Король под прикрытием

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Итак, вы монарх. Царствуете и даже правите. В стране у вас все тихо и складно, но… терзают вас смутные сомнения, что министры вам тогось, не говорят всей правды.

Как же рассеять (или подтвердить) сомнения? Да легко: надеваете одежку попроще, кладете в карман кошель с монетами, садитесь на добра коня и отправляетесь по стране гулять, чтобы получить информацию из первых рук.

Конечно, такой разведрейд — занятие небезопасное. Вас могут ограбить и даже убить в темном переулке, если не опознают. Или совершить на вас покушение, если опознают. Но это еще полбеды. Беда в том, что нечистые на руку министры, боясь разоблачения, могут воспользоваться вашим уязвимым положением и вовсе устроить дворцовый переворот. Или враги, узнав, что у вас есть такая полезная для них привычка, захватят вас в плен…

А, ну и самое главное: если вы не парвеню, взобравшийся на трон из низов и знающий жизнь, а выросли во дворце, вы постоянно будете влипать в неприятности.

В общем, чтобы работать королем под прикрытием, нужно как следует организовать это самое прикрытие.

Бывали также монархи, которые работали этот номер просто так, ради веселья.

Примеры[править]

Мифология и религия[править]

  • Сиддхартха Гаутама, ничего не знавший о жизни вне дворца, организовал себе такой выход под прикрытием. «Четыре зрелища» из жизни простых людей: нищий старик, больной человек, разлагающийся труп и отшельник, побудили его уйти из дворца навсегда и принять аскезу, как учение и образ жизни. После этого Гаутаму стали называть Будда Шакьямуни.

Фольклор[править]

  • «Тысяча и одна ночь», Гарун аль-Рашид. Почти кодификатор.
  • Старый англоязычный анекдот про пьяного мужика, справляющего нужду на стену королевского дворца: «Е**л я вашу королеву!»[1].
  • Бесчисленное количество анекдотов и сказок о том, как Пётр Первый гулял по городам и весям, одетый как простой… ну, как простой дворянин.
  • Один в скандинавских мифах любит зайти в гости к обычным людям под личиной простого путника.
    • Однажды забрел к христианину, был опознан и выкинут на мороз.
    • В саге «Путешествие Тора в Утгард» Тору и его спутникам, прибывшим в Утгард, встретился великан по имени Скримир, который изрядно их потроллил. Затем они попадают к правителю Утгарда по имени Утгардалоки, и тот сообщает, что он и был тем самым Скримиром.
  • «Белоснежка». В ряде версий королева сама, под видом нищенки отправляется травить соперницу. В спектакле Н. Сац этот момент обыграли, когда придворный учил королеву правдоподобно просить милостыню.

Театр[править]

  • Пьесы, где хороший правитель инкогнито странствует и смотрит, как живет его народ — «Мера за меру» у Шекспира, «Счастливые нищие» у Гоцци.
  • «Князь Владимир» (1943) Ольги Форш и Григория Бояджиева — заглавный герой, вдвоем с Алешей (надо понимать, поповичем), бродящий по Киеву и видящий страдания киевлян от варяжских наемников. Помимо прочего. принимает участие в возведению (по воле варягов же) каменотесами (!) капища.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. С. Пушкин, «Капитанская дочка» — Екатерина Великая гуляла по саду и скрывала свою сущность от Маши Мироновой, помогая ей тайно.
    • Впрочем её прикрытие состояло только из отсутствия слуг и того, что она не называла Маше своё имя.
  • А. П. Чехов, «Шило в мешке» — с фитильком, так как Петр Павлович Посудин не царь, а только высокопоставленный губернский (по-видимому) чиновник, желающий инкогнито явиться в уездный город и взять с поличным местное начальство. Увы, из беседы с возницей протагонист выясняет, что всей округе известны не только его «тайные» поездки (выдают манеры и привычки), но и его тщательно скрываемый алкоголизм, и даже все его любовницы поименно…
  • У Сергея Алексеева среди рассказов о Петре Первом описано несколько исторических анекдотов. Пётр то под видом обычного капитана-артиллериста собственноручно вытаскивает пушку из грязи, то подрабатывает на иностранцев в качестве лоцмана, ещё и деньги за труды брать не гнушается.
  • Вейская Империя — Император Варназд решил как-то заняться этим на досуге. Пока гулял под присмотром Нана, еще ничего, а вот как вышел один — сразу влип в неприятности.
  • Сварог Барг, король королей, обожает этот троп. У него и вышколенные-беспалевные телохранители имеются, и спецслужбы к его услугам, и заклятьем фальшивой личины он владеет. В общем, прикрытие организовано на славу.
    • Впрочем, уже дважды такое прикрытие доводило протагониста до весьма серьёзных неприятностей.
    • Инверсия в начале пути — для прикрытия своих ларских титулов, Сварог совершенно законно представлялся бароном Готара. Конечно, вольные ярлы Пограничья это правители вида «третий сорт — не брак», но тем не менее. Правители Вольных Маноров вон, тоже короли (хоть лишены даже возможности возводить людей во дворянство) — и ничего.
  • «Хроники странного королевства» — Шеллар обожает инкогнито общаться с новыми переселенцами. Правда, Ольга опознала его по трубке, а при Гарри его случайно запалил Кантор.
  • Олди, «Я возьму сам» — инверсия. Аль-Мутанабби, попавший в незнакомый мир и неожиданно для себя ставший шахом Кабира, желает пройтись по городу инкогнито. Лишь после прогулки ему разъясняют, что маскировка не имела смысла: фарр, мистическую сущность монарха, никак не спрячешь. Впрочем, раз он желал быть неузнанным — подданные, уловив это желание, вели себя так, будто действительно его не узнавали.
  • Б. Акунин, «Детская книга» — этот номер любит проворачивать Юрка Отрепьев, он же царь (Лже)Дмитрий.
  • Анатолий Дубровный, «Листик. Дочь дракона» — Листик с Миллисентой поступают так часто. Началось с того, что Листик (баронесса Дрэгис) несколько раз спасла наследницу престола Миллисенту и стала сестрой-по-обряду. Для маскировки их отправили в местную академию магии как старшую и младшую сестер Дрэгис (сохранив реальное положение дел в тайне даже от некоторых преподавателей), а на тех мероприятиях, где требуется присутствие наследницы, выставляя магическую куклу и двух «телохранительниц». Позднее они не раз маскировались: то просто под сестер-дворянок, у которых сгорел замок и они идут, куда глаза глядят, то под свиту королевы Миллисенты и принцессы Листик. От почти любой угрозы они могут либо уйти порталом (Листик умеет, тратя, правда, совершенно дикое количество энергии), либо просто улететь.
  • Евгений Лотош — в цикле о Демиургах встречается очень часто. То Джао (создатель конкретно этого мира (в смысле звезды с планетой) в прямом смысле, как астрономического объекта) вступает в состав тайной организации, которая хочет сделать мир лучше. То (значительно позднее) его агент, а позднее и он сам, маскируются под рядового члена отряда, идущего свергать Темного Властелина (при этом Джао раскрывает себя только в самом конце), то воспитанницы Джао упорно играют в обычных девушек, в результате ну очень невероятного стечения обстоятельств ставших во главе одного из государств планеты, последнего где пока еще нет нормальной власти. Спецслужбы в курсе, пусть и в самых общих чертах, кто такой Джао и его коллеги и что они могут, все же развитые страны Текиры уже орбитальные обсерватории строят и создают андроидов, проходящих тест Тьюринга, уж отследить, что у них работают чужие сети влияния они могут, но Демиурги не хотят идти на открытый контакт.
  • Андрей Белянин, «Тайный сыск царя Гороха» — царь-батюшка Горох любил в молодые годы надевать простонародное платье и выходить из царского терема. Частенько наведывался и на Лялину улицу (местный аналог квартала красных фонарей), где его «удовлетворяли», а платы не брали. И он всё ещё считал, что его никто не признаёт! Да и в книгах иногда одевается как обычный стрелец, правда, спутать его с кем-то ещё сложно: обычно все просто подыгрывают ему.
  • Михаил Щукин, «Цикл о Майе» («Рабыня» и остальные) — принцесса Иллисиана. Во время первого побега Майи, правда, была уважительная причина — Майя её взяла в заложники, а потом обстоятельства сложились так, что вот так просто отпустить её никак было нельзя. Позже Майя и Иллисиана во время своих коротких побегов ненадолго отлучались в город — обычно в таверну к наёмникам, с которыми познакомились во время первого побега. При этом договаривались с охраной, что парочка не мешает их отслеживать и что про новую найденную дырку в системе охране дворца им потом сообщают. Для прикрытия использовались голомаски. Майю даже обвинили в присвоении титула личной рабыни принцессы — мол, играет хорошо, но всем же очевидно, что не это она.
  • Сергей Садов, «Преодоление». ГГ. «- А что там продолжать? Ты же все слышала у Торна. Вот это и рассказал. Ну а то, что никто не догадался, что девчонка-замарашка, притворяющаяся мальчишкой и тащившаяся в кандалах в рабском караване, и встреченный мною маг, снявший печати, один и тот же человек… разве я в этом виноват?». И такие развлечения она продолжает. Почему сюда? А потому что маги Алкены сами себя считают, и вообщем то оправданно, чем то большим чем всякие там скулики. Аристократия существует только по разрешению магических домов. Любой маг может с любым человеком сделать что угодно и последствия если будут — то только если эти скулики имели печать «друзей магов» от другого магического дома. Люди-скулики все это знают и кое как живут. ГГ при этом вообще то глава Дома Интерфекторов (титул главы — не формальность, ну и что с того что Интерфекторы уничтожены давным давно и если она раскроет инкогнито, за ней будет тотальная охота).
    • А этот пример просьба изложить менее косноязычно.
  • Алексей Пехов, «Хроники Сиалы» — так говорят про короля Сталкона, правителя Валиостра. Он действительно крутой король.
  • Метавселенная Рудазова — Ванесса, завоевав серый плащ, периодически снимала его и разгуливала по стране под видом иностранки. Вылилось это всё в масштабные реформы, которые даже такой традиционалист как Тивилдорм Призрак не мог не приветствовать.
  • Волкодав:
«

Человека, как раз свернувшего с торговой площади к ним на улицу, знал весь Кондар. Господин Альпин, будущий конис, приходился ему родным братом. И притом младшим. Старший брат был весьма уязвлён величайшей, как он полагал, несправедливостью. В самом деле, ну какая беда, если он с юности только и знал заботы, что растрачивать рано доставшееся наследство?… Кондар видывал правителей и похлеще… Вот уже лет пять он усердно запивал обиду вином, но всё не мог проглотить. Любимым же развлечением Беспутного Брата (так называли его в городе) было переодеваться простолюдином, таскаться вечерами по шумным трактирам у пристани и, ввязываясь в кулачные потасовки, сворачивать челюсти и носы. Все трактирщики давно привыкли к нему и помнили, что он страшно сердился, когда его узнавали. То есть на самом деле не узнавали его только пьяные до изумления. Однако что ты будешь делать со своенравным вельможей, которому непременно нужно было бить бутылки, переворачивать столы и задирать подолы служанкам?… Тем более государь Альпин без разговоров оплачивал все расходы…

»
— «Право на поединок»

На других языках[править]

  • В Скотт, «Айвенго» — Ричард Львиное Сердце возвращается из австрийского плена инкогнито в чёрных доспехах, охотно откликаясь на кличку «Чёрный лентяй» (так таинственного рыцаря прозвали за то, что он приходил на помощь лишь в последний момент).
  • Он же, «Квентин Дорвард» — любил погулять инкогнито и Людовик XI. «Да и я сам, сказать по правде, имею кое-какие связи» ©.
  • В. Гюго, «Собор Парижской Богоматери» — Людовик XI посещает Клода Фролло, представляясь кумом Туранжо и аббатом монастыря блаженного Мартина. Только после его ухода Клод соображает, что аббатом этого самого монастыря по уставу считается король Франции.
  • Александр Дюма, «Три мушкетёра»:
    • Бекингэм, приехавший в Париж (где его слишком много могущественных людей знают и ненавидят), спокойно появляется в городе, переодетый мушкетёром, и при встрече полагается лишь на собственную шпагу, как простой военный.
    • В «Двадцать лет спустя» Мазарини в одежде простого дворянина решил проехаться по взбунтовавшемуся Парижу, проинспектировать посты. Узнал о себе много интересного. Да, он не король — но любовник королевы-регента.
    • Там же на этот троп Атос с Арамисом уговаривают пойти Карла I перед генеральным сражением с армией Кромвеля. Не помогло.
  • Он же, «Графиня де Монсоро». Шут Шико подбивает короля Генриха III на такую прогулку по Парижу, дабы немного вправить мозги слишком благодушному монарху. Услышанное на улицах королю не понравилось, а его миньонам ещё и не поздоровилось. Но нужный эффект достигнут был.
  • Марк Твен:
  • Толкин, «Кузнец из Большого Вуттона» — подмастерье пекаря Альф оказывается королем Волшебной Страны.
  • «Король Матиуш Первый» Януша Корчака: Матиуш с приятелем сбежал из дворца на войну, где, под вымышленным именем и неузнанный, стал сыном полка.
  • «Проклятые короли» — здесь так ведет себя Филипп IV. Подданные делают вид, что верят.
  • Ещё один случай с «кем-то покруче короля»: сам Смерть решил взять отпуск и пожить среди людей в романе «Мрачный жнец». Хотя для него «халтурить» в порядке вещей. Иногда палится не по-детски, особенно когда взялся косить траву: профессиональная этика потребовала срезать каждую травинку индивидуально.
  • Шарлотта Юнг, «Голубица в орлином гнезде» — германский император Максимилиан, крутой король, то, переодевшись простым рыцарем, взбирается для развлечения на шпиль высоченного готического храма, то, также переодетым, приходит в одиночестве в замок непокорных баронов-разбойников, чтобы убедить их наследника служить короне.
  • Она же, «Пленный лев» — шотландский король Яков, выросший в плену у англичан, инкогнито возвращается в Шотландию, где ему приходится скрываться от родственников, желающих узурпировать трон. Английский король Генрих V и его брат при первом появлении также выдают себя за простых дворян.
  • «Колесо Времени» — педаль в пол. Отрёкшийся Равин, подчинивший себе королеву Моргейз при помощи приворота, не знал, что для неё анонимные выходы «в народ» — это как для Жени Лукашина 31 декабря в баню сходить. Кстати, не узнали ни разу. И просто не подумал запретить ей что-либо подобное. А у неё, соответственно, и мысли не возникло, когда она переодевалась и тайком выбиралась из дворца, что любимому это может не понравиться. Тут уж любая Сила бессильна. Ну а вдалеке от дворца, в прямом общении с народом, голова как-то начала приходить в порядок. Она, конечно, не могла знать всей подоплеки, но теории когда-то обучалась, сложила в итоге два и два и поняла, что во дворец лучше не возвращаться…

Фанфики[править]

  • Такими делами может заниматься и кто-то повыше короля. Так, в ЧКА единственная вылазка Мелькора за стены Аст Ахэ была именно что путешествием «Властелина под прикрытием». В таком виде он успел пожить среди людей, пообщаться с ними и сделать подарок человеческому ребёнку.

Кино[править]

  • «Ученик лекаря» — пародия на троп. XIV столетие. Молодой царь болгарский совершает такую прогулку — но кончается она нелепым скандалом: царю засветили в морду какие-то гопники, которые этого парня на раёне в околотке раньше не видели. От первого порыва «всех казнить» царя удержал министр, сопровождавший его. Мудрый старик резонно возразил: «Ты желал быть неузнанным, государь — тебя и не узнали».
  • «Табачный капитан» — похожий случай. Когда холоп Иван «ручно» утихомиривает разбушевавшегося царя Петра, тот возмущен: как посмели его коснуться! На что Иван отвечает, мол, по царскому указу персону государеву ничем от прочих не отличать.
  • «Багдадский вор» — злоключения халифа, внука Гаруна, начинаются с того, что по совету предателя-визиря он отправляется в город неузнанным.
  • Падме Амидала же! Решила прогуляться даже не по своей планете, а по враждебной планетке третьего мира — Татуину, переодетая служанкой. В компании рыцаря-джедая, конечно, так что это было не так уж и безрассудно. А вообще, она регулярно работала этот номер у себя дома и в дипломатических поездках, оставляя на своём месте кого-то из служанок-двойниц в парадных королевских регалиях.
    • Ее дочь Лея Органа, сначала принцесса Альдераана, затем госпожа президент Новой Республики, провела под прикрытием немало лет своей жизни. Военное время и работа с Сопротивлении обязывает, хотя потом эпизодов тоже хватало.
  • В одном из фильмов трилогии Тахира Сабирова по мотивам сказочного цикла «Тысяча и одна ночь» царь Шахрияр вместе с визирем Джафаром ночью прогуливается по городу и нарывается на грабителей, нанятых его спутником. Спасает государя главный герой фильма. А вот ночному стражнику на башне повезло меньше — если не заметил происшествия, значит, голова его ни к чему, решает правитель.
  • «Моё свидание с дочерью президента» — президент США сбегает от охраны и направляется разыскивать дочь вместе с отцом парня. Не все его узнают, кстати, а отец парня вообще считает его за дурака (правда в конце всё-таки голосует за него).
  • «Принц и я» — датский кронпринц Эдвард едет в Америку и вступает в университет как обычный студент (если не считать его дворецкого), надеясь подцепить какую-нибудь американку. Там он влюбляется в студентку медицинского факультета, но не говорит ей правду о себе. Разумеется, она всё равно узнаёт об этом.
  • «Поездка в Америку» — аналогично про принца Замундии, устроившегося полотёром в «Макдональдс» «Макдуглас».
  • «Римские каникулы», 1953 — почти сюда. Не вписывается в троп только то, что «прикрытие» не знало о статусе принцессы.
  • «Джек — покоритель великанов» — принцесса Изабель любит болтаться по городу инкогнито, влипая в неприятности.

Телесериалы[править]

  • Galavant — Гарет хочет пойти в бар и подраться, как всегда делал на свой день рождения, но его все узнают и наносить ему первый (а также второй и третий удар) никто не хочет.
  • «Великолепный Век» — султан Сулейман и его сыновья.
  • «Великолепный Век. Кёсем» — султан Мурад. Для народа его выходы, как правило, заканчивались плачевно.
  • «Дворец Абдин» — прогулка хедива с любимой наложницей, выросшей на улицах, по Каиру.
  • Драма «Мито Комон» — вице-сёгун на пенсии путешествует под личиной торговца всего с двумя воинами.

Мультфильмы и мультсериалы[править]

  • Аладдин:
    • В фильме принцесса Жасмин покидала дворец под видом простолюдинки, но не для ревизии, а от скуки. Один из таких рейдов почти закончился фатально, но тут подоспел протагонист
    • Обоснуй в сем случае прост: мало кто знает, как принцесса выглядит, телевизоров тогда не было.
    • Контробоснуй: Жасмин не узнал и начальник стражи, которого положение обязывало знать в лицо дочку босса.
    • Он её и узнал, но только когда упал капюшон. К тому же там было темно.
    • В сериале поумневшая героиня всё равно иногда покидала дворец в тех же «простолюдинских шмотках».

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Двенадцатицарствие — Сёрю обожает этот троп. Один раз дошло до того, что он нанялся солдатом в армию мятежного губернатора, который готовил против него, Сёрю, гражданскую войну. Показал такую сноровку, что быстро был произведен в сержанты, потом в офицеры… Так и до командующего бы дошел, но для этого требовалось принести голову государя — то есть, свою собственную. Что было несколько затруднительно.
    • Йоко по совету Сёрю тоже какое-то время решила пожить в провинции своего царства как простая студентка. Даже успела поучаствовать в мятеже против собственного режима.
  • Code Geass — Юфи, пожалуй, единственная девушка в королевской семье, кого не коснулся эффект горностаевой мантии. В первый же момент ее знакомства с Сузаку она косит под простую студентку, в отеле на озере Кавагучи — под туриста, во время университетского праздника в академии Эшфорд — под журналистку. И всегда эффектно палится под наплывом благородных чувств и стремления защитить ближнего.
  • Izetta: The Last Witch — принцесса Финэ регулярно сбегала инкогнито, чтобы поесть своих любимых пирогов в одном кафе. Хозяева и гвардия с самого начала были в курсе.
  • Princess Principal — принцесса Шарлотта не стесняется работать вместе со своими подругами под прикрытием, если того требует операция. Так, она инкогнито, под чужим именем работает в прачечной — сначала простой прачкой, потом управляющей. Интересно, что при этом она не пользуется какой-либо маскировкой, а лишь скромно одевается и убирает дворцовые манеры, сохраняя вежливость и обходительность — просто люди и помыслить не могут, что это может быть принцесса, а не просто обедневшая воспитанница пансиона для благородных девиц или бывшая содержанка.
  • Sailor Moon — в первой адаптации это четвертый сезон, когда в Токио попадает принцесса Рубина.

Реальная жизнь[править]

  • Император Нерон. Мало того, что с компанией гуляк таскался по злачным местам Рима (в том числе приглядывая красивых девушек и юношей), так еще и выступал на сцене инкогнито. И не дай боги кто-то из зрителей заснёт! Император очень ревностно относился к своему актерскому таланту.
  • Ричард Львиное Сердце после поражения от Саллах ад-Дина, доплыв до Италии, возвращался оттуда домой пешком под видом паломника, но поскольку это не сказка, то его опознали и взяли в плен, потребовав за него королевский выкуп. А прокололся он на том, что пытался заплатить золотыми монетами за еду вместо оплаты медью.
  • Юный император Чжэндэ из династии Мин, вступивший на трон в 14 лет. Любил так разгуливать по городу с несколькими фаворитами, где его неоднократно пытались убить, и было за что — по всей стране горели крестьянские восстания. По совместительству являлся крутым и глупым, а по некоторым сведениям был ещё и безумным.
  • Другому императору, Цяньлуну, обязан своим возникновением китайский обычай стучать пальцами по столу в благодарность за налитый чай. Однажды Цяньлун переоделся простолюдином вместе с советниками и, зайдя в чайное заведение, соизволил собственноручно угощать спутников чаем. Те, опешив от того, что им наливает чай аж сам император, хотели было пасть на колени, но вовремя вспомнили о конспирации и лишь постучали по столу согнутыми указательным и средним пальцами (как бы изображая вставшего на колени человечка). Так это постукивание и вошло в обычай, живущий по сей день.
  • Дмитрий Донской был королём (великим князем) под прикрытием в прямом смысле. Перед Куликовской битвой он вручил свои хорошо узнаваемые парадные доспехи, плащ и коня своему приближённому, боярину Михаилу Бренку, весьма похожему на Дмитрия Ивановича с лица. Бренок в битве косплеил князя — и погиб. А сам князь тоже отправился, мягко говоря, в совсем не безопасное место, в передовой полк, где сражался в броне простого ратника и был ранен.
    • До сих пор не утихают споры о том, зачем ему это понадобилось. Кто-то восхищается близостью князя к народу, кто-то, напротив, клеймит за трусость (догадывался, видать, что подставного князя точно убьют!). Хотя, как было сказано выше, передовой полк — вовсе не безопасный тыл.
  • Лжедмитрий I — сей троп знал, любил и практиковал очень часто, к искреннему ужасу своей охранки и лояльных бояр.
  • Густав II Адольф зачастую путешествовал инкогнито как «полковник Гарс» (аббревиатура от (G)ustav (A)dolf (R)ex (S)ueciae — «Густав Адольф, король Швеции») — под этой личиной он познакомился со своей женой, Марией Элеонорой Бранденбургской.
  • Карл II Стюарт (король Англии, Шотландии и Ирландии) в 1650 году прибыл в Шотландию и был там коронован. Потерпев поражение в битве при Вустере 3 сентября 1651 года, он некоторое время скрывался в Англии (за его голову была назначена огромная награда).
  • Карл XI Шведский. Заработал прозвище «Серый плащ»: будучи редким скопидомом, находящимся в конфликте с собственным дворянством (шведская редукция), часто облачался во все серое и неузнанным посещал суды, церкви и прочее. Если видел халатное исполнение своих обязанностей — жёстко наказывал виновных, вплоть до отставки и суда.
    • Интересно, не с него ли скопировано поведение Ванессы Внезапной у Рудазова? Ей, правда, для маскировки приходилось серый плащ снимать. А Инанна в том же сеттинге для конспирации серый плащ как раз надевала, за что и получила аутентичное прозвище, но занималась при этом совершенно другими делами.
  • Царь Пётр I в 1698 году отправился в Европу в составе «Великого Посольства» под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова. «Инкогнито» было фиктивным: правители иностранных государств встречались с Петром именно как с главой государства.
  • Павел I в молодости (еще цесаревичем) совершил путешествие по Европе под именем князя Северного. Опять же, «инкогнито» было достаточно условным — окружающие знали, кто перед ними. Зато подобное положение позволяло избегать официальных церемоний.
  • Наполеон в походах любил, надев неприметную шинель, погулять по лагерю и послушать, что о нём говорят в войсках. Правда, приметная фигура и походка моментально деанонимизировали императора, и окружающие говорили о нем только хорошее.
  • Император Николай I любил гулять по ночному Петербургу под видом простого офицера. Известны (точнее, вошли в легенду, что не есть одно и то же) два случая, когда, инспектируя посты, он нашёл дежурного офицера спящим. В первом случае он разгневался, грохнул кулаком об стол — и офицер, узрев гневное величество, умер на месте от разрыва сердца. Николай очень сожалел и назначил семье покойного изрядную пенсию. Во втором случае он решил проверить лежащий перед спящим дежурный журнал и обнаружил следующее: «Я проиграл десять тысяч рублей казённых денег. Осталось только застрелиться — кто может оплатить такой проигрыш?» Проснувшись, офицер обнаружил на столе перед носом стопку ассигнаций, а в журнале приписку: «Я могу — [подпись] Николай».
  • Строго говоря, гулять вокруг Зимнего любили все русские императоры и императрицы. Екатерину II подловили во время прогулки и вручили ей жалобу на Салтычиху. А Александра II подловил революционер Соловьёв с револьвером. После этого от прогулок по городу пришлось отказаться.
  • В. И. Ленин:
    • Всегда ездил по улицам на обычной машине, без охраны, и был не прочь пообщаться с народом. И однажды дообщался до того, что какой-то налётчик гопанул у него машину. Пришлось Ленину возвращаться домой пешком. Хорошо хоть, ни его, ни шофёра не убили — так сказать, разбой без мокрухи.
    • А еще Владимир Ильич был заядлым велосипедистом — нет информации, что он катался на велосипеде после революции (предельная занятость, далее ранение вражеским агентом и последовавшее ухудшение состояния здоровья), однако, находясь за границей, он активно использовал велосипед и как городской транспорт и в рекреационных целях, участвовал в групповых покатушках в горы. Несколько раз попадал на велосипеде в ДТП, получал легкие ранения. В общем, встретить вождя на улице, верхом на велосипеде было вполне реально.
    • Желание общаться с народом непосредственно и совершенное пренебрежение собственной безопасностью сильно подвело Владимира Ильича при покушении на заводе Михельсона — каких-либо мер по охране не предпринималось вовсе, доступ на мероприятие был свободным, присутствующие не обыскивались. Террористка подошла почти вплотную с оружием, произвела три выстрела (два попадания) и почти сумела скрыться — даже весьма посредственная охрана такого бы не допустила, тем более, что на тот момент враги резко активизировались, да и на самого Ленина это было уже не первое покушение. Чуть более профессиональная работа убийц также могла бы повернуть историю по-другому…

Примечания[править]

  1. В оригинале ещё лучше: «I fuck your Queen!», игра значений настоящего простого времени с выходом на смысл «делаю это регулярно».