Князь Церкви

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
герцог и кардинал де Ришелье

Князь Церкви — один из высших иерархов Церкви (например, архиепископ Кёльна, считавшийся равным королю Богемии, и имевший право в числе семи князей-курфюрстов избирать Императора).

Очень часто, хоть и не всегда, являлся средним сыном какого-нибудь крупного титулованного феодала: старший сын наследовал титул и земли, младший сын становился рыцарем, а средний получал должность священника, и если папаша был достаточно могущественен, чтобы вмешиваться в церковные дела, и имел желание это делать, то средний сын, помимо должности священника, мог получить нехилую протекцию и дослужиться до Князя Церкви. Как, например, Джеффри Плантагенет, сводный брат Ричарда Львиное Сердце, получивший должность Архиепископа Йоркского по протекции своего брата — короля Англии.

В России аналогичную роль выполняли патриархи, из которых двое наиболее ярко отметились в политической жизни эпохи Московского царства: Филарет (в миру Фёдор) и Никон. Первый был отцом первого царя Романова — Михаила Фёдоровича, и фактическим правителем при слабом царе. Второй прославился тем, что соперничал за власть с самим царем Алексеем Михайловичем, за что и сел. Так было до тех пор, пока Петру I это не надоело и он не упразднил патриаршество. Оно было восстановлено во время революции и, по мнению некоторых, в настоящее время восстановило свою немалую политическую роль, так что этот троп живее всех живых.

Обычно нелюбим авторами, и ему очень редко достаётся положительная роль.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Ж. Ануй, пьеса «Бекет» — Томас Бекет, архиепископ Кентерберийский, будущий святой Томас
    • И экранизация с Питером О’Тулом и Ричардом Бёртоном.

Литература[править]

  • «Песня о Роланде» — архиепископ Реймсский Турпин, редкий пример «положительного попа». Один из пэров Франции. В бою в Ронсевальском ущелье сражается как лев. Остаётся последним в живых, не считая самого Роланда. Потом оба умирают от ран.
« Из пастырей никто ещё Турпину
Не мог быть равным верной службой богу
И доблестью на поле боевом
»
— «Песнь о Роланде»
  • И вообще, в немецких и французских легендах о Карле Великом Турпин всегда выступает в роли мудрого советника и наставника, вроде Мерлина.
  • Немецкий писатель XVIII в. Иоганн Музеус, легенда «Мелексала» (Melechsala) — папа римский, объявивший крестовый поход и принудивший к нему германского императора.
  • «Три мушкетёра» — кардинал Ришельё выставляется отрицательным персонажем, хотя, если разобраться, всё не так однозначно. Особенно если вспомнить, что Дюма был дворянином (внуком самого настоящего французского маркиза, и если бы не революция, то унаследовал бы этот титул) и поэтому относился к Ришельё, ограничившему дворянскую вольницу, отрицательно по дефолту.
    • Хотя Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришельё тоже был дворянином, а вот Мазарини по этой причине и современниками уважаем не был.
    • В продолжениях сами персонажи признают, что кардинал был еще, в общем-то, молодцом, а они по глупости его не ценили (ну, пока не появилось возможности сравнивать).
  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом» — дон Рэба, наместник Святого Ордена в Арканарской области, епископ и боевой магистр.
  • Анджей Сапковский, «Сага о Рейневане» — Конрад Олесницкий. Он не только епископ вроцлавский, но и наследник князей олесницких, принадлежащих к польскому королевскому дому Пястов. Видимо, поэтому Конрад ни в чём себе не отказывает — ни в золоте, ни в вине, ни в бабах. Интриги он плетёт не хуже этого вашего Ришельё. А его главный приспешник и, по-видимому, сын — жестокий рыцарь Биркарт Грелленорт: темный колдун, оборотень и полное чудовище.
  • A Song of Ice and Fire (и сериал «Игра престолов») — верховный Септон, глава Церкви Семерых. Самый яркий и свежий представитель — Его Воробейшество.
  • Дэвид Эддингс, The Elenium and The Tamuli — патриарх Бергстен был рыцарем церкви, но предпочёл священнослужительство. Что, впрочем, не мешает ему махать топором и орать на королей. «Тебе просто нужно духовное напутствие, а именно для этого и существует наша Святая Матерь. Приходи ко мне со своими духовными проблемами, сын мой. Я смиренно и ласково наставлю тебя на путь истинный — а уж если это не поможет, возьмусь за топор и погоню тебя в нужном направлении».(«Потаённый город»)
  • Elfenritter — в Теократии королей заменяют регенты из числа князей Церкви.
  • «Отблески Этерны»:
  • Вера Камша, «Хроники Арции» — много персонажей-князей церкви. Некоторые из них искренне верующие, другие — политики и скептики. Среди них есть и положительные (архипастыри Филипп и Феликс, кардиналы Иоахиммус, Евгений, Жорж Мальвани, настоятели обители Святого Эрасти Иоакинф и Иоанн). Есть неоднозначный князь церкви кардинал Максимилиан — во время Войны Оленя активно помогал героям, но позже, по воспоминаниях других, повел себя хуже. Есть отрицательные — почти все крупные чины женского ордена святой Циалы (княгини церкви, получается), особенно — глава ордена Анастазия. Есть загадочный епископ Илларион, превращающийся под воздействием древнего храма из человека во что-то чуждое и ждущий конца света. Есть просто злодеи — кардинал Арции Клавдий, предстоятель ордена антонианцев Орест.
  • «Хроники странного королевства» — иерарх Хлафиус, благодаря членству в Комиссии подмявший под себя даже придворных мистиков (нового мистика королю пришлось выписывать аж из Хины), а также представленный во флешбеках мистралийский первосвященник Сальваторе, «духовный отец нации». Оба такие негодяи, что пробы ставить негде.
    • Верховный иерарх ордена Небесных Всадников. В 9 случаях из 10 — идиот и узколобый фанатик, выбираемый по принципу «ни тебе, ни мне». Исключения: брат Аркадиус — хитрожопый интриган, закончивший очень плохо и брат Чань — компетентный специалист-безопасник, ставший едва ли не опаснейшим из противников Шеллара.
  • «Забытые Королевства» Роберта Сальваторе. К событиям Магической Чумы (роман «Король Призраков») Кэддерли Бонадьюс, бывший приключенец и крутой священник стал первосвященником Денира. С учетом отсутствия централизованной иерархии в местной церкви — вполне себе тянет на троп.
    • А вот Квентл Бэнр — без всяких скидок. Верховная мать Мезоберрозана и высшая жрица Ллос в одном флаконе.
  • Honor Harrington  — на Грейсоне, ( что неудивительно при теологической природе власти на этой планете) преподобный Джулиус Хэнкс, духовный глава Церкви Освобожденного Человечества, ( пламенный оратор и человек чью святость не оспаривали даже его враги) и Иеремия Салливан, вставший во главе грейсонской церкви после гибели Хэнкса

Фанфики[править]

  • «Д’Артаньян — гвардеец кардинала».

Кино[править]

  • В фильме «Мушкетёры» Андерсона (2011 г.) Ришелье — действительно отрицательный, стремящийся к абсолютной власти во Франции и не только (чем-то напоминает Дарта Сидиуса).
  • Злой епископ в фильме «Леди-ястреб».
  • Епископ Иерусалимский в «Царстве Небесном».

Телесериалы[править]

  • Vikings — епископ Хехмунд, очень крутой вояка, нарушающий целибат, но уверенный что это нарушение Господь ему простит
  • Borgia (видимо, все?) — чуть менее чем все кардиналы (из дворянских домов Орсини, Колонна, Медичи, Сфорца, Фарнезе и более мелких). А также лично Чезаре Борджиа, пока не был лишён сана в связи с повышением до герцога и командующего папской армией.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Legend of the Sun Knight — Собственно Рыцарь Солнце и Папа в Храме Света, Сын Бога Войны в Монастыре Бога Войны и Безмолвный Орёл для Собора Бога Теней.

Компьютерные игры[править]

  • LOOM — епископ Мандибл. Своим высоким положением не довольствуется, и хочет править всем миром.

Настольные игры[править]

  • «Берсерк: вселенная магических битв»: Феликс Гаптор, патриарх Церкви Сеггера, и его сменщик Келестиан.
  • Warhammer Fantasy Battles — Великий теогонист Зигмара и Ар-Ульрик являются выборщиками Империи. И по влиянию оба этих иерарха не уступают «светским» выборщикам. Как правило, теогонист ещё и неплохой воин, а для Ар-Ульрика это качества обязательно. Каждый способен призвать к оружию приличных размеров армию, причём не только бесноватых фанатиков, но и отлично вооружённых рыцарей-храмовников.
  • Warhammer 40,000 — троп обожает. Причем с учетом тесной взаимосвязи разных ветвей власти, в случае критической необходимости ранг локального Князя Церкви может получить глава другого института власти. Например в «Часе Казни» Ренни функции кардинала взял на себя главный маршал Адептус Арбитрес.
    • Впрочем есть у Эклезиархии и вполне обычные Князья. Так Верховный Эклезиарх Офелии VII является членом Совета Высших Лордов Терры. Наиболее эпичными представителями стали Гог Вандир, фанатик, психопат и вообще Пастырь недобрый. Своими действиями привел Империум на грань краха, но был ликвидирован благодаря мятежу следующего персонажа.
    • Себастьян Тор — Пастырь добрый в предельном режиме. Простой проповедник возглавивший сопротивление Вандиру. Через несколько лет огромная армия его приверженцев взяла штуром Терру и положила конце Веку Крови. По завершении принудительно-добровольно взял бразды правления Эклезиархией в свои руки, восстановив её репутацию и проведя ряд необходимых реформ.

Реальная жизнь[править]

  • Римская Католическая Церковь — кодификатор. Изначально епископы были главами общин верующих, без административных функций. Но в ходе Темных Веков Средневековья, монастыри превратились в центры местной власти, а сами епископы и архиепископы мутировали в феодальных владетелей. Позже изменился и институт кардиналов, из местных римских епископов они превратились в личный совет Папы Римского. Наиболее знамениты следующие граждане:
    • Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришельё — эталонный кардинал для большинства людей. Хитроумный политик, управленец и действительно Великий Визирь при весьма лоховатом короле.
    • Джулио Мазарини. Кардинал, приемник и протеже вышеуказанного персонажа. Хотя до патрона ему как до звезды, проявил себя достаточно компетентным управленцем.
  • Православие. Во времена Киевской Руси митрополиты, назначенный в Киев были полноценными боярами с точки зрения Великого Князя и других вельмож. Митрополиту выделялся лен, где сидела церковная администрация и управляла им как собственными землями. В наши дни Князем Церкви можно считать титул патриарха. Особенно с учетом регулярных скандалов, связанных с «неподобающей роскошью» верховных иерархов.