Королевства — хорошо, а империи — плохо

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Любая Империя —
Говно, в это верю я.
»
— Из эпиграфа к «Фронтам»

Представим себе два государства.
В первом правит монарх, чья власть абсолютна и ничем не ограничена. Во втором правит монарх, чья власть ничем не ограничена и абсолютна.
В первом никто даже и не слышал о конституции, толерантности и правах человека. Во втором — та же фигня.
В первом всем заправляет военная аристократия. Во втором… ну, вы поняли.
В первом государстве на залитых солнцем зелёных лугах пасутся серебряные единороги, рыцари в сияющих доспехах объезжают на белых конях волшебные леса, где живут эльфы, а в кабинете на вершине башни с разноцветными витражами сидит мудрый чародей и смотрит в хрустальный шар.
Во втором — орда закованных в грязные латы орков, выстроившаяся ровными квадратиками перед цитаделью Властелина, скандирует во все хриплые глотки: «зип файл!», на каторге в шахтах доживают свои последние месяцы пленные рабы, в выжженных пустынях жрут друг друга и зашедших случайно путников мерзкие твари, а посреди всего этого безобразия сидит главгад, оглашая окрестности демоническим хохотом со своего украшенного черепушками трона.
Знакомьтесь: Королевство и Империя.

Истоки[править]

Почему? Потому что империи воюют и захватывают земли, а королевства, по мнению романтично настроенных авторов фэнтези, исключительно защищают свою гордую независимость. Империи укрепляют свою власть и везде насаждают единовластие, уравниловку и культ бога-императора, а в королевствах король местный, ближе к народу и как-то душевнее. В королевствах тишина, пастораль, романтика фэнтези во все поля и эльфы на свирелях играют, а в империях — суровая реальность, социальное расслоение и атомизированное мануфактурное общество. Так что злые империи и добрые королевства — неотъемлемый атрибут СФС.

Одна из причин появления тропа — национализм. История любой страны в патриотической версии состоит из того, как наши предки героически оборонялись от бесчисленных орд противника и в неравном бою отстояли священную независимость. Благодаря чему народом правит (и подати с него собирает) наша, правильная местная элита, и власть её не ограничивает никакой император. Мысль, что в составе многонациональной Империи жизнь у простого народа, вероятно, была бы примерно такой же, как в национальном Королевстве (а центральные власти могут ограничивать произвол местных), ставит под вопрос, зачем государству вообще существовать. Поэтому из национальной культуры её обычно гонят (если только государство само не позиционирует себя как Империю или Федерацию — но таких государств и не бывает много).

Да и без национализма, когда андердог побеждает чемпиона — это просто интереснее, это более яркая история. Чтобы болеть за Империю, нужно обладать определённым складом характера, а большинство привычно болеет за слабого, которого «обижает» сильный. По той же причине повстанцы в массовой культуре почти всегда правы.

А вообще, это было ещё в книгах Томаса Мэлори о Короле Артуре. Это, конечно, не отражает исторические события, но сюжет романа «Повесть о короле Артуре и императоре Луции» таков: Рим решает вновь обложить данью ранее подвластные земли, но храбрый Артур собирает под своим началом прочих королей и рыцарей и даёт отпор, пользуясь тем, что и в его жилах есть немного императорской крови, и после победы его коронуют как Императора, и он фактически становится правителем всей известной на тот момент земли (возможно, у Толкина это нашло отражение во власти над Средиземьем, полученной в конце Арагорном). На стороне Рима воют страшные великаны, а также правители и воины Персии, Сирии, Индии, Египта, Испании, характеризуемые сэром Мэлори как грязные язычники (возможно, отчасти повлияло на то, что на стороне Мордора люди Юга и Востока).

Вариации[править]

Нет мира под оливами[править]

Королевство у нас в принципе положительное, однако в неумеренную идеализацию автор всё же не впадает. Наряду с общей здравостью выпукло показаны и пороки, и социальные бедствия — в общем, теневые стороны действительности. А возможно, есть Хорошая Империя — но тогда это будет Феодальная Империя, которая Империя потому, что представляет собой некий конгломерат из королевств и княжеств поменьше, а никакой экспансией уже не помышляет и единых порядков на своей земле навести не может. И очень может статься, что это вот королевство (или союз королевств, или Хорошая Империя) принципиально противостоит некоей гадкой-прегадкой Империи Зла — или местным приспешникам и союзникам оной.

  • Дэвида Эддингс, «Белгариад» — Союз олорнов (в составе этого Союза есть и Толнедрийская Империя (sic!)) в
  • Александр Бушков, «Сварог»
  • Final Fantasy XV - подчеркнуто благородное королевство Люцис против зловещей империи Нифльхейм.

Серо-серый сеттинг[править]

Не только положительность рекомого королевства несколько (вариант: крепко) сомнительна, но и империя-антагонист не так уж и гнусна — просто она морально кое в чём на самую капельку попаршивее, чем рекомое королевство. Но при этом она и организованнее его, одновременно в хорошем и плохом смысле… ну, на то она и империя, чтобы было больше порядку; какой ценой — другой вопрос. И эта Империя уж точно склонна к экспансии ради экспансии — но тут ничего личного; просто, когда ресурсов больше — это всегда приятнее, чем когда их меньше.

  • «Белгариад» и его сиквел «Маллорион» — Маллорийская империя.
  • А. Сапковский, «Саге о ведьмаке» — Нильфгаардская империя. Принципиально не лучше и не хуже северных королевств: с одной стороны, терпимее к нелюдям, с другой — помешана на экспансии и вообще первая напала.
    • В серии игр получилась инверсия: толерантный псевдокельтский Нильфгаард, управляемый мудрым Эмгыром, тут выглядит чуть ли не предпочтительнее ксенофобов-северян. А вот в сериале продавили педаль в пол, сделав из нильфов карикатурный Мордорейх.
  • ПЛиО — Ланнистеры, Баратеоны, обитатели Эссеса.
  • Хадаган в Аллодах (Империя в Аллодах Онлайн). В первой и второй части герой — каниец (отсылка к европейцам и славянам), а Хадаган выписан схематически. В «Проклятых Землях» аллод Суслангер — лютая восточная деспотия с рабовладением, постоянной слежкой, некромантией. Однако это живые люди, а не «зло по умолчанию»: главный герой объединяется с местными революционерами, вольными торговцами, опальным некромантом. В Аллодах Онлайн Империя (хадаганцы, орки и кибер-нежить Зэм)— игровая фракция, что исключает её из категории чистого зла по факту. Строй Империи — тоталитарная монархия с идеологией милитаризма и вождизма. Эстетика более всего похожа на сталинский и брежневский СССР с лёгким восточным флёром. По ходу прохождения сюжета, выясняется обилие у имперцев «своей правды». В случае нападения демонов или другого абсолютного зла, канийцы с хадаганцами вполне могут объединиться.
  • Ещё можно вспомнить мир фэнтезийного (не сорокатысячного) Вархаммера, где есть Империя, живущая в просвещённом абсолютизме с инквизицией, университетами и зарождающимся капитализмом, а есть Бретония, которая из себя представляет типичное Королевство, паладины, ищущие Грааль, включены. При этом оба государства — явно «серые».

Ряженые под Рим[править]

Если империя копирует древнеримскую, то в наличии имеется ещё и сенат; абсолютную власть римский император формально имел не в качестве собственно монарха, а в качестве пожизненного диктатора, пользующегося доверием этого самого сената.

  • «Звёздные войны» — Галактическая империя Палпатина зародилась именно так: сенат сам отдал власть в руки канцлеру, хоть и благодаря его, канцлера, интригам.
    • Хотя там была такая республика, что не лучше империи — тоже было много бюрократии и плевания на жителей республики. Но с джедаями и без Звезды Смерти, предназначенной для стрельбы по своим (!) мятежным планетам (это примерно как если бы ИРЛ существовали Внутренние Ракетные Войска Стратегического Назначения).
      • Хоть, в масштабах Галактики — стрельба по одной планете выглядела вполне себе заурядной такой КТО а-ля «разбомбить талибские палатки за 10 баксов». Кстати, из Звезды Смерти можно было стрелять и не по совсем своим (в роде официально не обитаемых планет, но с фактическими базами уголовников всех видов) и по чужим (в роде южань-вонгов, которые уже не канон)
    • В конечном итоге, после уймы проб и ошибок, имперцы смогли создать нормальное государство без Тёмной Стороны и Звёзд Смерти — Империю Феллов. Увы, только лишь в расширенной вселенной, которая нынче каноном не считается.

Реальная жизнь[править]

  • Национально-освободительные движения (оцените даже сам термин!). Считать их однозначным благом типично для западной историографии и культуры в целом. Любой, кто борется за независимость от более крупного государства, по умолчанию считается прав. Хотя, по иронии, чаще всего эти движения были отнюдь не за демократию (и до XX века обычно порождали именно королевства, не республики), а их идеология по нынешним меркам вообще считалась бы ярым национал-шовинизмом.
  • Ни король, ни император не могут похвастаться безграничной властью, просто по причине феодализма континентально-европейского типа: «вассал моего вассала — не мой вассал». А особо сильный вассал короля или императора способен чуть ли не в открытую игнорировать приказы. Если только империя — не абсолютная монархия, тогда фиг там кто поперёк воли монарха (как бы он ни назывался) пойдёт — если, конечно, речь о тех людях и владениях, над которыми у империи есть реальная власть, а не сугубо формальная, при том, что те по факту принадлежат другим государствам.
  • Прусский король, будучи вассалом императора, умудрялся воевать против своего сюзерена даже в эпоху абсолютизма!
    • Справедливость ради, Священная Римская Империя значимую часть своей истории была не единым государством, а союзом между неисчислимым количеством феодалов, где император, в основном, не вмешивался во внутренние дела имперских территорий. В XVIII веке прусская армия была одной из сильнейших в Европе, в том числе из-за отличной организации. Как итог, очень спорно утверждать, что соизмеримое по силам Прусское королевство считало себя австрийским подданным.
      • Справедливости ради, говоря о Пруссии, если отбросить немецкую пропагандистскую шелуху, то сильнейшей ее армия была очень недолго, примерно 20 лет - от Мольвица до Кунерсдорфа. А до и после Фридриха о нее вытирали ноги все кому не лень вплоть до Ватерлоо. И насчет "отличной организации" тоже спорно, например Суворов прусские военные порядки сильно недолюбливал.
  • Греко-персидские войны. Принято «болеть» за эллинов, и не только в истории про Ксеркса и 300 спартанцев, когда злые персы нападают на гордый свободолюбивый народ, но и когда этот гордый народ во главе с Македонским в свою очередь завоёвывает персов (то есть делает то же самое, за что мы только что ненавидели Ксеркса). На самом деле никакими демократами и борцами за свободу ни Леонид, ни Фемистокл, ни Александр не были — порядки в рабовладельческой Греции были во многом даже похуже, чем в Персии. Но разве не круто, когда маленький, но крутой Давид раз за разом нагибает огромного Голиафа?

См. также[править]