • Впрочем, и тут тоже есть обоснуй: Дийкстра слишком жаждал власти после изгнания с правительственного поста, а козёл отпущения из Роше выходил на диво хороший — надо просто умолчать о собственной причастности к смерти Радовида и рассказать о сепаратных переговорах темерийцев с «чёрными». Хотя, опять же, все можно было повесить на колдунов, тем более это даже правда.
      • С козлом бы проблем не было, если учесть сколько друзей и обожателей успел завести Радовид. Чародеи (что даже почти правда), нелюди... Да и Дийкстра вовсе не дурак, чтобы рисковать нарваться на драку с ведьмаком (опыт у него уже есть) или терять полезного союзника, который ему должен. Тут чистой воды злодейский мяч — все мое, никому не дам.
  • Tyranny — если пойдете по сюжету не в ту сторону, то в результате окажетесь перед выбором - убить ребенка или угробить весь союз (что тоже странно, потому что есть еще альтернативный кандидат Несломленным). Крепость в руках союзников, Эдикт год терпели, можно и еще неделю подождать. Однако вариант подождать несколько дней пока Вершитель поговорит с коллегами даже не рассматривается.
    • Чтобы не убивать ни Амелию, ни ее ребенка, и при этом не разрушать союз с повстанцами, нужно лишь посетить Могилу Клинков в последнюю очередь, только после Каменного Моря и Распутья Летианы, и иметь высокий уровень навыка знаний. Герой заметит лазейку в словах Эдикта, попросит мать вслух отречься от трона и снимет Эдикт. Так можно будет сохранить союз с Несломленными и другими повстанцами и не прибегать к детоубийству.
  • Fable 3 — свергнув брата-тирана, мы выяснили, что он так себя вёл потому-что скоро (через год) случится вторжение Тьмы и поэтому деньги на армию нужны вот прям сейчас! И вот перед нами выбор: либо мы становимся тираном, высасывающем последние соки из народа, чтобы его спасти; либо добрым правителем, чей благодарный народ вырежут как следует, потому-что казна пуста либо заранее накопить несколько миллионов, и народ сохранив и став в его глазах настоящим ангелом. А теперь хочется узнать, а почему нельзя ни подданным объяснить, что деньги и армия нужны вот прям сейчас; ни отменить после вторжения Тьмы те указы, которые генерируют больше недовольства, чем пользы? Решили такую мораль нам дать, что ничего нельзя вернуть? Получилось очень нелепо.
    • А какие у ГГ доказательства, кроме глюка в пустыне, который никто больше не видел? В глазах людей это будет выглядеть попыткой уклониться от обещаний.
      • А что мешает ему просто всем наврать и придумать более убедительную причину чем правда?

Прочее[править]

  • Как ни странно, сам парадокс дихотомии выбора, точнее, две его классические формулировки.
    • В варианте с автомобилем — мало того, что фантастическая басня (представить себе описанную в диспозиции ситуацию, конечно, можно, но все варианты выходят за пределы нормы жизни большинства людей и добавляют кучу неучтенных нюансов морального выбора), так еще и начисто игнорируется вариант использовать методы аварийного торможения, коих известно немало. Что особенно странно, данную задачку часто рассматривают в контексте беспилотного автомобиля — мол, аморально было бы зашивать в него любое из решений. При том, что ИИ, по логике, должен просто запретить старт при аварийных тормозах — ну, или если они сломаются по дороге — начать экстренное торможение СРАЗУ (или хотя-бы при первой возможности), как только тормоза вышли из строя, а не ждать, пока автомобиль вынесется на максимальной скорости на крепостную стену, единственный проход в которой загораживает собой женщина с ребенком.
      • Как ИИ обнаружит заранее, что тормоза сломались? Проверять их каждую секунду? Нашпиговать машину дорогостоящими системами непрерывной самодиагностики, которые тоже могут поломаться? Не говоря уже о том, что «поломка тормозов» — просто намеренное упрощённое абстрагирование ситуации для идиотов, не учитывающее человеческой склонности цепляться к словам и играть фразами, реально же с беспилотником-автомобилем вполне может произойти ситуация, когда сила набранной машиной инерции не позволит объехать всех внезапно оказавшихся на пути жертв и придётся выбирать между ними.
      • Обнаружить неисправность тормозов проще простого — обыкновенным манометром, подключенным к тормозной системе. Жидкостной или воздушной, уже не важно. Собственно, так и работают системы АБС или выключатели управления железнодорожных локомотивов (см. ниже)
    • В варианте с поездом, в той версии, где поезд можно свернуть на другой путь — автор правки не особо разбирается в поездах, но понимает, что поезд — не автомобиль, переход с пути на путь — сложный процесс, и если есть время на него — есть время и на то, чтобы согнать всех собравшихся к чертовой матери с рельсов, а может, и совершить жесткое торможение (если я не права — поправьте меня). В варианте со сбрасыванием толстяка на рельсы — без комментариев. Можно, конечно, вместо толстяка сбрасывать валун или еще что-то, от столкновения с чем поезд действительно остановится, но тогда выбор уже не «гибель семерых без твоего участия или одного, но по твоей вине» а «гибель семерых без твоего участия или крупная железнодорожная катастрофа по твоей вине», второй вариант хуже со всех точек зрения и выбор лишен смысла (это уж не говоря о том, что обратно фантастическая басня, потому как совершенно непонятно, что валун делает на мосту и как протагонист его скинет).
      • Поправляю. Не права. Торможение поезда это ОЧЕНЬ долгий процесс, в зависимости от скорости он с застопоренными колесами может двигаться сотни метров и даже километры. Перевод стрелки занимает секунды. т. е. ситуация когда поезд в сотне метров до стрелки, а люди на путях еще метрах в ста дальше, вполне вписывается в условия, ни остановить поезд ни согнать людей ты не успеваешь. А вот сброс толстяка это да…
      • С «неисправными» (не заряженными) тормозами современный поезд, если это не маневровый тепловоз полувекового возраста, вообще не тронется с места. Что до экстренного торможения — с некоторыми категориями грузов (а при очень высоких скоростях движения — И С ПАССАЖИРАМИ) его применять ЗАПРЕЩЕНО. Ибо будет только хуже — продольные реакции в составе от различного веса вагонов способны сложить его гармошкой, выщемить более легкие вагоны вбок или вверх, а в случае поезда пассажирского — устроить внутри мясорубку в сочетании с сушильным барабаном.

Примечания[править]

  1. Впрочем, следует отметить что дело не столько в весе, а в том что девушка--в отличии от кресел, перегородок и баллонов--*дышит*! Вес то ладно, хрен с ним, а вот количество кислорода в ракете и впрямь рассчитано на ровно одного человека, конкретных габаритов. Да и лишний вес, который можно сбросить, присутствует далеко не обязательно.
  2. Впрочем с другой стороны, в космических кораблях зачастую вообще нет ничего, что можно выбросить. Баллон? Это тот, который с кислородом, да? А дышать, простите, чем? Кресло? Ну, даже если получится его отвинтить от пола, это же противоперегрузочное кресло, без него вас размажет при посадке. Ну и так далее. Казалось бы, можно продолжать в том же духе и плавно подвести мысль к тому, что девушку таки нужно выкинуть (не озадачивая себя вопросом каким образом она вообще смогла пробраться в космический корабль и где она ныкалась с момента старта), но — это значительно проще чем подумать как выкрутиться из этой ситуации не выкидывая девушку. Как и в случае с каннибализмом, если у вас не получилось найти выход — значит вы не космонавт. Ах да, а теперь мякотка: решать эту проблему вам всё равно придется, потому что девушку выкинуть вы не сможете: воздушных шлюзов для выхода в открытый космос на большинстве космических кораблей тоже нет (и уж наверняка их не должно быть на описанной в рассказе ракете, где каждый килограмм на счету, да ещё необходима обтекаемая форма для входа в атмосферу).