Ксеномания

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Foreign Culture Fetish. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

— Я люблю польскую культуру, потому что среди моих предков были поляки. — Интересно, тогда если мне нравится научная фантастика, значит ли это, что среди моих предков были инопланетяне?

»
— С Баша

Ксеномания — увлечение и романтизация культуры какого-либо народа, может выражаться в заимствовании каких-то элементов этой культуры.

  • Ксенофилия — ксеномания + углубленное изучение матчасти и/или желание влиться в объект почитания (например, стать гражданином этой страны).
  • Ксенопатриотизм — ксенофилия + смердяковщина.
  • Интернационализм — хорошее отношение ко всем странам и нациям, вера в дружбу между ними.
  • Космополитизм — отрицание патриотизма в пользу общемировой идентичности — «мирового гражданства».

Вопреки расхожему мнению, в самом явлении ксеномании нет ничего плохого: напротив, ксеноманы часто способствовали культурному обмену, пересаживая на родную почву полюбившиеся элементы чужой культуры (или своё понимание оных). Плохо будет, если любимая им чужбина нападёт на его родную страну, и он станет коллаборационистом. Или когда он начинает ненавидеть свою собственную страну.

Один из интересных эффектов ксеномании заключается в том, что, поскольку представление о чужой культуре обычно составляется по этническим стереотипам (а кроме того, ксеноманы склонны к придыханием относиться к тому, что для носителей культуры является привычным или даже скучным), то стремящийся влиться в эту культуру ксеноман сам нередко превращается в ходячий этнический стереотип. Так, если вы видите американца, который всё время поглощает гамбургеры и ходит в ковбойской шляпе, или англичанина, который пьёт чай на файв-о-клок и молится на королеву — скорее всего, перед вами иммигрант в первом поколении, возможно, даже из постсоветских стран. Негр, стремящийся влиться в тусовку белых, зачастую будет единственным в этой тусовке, кто носит классические костюмы и разбирается в музыке Бетховена, а белый, вписывающийся в негритянскую культуру, будет, наоборот, разговаривать как стереотипный «гангста».

В запущенных случаях ксеноман тащится с культуры инопланетян или каких-нибудь эльфов. Иногда пересекается с эскапизмом — бегством от опостылевшей отечественной реальности. У соседа яблоки всегда вкуснее — это знает любой деревенский мальчишка!

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

«

В одной деревне состоялся концерт с участием татарских артистов. Под впечатлением просмотренного концерта один русский мужик решил стать татарином и пристал к мулле из татарской деревни: — Хочу быть татарином, хочу быть татарином… После долгих уговоров мулла взял за руку мужика, обошёл с ним три раза вокруг мечети и говорит: — Всё, теперь ты татарин. Мужик питавшийся свининой пятьдесят лет, с трудом выдержал две недели, а на третью не удержался и вывел из сарая свою свинью, обошёл с ней три раза вокруг мечети и сказал: — Всё, теперь ты баран.

»
— Анекдот

Театр[править]

  • «Бригадир». Иван, сын бригадира от армии (т. е. бригадного генерала) — карикатурный галломан. «Тело моё родилося в России, это верно; однако дух мой принадлежал короне французской». Услышав эту фразу, его отец-бригадир захотел сынку взять да… врезать.

Литература[править]

  • Франсуа Рабле, «Гаргантюа и Пантагрюэль» — лоцман Пантагрюэля в плавании к Божественной Бутылке буквально носит имя Ксеноман.
  • А. С. Пушкин:
    • «Дубровский» — московский англоман князь Верейский.
    • «Барышня-крестьянка» — аналогично, англоман Григорий Муромский.
  • Н.В. Гоголь. Во втором томе «Мертвых душ» появляется полковник Кошкарев с идеей-фикс «одеть всех до одного в России, как ходят в Германии» – и тогда заживём... Уж не пародия ли он на Петра Великого?
  • Михаил Светлов, стихотворение «Гренада моя». Откуда у парня испанская грусть?
  • Борис Акунин:
    • «Ф. М.» — коллекционер автографов и педофил Вениамин Павлович Лузгаев тоже англоман и усиленно косплеит Дэвида Нивена.
    • В каком-то смысле сам ГГ Николас Фандорин, уроженец Великобритании, но сын благородного русского эмигранта. С юности бредил землей предков, а едва осев в России, отказался от британского подданства, купил себе старенький «жигуленок» и вложил деньги в российский банк (что кончилось плохо – бесславные девяностые как-никак на дворе стояли).
    • «Там» (под псевдонимом «Анна Борисова»): маньчжур Шин Вада в молодости мечтал стать японцем — и стал… «Правда, наступили времена, когда сами японцы все сплошь захотели стать американцами».
    • Фандорин — любит и родную страну Россию, и во многом сформировавшую его характер Японию. Обычно это прекрасно сочеталось, но во время русско-японской войны вызвало конфликт лояльностей: кому из враждующих сторон помогать? Фандорин решил держаться нейтралитета, но в итоге всё-таки встал на сторону России, поймав японского шпиона-диверсанта.
  • Сэнди Митчелл, «За Императора!» — Каин во время пребывания на планете Гравалакс повстречался с лояльными к Тау ксенофилами, которые пытались во всём подражать этим самым Тау.
  • «Записки гайдзина» Вадима Смоленского — автобиографические заметки. Среди прочих реалий Японии 90-х показана повальная американомания.
  • Г. Сенкевич, «Потоп» — Богуслав Радзивилл, пламенный ксенопатриотичный галломан.
  • Марк Твен в своих травелогиях «Простаки за границей» и «Пешком по Европе» высмеивает своих типа просвещённых соотечественников, разговаривающих на французский манер и засоряющих речь иностранными словами без всякой меры.

Кино[править]

  • «Непрощённый» — охотник за головами по прозвищу Англичанин Боб. Он никакой не англичанин, но англоман.
  • «Джанго освобождённый» — франкофил мистер Кэнди.
  • «Дружить по-русски» — немного недоразвитый француз Паскаль Фремон старательно выдает себя за клюквенного русского в шапке с красной звездой, с кабинетом военной атрибутики, водкой, ППШ и прочим. И даже имя себя взял — Владимир Путин.
  • «Стиляги» – вся тусовка главных героев. И их ксеномания подана в положительном ключе, как способ вырваться из серой предоттепельной действительности.
  • «Жмурки» – бандюган Саймон, фанатеющий от британского рока и принципиально брезгующий пирожками в пользу «Макдоналдса»: «Я хочу жить, как весь цивилизованный мир».

Мультсериалы[править]

Видеоигры[править]

  • The Elder Scrolls:
    • Обезьяноподобные жители Валенвуда Имги считают альтмеров высшей расой и во всем стараются подражать им. Возможно, намёк на киплинговских Бандар-Логов, которые жили в разрушенном городе, потому что считали себя людьми…
    • Многие бретоны до сих пор почитают эльфийских богов.

Веб-комиксы[править]

  • Oglaf — педаль в пол. Император СФК Рима считает, что долгом его империи является завоевывать и цивилизовывать более отсталые народы, но также не против покориться более развитой цивилизации. То есть ездит с посольством к лидерам этих цивилизаций и рекламирует свою «относительно варварскую» империю как очень удобную для завоевания — уйма природных ресурсов для разграбления, все население заранее загнано в лагеря, все диссиденты казнены, даже руки марать не надо. В итоге получает стрелу в глотку — «Эти дикари другого языка не понимают».

Интернет[править]

Музыка[править]

  • Финская группа KYPCK. Поют на русском языке, имидж группы — гимнастёрки, красные звёзды, гитара в виде автомата Калашникова… А еще группа добыла «Жигули» и тоже покрасила в хаки с красными звёздами. К слову, вокалист проекта Эркки Сеппянен по образованию лингвист, учился в России и преподаёт русский язык в Тампере.
  • «Tu vuò fà l’americano» Ренато Карозоне — герой песни любит американскую культуру и пытается привнести её элементы в свою жизнь: пьёт виски с содовой, танцует рок-н-ролл, играет в бейсбол… Но в ответ получает лишь презрение, потому что все эти роскошества оплачиваются деньгами его мамы, и вообще, негоже забывать про родную страну.
  • «American boy» группа «Комбинация» — отражение американомании тех лет.

Реальная жизнь[править]

  • Итальянофилия во многих странах, в частности в Британии в эпоху Возрождения. Именно поэтому львиная доля терминов музыкальной науке — итальянские слова.
  • В XIX вв. в связи с эпохой Просвещения во многих европейских странах распространилась галломания — любовь к Франции и французской культуре. Особенно это было популярно в России, Германии и Румынии, где французский был языком элиты (кто же не помнит французские диалоги из «Войны и мира»?), а король Баварии Людвиг II даже именовал себя «королём-луной» в подражание «королю-солнцу» Людовику XIV.
  • А в эпоху декаданса была очень популярна любовь к Востоку и к восточной философии, и некоторые европейцы даже брали себе соответствующие псевдонимы. Например, французский китаист Альбер Пюйу, граф де Пувурвиль именовал себя Матжиои, а немецкий художник и мистик Йозеф Антон Шнайдерфранкен был известен под псевдонимом Бо Инь Ра.
  • Среди толкинистов, нарнийцев (и прочих «инклингов») и шерлокоманов очень популярна любовь к Туманному Альбиону.
  • У металлистов (и фанатов тяжёлой музыки вообще) распространена любовь к Германии (в особенности — среди фанатов трэш-метала и индастриала), Скандинавии и Финляндии (фанаты экстремальных жанров металла, пауэр-метала и симфо-метала) и всё той же Великобритании (среди готов, панков и фанатов классического хард’н’хэви).
  • Любовь к Британии распространена также и в среде фанатов сериалов от BBC — «Шерлока», «Доктора Кто» и прочих.
  • В среде анимешников очень популярна, как ни странно, японофилия. Ведь эти мультфильмы очень часто ориентируются на японские культуру, фольклор и мифологию, а многие анимешники хотят если не выучить японский, то хотя бы узнать основные реалии страны, дабы получше понимать суть происходящего. Делятся по сути на два вида, одни любят плоды существования Японии как страны, в основном культуру, и реже ее технику и кухню, но довольно равнодушно, а то и холодно относятся к самой стране, другие же любят Японию как страну (степень наивности представлений о стране, впрочем, зависит от отдельно взятого человека), комплексно, и часто хотели бы в нее по возможности эмигрировать, или устроить микро-японию у себя дома; последнее особенно характерно для тех немногих, кто умудрился, не являясь этническим японцем, перейти в синтоизм. Часто людей, сильно помешанных на японской культуре и нарочно отвергающих в ее пику свою собственную, неодобрительно называют англоязычным мем-термином виабу.
    • Японию также любят неоязычники, наравне с Индией. Страна с живой языческой (хоть и не без элементов синкретизма) традицией!
    • Впрочем, Лафкадио Хирн хотел стать японцем задолго до того, как это стало мейнстримом. И у него получилось.
    • Сабжем считались японские христиане, но были и те, которые не отказывались ни от веры, ни от родины. Такаяма Укон потерял все владения и должности, но не уезжал из страны аж до прямого запрета христианства в 1614 году, а уже в Маниле отвергал испанскую идею военного нападения для защиты единоверцев. А Николай Японский благословил японских православных молиться о победе Японии в русско-японской войне. При этом сам молился о победе русских, естественно.
  • В самой Японии в древности многое заимствовали из Китая (китайцы ездят в Киото посмотреть, как выглядела их древняя столица), а в более поздние времена — из Европы и Америки. Бытовало выражение «Японский дух — Китайское (Европейское) знание».
    • Более подробно — изначально японский высший свет перенял китайскую культуру как самую развитую в регионе (то же самое стало с Кореей), причём в режиме «копипасты» — манера одеваться, вести себя, есть и пить, архитектура и госорганизация с любовью воссозданы на своей земле. Главное здесь — письменность, причём даже несмотря на то, что японский язык очень слабо вписывался в китайские иероглифы, единый язык делопроизводства хотелось иметь, и проще занять чужой, чем делать свой с нуля. Последствия пожинают и сегодня в виде аж трёх совместно действующих систем письменности — те самые китайские кандзи изрядно сдабриваются слоговыми азбуками, которые японскому языку подходят куда лучше, но возникли уже сильно позже заимствования первых; несмотря на это, «крутыми» и «высококультурными» считаются именно кандзи.
    • «Открытие Японии» военной флотилией США положило начало «революции Мэйдзи», когда «разбуженная» таким образом страна пыталась усиленно равняться на лекала европейских империй и Америки, чтобы больше в таком положении не оказаться — именно тогда стало чуть ли не фетишем заимствование и формы, и содержания у «Запада». И именно отсюда, кстати, берут начало многие фишки, считающиеся сегодня визитными карточками Японии — к примеру, та самая школьная форма девичья и мальчиковая (последняя, кстати — косплей мундиров офицерства Пруссии), структура системы образования и одержимость идеей научно догнать и перегнать, промышленные корпорации и т. д. В эпоху роста милитаризма и империализма особенно японцам полюбилась Германия — сначала вдохновлялись Пруссией и кайзером, затем уже союзным Рейхом, и следы этого в масс-культуре до сих пор видны невооружённым глазом.
    • После поражения во Второй Мировой — по сути произошла вторая волна вышеописанного, пополам с деятельными попытками оккупационных властей США влиять на японскую культуру с целью направить её в желаемые русла (в т. ч. подальше от бывшего характерным милитаризма). В этот раз особая концентрация ксеномании досталась этому самому «старшему брату» — породив, к примеру, явления аниме, токусацу и кайдзю, вдохновлённые, соответственно, американской мультипликацией, супергеройскими комиксами и фильмами-катастрофами, а также безумные дебри англицизмов в языке и повальную моду на американскую масс-культурную атрибутику: бейсбол, американское «светское» Рождество с KFC вместо Санты/Христа, Хэллоуин (привет косплейщикам), эстетику Дикого Запада и молодёжную манеру одежды.
  • Корея на поприще ксеномании тоже неплохо отметилась. Изначально — так же, как с Японией, заимствовали китайскую культуру со всей атрибутикой (хотя собственную азбуку всё-таки смогли создать раньше, чем японцы). После Второй Мировой, однако, в северной части царит неизбывная мода на косплей СССР и коммунистического Китая (именно косплей, поскольку внутренняя суть весьма сильно отличается), а южная повторила судьбу Японии уже послевоенной — точно так же была колонизирована американской масс-культурой, просто детали разнятся и образцы прижились несколько другие. Мозговзрывной салат английского в произвольных смесях с корейским в молодёжной речи и особенно песнях, мода на специфический внешний вид и бытовая эстетика, ставшие легендарными мегакорпорации — всё это детища американского влияния, как прямого (в случае с корпорациями), так и т. н. «мягкой силы».
  • В начале XX века один молодой англичанин по имени Арчибальд Билэйни так полюбил книги про североамериканских индейцев и романтику канадских лесов, что уехал в Канаду, поселился там среди индейцев оджибве и стал известен миру как писатель и натуралист Серая Сова. Вжился в культуру индейцев настолько, что о его английском происхождении узнали только после его смерти.
  • В Англии XIX и начала XX века — любовь к Шотландии. В какой-то степени классовый шибболет, ибо, будучи англичанином, часто ездить в Шотландию и тем более иметь там свой дом мог себе позволить не каждый.
  • Трёхкратный чемпион США по фигурному катанию Джонни Вейр — русофил, самостоятельно изучил русский язык, коллекционирует Чебурашек и называет Москву своим любимым городом.
  • Джон Парр — популярный поп-певец США 80-х, который часто зажигал то в военной американской форме, то с гитарой в цвет флага США, то все вместе. Вставлял в песни символы орлана и американского флага, написал много песен для культовых кинолент 80-х, включая фильм с таким говорящим названием как «Американский гимн», а уже в XXI в. гастролировал в поддержку американских военнослужащих. В Америке до сих пор кое-кто не знает, что он чистокровнейший англичанин.
  • Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский — эрцгерцог Австро-Венгрии, поклонник украинской культуры, поддерживал движение за независимость Украины и любил наряжаться в вышиванку, за что получил прозвище Василь Вышиваный.
    • "Известен главным образом как неудавшийся кандидат на престол Украины." "поддерживал движение за независимость Украины". Ну кто бы сомневался лол. Ничего личного как говорится, только бизнес.
  • Другой австрийский деятель, принц Евгений Савойский, прославился не только как крутой гей и гениальный полководец, но и как славянофил. Именно для него и по его заказу была создана Эрлангенская рукопись, сборник сербских, хорватских и боснийских легенд, мифов и преданий. Видимо, подсел на южнославянскую культуру, когда командовал австрийскими войсками в австро-турецкой войне 1716—1718 годов — основным театром боевых действий была как раз территория современной Сербии.
  • Одно из известнейших правых сообществ «Плюм» — педаль в пол. Ярая русофилия и «Царьград»-like консерватизм сочетаются с исключительным вниманием к проблемам США, прямым призывом к знанию английского и анимешной японофилией.
  • Нельзя не упомянуть о ЖЖ-сообществе Юго_ру, где тусовались любители стран бывшей Югославии. И таких сообществ на блоговых платформах и в соцсетях много.
  • Ну и, конечно же, гремящее в веках «западничество» в Российской Империи, бытовавшее и до, и после вышеупомянутых волн итало-, франко- и отчасти германомании. Можно по праву считать одним из ключевых национальных культурных движений, ибо, зародившись посреди попыток «перестроить страну на лад западных королевств» ради ликвидации существоваших к началу XVIII в. слабостей и в целом как часть конкурентной борьбы нарождающихся империй, западничество сопроводило страну прямиком до Красного Октября, принимая все описанные в шапке формы. Славянофильство стало в немалой мере ответной реакцией на перегиб палки с энтузиазмом в любви к «западным» образцам и ненависти к индигенным собственным, бытовавшие в высшем обществе.
    • После революции западоориентированная ксенофилия ожидаемо перестала быть в фаворе (за исключением идейно поляризованного «красного» социал-интернационализма), но культурные черты с таким разбегом в столетия просто так, без инерции, не исчезают — и вскоре она вовсю возродилась в среде так или иначе недовольных советской системой, став чуть ли не контркультурной идеологией. Это заложило богатую основу для идейных обоснуев перестройки и последующей эпохи перемен, когда ксеномания всех пошибов стала нормой, а её отсутствие представлялось чуть ли не нацизмом. На настоящий момент градус по итогам тридцати лет разборок изрядно угас и всепоглощающего угара нет, но и сегодня это всё ещё одна из главных школ мысли, подпитываемая как старыми, так и новыми источниками.