Костры из книг

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Book Burning. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей. »
— Генрих Гейне, «Альманзор»
«

Есть мечта у меня, беречь Буду крепость ее настоя: Когда вновь будут книги жечь, Пусть мою огня удостоят.

»
— И. Губерман
В последний огненный полёт улетают книги-птицы, их не вернуть уже назад…

Информация — грозное оружие. В силе печатного слова уже пару веков никто не сомневается. Так что характерным атрибутом пришедшей к власти диктатуры или оборзевших религиозных фанатиков, будет сожжение книг, признанных подрывающими устои.

Во времена, когда письменное слово ещё не было печатным, а переписывание вручную требовало изрядных затрат труда и времени, это было действенным способом перевести произведение в разряд труднодоступных, а то и утраченных. С приходом больших тиражей это стало как минимум сложнее; сегодня сожжение книг — действие скорее символическое.

Проводится сожжение может как открыто и торжественно, на площадях, так и буднично, без лишнего афиширования. Первое обычно является признаком антиутопии по Оруэллу, второе — по Хаксли. Особый шик — если люди сами, добровольно и с радостью принесли на сожжение найденные у себя запрещённые книги. Ну, а кто не демонстрирует особого рвения в искоренении печатной скверны — тем с радостью помогут агенты госбезопасности… да и соседи могут не понять. Иногда могут жечь труды вместе с авторами.

Эх, хорошо горит! Подкиньте-ка ещё Маркса. И Эйнштейна туда же! Ой, а это что, Бебель? Тоже пойдёт… Так, и Марка Твена не забудьте. А это что за кракозябры? Уж не зашифрован ли здесь рецепт коктейля Молотова? В огонь!

В принципе, иногда встречаются и случаи, когда книгу сжигают не по идейным причинам. Хотя, если подумать, все эти причины всё-таки несколько идейные: если книга несёт какую-то приятную книгожогу идею, то вряд ли её без раздумий бросят в огонь. Если же идея безразлична — то почему бы и нет, и это ведь тоже по-своему идейно. В худшем случае персонажи могут, стеная, скорбя и замерзая, использовать для растопки и любимую книгу.

  • Чтобы согреться.
  • Из-за того, что читатель ожидал от неё большее, но она оказалась сплошным разочарованием.
  • Её не жалко использовать для мангала (сектантская или партийная пропаганда подходит идеально, реклама — похуже).

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • Библия
    • Царь Иоаким сжёг книгу пророка Иеремии, после чего пророк восстановил книгу и прибавил ещё более грозные пророчества.
    • При завоевании Иудеи Антиохом IV Епифаном все найденные экземпляры Торы сжигались.
    • Когда апостол Павел явился в Ефес и сотворил чудеса, чародеи выносили на площадь свои же книги, уверившись, что в них бесовское суеверие, и сжигали их. Стоимость книг составляла 50 000 драхм. Через несколько веков после библейских событий это же сделал колдун Киприан из Антиохии.

Театр[править]

  • А. С. Грибоедов, «Горе от ума» — Фамусов: «Уж коли зло пресечь, собрать все книги бы, да сжечь!» Троллит или нет?
  • Е. Шварц, «Голый король» — повар жалуется, что из-за моды сжигать книги на площадях погибла его книга: все опасные книги сожгли еще в первые дни, а мода не прошла.

Литература[править]

  • Мигель де Сервантес, «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» — книгам из библиотеки Дон Кихота устроили суд инквизиции: хорошие щадят и возвращают, плохие — в огонь.
  • А. Конан Дойл, «Собака Баскервилей» — старый Баскервиль сжёг письмо Лоры Лайонс. Бумага сгорела не до конца, на ней можно было прочитать последний абзац (с просьбой уничтожить письмо) и инициалы, что стало зацепкой в расследовании. не знаю, подходит или нет
  • Михаил Булгаков:
    • «Собачье сердце» — профессор Преображенский велел Зине швырнуть в огонь вполне приличную книгу («Переписка Энгельса с Каутским»), да ещё и чужую, да ещё и библиотечную, только потому, что Шарикову её дал нелюбимый им большевистский активист Швондер. А ещё шляпу надел претендует на интеллигентность! С учётом увлечения профессора евгеникой и отказом признавать Шарикова полноценным человеком (в частности, нежеланием оформлять ему документы), сжигание книги выглядит как мета-пророчество.
    • «Мастер и Маргарита» — Мастер сжёг рукопись романа про Иешуа, но Воланд восстановил её. «Рукописи не горят»!
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания»:
«

Весной, в конце последней четверти, мы жгли учебные дневники. Таков был древний гимназический обычай. Но на этот раз он приобретал совсем особый смысл. Вокруг сгорающих единиц, пылающих выговоров и истлевающих отученных дней мы скакали в диком индейском танце. — Ура! — декламировали мы хором в триста глоток. — Урра! Мы! жжем! последние! дневники старого режима! Больше уже не будет их! Конец дневникам! Крышка «безобедам», смерть кондуитам! Ура! Горят последние в истории гимназические дневники! Огонь пожирает страницы позора и зубрежки. Горят дневники старого режима! … — В огонь кондуит! Поджарим, ребята, Цап-Царапову брехню! Но всем захотелось потрогать «Голубиную книгу», прочесть в ней о себе, раскрыть ее тайны. На костре сожгли все кондуитные журналы прошлых лет. Последний же кондуит был прочтен у костра вслух, и немало потешались мы над его злыми страницами. Его решили сохранить «для истории».

»
— Подобное было и в Реальной жизни
« В пятьдесят втором году по Вооруженным Силам вышел приказ списать и уничтожить всю печатную продукцию идеологически вредного содержания. А в книгохранилище наших курсов свалена была трофейная библиотека, принадлежавшая, видимо, какому-то придворному маньчжоугоского императора Пу И. И, конечно же, ни у кого не было ни желания, ни возможности разобраться, где среди тысяч томов на японском, китайском, корейском, английском и немецком языках, где в этой уже приплесневевшей груде агнцы, а где козлища, и приказано было списать ее целиком.

…Был разгар лета, и жара стояла, и корчились переплеты в жарких черно-кровавых кучах, и чумазые, как черти в аду, курсанты суетились, и летали над всем расположением невесомые клочья пепла, а по ночам, невзирая на строжайший запрет, мы, офицеры-преподаватели, пробирались к заготовленным на завтра штабелям, хищно бросались, хватали, что попадало под руку, и уносили домой. Мне досталась превосходная «История Японии» на английском языке, «История сыска в эпоху Мэйдзи»…

»
— «Хромая судьба»
  • Ф. Кнорре, «Капитан Крокус» — в рамках нового курса на воспитание бездушных болванчиков сожжению подверглись детские сказки.
  • Уолтер Миллер, «Страсти по Лейбовицу» — после Третьей мировой, решив, что все беды от грамотеев, озверевшие толпы расправились с большей частью как самих грамотеев, так и книг. По иронии судьбы, именно католическая церковь приютила у себя жалкие остатки литературы (какой попало, святыней может считаться вообще любая писанина, вплоть до списка покупок) и занимается восстановлением науки.
  • Маркус Зусак, «Книжный вор» — главная героиня, живущая в нацистской Германии, крадёт книги в том числе и из костров, на которых сжигали книги расово неполноценных авторов.
  • Волкодав:
    • При нападении на родную деревню героя сожгли берестяную книгу жреца, записавшего веннские сказания. Самого старика головорезы Людоеда тоже зарубили мимоходом.
      • Хотя в «Бусом Волке» показано что книгу кто-то спас, увы, пока подробностей неизвестно.
    • Жрец Хономер (ученик того старика, в своё время отрекшийся от угодившего в опалу учителя) попытался сжечь книги Эвриха и по какой-то причине пожелал оформить это через публичный «божий суд» под княжеским присмотром (при том, что сам он был в Галираде проездом). Когда проходивший мимо Волкодав испортил ему представление, Хономер послал асассина вслед уходящему книгочтею.
  • В. А. Левшин, Э. Б. Александрова, «Искатели необычайных автографов, или Странствия, приключения и беседы двух филоматиков»:
«

…Расскажу вам, если позволите, о забавном случае в Эксе, куда я попал на пути из родного Марселя. Вообразите себе такую картину. Всё уже готово для аутодафе. Трещит костёр; в котле над ним бурлит смола, которую следует опрокинуть в огонь, после того как в него полетят клочья изодранной книги. Чиновник судебной палаты, исполняющий в данном случае роль палача, готовится приступить к своим обязанностям. Но где же приговорённая к казни? Где сама книга? Её нет. Ни один, — можете себе представить, решительно ни один из членов парламента не желает пожертвовать своим экземпляром! — Поучительная история, — говорит граф, со значением поглядывая на аббата. — И как же она закончилась? — Весьма неожиданно. Кто-то из судей написал название книги на первом попавшемся под руку альманахе, который тут же подвергли экзекуции по всем правилам.

»
  • Отфрид Пройслер "Маленькая ведьма" (Die kleine Hexe). В некотором роде "положительный" пример. Ведьмы приговорили главную героиню к "отработкам" - развести костер для шабаша, чтобы они поплясали и поиздевались над ней (в качестве дополнительного развлечения). И вот маленькая ведьма для розжига костров вместо дров использовала метлы "старших коллег", а для розжига их колдовские книги. А без книг они почти обезврежены.
    • В швейцарско-немецком фильме не просто втихаря сожгла, а устроила показательную магическую расправу. "Приклеила" других ведьм к земле, сожгла их "орудия труда", а потом превратила в жаб. А почему они магически не сопротивлялись - без книг не могли ничего путного наколдовать, а вот главная героиня выучила свою магическую книгу наизусть.

Кино[править]

  • «Эквилибриум» тоже отметился. Разве что там жгут вообще всё, что может вызвать эмоции, включая произведения искусства и неблагонадёжных граждан.
  • «Про Красную Шапочку» — увидев книжку в руках Волчонка, Волчица кинула её в костёр.
  • «Индиана Джонс и последний крестовый поход» — Инди попал в Берлин именно во время торжественного сжигания книг. Даже случайно получил автограф у присутствующего там Гитлера.
  • «Рассказы» (2012), новелла «Энергетический кризис». Заблудившаяся девочка в попытке согреться сжигает библиотечную книгу Пушкина. Помогавшая в поисках библиотекарь-экстрасенс, книги для которой — мощнейшая энергетическая подпитка, в эту же секунду теряет силы, а затем резко вспыхивает огнём, сгорает и тлеет как полено. В библиотеке тоже вспыхивает пожар: огонь распространяется из того места, где стояла позаимствованная книга.
  • «Гусарская баллада» — «Линьер. Корнель. Печаталось в Париже. Не знал я, что бумага так горит». Дальше в огонь идут Парни и Расин. В мирное время занявшие усадьбу французы, возможно, с радостью пообщались бы с Азаровым-старшим и его племянницей о классиках своей родины. Но сейчас согреться у камина им важнее…
  • «Послезавтра» — персонажи посреди навалившейся на Америку ледяной пустыни забрались в библиотеку и пытаются согреться при помощи костра из книг. Хотя вроде деревянная мебель ещё есть. Прилагаются споры по поводу того, что жечь, а что — нет.

Видеоигры[править]

  • The Long Dark — книги можно употреблять для разведения костров. Порой застигнутому метелью игроку приходится делать выбор между «спалить недочитанную книжку навыка» и «замерзнуть во сне».
  • Tropico — после постройки собора можно заняться подобным, чтобы уменьшить количество несогласных. Религиозная фракция радостно поддерживает, фракция интеллигенции убегает партизанить в леса.

Музыка[править]

  • «Ария», «Симфония огня» — по мотивам «451 градуса по Фаренгейту».
  • «Элизиум», «Где-то сжигают книги»
  • «АНЧ», «Антифашистская», цитата из которой стала основой знаменитой копипасты «И если один скажет зиг».
  • Алькор, «Прокламация» — «И снова тащат книги на убой!»
  • Дуэт «Иваси»:
«

Чужие мысли жечь — что палкой воду сечь, Но многие того не признавали. Громили в пух и прах и нагоняли страх, Уничтожая книги на кострах.

А в это время скромный местный житель Стоял в толпе и думал: «Жгите, жгите! Ваш солдафонский нрав мы будем брать в расчёт, А книжек понапишем вам ещё!»

»
— «Вечный думатель»

Интернет-проекты[править]

  • SCP Foundation и спин-офф «Библиотека Странников». Участники «Длани Змея» называют ненавидимую Глобальную Оккультную Коалицию не иначе как «Книгожогами» — за привычку ГОКов радикальным образом расправляться с источниками потенциально опасных знаний.
    • SCP-1658 — Текстовый грибок. Некая довольно вредоносная плесень, образующая текст, в основном с гневом и болью порицающий случаи уничтожения книг.
    • SCP-1065 — Самовозгорающиеся книги. Книги, осуждающие чтение книг и склонные к самосожжениям.
  • Мем «Криатифф фтопку»

Прочее[править]

  • Жан Жорж Вибер, «Сожжение еретических книг».

Реальная жизнь[править]

  • Предание гласит, что в в VII веке халиф Омар окончательно уничтожил и без того не раз горевшую (подробности см. по ссылке) Александрийскую библиотеку, мотивируя это так: «Если в этих книгах говорится то, что есть в Коране, то они бесполезны. Если же в них говорится что-нибудь другое, то они вредны». Однако достоверных сведений об этом нет. Учитывая же, что до монгольского нашествия/крестовых походов в халифате был расцвет наук, а книги переводили с других языков на арабский, то вся эта легенда смахивает на ложь. Скорее всего, книги были перевезены как трофеи в Дом мудрости в Багдаде (дом сгорел во время штурма города монголами).
  • Индекс запрещённых книг XVI в. Что интересно, инквизиция, с одной стороны, много книг пожгла, но с другой — именно благодаря ей сохранилось до наших дней многое, что могло бы и сгинуть полностью: инквизиторы оставляли у себя пару экземпляров еретических книг, чтобы изучать их и заранее подготавливать аргументы для спора с адептами данной ереси, если она снова всплывёт.
  • Джироламо Савонарола и вдохновлённые его проповедями «костры тщеславия», на которых наряду с предметами роскоши — парфюмерией, игральными картами и фривольными картинами — погорело некоторое число произведений флорентийских МТА. Что характерно, несли их туда флорентийцы строго добровольно — очень уж яркий талант проповедника дал Бог отцу Иерониму. Сам Боттичелли не устоял и пополнил один из костров своим произведением.
  • Буддисты сжигали свои же буддийские сутры, при этом вполне уважая эти писания. Такое делалось, чтобы ученики не забывали, что просветление лежит не в книгах.
  • Н. В. Гоголь сжёг рукопись второго тома «Мёртвых душ»: «Бог знает какая дрянь выходит, и фальшиво, и никак не достойно первого тома, только стыдиться за подобное».
  • В нацистской Германии имело место масштабное и демонстративное публичное сожжение неугодной литературы. Кодификатор для реальной жизни.
  • Католическая церковь периодически устраивала публичные сожжения книг Джанни Родари перед дверьми провинциальных храмов.
  • В христианстве принято сжигать пришедшие в негодность вещи духовного содержания (бумажные иконы, брошюры, газеты, журналы и, конечно, книги). Чтобы не смешивать их с бытовым мусором и не осквернять этим святыню. Часто в огонь отправляют также оккультную литературу, если она была в доме до принятия христианства или до осознания, что христианство и оккультизм несовместимы. Или те христианские книги, которые считаются содержащими ересь (например, книги А. И. Осипова) или явную и доказуемую ложь.
    • Во Владивостоке был случай, когда игумен Алексий (Несмеев) благословил сжечь псевдоправославную детскую книгу «Ваня Жуков против Гарри Поттера». Автор этой правки лично принёс игумену эту книгу для проверки её православности — и согласен с его решением. Самого «Гарри Поттера» во Владивостоке не жгли.
  • В 2004 г. Владимир Сорокин назвал членов организации «Идущие вместе» «провокаторами, сжигающими книги». «Идущие вместе» настаивают, что книги не сжигали, а топили в сортире. В 2002 г. в компании пенсионеров они бросали в бутафорский унитаз из пенопласта самиздатовские брошюры с цитатами из романа «Голубое сало», предварительно залив их хлоркой, а вовсе не кислотой. «Сжигание книг — это фашистская акция. И Сорокин, который врет, будто мы сжигали его книги, по сути говорит, что мы фашисты». Владимир Сорокин обанкротил «Идущих вместе».
  • Сжигание книг в Цхинвале в сентябре 2009 г. для освобождения места в библиотеках для новых фондов. С войной 08.08.08 это не то чтоб связано: жгли всё подряд, в основном старое. Хотя треть книг были грузинскими и, надо заметить, это вызвало возмущение даже у одного из бывших осетинских полевых командиров: «Я с грузинами воевал и в них стрелял, но причем тут книги, литература?»
  • Добрая традиция американских проповедников — сжигать Коран, дабы у их исламских коллег появился повод сжечь американское посольство…
  • Религиозные фанатики сжигали книги о Гарри Поттере.
    • В 2020 эти же книги стали сжигать уже SJWшники, оскорблённые тем, что Роулинг процитировала твит: «„Люди, которые менструируют“. Кажется, было какое-то слово для этих людей. Помогите-ка вспомнить. Жинщины? Жунищи? Женоши?». Речь шла о месячных, которые могут не быть у цис-женщин (тех, кого устраивает свой пол) по разным причинам, но могут быть у транс-мужчин (Female-to-Male, и нет, не стоит им напоминать о биологическом поле) и некоторых интерсекс-людей, которые не считают себя женщинами. Но последней каплей для SJWнутых хомячков стала книга о мужчине, переодевающемся в платье, чтобы убивать женщин — а это довольно распространённая, особенно в кругу трансфобных радикальных феминисток, страшилка о транс-женщинах (Male-to-Female), — а также реклама товаров с символикой этих самых радикальных феминисток.
  • В шестидесятых от борцов за нравственность в США досталось «вредоносным» комиксам.
  • Аналогично (тоже в шестидесятых и семидесятых) в Японии досталось «недетской» манге (в частности, работам авторства Го Нагаи). Есть легенда, что в те годы даже были публичные урны с надписью вроде «плохая манга сюда!».
  • МТА Александр Полярный («Мятная сказка», свят-свят-свят), не зная, как ещё привлечь внимание к своей персоне, принялся сжигать собственные книги. По его словам, сжег целых две тонны. (Потом стал угрожать самоубийством, если его книги не будут покупать).
    • Всё это было маркетинговым ходом для ЦА — 14-летних идиоток с депре сеей и биполяр очкой.
  • Именно такое впечатление производит на человека со стороны тот факт, что все библиотеки раз в месяц освобождают какую-то часть хранилища от старых книг, чтобы дать место новым. Вид огромных кип книг, которых везут на утилизацию, кажется кощунственным, вплоть до обвинения библиотекарей в фашизме. Но в реальности у библиотек просто нет цели дать вечную жизнь каждой попавшей в них книге. Так же выглядит и проводившееся в советское время уничтожение со сдачей на макулатуру старых школьных учебников в хорошем состоянии — их заменят новые издания.
  • Студенческая традиция сжигания конспектов и шпаргалок, особенно по нелюбимым предметам. Автор этих строк тоже занимался этим, только с небольшим куском шпаргалки — основную сбросил в туалете.
    • У автора этой правки подобное было устроено во время выпускного. Руководство школы (!) поставило на заднем дворе на безопасном расстоянии от зданий железную бочку, в которой разожгли пламя, в которое летело всё, связанное с ЕГЭ: исписанные пособия, тренировочные варианты, всякие распечатки. И, судя по всему, такое порой устраивают в разных школах.