Каземат

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Притеснил мою свободу
Кривоногий штабс-солдат.
В угождение уроду
Я отправлен в каземат.
»
— Александр Полежаев

У нас есть преступники. Опасные преступники. Настолько опасные, что обычная зона их не удержит. Возможно, это профессиональные киллеры и гангстеры, которым колючая проволока, сторожевые псы и взрывающиеся ошейники не помеха. Возможно, это воры в законе, авторитеты с деньгами, связями и верными подельниками, которых вскоре либо вытащат с зоны, либо они вообще захватят там власть. Возможно, это вожди сопротивления, которые только вдохновят зэков на восстание. Не важно. И по какой-то причине казнить этих ребят нельзя — их смерть вызовет последствия в виде чьей-то мести или серьёзных трудностей в каких-нибудь переговорах; или их ещё можно использовать на благо государства; или у нас просто из-за типа гуманных законов отменена смертная казнь. Ради таких особых заключённых надо строить каземат, то есть тюрьму-крепость.

Здесь нет бараков — здесь одиночные камеры (1,5*1,5 метра, матрас, сортир в виде дырки в полу). Здесь высокие стены и мощные ворота, а охрана здесь — полноценный гарнизон. Заключённые не покидают своих камер (разве только они — большие шишки, им дают послабления, потому, что если они всё же выйдут на свободу, тем, кто с ними плохо обращался, аукнется). Тех, кто сюда попал, можно считать мёртвыми — от остального мира их будут отделять стены, толщиной в несколько метров, железные двери и тщательно охраняемые длинные коридоры. Но на каждого из них есть специальная папка в тюремном архиве, где записано то, за что они здесь оказались и кем были — и, если Властелин пожелает, ему немедленно доставят любого из узников.

С точки зрения упомянутого Властелина, каземат обладает рядом специфических особенностей. С одной стороны, он довольно дорог — заключённые не приносят доход и даже не отрабатывают своё содержание, потому что не копают беломорканалы, а тихо сидят, прикованные к стенам. При этом каземат требует наличия подходящей крепости (исторически специально под тюрьмы крепости обычно не строили, но могли использовать заброшенные и не имеющие военно-стратегического значения, но в средние века практически у каждого лорда в подеземелье его замка было такое помещение), а если её нет, то и узников запихнуть будет некуда (это вам не зона, которая делается путём обнесения участка местности колючей проволокой), так что количество этих узников ограничено. С другой — те, кого туда запихали, не выберутся почти гарантированно (отдельные случаи побегов из таких тюрем сродни эпическим подвигам), их очень вряд ли выручат товарищи — разве только внедрят в тщательно проверенный гарнизон шпиона или придут под стены каземата с целой армией, а одиночество, тьма, холод и время — хороший способ сломить чью-то волю.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Вальтер Скотт, «Певерил Пик» — упоминается подземный каземат на острове Мэн, расположенный под храмом и предназначенный для нарушителей церковных законов. «Это, бесспорно, одно из самых ужасающих мест, какие только можно себе представить... Морские волны бьются о расселины скалы с таким страшным ревом, что кажется, будто стены вот-вот обрушатся вам на голову, а над темницей расположены склепы, в которых хоронят мертвецов. В эту обитель ужасов ведет не более тридцати ступенек, но они настолько круты и узки, что даже восьми- или девятилетний ребенок может пробраться по ним только боком». Епископ хотел посадить туда девушку за преступление, которое «в судах Купидона назвали бы пустячным проступком», а персонажи, это обсуждающие, в ужасе: «этот склеп расположен под церковным кладбищем и, кажется, под самым дном океана, ибо там ужасно ревут волны. Никто не мог бы просидеть там долгое время, не лишившись рассудка». Хорошо еще, что двое из собеседников — королева острова Мэн и ее сын, которым не хочется, чтобы в это место вообще кого-нибудь сажали.
  • A Song of Ice and Fire: замок Волчье Логово в городе Белой Гавани. Под обычными замками тоже присутствуют мрачные каменные мешки (говорят, особо страшные — под Утёсом Кастерли), но Волчье Логово — почти единственный замок, целиком отданный под тюрьму (второй — Бледная Жуть в Дорне, тюрьма дома Мартеллов).
  • «Гарри Поттер». Азкабан.
  • Кастель Милагро из «Хроник странного королевства».
  • «Тигр, тигр!» Альфреда Бестера — Жофре Мартель, огромная, подземная, кромешно темная тюрьма, способная удержать заключенных, умеющих телепортироваться.
  • Метавселенная Рудазова — серые оккупанты отвели под сабж аж две ларийских крепости. В замке Ставараф держали принцессу Гвениолу с прицелом устроить ей фиктивный брак с одним из членов Совета Двенадцати и возвести его на трон, между делом выращивая в отнорках вемпиров, а Колво-Стелла и до оккупации была крупнейшей ларийской тюрьмой — колдуны только сменили название на Промонцери Юджери.

Видеоигры[править]

  • Из COD: MW2 — в ГУЛАГе, устроенном внутри старой крепости недалеко от Петропавловска, содержат «заключенного № 627» капитана Прайса, который нужен главгаду Макарову. Хорошие парни приходят туда с небольшой армией и достают заключенного.
  • Тюрьма «Паноптикум» из видеоигры Silent Hill.
  • The Chronicles of Riddick: Escape from Butcher Bay. Все про это в фантастическом антураже далекого технологического будущего и местами темной электроники. Риддик по очереди сбегает из трех тюрем, с каждым разом все более мрачных и защищенных. Суперстража и соратники сокамерники присутствуют. Так же есть подпольные бои до смерти в клубе и вне его, заточки, наркотики, табак, мутанты из канализации, местный аналог чужих, роботизированная охрана и до кучи всего прочего.
  • WoW: иллидари чалились в Казематах Стражей, что на Аргусе.

Реальная жизнь[править]

  • Тауэр в Лондоне в один из периодов своей истории.
  • Бастилия.
  • Замок Иф.
  • До революции существовала тюрьма для особо опасных политических заключенных в Шлиссельбургской крепости (средневековой северной крепости, ранее известной, как Орешек).
  • Петропавловская крепость в Санкт-Петербурге — политическая тюрьма для декабристов, народовольцев, вольнодумцев (Радищева, Чернышевского, Достоевского), а после 1917 — для контрреволюционеров и противников революционных властей. Там же осуществлялись казни.
  • Алькатрас (наверно, в его честь и назван Азкабан).
  • Соловецкий Лагерь Особого Назначения — несмотря на то, что охранялся этот лагерь хуже всего, сбежать из него было сложнее всего, ибо, помимо хитроумной планировки, находился он на острове посреди холодного озера.
  • ФКУ ИК-6 «Черный Дельфин», ФКУ ИК-2 ОИК-2 «Белый лебедь», ФКУ ИК-5 «Огненный остров» (a.k.a. «Вологодский пятак»). Особенно последняя, расположенная в стенах старого монастыря на острове — а тот представлял собой нехилую крепость. А ещё тот самый Владимирский централ: каждый второй гопник горланит спьяну песню про него, но попадали туда только самые опасные преступники.