Красные кхмеры, злачные мегаполисы и адские джунгли

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Всё плохое, что мы знаем и думаем о странах и городах восточной Азии.

Красные кхмеры, злачные мегаполисы и адские джунгли — это крайне мрачная, чернушная и безрадостная версия Утая или же реальной дальневосточной страны, города или государства, занимающая почётное место в стройном ряду таких помойных ям мира, как Чекистско-бандитский мордор или Недобрая старая Англия.

Характерные особенности тропа:

  • Время действия — как правило, XX или XXI век. Но сюжет также может происходить в далёком прошлом — тогда мы получим Эпоху кровавых оргий или Навозные века, но под сенью сакуры, — или в отдалённом будущем. 
  • Местом действия является либо реальная азиатская страна, вроде Китая, Японии, Кореи или какого-либо государства Юго-Восточной Азии, либо полностью вымышленное место. В варианте с далёким будущем всё безобразие также может происходить на планете-колонии с дальневосточной стилистикой. 
  • Декораций, как правило, всего две — либо громадный город, либо тропические джунгли. Если действие происходит в мегаполисе, это будет эталонный Мерзкий Улей, где вершины небоскрёбов теряются в чёрных тучах, единственным источником освещения служат костры в бочках и неоновые вывески, а экосистема загажена до предела. Если джунгли — это не менее эталонный Мир Смерти, где можно легко попасть на обед тиграм, крокодилам и медведям, утонуть в болоте или подхватить неизвестную науке смертельную болезнь
  • Местная знать и богачи, с вероятностью в 99%, утопают в роскоши, совершенно не считаясь с нуждами простых людей. Зато они очень умело строят скорбную мину перед камерами западных варваров, выпрашивая очередное гуманитарное пособие. 
  • Простые люди, что предсказуемо, живут очень бедно, нередко впадая во все тяжкие из-за невозможности заработать деньги другим путём. А если действие происходит в тропическом климате, то место горожан могут занять крестьяне, условия жизни которых недалеко ушли от средневековья — кособокая хижина вместо нормального дома, обработка полей при помощи мотыги, в лучшем случае — буйвола с плугом, а единственному на всю округу телевизору больше лет, чем дедушке Ли. 
    • А некоторые из них настолько бедны, что едят собственных детей
  • Государство возглавляет либо образцовый злой или безумный король, либо такой же образцовый диктатор с круглым счётом в швейцарском банке. Идеология — либо извращённое подобие идеологии страны-прототипа, либо самый безумный коктейль, какой только придёт автору в голову (но обычно в той или иной степени срисованный с идеологии красных кхмеров[1]).
  • Отдельный шик — когда власти страны шпионят за гражданами в духе Большого Брата, отправляя любых неугодных в лагеря смерти или уничтожая отрядами карателей. В лучшем случае. В худшем — проведут несчастных через вереницу пыток, на поприще которых азиаты собаку съели (в буквальном смысле) — вроде протыкания растущими побегами бамбука[2] или растерзания этими самыми собаками.
  • Бандиты! Триады, якудза и другие преступные группировки чувствуют себя тут очень вольготно, не стесняясь убивать людей и устраивать разборки средь бела дня. Силы правопорядка либо не обращают на это внимания, либо давно уже куплены авторитетами и помогают им проворачивать дела. Отдельный разговор — пираты, которые, как и встарь, грабят корабли и тихарятся от береговой охраны на многочисленных островках.
    • Как вариант — бандитов мочат только так и продыху им не дают, но простые люди всё равно страдают, поскольку стать жертвой системы можно даже за самую пустяковую провинность.
  • Процветает чёрный рынок — через него можно спокойно купить даже самую ядрёную наркоту, части тел людей и вымирающих животных, проституток и рабов любого возраста и пола, а также оружие
  • Религиозное мракобесие и предрассудки — особенно характерно для сельской местности, обитатели которой недалеко ушли от средних веков. Если в государстве не одна религия, то почти гарантированы теракты и войны против «неверных».
  • Если присутствует сопротивление, то, скорее всего, оно окажется немногим лучше своих противников. В лучшем случае это будут несчастные люди, сломленные бесчеловечным режимом и оттого привыкшие сперва стрелять, а потом спрашивать. В худшем — обыкновенные головорезы и/или фанатики, лидеры которых ничуть не лучше действующей власти.
  • И нет, помощи от белых людей здесь также ждать не стоит. Скорее всего, это будет либо проштрафившаяся военщина, которую ни на одной приличной базе держать не желают, либо те же бандиты, сражающиеся с местными группировками за территории и влияние.

Троп играется с прикрученным фитильком, если автор описывает вполне нормальную и реалистичную страну — но глазами обитателя социального дна, для которого весь мир представляет собой огромную помойку и гадюшник.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Королевская битва» — в Японии будущего царит безжалостный тоталитаризм, и там никто не считает чем-то плохим отвозить группу детей на отдалённый остров и заставлять убивать друг друга. Аналогично в экранизации.
  • Валерий Алексеев, «Паровоз из Гонконга» — действие происходит в неназванной стране («земле Офирской», предположительно это Бирма), куда в начале 1980-х годов командирована семья советских преподавателей с детьми. Показано полуфеодальное полицейское государство с чудовищным уровнем преступности и коррупции, крайне нищим и обозленным населением и отсутствием любых перспектив. Впрочем, даже на этом фоне нравы, царящие в советской «диаспоре», выглядят еще более гнусно. 
  • Цю Сяолун, цикл детективный романов об китайском инспекторе Чэне. Поскольку сам автор давно живет в Америке, то он может себе позволить набивать свои произведения самыми нелицеприятными подробностями о родной стране. Все ради того, чтобы заставить западного читателя дрожать от ужаса и от возмущения одновременно. Впрочем, кроваво-людоедским Китай описан только в воспоминаниях отдельных персонажей, чаще всего касающихся времен Культурной Революции и беспредела хунвейбинов. В то же время Китай 1990-х, когда непосредственно происходят события, особо не ужасает, но вызывает снисходительное презрение цивилизованной западной аудитории описанием партийной коррупции, нищеты, дефицита и прочего.
  • Милан Кундера «Невыносимая лёгкость бытия» — Франц отправляется протестовать против режима красных кхмеров… Впрочем, в Камбоджу протестующих не впустили, а Франца пристукнули трубой по затылку в трущобах Бангкока. В экранизации сюжетная линия безжалостно порезана.

Кино[править]

  • «Пуля в голове» — сам жанр фильма обязывает иметь такую обстановку.
  • «Уличный боец» (1994) с Ван Даммом — аналогично примеру выше.
  • «Рэмбо IV» — из такой совершенно ректальной обстановки усталому и мрачному герою приходится извлекать миссионеров-мечтателей.
  • «Поля смерти» — военная драма про журналиста, решившего остаться в захваченной красными кхмерами Камбордже, чтобы донести до остального мира их зверства.
  • «Облачный атлас» — Нео-Сеул будущего то ещё местечко: клоны-рабы такие же люди, но не имеют никаких прав и всю жизнь трудятся. И это ещё сильно светлее и мягче, чем в романе-первоисточнике.
  • «Рейд 2» — если в первом фильме было про отдельно взятую многоэтажку наркомафии, то во втором герой ураганит по всей Джакарте, сражаясь с местной мафией, якудза и продажными полицейскими. Выглядит все это так, что удивительно, как местное министерство туризма еще не призвало к запрету ленты за полнейшее разрушение репутации Индонезии.
  • No Escape — сюжет: где-то в Юго-Восточной Азии происходит переворот, и семья американских экспатов эвакуируется оттуда.
  • «Паразиты» — пример с прикрученным. Местная Южная Корея — страна экономически развитая, но гигантский разрыв между богатыми и бедными нисводит для главных героев всё это развитие в нуль. Что не мешает уже другим беднякам стебать тоталитарную Северную Корею.
  • «Солдаты неудачи» — и в условно-наше время можно вляпаться в большие неприятности в «золотом треугольнике» на границе Таиланда, Лаоса и Мьянмы.

Мультфильмы[править]

  • «Дракон» — с прикрученным фитильком, но всё же: древним азиатским царством правит Дракон, его слуги отбирают у людей любые ценные вещи, а те даже пикнуть не смеют, страшась своего чудовищного правителя.

Мультсериалы[править]

  • LOVE DEATH + ROBOTS — в таком антураже выполнен эпизод «Свидетель»: грязный город с красочными неоновыми надписями, стриптиз-клубы с БДСМ-тематикой и бегство от убийцы, преследующего невольную свидетельницу.

Аниме и манга[править]

  • One Piece — в это, стараниями Кайдо и Орочи, превратилась страна Вано.
  • Black Lagoon — гнилое нутро криминального мира Японии (ровно как и других стран) тут показано во всей красе.
    • А все потому, что автор показал реальную криминальную ситуацию Юго-восточной Азии в 90-е года.
  • Akumetsu — местная Япония — лишь жалкая тень своего былого экономического величия, находящаяся в своей «Великой Депрессии», которая усугубляется нежеланием местных властей эффективно её решать.

Видеоигры[править]

  • Far Cry 3 — местом действии игры являются острова Рук Айленд, расположенные где-то в Юго-Восточной Азии. Здесь ведётся кровавая и очень долгая война между религиозными фанатиками-аборигенами и состоящей из пиратов и наёмников армией головорезов наркобарона и работорговца Хойта Волкера.
  • Far Cry 4 — эталонный пример в виде вымышленного гималайского государства Кирата. Ставим галочки — жестокий и безжалостный (хоть и харизматичный) король на троне? Есть. Армия кровожадных и фанатично верных ему головорезов, которых нам предстоит отстреливать всю игру? Есть. Крайняя нищета большей части населения? Есть. Выращивание наркотиков для продажи за границей? Есть.
    • И нет, лидеры местного партизанского движения ничуть не лучше — первый, встав во главе, погрузит Кират в пучину религиозного мракобесия, а вторая продолжит дело свергнутого короля, используя детей для сбора наркотических растений и репрессируя несогласных.
  • Just Cause 2 — срисованная с Индонезии страна Панау, управляемая злобным диктатором, чью власть предстоит свергать руками наркомафии, красных боевиков и боевиков-сепаратистов.
  • Sleeping Dogs — местом действия является Гонконг, населенный в значительной мере бандитами-отморозками, наркоторговцами, мелкими мошенниками, уличными бойцами, нелегальными мигрантами и коррумпированными полицейскими.

Настольные игры[править]

  • Мир Тьмы — Азия, даже за вычетом вампиров и прочих супернатуралов, здесь именно такая. Как, впрочем, и весь остальной мир.

Интернет[править]

  • При попытках TvTropes описать соцлагерь зачастую получается сабж. Педаль в пол давит местная статья о КНДР: достаточно упомянуть о таких используемых там выражениях, как «тоталитарный кошмар» и «нищий, как грязь». Хотя, конечно, с англоязычного сегмента интернета взятки гладки — многолетняя пропаганда и сложившиеся под её влиянием стереотипы дают о себе знать.
    • Так смотря в какую эпоху КНДР интересует. Если в девяностые, то пожалуй, описание более-менее совпадает: соцлагерь развалился и экономические связи разорвались, а Ким Ир Сен новых методов правления под старость изобретать не стал.
    • Проблема в том, что это подаётся (в утрированном виде) как исконные свойства «кровавого северокорейского режима». О том, что КНДР, как и любая другая страна, в разные эпохи изменялась, тамошним «борцам с тоталитаризмом» вообще неизвестно.

Реальная жизнь[править]

  • Режим красных кхмеров — один из кодификаторов и сам по себе источник разного рода споров (хотя, казалось бы, он даже хуже нацистского). Помимо громадного числа погибших, породил раскол у людей левых взглядов, которые либо открещиваются от безумного Пол Пота, либо пытаются доказать, что число жертв преувеличено (например, на этом погорел анархист и влиятельный лингвист Н. Хомский).
    • К коммунистической идеологии марксистского толка, рационалистической по своей сути, он не имеет никакого отношения. Марксизм за равенство всех народов и всесторонний научно-технический прогресс, Пол Пот дискриминировал инородцев, разрушил промышленность и похерил медицину с образованием. Он даже буддизм (основную местную религию) отрицал не потому, что это-де опиум для народа, а из-за «чуждости» для кхмерского народа, ведь Будда родился не на территории Кампучии, а христиан и мусульман просто истребил поголовно. Это какая-то нелепая смесь из китайского маоизма, кхмерского национализма и примитивного аграризма.
  • Южная Корея при Ли Сын Мане — кристальный пример тропа. Диктатура «вечного» президента, вездесущая бедность и разруха после японской оккупации и гражданской войны с интервенцией плюс повсеместная коррупция. Лишь при генерале Пак Чон Хи, устроившем переворот после Корейской войны, страна встала на тот путь развития, что в итоге вошёл в учебники как прецедент развития страны глубокой периферии в страну первого мира.
  • Республика Южный Вьетнам (1955-75) — в наличии мегаполисы (Сайгон, в котором обитала чуть ли не четверть населения страны), джунгли и даже кхмеры, некоторое количество которых живет на юго-востоке Вьетнама. Невероятный разрыв в доходах между верхушкой и простыми крестьянами, отсутствие демократии, провал программы модернизации, царящее повсюду кумовство, разгул преступности и терроризма, несмотря на существование 17 (!) государственных силовых служб. Имелись и элементы религиозного противостояния, поскольку элиты республики в основном состояли из католиков, пренебрежительно относившихся к более укоренившемуся буддизму и считавших его представителей язычниками. Неудивительно, что государство не состоялось и, несмотря на массовую помощь и прямую военную интервенцию США с союзниками, южные вьетнамцы в итоге выбрали коммунистический путь: хотя Северный Вьетнам был столь же нищим, там, по крайней мере, имелась вдохновляющая идеология и дельная программа развития.

Примечания[править]

  1. Уничтожение людей за умение читать? Геноцид из-за религиозной принадлежности? Массовая подготовка детей-солдат? Увы, всем этим они занимались в реальности, так что особо ленивым авторам даже придумывать ничего не надо.
  2. «Разрушители легенд» доказали, что молодой бамбук не в состоянии пробить человеческое тело. Вот взрослое растение — совсем другое дело.