Корыстный активист

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngИзбегайте политики!
По причине текущих событий (существование корыстных адептов всех возможных идей) тема взрывоопасная. Пожалуйста, не пытайтесь ввернуть в статью политические провокации ни под каким соусом. За этой статьёй администрация ведет особое наблюдение, и любые такие попытки будут пресекаться.

А кто это у нас прыгает и скачет с плакатиком за всё хорошее против всего плохого? А после кидает плакатик в мусорку, пересчитывает заработанные деньги и идёт домой? Это он — корыстный активист. Он борется за права, пропагандирует идеи, приходит на митинги и пресс-конференции, а иногда и сам читает какой-нибудь доклад восторженной аудитории — но не ради какой-то благой цели, а исключительно ради себя и своей корысти, в той или иной форме.

В зависимости от ситуации троп может встречаться в нескольких вариациях разной степени безобидности:

  • Профессиональный работник. Кто-то должен вести финансовую отчётность, кто-то — закупать канцелярку, кто-то — убирать помещения… И даже если у вас тут не ООО «Рога и копыта», а объединение «Спасём кроликов-зануд от спидорака», ничего не меняется. Этот парень устроился в штаб движения, партии или группировки активистов так же, как и в любой другой офис; он делает свою работу, получает зарплату из фонда пожертвований на благое дело и идёт домой. На рабочем месте и в рабочее время он может всячески соглашаться с возвышенными призывами — как того требует его работодатель — но в свободное время равнодушен к ним, как и любой обыватель, или даже вовсе не разделяет.
  • Тусовщик. Этот парень любит болтовню и флирт. Он может обосноваться в любом сообществе: в курилке на работе, на форуме и тем более в чате какого-нибудь сайта, в крупной MMORPG гильдии — главное, чтоб людей вокруг было побольше. Вот и в активисты попал за компанию. К идеям равнодушен, но поддерживает их на словах, коль скоро так делают его собеседники. Иногда становится душой компании и поддержкой для прочих, чаще — просто создаёт много шума и веселья там, где люди пытались серьёзно работать. Чем вредит сообществу — но ему, в общем-то, пофиг.
  • Случайно совпавший. Так получилось, что этому парню искренне нравится делать что-то, что можно представить как форму активизма. И он этим пользуется, маскируя свои личные мотивы под заботу об обществе и чуть ли не под святость. Завидует богатым — и идёт в коммунисты, чтоб подать свою зависть как классовую ненависть; обожает унижать других в споре и быть в центре внимания — и перекрашивается из троллей в праведные интернет-проповедники; любит бить лица тем, кто слабее — и при случае примыкает к общественно или даже государственно одобряемым погромщикам, чтоб не сесть после очередной драки; не против присвоить чужое — и потому двумя руками поддерживает массовые беспорядки, чтоб лутать всё что можно, пока полиция бессильна. Таким макаром в ряды активистов часто попадают слегка и даже не слегка безумные люди: пациент летит туда, куда влечёт его недуг — и присоединяется к ближайшей идеологической тусовке с более-менее подходящими взглядами. А окружающие, зачастую, принимают отсутствие самокритики и упёртость за бесстрашие и верность идее.
  • Коррупционер от гражданского общества. Собирает с доверчивых и сердобольных деньги на лечение от рака детей марсианских рептилоидов в Атлантиде, хитро тасует их из одного кармана в другой и в итоге оставляет себе. От своего государственного коллеги отличается масштабом (он, обычно, куда скромнее) и способами сравнительно честного отъёма денег у населения (тут наоборот всё куда лучше: чем менее известна и менее формально устроена организация, тем меньше контроль за денежными потоками. В наилучшем случае весь «фонд» — один мошенник, строчащий слезливые посты в соцсети и выкладывающий стоковые фоточки своей «работы» в личную группу. И, конечно, счёт, на который капает «благотворительность»).
  • Пушечное мясо. Вас достал конкурент? Заплатите нам и мы устроим перед его порогом митинг, покричим обзывалки, возможно, забросаем работников чем-нибудь неприятным, или что-нибудь сломаем. За что? Да без разницы, повод всяко найдётся! Не хотите, чтоб мы всюду писали про вашу фирму гадости? Занесите денег на «благотворительный» счёт, и сделаем вид, что не видим ваших грешков. Нужно собрать толпу? Деньги вперёд, и мы будем стоять где надо и кричать, что попросите. Эти ребята — причудливый гибрид рэкетиров и уличных артистов. Чтут уголовный кодекс и правоприменительную практику своей страны, потому избегают обвинений де-юре, де-факто занимаясь то порчей чужой репутации, то обманом, а то и погромами.
  • Марионетка. Доносчик, сексот или даже боевая единица, служащий не по убеждениям, а потому, что у завербовавших его имеется крюк в виде нежелательной к обнародованию информации или возможности предпринять в случае непослушания агента нежелательные ему действия. Именно в этом смысле употребляется слово «активист» (более резко — «козёл» или даже «сука») в местах не столь отдалённых — заключённый, открыто сотрудничающий с администрацией тюрьмы в обмен на условно-досрочное освобождение и прочие печеньки.

Далеко не всякий корыстный активист — лицемер: он может быть и безразличным, и даже поддерживающим в общем те идеи, за которые выступает. И не всякий лицемер, рассказывая о своей хорошести, дойдёт до активизма. Однако многие, многие представители таки подходят под оба тропа. Религиозный вариант — пастырь неверующий, который тоже активно выступает в пользу идей, в которые не верит, но в религиозном ключе. Если сабж доходит до по-настоящему плохих вещей, то часто оказывается псевдомилым злодеем или даже не очень благонамеренным экстремистом. Близкий троп — Эгоист-филантроп, который жертвует «на благое дело» деньги, а не силы и время. Иногда они работают в паре, организуя простейшую схему отмывания денег: А «безвозмездно» жертвует Б 100500 денежных единиц на спасение медведей от зимней скуки, Б на эти деньги закупает у В развлекательные площадки для медведей по крайне большой цене, В производит товар и работы за гроши и возвращает прибыль А — но уже чистыми, «честно заработанными» деньгами. На разницу живут Б и В — но кое-что реально тратится на зимние развлечения медведей.

Примеры[править]

Литература[править]

  • 12 стульев — Великий комбинатор не мог пройти мимо такого отличного способа относительно честно отнимать деньги у населения. «Союз меча и орала» с предложением «вырвать детей из цепких лап улицы» и закономерным итогом — именно троп.
  • «Сказки долгой земли» Антона Орлова — к таким принадлежала протагонистка первой книги. «Контора» поставляла людей на митинги и пресс-конференции, организовывала провокации, могла попеременно поддерживать прямо противоположные идеи. Более того, под подобное поведение подводилась своеобразная мораль в стиле «все вокруг дураки и сами виноваты в том, что их дурят».
  • Между дьяволом и глубоким синим морем — Беверли Уорд. Дочка разорившегося богатея, желающая продолжить лёгкую жизнь, сумела заняться тропом. У неё есть имидж сильной-независимой, соответствующая внешность, слава человека, с которым лучше не связываться под страхом разнообразных судебных исков — и она успешно монетизирует всё это, присосавшись к правозащите, благотворительности, а после и к деньгам иностранной резидентуры. При этом для «защищаемых» Беверли не делает вовсе ничего и игнорирует их существование столь плотно, что ориентацию «гея» Кесслера заметила только после того, как он влюбился в коллегу-женщину; высказывания сей монументальной дамы о феминизме столь далеки от реальности, что выслушивающим всё это героям не так-то просто сохранять серьёзное лицо, а недоброжелатели из числа читателей вовсе пытаются приписать их автору
  • Атлант расправил плечи — тут таких порядочно. К примеру, Фред Киннен, глава профсоюза, сам себя в узком кругу называет грабителем — но разыгрывать защитника рабочих ему это не мешает.
  • «Юбер Аллес»: тут таких — каждый первый (среди активистов, конечно). Может, кроме Марты.
  • Дэвид Вебер, «Флагман в изгнании», серия Хонор Харрингтон — в ходе политического кризиса антагонисты применяют в том числе и троп, маскируя его под (тоже объективно имеющее место) искренее народное возмущение личностью и деятельностью протагонистки, хотя однозначных доказательств впоследствии обнаружено не было. Сам протест предсказуемо закончился столкновением с глубоко уважающими главную героиню местными жителями и последующим разгоном драки местной полицией.
  • Майкл Крайтон «Государство страха» — верхушку движения экоактивистов интересуют исключительно пожертвования, а чтобы охотнее жертвовали, не грех и подтолкнуть природу в нужном направлении накануне того или иного экофорума.

Мультфильмы[править]

  • «Приключения поросёнка Фунтика» — собственно, вся история начинается с того, что заглавный герой отказывается дальше отыгрывать троп, собирая деньги на домики для бездомных поросят в карман госпожи Беладонны.

Веб-комиксы[править]

  • Сова — эффективный менеджер поддерживает борьбу за права. Ведь под очередное активистское событие можно загнать отличную партию тематического товара задорого. Да и качество навряд ли будет заботить тех, кто покупает только для того, чтоб выказать солидарность.

Музыка[править]

« А как у нас по лагерю речка вдоль текла,

А на вольном береге девочка ждала. Друг мой Колька клеил ласты — целил на побег, Да сдали Колю… активисты — восемь человек!

»
— Александр Новиков, «Ласты»
  • «Бабки в шапку» от Noize MC — перепевка Фунтика. Протагонист отыгрывает троп, собирая деньги на нехилый такой особнячок для бездомных поросят, но, разумеется, «Пардон, у меня телефон: — Алё, госпожа Беладонна».
  • «Комсомольский билет» группы «Объект Насмешек» — собственно, весь о сабже. Де-юре вступление в партию означает добровольное присоединение к группе единомышленников — но де-факто это выбор циничных карьеристов.
  • «Антисемиты» Высоцкого — в первых четверостишиях герой заявляет троп в версии «Зачем мне считаться шпаной и бандитом — Не лучше ль податься мне в антисемиты…» и пытается разобраться, что ж это за семиты такие, которых можно бить при одобрении народа; а ближе к концу он же уже вовсю декларирует разнообразные оправдывающие избиения обвинения.
  • Монгол Шуудан «Иди, убей Бакунина!» — у нас здесь хорошо! Всего-то надо сдать тому седому дяде карманные партвзносы! Не прокатило: не на того напали, чтобы я сдал бабло!
  • Leningrad «Химкинский Лес» — «Покупайте билеты, братья, я последний певец демократии.»