Истинное имя

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Истинное имя — некий идентификатор, однозначно определяющий сущность и мистически с ней связанный. В разных магических сеттингах эта связь может проявляться по-разному: имя может просто быть уникальным и единственным; оно может полностью отражать сущность называемого, его функцию и цель; или, наоборот, сущность может являться отражением своего имени; или, наконец, имя просто нечто, дающее (возможно, безграничную) власть над сущностью. Сами имена тоже принимают разные формы: от простых человеческих имён до сущностей, невыразимых человеческим языком и передаваемых через песни, мелодии, иероглифы, числа.

Истинное имя — атрибут, часто применяющийся в магии, к примеру, в демонологии. А магия имени так и вовсе строится на взаимодействии с ними. Однако возможно и существование истинных имён вовсе без всякой магии, хотя встречается это не так уж часто.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Многочисленные обычаи, предписывающие скрывать истинное (к примеру, крестильное) имя во избежание сглаза. Взамен использовались другие имена или вовсе прозвища.
  • Считается, что имя даёт власть над демонами, феями и прочими потусторонними существами.
    • В египетской мифологии — даже над богами. Исида как-то шантажом вытащила из Ра его истинное имя и стала могущественнейшей из богинь.
  • Сказки про поиск имени некоторого мистического существа (Румпельштильцхен, Трапеза Пилемнеявич, Том-Тит-Тот, Гилитрутт, Мартинко Кинкаш и прочие). Названное по имени, оно исчезает/теряет силу/умирает. Сюжет №500 по классификации Аарне-Томпсона.

Литература[править]

  • Марк Твен, «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». Мерлин утверждал: «Известно ли вам, что тот, кто хочет развеять эти чары, должен знать имя того духа? …Мало знать это имя, надо еще уметь произнести его? …Вы согласны произнести его имя и умереть?» Янки произнёс «Бдвджджилигкк!», и Мерлин лишился чувств. «Никогда прежде не слышал он этого имени, но сразу узнал, что оно настоящее; какое бы дурацкое имя я ни придумал, он признал бы его настоящим».
  • «Драконья погибель» — у драконов есть истинные имена в виде мелодий, дающие власть над ними.
  • «Досье Дрездена» — истинное имя даёт власть над названным. Особенно заметно у фей, но и человеческие волшебники предпочитают не продавать своё имя целиком кому бы то ни было (а некоторые демоны готовы купить даже искажённое имя).
  • «Тёмная сторона» Саймона Грина — разумный пистолет убивает всё, что угодно, произнося его имя наоборот.
  • «Эрагон» — магия часто завязывается на истинное имя существа. Последнее может изменяться со временем, одновременно с изменением носителя имени. Коллекционер занимается тем, что собирает имена всего, до чего дотянется — вплоть до имени языка истинных имён.
  • «Путь Демона» Глушаковского — чем слабее демон, тем более над ним властно имя. Потому мелких демонят и называют особо заковыристо.
  • «Дева и Змей» Натальи Игнатовой — чтобы подчинить фэйри, нужно узнать его истинное имя от фэйри, уже знающего его.
  • «Волшебник Земноморья» Ле Гуин — вся местная магия на этом основана. При поступлении в школу острова Рок маги называют Привратнику своё истинное имя, на выпускном — должны узнать имя самого Привратника.
    • «Правило имён» её же — зная имя, можно отдать приказ его носителю.
  • «Мятежник» Андрея Плеханова — чтобы изгнать духа тьмы, нужно знать его имя. Иначе после смерти одного тела дух просто переселится в другое.
  • «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» — в одной из сюжетных линий джентльмен с волосами, словно пух у чертополоха ищет — и находит — истинное имя дворецкого Стивена. Имя-описание «безымянный раб» тоже играет значимую роль в сюжете.
  • «Чёрный отряд» — поименованный маг теряет силу. Белой розы с её антимагическими способностями это тоже касается.
  • «Vita Nostra» Дьяченко — людей очищают до одного лишь слова, которое и становится их именем.
  • «Создатели» Эдуарда Катласа — мир Каллиграфа управляется начертанием имён-иероглифов.
  • Лукьяненко, «Дозоры» — «Завулон, у тебя нет власти надо мной». © Не совсем так — сумрачные имена есть у всех сильных Иных, и их никто не скрывает; а для защиты от Завулона Городецкий использует амулет, данный самим Завулоном.
  • Джонатан Страуд, «Трилогия Бартимеуса» — маги способны повелевать духами, только зная их имена… но и дух, узнав имя мага, способен изрядно ему навредить (а если способен — то обязательно навредит). Поэтому в самом начале обучения магии настоящее имя ученика предаётся забвению, и в дальнейшем он получает «официальное имя» из утверждённого списка.
  • Квантовый вор — внезапно чисто научный вариант. Главгерой среди прочего охотится за Кодами Основателей — эдакими суперпаролями от Соборности, которые представляют собой семантические описания того, кем является каждый из Основателей, что определяет его сущность.
  • Кэролайн Черри, в трилогии «Эльфийский камень сна» очень многое закручено вокруг истинных имён и правил их произнесения.
  • Легендариум Толкина — гномы никогда не открывали другим народам своих истинных имён и не писали их даже на могилах. Общаясь с эльфами и людьми, они называли себя человеческими именами. Возможное исключение — карликовые гномы Мим, Кхим и Ибун из истории Турина Турамбара.

Комиксы[править]

Веб-комиксы[править]

Видеоигры[править]

  • «Neverwinter Nights 2» — зная имя демона, обретаешь над ним власть. Также, чтобы лишить Пожирателей Тени бессмертия, нужно прочитать сложное заклинание, включающее в себя истинное имя жертвы.
    • «Neverwinter Nights: Hordes of the Underdark» — Можно заставить убраться восвояси финального босса. А можно заставить его стать прачкой.
      • Также финальный босс может переманить на свою сторону соратников ГГ. Зная их истинные имена, можно обрубить на корню потуги главгада.

Настольные игры[править]

  • «Мир Тьмы» — имена имеют значение. Так, Лилит знала истинное имя Бога и за счёт этого смогла ранить его.
  • «Warhammer 40,000» — демона можно заставить подчиняться с помощью его имени. Обратное тоже верно: демон, знающий имя человека, может управлять им.

Прочее[править]

  • Платонический объективный идеализм, в которой реальные объекты — лишь неполные отражения идей из «платонического рая».