Киберпанк

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Все, что может быть сделано с крысой, может быть сделано с человеком. И мы можем делать с крысой почти все, что угодно. Об этом тяжело думать, но это правда. Она не исчезнет просто потому, что мы закроем глаза. ЭТО — киберпанк. »
— Брюс Стерлинг
Классический анимационный фильм «Призрак в доспехах» по одноименной манге Масамунэ Сиро

(link)

...будущее уже началось!

Киберпанк — антиутопический жанр научной фантастики, многое унаследовавший от детективов о частных сыщиках и нуарных фильмов. Классический киберпанк подчиняется принципу «high tech, low life» — высокие технологии контрастируют с описанием жизни низших классов общества, угнетаемых дзайбацу и правительством. Проще говоря «мейнстримовый киберпанк» — это американские чернушные «макулатурные боевики» уровня Дж. Х. Чейза или Микки Спиллейна, напичканные вычурной магией, которая почему-то называется «кибернетикой» (к вечно пьяному частному детективу приходит проститутка с глазами от Carl Zeiss, торгующая контрабандными компьютерными вирусами, потом её убивают, взломав наркотический имплант; в конце концов оказывается, что проститутку сдал сам главный герой потому, что мир говно и вот это всё). Термин «киберпанк» был введен в 1983 году американским писателем Брюсом Бетке в одноименном рассказе.

Действие киберпанковских произведений происходит в мрачном, беспросветном будущем. Отверженные герои-одиночки пытаются противостоять обществу, которое ежедневно сталкивается с проблемами, порождаемыми взрывным технологическим ростом, всеобщей компьютеризацией и популяризацией кибернетической модификации человеческого тела. Злодеем, как правило, оказывается очередной топ-менеджер мегакорпорации, который с помощью частной армии держит в страхе весь город или даже континент. С ним сражаются хакеры, борцы за свободу, которые используют технологии во благо людей. [1]

Киберпанк был популярен в 80-е и 90-е, самые известные авторы — Уильям Гибсон и Брюс Стерлинг. От киберпанка произошли такие ретрофутуристические жанры, как посткиберпанк, паропанк, атомпанк и дизельпанк. Впрочем собственно «панка» т. е. атмосферы морального и местами даже физического гниения исконно присущей настоящему киберпанку в них обычно нет, наоборот — чаще всего произведения слащаво-ванильны как рекламные ролики Vault-Tec (да, довоенный мир серии Fallout это «атомпанк»).

« — О НЕТ, МАКС, — предостерег меня ДОН МАК, — ЧТО УГОДНО, ТОЛЬКО НЕ ЭТА ДВЕРЬ. В ЭТОЙ КОМНАТЕ ПОЛНО МОЛОДЫХ РЕБЯТ, КОТОРЫЕ НЕ ЖИВУТ НИ ИНТИМНОЙ ЖИЗНЬЮ, НИ СОЦИАЛЬНОЙ. ОНИ ПРИГОВОРЕНЫ ВЕЧНО ЖИТЬ У СВОИХ МАТЕРЕЙ, В КОМНАТКАХ НАПРОТИВ КЛАДОВОК. ЭТИ РЕБЯТА ЛАДЯТ С ЖЕЛЕЗОМ ЛУЧШЕ, ЧЕМ С ЛЮДЬМИ, ВСЕ ЕЩЕ СТРОЯТ И ЗАПУСКАЮТ МОДЕЛИ РАКЕТ И НЕЛЕГАЛЬНО ПРОБИРАЮТСЯ НА ПРОСМОТРЫ ДЛЯ ПРЕССЫ, КОГДА ПОКАЗЫВАЮТ НОВЫЙ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ФИЛЬМ. ЭТО ЗАКОНЧЕННЫЕ НЕУДАЧНИКИ И ИЗГОИ, УТЕШАЮЩИЕ СЕБЯ МЕССИАНСКИМИ ФАНТАЗИЯМИ О ТОМ, КАК ОДНАЖДЫ ПОСЧИТАЮТСЯ С МИРОМ ПРИ ПОМОЩИ СВОЕЙ КОМПЬЮТЕРНОЙ МАГИИ, А ПОКАМЕСТ ВЫХОДЯТ В СЕТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЗАГЛЯДЫВАТЬ НА СТРАНИЧКИ КОПРОФИЛОВ И ПЕРЕКАЧИВАТЬ К СЕБЕ ВСЯКИЕ ГАДОСТНЫЕ ГИФКИ. ТЫ ИХ ЗНАЕШЬ — ЭТО КИБЕРПАНКИ. »
— Брюс Бетке, создатель термина «киберпанк», одноименного рассказа и произведения «Интерфейсом об тейбл», откуда и взята данная цитата


Типичные черты[править]

« Киберпанк был модным бунтом не пойми кого против не пойми чего »
— Резюме

Действие обычно происходит или в перекрашенном из неона в голографию Нуар-Сити, или в жутких трущобах где-то в Индии, или в не менее жутких трущобах Японии, в заброшенных промзонах и небоскрёбах из стекла и бетона, в подземельях и на космических станциях. В мире колоссальный уровень преступности и безработицы, связанный с социальным разделением на граждан первого сорта, работающих на корпорации, и всех остальных, вынужденных перебиваться подножным кормом. Все несогласные с такой политикой не имеют практически никаких прав — их не ждёт суд, их ждёт смерть, если они заступят кому-нибудь важному поперек дороги. Вполне естественным образом из такой концепции мироустройства выходят два мира — мир башен и тог, и мир ржавого будущего, и сегрегация по социальному признаку предрасполагает к двум моделям жизни — граждане первого сорта пользуются новинками техники и медицины, а все прочие вынуждены развивать смекалку, реверс-инжениринг и боевые навыки[2]. Не удивительно, что в боевых столкновениях парии общества могут на равных тягаться с местным спецназом, противопоставляя навыки выживания в каменных джунглях высоким технологиям[3]. Но, зная, что если бы власть имущие сделали доступными для всех те технологии что те держат под полой, под сукном или пытаются уничтожить, то качество жизни вознеслось бы до Олимпа — очень многие хотят восстановить социальную справедливость.

«Той ночью, когда мы сожгли Хром, стояла жара…»

… Зачастую, после долгой ночи, в этом мире, наконец, восходит Солнце.

Киберпанк как анархо-антиутопия[править]

Киберпанк вырос из антиутопии и унаследовал её общую мрачную атмосферу, но также привнёс свои элементы. Его основным отличием от классической антиутопии является то, что место сверхтоталитарного государства занимает анархическое всевластье могущественных мегакорпораций, подменяющих собой государство (анархо-капитализм[4] = корпократия без государства). Ну и сопротивление тут тоже представлено не организацией со своим штабом и прочими атрибутами координированной группы, а анархистким подпольем, в основном состоящим из хакеров-одиночек, редко и ненадолго объединяющихся для какой-то определённой единоразовой цели. Ну а сама борьба против Системы, часто завершающаяся в классической антиуотпии победой Сопротивления, тут смахивает на борьбу с многоголовой гидрой — на смену побеждённой корпорации быстро приходят другие. Заметим, что классический киберпанк — это всё-таки борьба одиночек с системой, выигрыш в ней — не переделать мир, но отбить право жить по-своему.

А вот в посткиберпанке представлены точки зрения и защитников системы (мы здесь строим, а эти каммереры-несогласные только ломают!), и борцов с системой во имя другой системы. У этих последних в активе может найтись и собственное сопротивление, которому по силам не просто сломать, но и переделать, и даже сделать лучше, чем было.

Образы[править]

« Look at you, hacker. A pathetic creature of meat and bone, panting and sweating as you run through my corridors. How can you challenge a perfect, immortal machine?[5] »
— SHODAN

В основном персонажами киберпанка являются хакеры, которые, будучи маргиналами и панками в хорошем смысле слова, противостоят Системе — аллегорически, представляя её в виде башни, Вавилона, небоскрёба на тысячи рабочих мест офисного планктона, Олимпа, с которого вершатся судьбы тех, кто обитает на дне общества. Однако же, если в самом начале пути, Сеть видится как главный инструмент преобразований, с помощью которого можно сломать Систему, то после того, как система оказалась сломанной, оказалось, что хакеры уже не герои, бесстрашно прорубающиеся через лёд систем защиты дабы спасти мир, а просто жалкие неудачники, которым не до геройств — выжить бы, найти свою социальную нишу. И действительно, Интернет сделал невозможным доминирование мегакорпораций, но вместе с тем породил законодательство, регулирующее жизнедеятельность интернет-сообществ, и все несогласные были вынуждены убраться в теневой сегмент Сети — туда, где их не смогут найти, но и откуда нет никакой возможности влиять на события без опасности быть пойманным. Это, собственно, к вопросу о концовке предыдущей части.

В остальном, киберпанк с поправкой на информационную эру — полностью повторяет основные черты нуара вплоть до роковых женщин и отсутствия перспективы жить долго и счастливо в конце.

Две Системы[править]

Если копнуть глубже, окажется, что Систем на самом деле две — и обе порождены людьми, которые боятся перемен. В роли первой, «монстра недели» может фигурировать государственная система, корпоративная шиза, религиозный дурман или ещё что-нибудь, что решает не тратить деньги на тех, кто ей не нужен — обрекая их на жизнь во мраке безысходности. Эта точка зрения прагматична и обоснована фактом, что может быть при коммунизме и хватит ресурсов чтобы все жили в достатке и счастье, но реалии таковы что ресурсов мало, и их надо тратить на тех, кто полезен, а так же на тех, кто живет с бременем ответственности за решение вопроса, является ли некто полезным для системы или нет. Все остальные — в пролёте. Отсюда правило — хочешь жить в киберпанке в достатке и стабильности — будь конформистом. В роли второй системы обычно фигурирует социальное устройство отверженных и их инструменты в восстановлении социальной справедливости. В развитых обществах эта система смахивает на социализм, в неразвитых — на махровый фронтир, с выяснением отношений посредством сорок-пятого калибра. Таким образом, Хакер в любом случае сражается с одной системой и защищает другую. Однако, победа его всегда бывает горька в долгосрочной перспективе.

Примечания[править]

  1. Какие добрые хакеры и борцы за свободу! В классическом киберпанке главный герой ни с кем не борется, а просто решает свои местечковые проблемы. Все здесь написанное относится к посткиберпанку.
  2. В принципе, такое видение характерно лишь для самого примитивного киберпанка. Который в своей наивности различает только «наших» и «небожителей, которые не делятся». Посткиберпанк же наоборот обычно подчеркивает, что «небо» само по себе имеет множество прослоек и уровней, и жизнь там ничуть не легче и безопаснее «дна». Просто другая.
  3. О том, что творится за пределами городов и аналогичных им компактных хай-тек локаций, киберпанк обычно не детализирует. Судя по тому, что все кушают выращиваемую в чанах сою и прочую пластиковую кашу, разрыв между городом и деревней превратился в пропасть, то, что осталось от крестьянства, предоставлено само себе и там полный фоллаут. Первобытнообщинный строй, феодализм с крепостничеством или вовсе запустение и безлюдье — авторы никогда не уточняют, потому что «песня не об этом». Исключением является киберпанк-технофэнтези Shadowrun, где довольно подробно всё расписано: вот тут за МКАДом — племена индейцев с шаманами, вот тут — эльфийский лес, вот тут — тундра и оборотни, и если дело прогорит, «раннеры» могут невозбранно рвануть в дикое поле.
  4. В реальности однако среди анкапов доминирует точка зрения что за ростом крупных корпораций, в значительной мере, стоит государство, а Агористы(рыночные анархисты идейно близкие к анкапам), вообще не приемлют крупный бизнес(любой).
  5. Взгляни на себя, хакер! Жалкое существо из костей и мяса, как ты бежишь сквозь мои коридоры, потея и задыхаясь. Как можешь ты бросить вызов совершенной, бессмертной машине?