Конец — моральный переворот

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Конец - моральный переворот»)
Перейти к: навигация, поиск

Нет-нет-нет, в фактологии сюжета в конце фантастических переворотов в конце не будет. Мамочка-убийца не окажется внезапно давно мёртвой, убитый судья не окажется внезапно живым убийцей, гуру главного героя не окажется внезапно его собственным альтер эго. Обычный конец-переворот базируется на ненадёжном рассказчике, здесь такого нет, всё что вам говорили прежде — это правда, и всё закончится более-менее в основной канве сюжета. Но! Мораль всего произведения последний эпизод очень основательно пошатнёт, если не перевернёт.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Дж. Свифт, «Путешествия Гулливера», четвёртая часть. Всю книгу автор рассуждает о порочности людей, изобразив их в образе йеху — тех же людей, только опустившихся до уровня обезьян, мерзких, гнусных и способных творить лишь зло. В противовес йеху автор ввёл в произведение разумных лошадей-гуигнгнмов — существ добрых, благородных и мудрых. Во время пребывания в стране гуигнгнмов Гулливер наблюдает за йеху, сравнивает людей с ними и с гуигнгнмами и в конечном итоге приходит к выводу, что люди порочны от природы, так как абсолютное большинство людей, по его мнению, ведёт себя не разумно (как гуигнгнмы), а по дикарски (в точности как йеху). Благодаря этому Гулливер начинает питать отвращение и ненависть ко всем людям (в том числе и к себе). Казалось бы, мораль: все люди — сволочи. Но тем не менее, в конце всех приключений Гулливеру добраться домой помогает капитан Педро де Мендес; помогает при этом бескорыстно и не жалея своих сил. После такого уже не скажешь, что все люди злы, корыстны и грубы аки йеху. Так действительно ли человечество настолько порочно?
  • Рэй Брэдбери, рассказ «Ржавчина» (1952; в оригинале, как ни странно, A Piece of Wood). Ситуация подается глазами явно симпатичного автору главного героя. Пацифиста, который доказывает, что всё зло в мире от оружия, и оружие должно быть уничтожено, тогда воцарится мир. Но в последнем абзаце автор даёт понять, что дело совсем не в оружии, а в агрессивной природе человека, и уничтожение оружия ничего не даст. Пожалуй, этот переворот был довольно предсказуем.
  • «Тест» Михаила Веллера. Специальная машина профориентации выдала Генке предрасположенность к профессии резчика по камню. Но Генка упрямо хочет стать моряком и всё-таки подаёт документы в мореходку, а не художественную школу. С большим трудом он пробивается из последних учеников в первую десятку, затем долго и мучительно делает карьеру и в итоге к 47 годам становится заслуженным капитаном-наставником. А в финале он идёт на экскурсию, где гид рассказывает о дворце, чей превосходный орнамент сделал знаменитый резчик по камню Шарапанюк. И тут становится ясно, что машина была права — но обладатель меньшего потенциала Шарапанюк её послушал, а Генка загубил свой великий талант сугубо собственным упрямством!
    • Да ничего подобного. Выбрал более сложный путь, но это было его право сделать такой выбор. А об обществах, где такое право людям не предоставляется, читаем в соседнем литературном направлении.
  • «Куколки» («Хризалиды») Джона Уиндема. 99 % содержания книги звучат как гимн толерантности и проповедь о ценности жизни абсолютно любого человека. Заканчивается же книга длинной тирадой положительного персонажа (и по совместительству богини из машины) в стиле социал-дарвинизма, мол, бесперспективные люди должны умереть, чтобы мы жили, это нормально.
    • NB: Под бесперспективными понимается общество мракобесов, безжалостно уничтожающих «мутантов».
      • Во-первых, бесперспективными признаны и сами мутанты; во-вторых, мутантов много лет изгоняли, а не убивали, только в конце у них разразилась война; в-третьих, вся тирада там в целом про бесперпективность существования отсталых видов в принципе на планете, а не про конкретной общины мракобесов; в-четвертых смертоносными нитями боги накрыли и поляну и пещеры, главный герой был ими опутан даже находясь внутри пещеры; в-пятых даже герои не ожидали, что боги убьют всех участников со стороны общины и были в шоке; в-шестых двое друзей главных героев обречены идти на верную смерть тысячи км через радиоактивные пустыни и их боги не отговаривают и не обещают вернуться в другой раз — плевали они на мутантов, кроме нужной им Петры; в-седьмых боги в миллиард раз сильнее мракобесов, почему они убили всех на месте — даже плохие злые мракобесы брали в плен, а не убивали всех на месте; в-восьмых боги прямым текстом говорят, что убили мракобесов не из жалости к мутантам, а как отсталое звено; в-девятых главный герой оказался на этой стороне, а не на той совершено случайно, ну не было бы у него этой мутации, привлекли бы молодого мужчину к отряду; в-десятых финальное «уничтожим всех до единого как бешеных собак» и есть противоречие с моралью всей книги; в-одиннадцатых, главное, что финальная тирада и поведение богов по сути задним числом прямо оправдывает все мерзости мракобесов — если вымирание бесперспективных это нормально и хорошо. Нет, это ненормально и нехорошо.
        • Во-первых, тирада выше уже была подробно и с приведением примеров из текста опровергнута в обсуждении. И про то, что группа карателей ехала в поселение изгнанников не гуманитарную помощь раздавать, и про то, что слова о якобы бесперспективности мутантов были результатом кривого понимания автором правки выше фразы, обличающей жестокость общины (про то, что «нормальные» лишили «мутантов» перспектив нормальной жизни только за то, что те отличаются от них), и про все остальное. Вина «богов» только в том, что не стали брать в плен врагов при нехватке места в транспорте.
  • «Эпос хищника» Леонида Каганова. В рассказе сравнивается мораль трех космических рас — людей с планеты Земля, ют с планеты Юта, пауков с планеты Волгла. Пауки — крайне хищная и агрессивная раса героев-одиночек. Юты — их полная противоположность, полные эмпатии, сочувствия, искренние, настоящие друзья. Юты исповедуют, что в минуту опасности надо быть рядом с близкими, а не героизмом себя возвеличивать. Люди — нечто среднее, умеренно агрессивные хищники, тоже исповедующие культ героев, но кое в чем даже хуже пауков, т. к. агрессивность пауков честна, а люди лицемерно «торгуют поступками». Казалось бы, на тебе в адрес человечества. Однако, вот последний эпизод: в ситуации неминуемой смерти юта отказывается от борьбы, а человек совершает подвиг и спасает себя и юту. И совершает он это именно потому, что родом с планеты умеренных хищников, ценящих героизм и взаимовыручку.
  • Заводной Апельсин же!
  • Вадим Панов «Анклавы» — в последней книге оказывается, что действия почти всех персонажей, происшедшие события, катаклизмы и кризисы были спланированы Традицией, решившей перезапустить Великое Колесо и вывести человечество из тупика, каким они себе представляют нынешний мир. Причем, при всей мощи альтернативных Традиций, будь то вудуистская или тем более китайская, данной Традиции они не ровня — не говоря уже о сугубо приземленных корпорациях или государствах. Свобода Цифры оказывается таким же обманом, фантиком, выдуманным Традицией для расшатывания ситуации в мире. В итоге последователи Традиции устраивают фактически конец света запуском Станции, чтобы дать избранным проходы в другие землеподобные миры без длительных и дорогостоящих космических перелетов.

Кино[править]

  • «Конец Вечности» 1987-го года. Последние пять минут фильма, и конец этот затмевает даже слитую концовку оригинальной книги! Потому что, оказывается, Твиссел и Финжи работают вместе, сообща, и соперничество разыграли для прочих с целью нахождения враждебного элемента и просто карьеристов, а на деле вдвоём уничтожили махом все Скрытые Столетия и приведшую к из появлению Вечность в старом варианте. И далее, зная ошибки предшественников, просто в 20-м веке запиливают новую Вечность, без Скрытых Столетий.
  • «Американская история X». Главный герой начинает как закоренелый расист, проходит через тюрьму, насилие, понимает что расисты его враги, а черные парни (даже бандиты) его друзья. Явное на тебе в адрес расизма. Очевидно задумывался именно так (автор оригинала — таки да), но получился одним из самых про-расистских фильмов эвер. Последний эпизод: черный подросток убивает брата главного героя.
  • «Статский Советник» по Акунину. В книге Фандорин, окончательно отвращённый цинизмом великого князя Сергея Александровича, уходит с государственной службы, уезжает из России и становится частным детективом. В сериале, уходит было… но потом возвращается! «Ваше Сиятельство! Поработаем!» Что за фигня, Эраст Петрович?!
  • «Взаперти» (2020) — Хлоя сумела избавиться от опеки своей сумасшедшей матери, которая и сделала ее инвалидом, пичкая ее таблетками, чтобы холить и лелеять, сама мать оказалась в тюрьме…Семь лет спустя Хлоя едва может сделать несколько шагов на костылях, но приезжает к обездвиженной матери в тюрьму, рассказывает ей о своих успехах…показывает ей те самые таблетки, которыми она пичкала ее, и просит открыть рот.
  • «Расёмон» (1950) — на протяжении всего фильма молодой монах, слушающий историю, наблюдает различные примеры морального разложения героев. Сволочами оказываются все: убитый самурай, его жена, разбойник, даже судьи. Монах все больше разочаровывается в людях и, видимо, в своей вере. К финалу картины складывается очень мрачная и безысходная картина. Но в последних кадрах фильма бедный крестьянин забирает к себе на воспитание брошенного младенца, хотя у самого уже семь детей. Этот поступок вселяет в монаха и в зрителя новую надежду на людскую доброту.

Мультфильмы[править]

  • «Полный расколбас» — весь фильм герои борются с «богами, которые уносят продукты в лучший из миров», т.е с людьми, которые приносят продуктам смерть. Вроде бы мораль: религия — это плохо. Но когда продукты остаются полными атеистами без религии и изгоняют людей из магазина, то устраивают разврат, беспредел и содомию. Получается прямо как по Достоевскому: «без православия дрянь человек», да и без власть предержащих тоже.
    • Тут скорее неудобная басня: с точки зрения создателей то, что получилось в конце, — это хорошо, это настоящий рай. Все живут и трахаются в своё удовольствие, не опасаясь, что бог покарает.
    • Судя по всему авторы хотели сделать экранизацию «скотного двора». А вышло… то что вышло.

Телесериалы[править]

  • Черное зеркало, серия «Черный музей» (s4e6). Концовка издевается над моралью эпизода, да и всего сериала. В одной из арок эпизода показано какой кошмар, когда две личности живут в одной голове. В другой арке показано как плохо наслаждаться зрелищем вечных мучений людей, даже преступников (эта линия также есть в "Белом медведе" - 2 эпизоде 2 сезона). В концовке же «Черного музея» показан натуральный хэппи-энд. Главная героиня Ниш уезжает в закат вместе с мамашей, живущей в голове Ниш. А на лобовом стекле авто перед глазами Ниш болтается брелок, в котором заключен вечно мучающийся негодяй Роло Хейнс. Всё подано по канонам голливудского хэппи-энда. Издёвка над моралью предыдущих серий «Чёрного зеркала» дополнительно подсвечивается тем, что Ниш сжигает этот самый музей, полностью состоящий из экспонатов предыдущих эпизодов. Т.е. символически уничтожает весь предыдущий сериал.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Death Note — история о том, как гордыня и вера в свое право судить, кому жить, а кому умирать, довели человека до безумия… Да только в конце приводится сухая статистика по результатам действий протагониста: прекратилось несколько войн, а уровень преступности упал на 70 %. То есть, в сущности, судя по результатам, экстремист был прав. С оговоркой – тут в игру вступает Проблема противоположных оценок.

Визуальные романы[править]

  • X-Change 3 — как ни смешно и странно, в откровенно хентайном романе «хорошая» концовка с героиней Аяно является абсолютно и чисто романтической, заканчиваясь классическими признанием и поцелуем. В отличие от всех других концовок, на секс здесь нет даже намека.