История без мистики

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Берётся за основу легенда или миф, но всей мистике даётся логическое обоснование. Бывает как в реалистическом, так и в фантастическом варианте (в последнем случае задействуются инопланетяне, неизвестные современной науке технологии и т. п. — но ничего сверхъестественного).

Родственный троп — Ложная мистика. Противоположный троп — историческое фэнтези.

Примеры[править]

Античная мифология[править]

  • Старше, чем феодализм — античные трактаты «О невероятном» (Περὶ ἀπίστων) Палефата (IV век до н. э.) и Псевдо-Гераклита (после III века н.э), подвергающие греческую мифологию рационалистической деконструкции.
  • «Троя» без богов.
    • С некоторым оговорками, к этому тропу можно отнести и поэму «Илиада» Гомера. Боги там, конечно, есть, но действуют на ином плане повествования, чем люди, и предназначены для разрядки смехом, поэтому если убрать их, ущерба для сюжета не будет. Ахиллес же здесь обычный человек, он не неуязвим, он носит доспехи.
      • Есть, впрочем, занятный обоснуй, учитывающий античный менталитет: Ахиллес-де носит доспехи именно потому, что неуязвим. Разгуливай он по полю битвы с голыми мудями наперевес, и каждое из них больше другого в обычной одежде — его неуязвимость была бы очевидна всем, и никто не решился бы с ним сражаться. Что, в свою очередь, помешало бы Фетидычу стяжать себе геройскую славу, одерживая победы.
        • В "Илиаде" Ахиллес вроде был однажды легко ранен. Автор правки не помнит имя ранившего, но это было вскоре после смерти Патрокла и до того, как он гонял Гектора вокруг Трои.
  • Трилогия Дэвида Гэммела «Троя».
  • «Геракл» 2014 г.
  • Мэри Рено, дилогия «Царь должен умереть» и «Бык из моря»: история Тесея без мистики, богов и чудовищ. Но при этом вполне понятно, откуда всё перечисленное потом появилось в мифах.
  • Валентин Леженда (Валентин Евгеньевич Несвитенко), серия Олимпийские хроники. Боги на самом деле пришельцы, Олимп это космический корабль и т. д.

Библия[править]

  • Фильм «Исход: Цари и Боги» — библейские чудеса в кадре не были, десять казней египетских можно объяснить природными явлениями, как и отошедшие в результате ветров и течений воды, а мальчик, вещавший от имени Бога, мог быть просто галлюцинацией ударившегося головой Моисея. Хотя тьму египетскую и гибель первенцев (в этой версии наступившие одновременно) можно объяснить только большим совпадением.
  • Томас Манн, «Закон» — реалистичное объяснение истории о Моисее.
  • «Мастер и Маргарита» — многоуровневый зигзаг. В советской атеистической Москве — мистика во все поля (которую, правда, потом официально объясняют «бандой гипнотизёров», но читатель знает, что это неправильное объяснение). Зато евангельская история пересказана совершенно без мистики: Иешуа не совершал никаких чудес, это уже последователи сочинили — он сам был неординарным человеком, но его неординарность вполне в пределах человеческих возможностей и объяснима рационально. Вот только роман о Пилате — это вставное произведение, которое далеко не факт, что является правдой с точки зрения мира «большого» романа.
  • «Евангелие от Афрания» К. Еськова — развитие предыдущей идеи, где мистика из евангельского сюжета исключена уже полностью.
  • Рок-опера «Иисус Христос — Суперзвезда» — чудеса не показаны.

Прочее[править]

  • Роман Роберта Силверберга «Царь Гильгамеш»: протагонист, он же рассказчик, излагает историю сквозь призму архаическо-мифологического мировосприятия, однако читатель видит возможность рационалистического толкования событий.
  • «Беовульф и Грендель» — Грендель, оказался, просто местный дикарь облачённый в шкуры, крайне сильный и высокий, настолько, что способен легко убить голыми руками, но тем не менее человек.
  • Еще одна версия «Беовульфа» без мистики — «Пожиратели мертвых» Майкла Крайтона (и киноадаптация «Тринадцатый воин»).
  • «Король Артур» про Артория Луция Каста.
  • «Вий» 2014 года — попытка объяснить события повести Гоголя и старого фильма техническими фокусами, деревенскими заговорами и большим количеством горилки. Мешает только то, что фильм по сути своей черт знает что.
  • «Братство волка» — жеводанский зверь оказался не оборотнем, а животным.
  • «Храбр» Олега Дивова. Соловей-разбойник — реликтовый неандерталоид, который со своей семьей в голодную зиму решил поправить дела за счет человечины. Да и сам Илья Муромец, ака Ульф Урманин — потомок реликтовых неандертальцев.
  • «Проводник» — норвежский фильм о саамах, на саамском языке и по мотивам саамской сказки. В самой сказке главным героем был мальчик из народца чакли, вроде гномов, которого приютили саамы. Когда он повзрослел и решил вернуться в родные земли, он встретил врагов, которые хотели завоевать саамов, и они решили сделать его своим проводником, и для виду он повёл их, но с помощью колдовства расправился с ними. В фильме же вместо чакли — просто парень из другого племени, и врагов он с помощью хитрости заводит под лавину.
  • Диана Дуэйн, «Кровавые иллюзии» — в финале Эржебет Батори оказывается вовсе не дьяволопоклонницей и не маньячкой, хотя на протяжение большей части книги автор вроде как подводит к классической трактовке образа Кровавой Графини.
  • Уильям Голдинг, «Повелитель мух» — аллегория на то что будет, если наивно видеть во всем мистику которая в романе отсутствует

Примечания[править]

  1. И не надо тыкать сюда инвольтациями к эгрегорам. Кто биографию Булгакова знает, тот в курсе, что с оккультизмом всяческих сортов, откуда тянется идея «накопленной энергии воззваний», писатель был очень хорошо знаком и глубоко его презирал.