Ирина Сыромятникова

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Нет, это не Ирина. Главный герой ее романов, Томас Тангор

Ирина Владимировна Сыромятникова — русскоязычная писательница, фантастка, художница, просто красавица о внешности ничего не известно.

Росла в Москве. Будучи ещё пионеркой, посещала художественную школу, но художницей так и не стала. Серьезно заниматься живописью начала в зрелом уже возрасте: ходила в кружок при Третьяковской галерее. Потом была школа С. Андрияки и студия. Ирина много рисовала, а в итоге часть её работ — пейзажи и натюрморты акварелью, пастелью, акрилом и карандашом — выложены на специализированных сайтах.

Публиковать свои литературные произведения в сети начала в 2007 г. А первое изданное произведение появилось у неё в 2010 г. Это был роман «Разрушители», получивший продолжение только в 2014 г. и опубликованный в омнибусе. «Магистр Разрушения» был номинирован на «Фантлабе» в качестве лучшей сетевой публикации в разделе «крупная форма». В 2011 г. вышел роман «Житие мое», открывающий одноименный цикл про наследственного чёрного мага. Трилогия в итоге тоже выпущена в омнибусе. Её герой — Томас Тангор — в 2012 г. номинирован в соответствующей категории на премию «Серебряная стрела».

Сейчас Ирина Сыромятникова живет в Австрии. 

По меркам «Самиздата» Сыромятникова — феномен. Крепкая, грамотная проза, женщина-автор, не сахарный сироп про реверс-гарем из влюбленных в Мэри Сью вампиров-оборотней-принцев. Но в принципе, она не одинока — Попова с ее «Конгреацией» да и вообще плеяда современных авторов: Ольга Онойко, Анастастия Парфенова, Ольга Панкеева, Наталья Резанова.

Произведения[править]

  1. Житие мое — тетралогия (собственно, «Житие мое», «Алхимик с боевым дипломом», «Монтер путей господних», «Ангелы по совместительству») — о приключениях черного мага Томаса Тангора, живущего в техномагическом мире, примерно соответствующего нашим двадцатым годам ХХ века.
  2. Разрушители — дилогия («Разрушители», «Магистр разрушений») — о наследнике рода королей-волшебников, магического дара не унаследовавшем и о том, что произошло, когда он сей дар нашел. Да, название несколько спойлерное.
  3. Специалист — дилогия («Специалист», «И.о. капитана») — внезапно, космическая фантастика. О парнишке, провалившем вступительные экзамены и решившем переждать их в тихом месте, не подозревая, что его уже ищут половина спецслужб Галактики.

Тропы в произведениях[править]

  • Крутой байкер — Некромант-алхимик Томас Тангор рассекает на техномагическом супербайке и настолько крут, что в одиночку справляется с работой целой дивизии магов.
    • На самом деле, не совсем так. Указанные маги были работниками государственной службы, и, разумеется, трудиться вовсе не спешили. Герой же начал неофициально выполнять их работу за скромное вознаграждение напрямую из рук местного населения. Так что сравнение натянутое: пока Тангор всячески старался сделать побольше выездов и подзаработать, «дивизия магов» едва шевелилась. Что их начальника и сгубило: испугался получить по шапке от начальства, до которого дошли слухи о нелегале на байке, полез срочно зачищать самое опасное гнездо и помер, не рассчитав сил.
  • Не читал, но осуждаю — Сыромятникова частно попадает под обвинения в «женском фэнтези», на основании своего пола.
  • Военный маг — маги могут и в армии работать. Белые — целители и, по сути, политработники, использующие свою эмпатию для поддержания морали коллектива и вычисления преступников. Чёрные — как ударная сила, в том числе и артиллерийская. Присутствует даже вагон с армейскими чернокнижниками, по-чёрному пьющими всю дорогу до точки назначения.
  • Добру необходимо зло — тёмных магов порицают за распущенность, склонность к дракам и прочим преступлениям, большие способности к смертоубийству и потенциальную возможность срыва, с превращением из козла в неуправляемого социопата. И всё это правда. Однако простые люди бессильны перед паранормальщиной и почти не могут в местную технологию, а белые волшебники — или мимозоподобные создания, не способные курицу убить, или, при должной обработке, упёртые фанатики (и вообще они, зачастую, На тебе! в адрес леволиберальной общественности). Ни те, ни другие, ни третьи ничего не могут сделать против порождений потусторонних сил, из-за чего попытки построить утопию раз за разом приводят к массовому геноциду строителей. Армия, кстати, тоже на чернокнижниках держится.
  • Козёл — все черные маги поголовно. Натура у них такая.
  • Козёл с золотым сердцем — Томас Тангор. Сказывается общение с белыми магами в детстве и юности (отчим и сводный брат).
  • Неизвестность пугает больше — сокращение спецслужбы по контролю магов, НЗАМИПС. Расшифровка этого сокращения неизвестно никому.
  • Непохожие друзья — Томас Тангор, тёмный маг со сложным характером, и его сводный брат Лючиано Тамирони, более известный как Лючик, очень сильный светлый маг. Светлая природа Лючика с одной стороны позволяет ему любить брата, не замечая его недостатков, а с другой — влияет на самого Томаса, заставляя того поневоле смягчаться в присутствии брата.
  • Тьма не есть зло — черные маги. Неприятные в общении, мизантропы, эгоисты и козлы. Но без них мир пожрет нечисть. Хотя стоит отметить, что по настоящему злых черных магов перебили еще в древности.
  • Свет не есть добро — белые маги. Добрые и безобидные, мягкие альтруисты, но если они решат, что ради счастья всего мира, можно пожертвовать несколькими людьми (или несколькими тысячами)… Получается страшно.
  • Техномагия — алхимия. В частности, Тангор и боевой маг, и алхимик. Белые маги, в свою очередь, тяготеют к биотехнологиям.
  • Благонамеренный экстремист — многократно фигурируют в трилогии о житии. Сначала белые террористы пытаются убить всех тёмных и, зачастую, промыть мозги людям - исключительно для того, чтобы окончательно уничтожить нежить. А потом оказывается, что задолго до начала истории один из тёмных сумел предотвратить постоянную гибель человечества из-за столкновения с миром потустороннего, искусственно сблизив миры. Что привело к гибели его цивилизации и постоянному присутствию нежити в мире.
  • Монстр-жижица — в старых катакомбах можно встретить таких. Впрочем, это не монстры, а алхимические роботы прошлых эпох.
  • Развитое древнее человечество — многократно. Периодические катаклизмы мира жития способствуют падению очередных цивилизаций если не в каменный век, то в раннее средневековье. Раз за разом, настолько, что текущее человечество уже испытывает проблемы с доступным к разработке металлом, а о нефти даже не знает.
  • Конец света, как мы его знаем — описывается дважды, от лица очевидцев. В четвёртой книге его можно видеть уже напрямую: нежить бушует, социальные институты распадаются, в сохранившихся осколках цивилизации становятся властителями вчерашние наместники.
  • Цикл империй — четвёртая книга посвящена закату империи И’Са—Орио’Те.
  • Сословная мораль — в развитых странах «жития» у редких аристократов только титулы и остались, а вот в империи И’Са—Орио’Те сила традиций такова, что низшие касты, «печатные», низведены почти до состояния биороботов (что кстати сыграло свою роль в падении этого государства).
  • Промывание мозгов — белые, как природные эмпаты, на это способны. А вот в империи И’Са—Орио’Те сие поставлено на поток: крестьяне зажиточных регионов, рабочие, мастеровые, чиновники, маги (в общем, большая часть населения) имеют печати, так или иначе влияющие на их поведение. Это стимулирует работать хорошо и честно, предотвращает бунты — но, одновременно, превращает граждан в туповатых болванчиков, не способных к частной инициативе. А если что-то идёт не так, то они даже уехать с опасной территории не могут. А ещё контроль можно перехватить…
  • Самоубийство — В И’Са—Орио’Те проштрафившийся чиновник может быть запытан до смерти. И ни бежать, ни соврать при случае не сможет из-за печати. Поэтому почти все чиновники покупают амулеты, позволяющие им при подозрении немедленно самоубится и избежать казни. Иногда это сильно вредит самой системе: не способные ни контролировать ситуацию (что физически невозможно), ни допустить провала (печать и начальство, в любой момент способное призвать к ответу) чиновники уходят из жизни, и образуется кадровый голод.
  • Приключенец — по-сути, большая часть «Ангелов по совместительству» посвящена делам приключенцев. Империя пала, люди бегут, брошенные поместья заселяются нежитью — и бригады тёмных магов отправляются туда, чтобы вдоволь помародёрствовать среди руин.
  • Предсмертное проклятие — существует, и может быть весьма сильным. Так, один случайно сожжёный белый маг-недоучка пожелал своим мучителям убить друг друга столь сильно, что опустошил весь город на десятилетия.
  • Предсказание — Некоторые белые так умеют. В особенности — лидер искусников. И брат Тангора.
  • Некромантия — Тангор осваивает её. Среди его современников — это дар редкий. Причем, в отличие от большинства других произведений, местные некроманты славятся именно прорицанием прошлого по костям с помощью вызова духов, а не созданием орд подконтрольной нежити. Нет, мёртвую собачку зачаровать тоже можно, но с полезностью прорицания это не сравнится.
  • Ретрокогниция — следствие предыдущего пункта. Главное правильные кости найти.
  • Магический университет — именно его закончил Тангор.
  • Убервальд — родина Тангора, известная дождливым климатом и облачностью, а также массовым засильем нежити и некоторым правовым нигилизмом населения. Впрочем, герой вспоминает свою малую родину с любовью, да и в плане потустороннего не всё так плохо: в отличие от других областей, методы борьбы с нежитью здесь не по наслышке знают даже простые люди, поэтому и случаев гибели из-за неё не так много.
  • Что за идиот! — а в благополучных ранее областях магической техникой безопасности пренебрегают, чем и вызывают этот троп. Бежал из деревни, а окна и двери дома заботливо заколотил, чтоб воры не залезли? Поздравляем, охочая до людского жилья и боящаяся солнечного света нежить поселится в доме так, что даже сжечь такой домик своими силами уже не получится.
  • Танцы на граблях — местные террористы каждые несколько столетий пытаются сделать примерно одно и то же, с попеременным успехом сразу после действа и с постоянным провалом в конце. Вину перекладывают на чёрных, которые-де «притягивают» нежить обратно своим даром. И в чём-то правы - нежить на самом деле притягивают, и заварил эту кашу тёмный. Вот только не современный, а древний. И это - меньшее из зол.
  • Инсценировал смерть — герой однажды удачно использует покушение на самого себя для того, чтобы запутать следы, притворившись мёртвым.