Коварный трактирщик

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Не зря трактирщик распинался: Он, гад, служил сатане! Сзади тихо чёрт подкрался, Вцепился в волосы мне!

»
— Король и Шут. «Волосокрад»
«

А у нас хозяин — Просто… высший класс!

»
— В. П. Крапивин, «Песенка поварят»
(подразумевалось другое слово, рифмующееся[1])

Этот деятель общепита — стереотипный персонаж сказочного / фэнтезийного / средневекового (и т. п.) сеттинга. Он, как и полагается содержателю трактира, радушен, общителен, услужлив, печётся о чести заведения… Заходите, заходите, почёт дорогим гостям! Всегда рады вам в этом скромном, но уютном заведении! Что изволите заказать?..

Вот только он сволочь. Дураком будет тот, кто ему доверится. Он или работает на злодеев, или и сам из их числа. А может, после ночлега в его «гостеприимном приюте путника» вы недосчитаетесь кошелька, лошадок, ещё чего-нибудь ценного…

А еще он, чего доброго (не обязательно, но вполне возможно), жестоко бьёт своих поварят. А может, и пристаёт к несовершеннолетним служанкам / подавальщицам / стряпкам. Либо он не пристаёт, а предлагает их за деньги гостям. В общем, нехороший человек. Редиска.

В особо тяжёлых случаях это может переходить в более увесистые варианты тропа — например, «Опасный трактир», и т. п.

С фитильком, если этот кабатчик не питает никакого искреннего расположения к злодеям и/или их целям, а его просто запугали, и запутался он в сложностях жизни. Не исключена и искренняя, добровольная и простодушная угодливость перед сильными, без всякой «идейно-политической подоплёки».

В любом случае, троп хорошо идёт с приправой из «Торгаш — это плохо».

Примеры[править]

Театр[править]

  • «Риголетто» — наёмный убийца Спарафучили, который режет клиентов в своём трактире.
  • «На бойком месте» — Вукол Ермолаич Бессудный (фамилия такая). Он сам, с подручным (по совместительству — слугой в его гостинице), грабит собственных постояльцев. Иногда — опоив зельем, а иногда — догоняет их на большой дороге (ему ведь заранее известно, богаты ли они и насколько) и… вася-кот. Судя по его весёлым рассказам, раньше был в банде.
  • «Четвёртый поросёнок» — Дурилло, хозяин гостиницы. Пополам с «Торгаш — это плохо».
    • Госпожа Беладонна сама попыталась замаскироваться под такого. Но её угостили её же собственным снотворным (похоже, ещё и особо токсичным, хоть и нелетальным), которое она пыталась подсунуть героям.

Литература[править]

  • Александр Дюма:
    • «Три мушкетера» — д’Артаньян наверняка воспринял как сабж «подлого трактирщика», который в Менге натравил на него, благор-родного двор-рянина, свою прислугу с палками. А что было делать трактирщику?.. Нищий благородный приблудыш из далёкой и чуждой Гаскони (понаехали тут!..) буянил около заведения, посмел вызвать гнев самого графа де Рошфора… Вот кабатчик, добрый подданный короны, и унял бедокура как умел — глядишь, господин граф ещё и отблагодарит…
      • Позже более прямо отыграно с другим трактирщиком, который согласился подыграть кардиналистам — возвести на Атоса и д’Артаньяна ложное обвинение («Монеты-то фальшивые!..»). Ну, раненый Атос потом оторвался на этом незадачливом провокаторе… (В первую отечественную экранизацию попала собственно провокация — но не то, как Атос потом оторвался. А Сергей Жигунов в своём телесериале, как мог, постарался восполнить упущение.)
    • «Королева Марго» — мэтр[2] Ла Юрьер для гугенотов. Хотя, получив контузию, от которой потерял все волосы, угомонился и стал нормальным хозяином.
  • Астрид Линдгрен, «Братья Львиное Сердце» — предатель Йосси.
  • Леонид Влодавец, «В стране монстров» — трактирщик Хлюпс, ежели ему не заплатить, превращается в свиноподобного орка.
  • Андрей Круз, «У Великой Реки. Поход» — Василий Петрович Ветлугин, хозяин трактира «Весёлая долина» в селе Березняки. На самом деле — серийный убийца-оборотень, одержимый проклятым амулетом.
  • Р. Говард, «Тени Замбулы» — Арам Бакша, продающий своих постояльцев чернокожим рабам-каннибалам из города.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Неуловимые мстители», с фитильком — Корней. Не столько коварен, сколько запуган Лютым. А судя по тому, с какой ненавистью его ударила несовершеннолетняя Ксанка, когда ей выпал случай — Корней её таки ранее немножко полапал (но не зашёл дальше — знал, что Лютый его на части разнял бы за такое).
  • «Не покидай» — трактирщик-стукач.
  • «Всадник без головы» — Мигель Диас aka Эль-Койот (в книге он гораздо моложе и к тому же не кабатчик, а мустангер, как и Морис). Бандит, маскирующийся под мирного обывателя.
  • «Сломанная подкова» — за убийством и ограблением богатого постояльца стоял именно трактирщик. Можно было бы возразить, что один раз — не Фантомас, но он, по-видимому, вошёл во вкус и вознамерился повторить с главным героем. По счастью, тот был настороже.

Зарубежные фильмы[править]

  • «Путь дракона» / «Возвращение дракона» — нюанс: старший родственник героини (главной хозяйки) и героя (её защитника), совладелец ресторана, ничего плохого себе не позволяет по отношению к посетителям (что вы, как можно, Честь Заведения!!!), но вот героиня, а равно и официанты с поварами, очень зря доверились этому пожилому человеку: дядюшка втихушку спелся с главарём мафии, мечтающим захапать этот ресторан, и спиной к дядюшке лучше не поворачиваться… Дядюшка, видать, забыл про троп «Награда, достойная предателя»…
  • «Над законом» (1988, дебютный фильм Стивена Сигала) — владелец бара, заведение которого Нико Тоскани (быстрый на руку полицейский, бывший рукопашный инструктор спецслужб) неоднократно разгромлял, очень не любит этого самого Нико. А Нико, в свою очередь, очень не любит этого самого «ресторатора». Нико подозревал, что хозяин бара связан со злодеями, но, оказывается, до поры до времени понятия не имел, с какими, насколько серьёзными и насколько тесно…
  • «Новичок» с Клинтом Иствудом и Чарли Шином — бармен-бандит, у которого в заведении такие же и собираются. В первый раз Новичка (персонажа Чарли Шина) там крупно проучили — а потом Новичок решил окрутеть, вернулся в этот бар и отколол там такую цыганочку с выходом, что многие из банды (включая бармена) пожалели, что на свет родились…
  • Zatoichi.

Мультфильмы[править]

  • «Как казаки на свадьбе гуляли» — сабж, коварно усыпивший Тура и сдавший его чертям, на поверку сам — замаскированный чёрт. А его корчма — замаскированный «чортов млин» (чёртова мельница), притон нечистой силы.
  • Тетралогия «Приключения поросёнка Фунтика» — аналогично пьесе-первоисточнику (см. Театр).

Мультсериалы[править]

  • «Аргай» — героям попался такой, пополам с «жуткий слепец», один из самых опасных помощников главной злодейки Черной Королевы.

Комиксы[править]

  • «Астерикс: По всей Галлии» — героям во время их квеста пару раз повстречались такие. Чуть не сдали их римлянам.

Видеоигры[править]

  • Dragon Age: Origins — хозяин таверны у озера Каленхад посылал рыцарей, искавших Урну Священного Праха, в ловушку сектантов-потрошителей. С фитильком, так как сам по себе он не злой, сектанты его втянули в это дело угрозами.
    • Ещё один пример с фитильком — редклифский трактирщик Ллойд. Не то чтобы злодей, скорее козёл: плохо обращался с официанткой, во время нашествия нежити отсиживался в подвале, будучи вполне боеспособным, и отказывался бесплатно наливать более храбрым защитникам деревни.
  • Аллоды Онлайн — Горислав Гипатский, хозяин «Приюта Старателя». Замаскированный бог Тьмы Нихаз, Самый Главный Гад всего сюжета.
  • Octopath Traveler — Хелгениш

Настольные игры[править]

Музыка[править]

  • Король и Шут — «Волосокрад». Трактирщик оказался сообщником этого самого Волосокрада.
  • NAGART, «Трактирщик» — трактирщик водит дела с чертями.

Прочее[править]

  • В популярных отечественных книгах-играх — авторства Д. Браславского, О. Голотвиной, их подражателей/последователей — порой встречаются такие. Например, в вестерне от Голотвиной «По закону прерии».

Примечания[править]

  1. Не то, о котором вы подумали (всё-таки песня была написана в советское время для самодеятельного детского фильма), а «Фантомас». Хотя не исключён и бонус для взрослых.
  2. В то время это слово чаще означало почтенного, зажиточного человека простого звания (ну, или учёного, юриста либо человека искусства, но Ла Юрьер — не тот случай).