Изменившаяся мораль

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Values Dissonance. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li не составляет списки аморальных деяний. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.
« Tempora mutantur, et nos mutamur in illis. »
— Латинская пословица
«

— Дорогая дочь! Сначала мужчина восхищается тобой, потом приглашает прогуляться с ним. Вы проходите мимо его дома, и он зовёт к себе. Он предлагает выпить чаю, вы вместе слушаете музыку. Проходит какое-то время, и он вдруг бросается на тебя! Вся наша семья опозорена, а наше доброе имя опорочено навсегда.
Через некоторое время:
— Всё было точно так! Сначала он восхищался моей красотой. Потом он пригласил меня погулять. Как бы случайно мы проходили возле его дома, и он позвал в квартиру. Он предложил мне выпить чаю и скрасил время чудесной музыкой. Когда я почувствовала, что миг приближается, я сама бросилась на него – и обесчестила всю его семью и его доброе имя!

»
— Современная реакция на традиционную мораль
Наглядно.

Мораль — штука крайне субъективная. Это слово происходит от латинского mores (общепринятые традиции, негласные правила) и обычно обозначает принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле и всяком таком прочем. Как легко понять из формулировки, у каждого общества — своя мораль, у каждого поколения — своя мораль, но не следует думать, что мораль есть у каждого человека — это уже личные убеждения, и не нужно их сюда вмешивать.

Немного истории[править]

« К поступкам людей, живших в XVI веке, нельзя подходить с меркой XIX. Что в государстве с развитой цивилизацией считается преступлением, то в государстве менее цивилизованном сходит всего лишь за проявление отваги, а во времена варварские, может быть, даже рассматривалось как похвальный поступок. »
— Проспер Мериме, «Хроника царствования Карла IX»
Алиса. Фото босой девочки, считавшееся невинным ещё 20 лет назад

Мораль, она же нравственность, возникла сразу же с появлением человеков — а может, и ещё раньше, ещё у питекантропов. Изначально наука, искусство и религия были неразрывно связаны и назывались «представление о мире». Но потом они разделились, и на формировании моральных норм стала специализироваться религия в лице её служителей — жриц и жрецов, священников и монахов и т. п. Она сыграла большую роль в становлении морали. В основном табу и традиции появились в результате древних наблюдений о том, что хорошо для человека, а что плохо. Но впоследствии о первоначальной цели длиннющего списка различных следствий из жизненных наблюдений забыли и стали ограничиваться фразой «Так принято». В Торе, например, огромное количество различных советов на разные случаи жизни, и с ней до сих пор консультируются на тему того, что делать и как это делать правильно, в соответствии с традициями.

С появлением письменности многие люди, обладающие критическим мышлением, осмыслили то, что впитывали их предки как непреложную истину, и стали писать свои мысли на этот счёт — так появился древнеперсидский трактат о любви и войне, написанный царём своему сыну-оболтусу, так появилось очень много литературы о том, почему так заведено, что уже безнадежно устарело, ибо изменился мир, и что следует ввести нового. Если такие люди попадали к власти, они могли с одинаковым успехом уничтожить зловещий культ или напротив — но тут уже от человека зависит, а среди правителей было очень много таких людей, которые по любым понятиям должны гореть в аду уже за то, что при них невыносимо и несправедливо страдали люди (хотя это и современное нам мнение, с которым легко бы поспорил средневековый фанатик, сказав что всякая власть — от Бога, и если, мол, людям плохо — значит они грешны, и всё тут [1].).

Зависела мораль от образа жизни (как говаривал ещё К. Маркс, «Общественное бытие определяет общественное сознание»). А поскольку общество развивалось, хозяйственная деятельность и отношения между людьми менялись — то менялась и мораль. Для современников постройки пирамид или крестовых походов наплевательство на права женщин, рабство, детоубийство, право первой ночи, каннибализм, расизм, эксплуатация детского труда (между прочим, стали запрещать только в XIX в.) и прочие неприглядные для нас вещи были вполне уместны.

Или семья. В старые времена считалось почётным, если у родителей множество детей (уже не говоря, что девочек можно выгодно выдать замуж и породниться с нужными людьми). В современности многодетные семьи — это головная боль правительства и льготная категория населения. Что касается ранних браков и родов, то представительница среднего класса, родившая в том возрасте, который ещё 150 лет назад считался вполне нормальным для первых родов, окажется сидящей на шее у родителей с реальной перспективой попасть из среднего класса в white trash.

Что до понятий «хорошо» и «плохо»… Если в век права сильного «хорошо» означало подавлять всех, кто не нравился этому самому сильному, а «плохо» означало быть слабым (см. готтентотская мораль), то в век гуманизма сильный заботится о слабом — и это хорошо. А вести себя нагло и самоутверждаться за счет других — однозначно плохо.

Итог[править]

Изменившаяся мораль — это когда то, что раньше было в порядке вещей, в будущем становится аморальным — и наоборот. Так что у современного читателя, воспитанного на гуманистических идеалах конца XX и начала XXI века, поступки героев произведений, созданных в то время, когда некоторые из этих вещей считались нормальными, порой вызывают реакцию «что за фигня, герой?». И такое же недоумение вызывает современная мораль в другом сеттинге — это точно такой же анахронизм, как и технологии, но встречается много чаще ввиду неочевидности, особенно у МТА.

Старые примеры[править]

Общее[править]

  • В принципе, феномен изменения морали прослежен культурологами и антропологами уже по сюжету сказок, придуманных в доисторические времена. Все помнят такого персонажа, как Баба-Яга? Подобные герои есть в сказках большинства известных народов. Учёные предполагают, что сие есть изменённый образ шамана, который подвергал главного героя инициации. Поэтому в более старых сказках персонаж однозначно добрый, бескорыстно подсказывает Иванушке, как достать молодильные яблоки и живую воду. А в более поздних испытание сопровождается уже корыстными мотивами: например, посадить в печку, зажарить и съесть, косточками хрустя. Мораль изменилась, потому персонажа, который подвергает героя риску, нужно обязательно наказать.
    • Скорее причиной является изменение религии: Баба-Яга — жрица языческого культа, ведьма (т. е. «ведающая»), а отношение христианства к ведьмам широко известно.
  • «Политика» Аристотеля, которая тысячелетиями считалась кладезем государственной премудрости. С первых же страниц философ аргументированно доказывает, что одни люди самой природой предназначены для свободы, а другие для рабства. Первые, разумеется, эллины, вторые — варвары.
  • Иосиф Флавий — «Иудейские древности», рассказ о временах пророка Ездры после Вавилонского пленения. При этом нужно учитывать, что автор — просвещённый эллинизированный иудей I века, по еврейским меркам — практически космополит. Свою книгу он писал именно затем, чтобы показать греко-римскому миру: евреи — не варвары, а народ с древней культурой. Однако у него считается не просто допустимым, а похвальным делом выгнать свою жену и детей от неё на том лишь основании, что она — не еврейка (а обратить внимание на эту деталь ДО того, как жениться и делать детей, не судьба?). Плевать, что с ними будет дальше, главное — чистота крови сохранится!
    • А зачем было обращать на это внимание? Межнациональные браки — норма что в наши дни, что тогда. Тем более на Ближнем Востоке, где кошка с мышью жила и мышеловку рожала (тот же Давид, например, вообще по своей прабабке Руфи моавитянин). Обязательную эндогамию для евреев установил как раз Ездра — а закон, как известно, обратной силы не имеет.
  • Старшая Эдда: Атли, муж Гудрун, убил её братьев. За это она, убив своих детей, сначала скормила их своему мужу, а затем, сообщив ему об этом, убила мужа. Яркий пример родового мышления: чтобы отомстить за братьев (членов своего рода) — убить своих детей, поскольку они — члены рода мужа.
    • В результате изменения морали в Высоком Средневековье произошла полная инверсия тропа — в «Песни о Нибелунгах» те же события изложены следующим образом: Кримгильда-Гудрун с весьма пассивной помощью Этцеля-Атли убивает своих братьев, мстя им за убийство своего первого мужа (Зигфрида): по христианским понятиям, «муж и жена — одна плоть», т. е. муж ближе брата!
      • А теперь сравните оба варианта с современной моралью! Как сказал бы Отец Народов — «оба хуже!»
    • Ровно в ту же копилку и древнегреческие мифы: в качестве мести за изнасилование и увечье Филомены её сестра Прокна убила и скормила своему мужу Терею их сына.
    • П. Бородин в романе «Дмитрий Донской» внезапно возвращается к первому варианту, причём описанный им сюжет взят аккурат из современного тому же Донскому фольклора. Женщина приходит к Мамаю выкупать пленённых родичей: мужа, сына, брата и деверя. Выкупа хватает только на одного, и она решает выкупать не мужа и не сына, а брата, поскольку выйти замуж и родить сына она ещё может, а брата другого не будет. Всё-таки троп зависит не только от временных, но и от географических рамок.
    • В продолжение предыдущего примера: сегодняшняя Россия (как и другие бывшие союзные республики европейской части) куда ближе в данном опросе к европейцам[2]. Тому свидетельствует простой пример из социологии. На вопрос: кого спасёшь — жену, сына или мать, большинство выбирает второй вариант, меньшая часть первый. Жители Востока до сих пор в большинстве выбирают на этом тесте третий вариант. (Автор правки впервые познакомился с этим тестом на лекции в далёком 2005 году и был весьма поражён, узнав, что третий, кроме него, выбрали только два студента-интуриста из Ирака).
    • Еще аналогичная история была с японским медиком Ханаока Сейшу, которому нужен был подопытный для работ над составом анестетика. Вызвались добровольцами жена и мать, он выбрал жену. Та, кстати, в итоге ослепла.
  • Вся рыцарская романтика крестовых походов, то есть массового убийства людей по религиозному признаку (хотя тут опционально: многие считали крестовые походы помощью братьям по вере в оборонительных боевых действиях), и произведения на эту тему, создаваемые вплоть до последних десятилетий ХХ века. Благородные сарацины в принципе допускались, но в конце они должны были или умереть, или креститься.
  • Дикий Запад, каким он представлен в вестернах: убийство себе подобного — стандартный способ решения любого спора (если исподтишка или безоружного, то за это могут повесить, но вот если в честном поединке — никаких претензий), убийство индейца — вообще что-то вроде охотничьего подвига.
« Малышу было за двадцать лет, а на границе по Рио-Гранде в двадцать лет неприлично числить за собой одних мексиканцев. »
— О.Генри
  • Дуэли везде, где они описаны. Что характерно, закон их обычно запрещал, но мораль не только позволяла, но и приветствовала. Что и порождало коллизии типа «Он из полка был изгнан за дуэль или за то, что не был на дуэли».
  • Основной конфликт множества произведений позднего средневековья, от трагедий до комедий: мужчина и женщина не могут быть вместе, потому что принадлежат к разным сословиям или, еще хуже, вероисповеданиям.

Мифология и фольклор[править]

« Религия – это очень старый и эффективный способ одурачивания больших масс населения. Церковная Корпорация – это самая большая и мощная паразитическая организация на планете. Её стараниями веками обманывается вся цивилизация... »
— Вывод Левашовской компании из сабжа статьи в 25 частях
  • Библия:
    • Случаи геноцида в Ветхом Завете. Считалось, что, читая про геноцид, верующий должен испытывать злорадное торжество и возносить хвалу Богу[3], ведь Бог не фраер, хороших[4] не покарает!
    • История царя Саула и помазавшего его на царство судьи Самуила. С точки зрения современной морали Самуил себя ведёт как типичный злой гений — сначала, избранный судьёй (по полномочиям сопоставим с президентом и председателем Верховного суда в современном государстве) долго отговаривает народ от избрания царя, потом ставит царём простодушного провинциального вояку, из настолько обедневшей семьи, что сам овец пасёт, всячески лезет к нему с советами, вмешивается в военные дела, проклинает за то, что обратил завоёванный народ в рабство вместо того, чтобы просто всех убить — и всё это в разгар освободительной войны. Когда у Саула начинаются от такой жизни проблемы с психикой, Самуил провозглашает царём Давида и тот начинает откровенно партизанить в тылу действующей армии… При этом сам Самуил не способен нормально управиться даже с собственной семьёй: его сыновья, поставленные младшими судьями уклонялись в корысть и брали подарки, и судили превратно (т. е., оказались попросту закоренелыми взяточниками).
      • Видимо, автор, благочестивый левит, который составлял этот текст, решил свести воедино все легенды, которые ходили о царе Сауле (летописи стали вестись только при Давиде) и попутно показать, что бывает, когда царь не слушает мудрого пророка-советника. Басня получилось неудачная.
    • А уж от историй о продаже голодным Исавом первородства Иакову, жертвоприношении Иеффаи, изгнание беременной Агари, или кровосмесительстве ради продолжения рода дочерей Лота (при том, что они жили «на горе подле города Сигора», но в нём видимо обитали не подходящие чужаки) — современных читателей может и стошнить. Тысячи их!
      • Впрочем, в случае Лота это скорее пример того, что праведник не сумел воспитать собственную семью. Их потомками названы моавитяне и аммонитяне, со временем покорённые израильтянами.
      • История Лота показательна ещё в одном отношении. Он был готов отдать своих дочерей-девственниц на массовое изнасилование, лишь бы не трогали его гостей — ангелов. Согласно тогдашним моральным нормам, гость священен, и хозяин должен его защищать, не жалея ни себя, ни своих родных.
    • История Иова многострадального же! Натуральная неудачная басня — Бог вроде как вернул ему всё обратно, но так и не объяснил, за что Иову такие муки.
    • Особенно выделяется разница между Новым и Ветхим Заветом, но и в Ветхом Завете есть примеры изменения морали, ведь исторически он охватывает много веков. Скажем, во времена Иисуса Навина уничтожение одного народа другим было явлением повсеместным, а вот во времена наследников Соломона народы предпочитали порабощать и эксплуатировать друг друга и тотальным истреблением не баловались.
    • Книга Деяний святых апостолов (учеников Христа) — при переходе в христианскую общину вступавшие в неё должны были отдать всё свое имущество. Анания и Сапфира были убиты Богом на месте за то, что пожертвовали не всё своё имущество и попытались обмануть апостолов, сказав, что пожертвовали всё.
      • Сам апостол Пётр подчёркивал в разговоре с Ананией, что отдавать имущество никто не заставлял — пожертвование было исключительно добровольным и тех, кто на это не решился, никто не осуждал. А сами пожертвования делали не новички для вступления в общину, а как раз некоторые её действующие члены, чтобы поддержать новичков, пришедших на праздник Пятидесятницы из отдалённых мест. Так что Анания и Сапфира наказаны были не столько за жадность, сколько именно за ложь и желание выставить себя особо набожными, получив уважения столько же, сколько и те, кто на самом деле продал всё имущество.
        • А в толковании святого Иоанна Златоуста сказано, что Анания и Сапфира были наказаны смертью тел, чтобы их наказание не перешло или не полностью перешло на их бессмертные души.
          • Ну, это вообще первое дело. «Мы сожжем тебя заживо, чтоб спасти твою бессмертныю душу».
    • Ученик Иисуса Фома не поверил, когда ему сообщили что его учитель вернулся к жизни. Так и появилось выражение «Фома неверующий». Людям из нашего времени такая реакция Фомы кажется вполне обоснованной — неужели мы должны верить в то, что какой-то мужик по фамилии Грабовой умеет воскрешать людей?
      • Здесь можно обратить внимание на реакцию самого Иисуса. Он не обвиняет Фому в неверии, а позволяет ему удостовериться. Он запрещает верить тем, кто выдаёт себя за него, и обещает вернуться так, чтобы его увидела вся земля одновременно и сомнений ни у кого не возникло. А Грабовой именно что выдавал себя за Иисуса.
  • Коран: одной из жён Мухаммеда на момент брака с ним было шесть лет, а на момент фактического осуществления этого самого брака — девять. (Впрочем, разные источники говорят разное насчёт брачного возраста, но он был точно меньше 14).
«

В афганском селе идёт по улице мужик, впереди него идёт жена. Навстречу им — старик. — Эй, Абдул, ты что, Корана не читал? Жена должна идти только позади мужа! — Послушай, когда Коран писали, дороги не минировали. Вперёд, Фатима!

»
Своеобразный отказ от традиций
  • Отношения Геракла и Иолая в частности — и вообще все гомосексуальные отношения в мифах древней Греции. В современных фильмах или сериалах предпочитают обходить эту скользкую тему, хотя сами греки в те времена не видели в этом ничего плохого. Мало того, во многих культурах практиковалось сожительство мальчиков и мужчин: считалось, что, помимо собственно этих отношений, у мальчика вырабатывается мужской характер. Что характерно, при всем при этом в Афинах был закон, согласно которому по достижении тридцати лет мужчина должен был жениться и завести детей, и закостенелых геев там нещадно травили[5] — на что уже смотрят волком современные ЛГБТ-сообщества.
    • Нет, в Афинах не было закона, обязывающего мужчин жениться, хотя брак и продолжение рода, разумеется, приветствовались. И какого-либо ограничения прав закоренелых холостяков там не было, в отличие от Спарты. И то, что в Афинах якобы «закостенелых геев нещадно травили», не более чем популярное заблуждение. Что вообще значит «закостенелый гей», если речь идет о Древней Греции? Морально осуждался только взрослый свободный мужчина, являющийся «пассивным партнером», и то речь шла лишь о насмешках, часто за спиной, а не о реальной травле[6].
  • В битве Ильи Муромца с Соловьём-Разбойником богатырь жестоко избивает своего коня так, что кровь хлещет ручьями (но традиционно его не принято считать антигероем). Эту часть стараются опускать, но иногда прорывается — и снова «эту сказку надо запретить, там издеваются над животными». Вообще-то, идея хороша, если не требовать запрещать всю сказку, а вспомнить про такое явления, как адаптация для детей.
    • В некоторых сказках, не обязательно русских, волшебный конь так и говорит — недостаточно сильно стеганёшь, не допрыгну куда-то там, и погибнем оба.
  • Козы Корпеш и Баян Сулу — ещё до рождения детей родители договорились о том, что их поженят, так что Козы Корпеш с раннего детства знал, на ком он женится, а Баян Сулу — за кого выйдет замуж. И ни разу не видя друг друга, они… влюбились друг в друга (обоснуй: ведь родители желают детям только хорошего и лучше детей знают, что для них хорошо, а дети должны слушаться родителей, и по нормам средневековой морали… ну, вы поняли…). Драма случилась, когда отец Баян Сулу, узнав о том, что Козы Корпеш осиротел, решил ей подыскать другого жениха…
  • Пётр и Феврония — может, с точки зрения религиозного человека это и любовь… но с точки зрения человека светского ЭТО… КУЛЬТУРНЫЙ ШОК и на любовь не очень похоже. В наше время Пётр вполне мог проиграть гражданское дело за неисполнение заключённого договора. А Февронии грозила бы уголовка за шантаж и намеренно некачественное лечение (не факт, ибо князь согласился оставить один струп; насколько человек имеет право соглашаться «оставить» болезнь — вопрос сложный; если заразная — то и Петру бы пришлось туго, но там было мистическое воздействие). Правда, этот сюжет перебрался в христианство не то из язычества, не то из волшебной сказки. Современному секулярному человеку непонятно, почему бездетная пара[7] служит именно символом идеальной семьи, а не просто благочестия или раскаяния[8].
  • Артуриана — Священный Грааль явился трем рыцарям Круглого Стола, сэру Персивалю, сэру Галахаду и сэру Борсу. В живых после этого остался только Борс (остальные умирают либо сразу (в некоторых вариантах), либо после доставки Грааля на Ближний Восток (у Мэлори)) — но это потому, что он был самым приземленным из троих, и еще не заслужил попадания в рай, как духовно чистые Галахад и Персиваль.
  • Сказки, популяризированные братьями Гримм же! Родители оставляют детей в лесу на растерзание диким зверям, чтобы не тратиться на кормёжку? Да без проблем!
    • Согласно некоторым источникам, в первоисточнике все было намного страшнее: каннибалами были все персонажи сказки, а не только ведьма (родители хотели съесть детей, дети сами бежали в лес, чтобы выжить, а в финале вся семья радостно отведала жареной ведьмы). Правда, полностью автор правки в этом не уверена, все-таки, табу на каннибализм в Европе возникло достаточно рано.
      • Табу или не табу, а голод не тётка. В голодные годы могли съесть и умершего года два назад дедушку, и любимое дитятко (впрочем, это было скорее вынужденное злодеяние, т. к. иначе вся семья бы вымерла. Другой троп, одним словом).
    • А согласно Проппу, это опять-таки трансформированный мотив инициации героя. Отец отводит ребенка в ритуальную хижину, где шаман подвергает его символической смерти и делает полноправным членом племени? Какой еще шаман, мы же добрые христиане! Нет, просто отец отводит ребенка в лес на верную смерть, потому что… потому что… ну, его заставила злая жена. И в лесу ребенок попадает… ну, в пряничный домик. Или в избушку на курьих ножках. И так далее. То есть не просто изменившаяся мораль, а полностью изменившийся уклад жизни, вследствие чего старый сюжет пришлось переосмыслить.

Что интересно, не только в наши дни фольклор редактируется по причинам изменившейся морали, в связи с чем становится нефольклорным и неаутентичным. Уже во времена функционирования фольклора сюжеты претерпевали эволюцию в связи с меняющейся моралью, но при этом оставались предметом устного фольклора. Скажем, есть сюжет, широко распространённый по миру (как минимум от Франции до Монголии), где дядя и племянник сражаются с полчищами врагов, и тут дядя видит, что племянник очень даже круто бьётся, и, дабы слава не перешла от старика к молодому, убивает его.[9] Каким этот сюжет стал позднее, в средневековье? А точно таким же: в «Песни о Роланде» ревнующий к воинской славе своего племянника Роланда (и обиженный на опасное поручение императора Карла) граф Ганелон предлагает маврам напасть превосходящими силами и прикончить наглого сопляка, что и происходит, сам же убеждает императора не обращать внимания на звук рога, которым Роланд зовёт на помощь. То есть сам рук не марает, но для уничтожения родной кровинушки делает всё, что может. А что на Руси? Вообще трогательно. Здесь дядя — Илья Муромец, племянник — Ермак (да, былины не очень-то отражают историю, почему бы Ермаку не быть юным племянником Ильи Муромца), враги — татары. И Илья видит, что племяш-то перенапрягся, яростно сражаясь, и заарканивает его верёвкой, чтобы Ермак расслабился и не умер от натуги. Однако сам Илья перебарщивает с тягой, и верёвки разрывают Ермака. Случайно так получилась, Илюша бы нарочно так делать не стал! Прямо как перенапрягшийся пират с пушкой-пулемётом, которого водой полили — тоже ведь не хотели, чтобы он рассыпался…

Театр[править]

  • Очень частый случай, когда девушку хотят выдать за человека, которого она не любит, а быть вместе с настоящим любимым ей что-то мешает. В одних случаях он по каким-то причинам не нравится ее родителям (чаще всего происхождением или недостаточным богатством), и они брак не благословят. Случись нечто похожее в современном мире, невеста даже во время бракосочетания может сказать «нет» или спустя какое-то время развестись и выйти замуж за любимого. Но вот в XIX веке и ранее (время действия многих, в т. ч. и классических, пьес) подобное поведение было, мягко говоря, вызывающим — опозорит и себя, и свою семью. А если жена решила бежать от нелюбимого мужа с любовником (с которым чувства взаимные и искренние), то лучше им переезжать как можно дальше, где никто их не знает и не может знать ни их, ни знакомых их знакомых.
    • Бывает и такое, что родичи невесты, скупердяи такие, экономят на приданом, а нелюбимый согласен на ней жениться и без оного. Но что мешает влюбленному поступить так же, раз у них такая неземная любовь?
      • Очевидно, всё то же неблагородное происхождение или недостаточное богатство. Если стоит выбор между двумя претендентами, готовых взять в жену девушку и без приданого, то выбор, очевидно, падет на того, у кого или род благороднее, или кошелек толще.
  • Бог с ним, пускай шекспировскому Ромео 15-20 лет: взрослый мужик, можно сказать. Но Джульетте-то ещё не исполнилось 14, она лишь немногим старше Лолиты Набокова! Однако Шекспир не видит в этом ничего предосудительного, а родители Джульетты возмущены вовсе не тем, что их дочка «слишком молода для плотской любви/родов». А мать Джульетты вышла замуж в еще более раннем возрасте (т. к. говорит Джульетте что-то вроде: «Да у меня в твоем возрасте уже ты давно была!»). Да и Парис в споре с отцом Джульетты, предлагавшим дождаться хотя бы 14-летия невесты, напрямую заявляет, что знает и помоложе её счастливых матерей. Педаль в пол — это не современный защищённый секс среди «продвинутой» молодёжи, а именно что брак, роды, дети, кольцо навсегда. Независимо от критериев, это уж точно считалось в те времена нормальным, а в наше вызывает недоумение. Уже не говоря о том, что, опустив «планку» до этого возраста, Шекспир одним махом проехался по всем видам зол, характерным в том обществе, и вышел победителем.
    • Педаль в асфальт: Парис, которого прочат в мужья Джульетте, уже разменял четвёртый десяток. Причём для него это не просто выгодный брак, он ещё и стремится сделать дело как можно скорее, не иначе как до свежего мясца охоч, уж простите за грубость.
      • Но у Капулетти разница в возрасте с женой однозначно еще больше — он изображен в пьесе немощным стариком, а леди Капулетти, напомним, не больше 28 лет!
    • В Англии еще долгое время после Шекспира 12 лет считались брачным возрастом. Мораль постепенно менялась, а вот закон подтянулся только после смерти Виктории.
    • Ну такая себе изменившаяся… В РПЦ и сейчас брачный возраст равен тринадцати годам (правда церковь об этом благоразумно молчит), что уж говорить про цыган и исламские страны.
    • Уважаемый, осетра-то урежте! Нет никакого молчания, как нет уже понятия «Церковный брачный возраст»; венчают только лиц, «достигших брачного возраста согласно государственному законодательству, с учетом исключений, предусмотренных этим законодательством» (Источник: постановление «О канонических аспектах церковного брака» от 29 ноября — 2 декабря 2017 года). К слову, браки, заключённые до наступления гражданского совершеннолетия, в Церкви считались неканоническими испокон веков (их могли не расторгать, но и не признавали).
    • В исходных итальянских версиях сюжета — у литераторов Луиджи Да Порто и Маттео Банделло — Джульетта гораздо старше: упоминается, что на день святой Ефимии ей должно исполниться восемнадцать. Есть версия, что Шекспир просто-напросто омолодил своих героев под влиянием стереотипных английских представлений о темпераментности итальянцев.
    • Добавьте ещё акселерацию — современные подростки в 14 те ещё бугаи и лошади. О Джульетте вряд ли такое можно сказать. Так что даже пусть с кучей бумажек можно в 14 выйти замуж и поныне — это совсем другие 14, да и пользуются этой сомнительной привилегией считанные единицы. И добавьте несколько скудные женские права в тогдашней семье, да и вообще по жизни. Вот такие пирожки с котятами получаются в итоге, нюхать — и то подташнивает.
      • Посмотрите хотя бы на эту мадонну — она, пожалуй, в возрасте как раз Джульетты.
      • Акселерация акселерацией, а вот взрослеют (в психологическом плане) нынешние подростки все-таки позже.
    • Ну нет, все было совсем не так. Отец Джульетту все же любил, и в цитированном выше разговоре с Парисом сказал: «Повремените два годочка, и мы невестою объявим дочку». Т. е. никто не собирался выдавать ее замуж в таком возрасте, велено было ждать до 16. А там ещё пока всё официально объявят, пока брачный контракт составят, пока гостей пригласят — могли вполне дотянуть и до 17-летия. Форс-мажор наступил после смерти Тибальда — в семье не осталось дееспособных мужчин (отец Джульетты уже был в летах), и собственно после его смерти, которая стараниями других семей могла наступить довольно скоро, с Джульеттой могло бы произойти что-то намного хуже брака с Парисом. Поэтому именно после смерти её двоюродного брата и защитника Джульетту сразу же согласились отдать Парису — потому что деваться было некуда, а Парис был влиятельным патрицием и родственником герцога, и его (и, соответственно, его супругу) вендетта между семьями М и К не затрагивала.
  • Hamlet — Гамлет обвиняет, среди прочего, свою мать в кровосмесительстве. За то что она вышла замуж за брата. Нет, не своего, а брата мужа, т. е. кровного родства с Гертрудой не имевшего. А вот поди ж ты…
    • Особую пикантность придаёт то обстоятельство, что по библейским нормам вдовы (правда, при условии, что они не успели родить) были обязаны выйти за деверя (т. н. левират).
    • Но это исключительно в том случае, когда не успели родить! Вспомните, из-за чего Иоанн Предтеча лишился головы (правда, Ирод силой отнял жену у вполне живого брата). Однако этот факт был откровенно пофиг реальному Гамлету, который в тот момент был еще язычником (он принял христианство уже в Англии, куда его спровадил добрый дядя)
    • Такое было с Генрихом VIII, который сначала женился на вдове брата, а потом пытался с ней развестись именно на основании родства. Возможно, в «Гамлете» это еще и реверанс Шекспира в сторону королевы Елизаветы, дочери того самого Генриха от новой жены: она законный ребенок и по католическим, и по протестантским канонам.
      • Пардон? «она законный ребенок и по католическим, и по протестантским канонам»?! Вся католическая Европа во главе с Папой считала и открыто называла Елизавету байстрючкой (да, именно так и выражались — бастард, он бастард и есть). И большая часть проблем её правления, начиная с этой дурёхи Марии Стюарт, проистекали именно от этого.
  • Опера Верди «Травиата»: современному зрителю сложно понять, почему сестра Альфреда не может выйти замуж из-за неоднозначного социального положения Виолетты, любовницы брата, и почему несчастная Виолетта должна приносить в жертву собственное счастье ради какой-то совершенно незнакомой ей девушки. Поэтому, кстати, постановки «Травиаты» так плохо поддаются осовремениванию, в отличие от некоторых других опер Верди.
    • Мой сын содержит проститутку? Скандал, нужно пресечь! Ах, оказывается, на самом деле это проститутка содержит моего сына? Ну, это другое дело…
  • Б. Томас, «Тётка Чарлея». В оригинальной версии непонятно, зачем герою изображать тётку, чтоб его друзья могли встретиться с возлюбленными. Но викторианская Англия по строгости нравов не уступала мусульманскому Востоку: для девушек считалось предосудительным даже находиться в обществе молодых людей без сопровождения.
  • А. В. Сухово-Кобылин, «Дело». Современные читатели и зрители недоумевают: почему Муромские так ужаснулись, когда узнали, что власти постановляют подвергнуть Лидочку Муромскую гинекологическому освидетельствованию в здании врачебной управы? Почему благородное семейство готово дать любую взятку, заложить и распродать хоть бы и все свои имения, лишь бы не состоялся этот осмотр?..
    • Нет, Лидочка ничем «таким» не больна (она вообще до сих пор девственница, в чём и хотят убедиться власти). Скрывать нечего. Дело в другом. В середине XIX в. гинекологическому осмотру, причём регулярному, подвергали исключительно проституток — поэтому для дворянки, да ещё незамужней, это казалось участью хуже смерти. Варравин, крупный начальник-взяточник, об этом прекрасно знает… Потому-то он и шантажирует семью Муромских таким решением Сената: дескать, запла́тите огромную взятку как миленькие, если не хотите такого позора.
    • Автор правки прочитал «Дело» лет в 15, но не недоумевал, потому что в предисловии или комментариях к тому изданию понятно объяснили насчет осмотра именно во врачебной управе, а не у себя дома или на дому у повивальной бабки, как обычно делали в 19 веке (если, например, родители хотели удостовериться в девственности дочери). Скрыть осмотр в управе было невозможно, потому что чиновники и их жены сплетничали, их прислуга сплетничала с прислугой других господ и т. д. Словом, среди дворян вскоре все бы знали, что дочку ярославского помещика Муромского освидетельствовали в управе, и начались бы разговоры «просто так ведь порядочную барышню никто бы туда не потянул» и «что с того, что отпустили? видно, папаша заплатил, чтобы замять дело» (в пьесе еще и в детоубийстве хотели обвинить бедную Лиду — мол, как так не было последствий?!). А после этого знакомые перестали бы принимать, в театрах дамы стали бы пересаживаться подальше (как в «Анне Карениной»), мужчины начали бы «делать в ее присутствии некоторые несовместные телодвижения» (из Салтыкова-Щедрина), а мелкие канцелярские служители свистели бы вслед и громко говорили всякие гадости.
  • К. Тренёв, «Любовь Яровая» — нетрудно догадаться, что нынешнее восприятие поступка главной героини очень сильно отличается от советского. Тогда её поступок был несомненно героическим — ради дела Великой Революции сдать врага, несмотря ни на что. Сегодня — это очевидно позорное предательство совсем не чужого героине человека, который вообще-то дважды спас её, не посмотрев на то, что она поддерживает его врагов. Таки идеология сильно влияет на общественную мораль…

Литература[править]

Русскоязычная[править]

См. подстатью Изменившаяся мораль/Классическая русскоязычная литература

На других языках[править]

См. подстатью Изменившаяся мораль/Классическая зарубежная литература

Современные примеры[править]

Литература[править]

См. подстатью Изменившаяся мораль/Современная литература

Фанфики[править]

  • Вячеслав Рыбаков, «Трудно стать Богом» («официальный» фанфик по АБС):
«

— Одно скажу, — проговорил Малянов. — В мое время друзья с друзей денег не брали. С таким человеком здороваться бы перестали. А может, и не перестали бы, подумал он. Смотря кто, смотря где. Идеализирую. Ох, старый стал… — Ну… — ответил Бобка… — В ваше время деньги на фиг были не нужны. В лавках все равно пусто, а на Майорку только портвейнгеноссе допускались. Нормальные граждане просто чалили с работы, кто что мог, а потом махались бартером.

»
— Во такенные стереотипы у младого, незнакомого племени[10]
  • Его же персонажи в «Человеке напротив» обсуждают «Понедельник начинается в субботу»: неразменный пятак есть, стояние в очереди за зарплатой есть — а денег в книге нет! (Неправда, и пресловутые «сто двадцать рэ» упомянуты, и протагонист одалживает рубль Дрозду, хотя тот предпочёл бы занять десятку.)
    • Деньги есть, значения у них нет. Соловец — более-менее типичный «академгородок», в котором сотрудники НИИЧАВО, получающие неплохую зарплату, просто не в состоянии ее потратить полностью. На обычные же бытовые потребности ее хватает с запасом, поэтому деньги воспринимаются как что-то малозначимое.

Кино[править]

Отечественное[править]

  • «Весёлые ребята» — когда кучер катафалка просит свои вроде бы честно заработанные деньги, то он получает от главного героя за это кулаком со всей дури и улетает в нокаут.
  • «Иностранка» (1965, один из режиссёров — Александр Серый). Белоэмигрантка, замученная ностальгией, приехала в Одессу с внучкой лет 10-12. Девочка отдыхала на пляже. Продавщица мороженого попросила поторговать вместо неё. Девочка, увидев, что товар пользуется спросом, подняла цену. Когда продавщица вернулась, на неё накинулись возмущённые такой спекуляцией пляжники. Бедная иностранка не понимала, что она сделала плохого!
    • А всего-то надо было, что объяснить ей, что, во-первых, продавщица не частник, а во-вторых, товар субсидирован государством.
  • «Летят журавли» в свое время показался автору правки совершенно абсурдным. Было очень сложно понять, почему девушка выходит замуж за человека, который её изнасиловал, вместо того, чтобы бежать в милицию. И почему в том, что «не дождалась», винят её, а не насильника?
    • В принципе можно вспомнить более древнюю традицию «свадебных изнасилований», когда крали и насиловали именно для неотвратимой последующей женитьбы. В некоторых старых произведениях подаётся как особая доблесть, а позже — просто как традиция «кражи» невесты, зачастую по взаимному согласию. Например, у Фазиля Искандера есть эпизод с побегом — преследование прекратили, когда наткнулись на место, где явно была расстелена бурка, то есть сбежавшая пара успела консумировать брак. В другом рассказе друзья советуют молодому человеку, который никак не может добиться от родителей любимой девушки согласия на брак, поступить именно так, но он отказывается: «Она — аристократическая [т. е. из богатой и уважаемой семьи] девушка, с ней так нельзя!»
    • Что же до насилия, то в Ветхом Завете (Второзаконие, 22: 23-26) однозначно сказано: если насилие произошло «в поле», то жертва не виновата, поскольку кричи — не кричи, а никто не услышит. А вот если «в городе» — виновата: кричать надо было громче…
    • Что инетресно, мораль фильмы была неоднозначна даже для современников. Хрущёв, ознакомившись с фильмом, припечатал: «Да шлюха она, вот и всё!»
  • Какие фильмы про Великую отечественную чаще всего снимали во время самой войны и в десятилетие после неё? Комедии и мелодрамы! «Небесный тихоход», «Беспокойное хозяйство», «Дачная поездка сержанта Цыбули», «Крепкий орешек», «В 6 часов вечера после войны». С песнями и шутками в исполнении, зачастую, самых настоящих ветеранов. Сейчас слова «комедия про Великую отечественную» немедленно вызывают в интернете крики, что это святотатство и нельзя такое про национальную трагедию снимать.
    • Те комедии по крайней мере были не отвратительно-пошлы, в отличие от «Гитлер Капут» или «На Париж».
    • Причина простая: насмотревшиеся на батальное гуро в реальной жизни хотели, чтобы на экране было светлее и мягче - с песнями, плясками и хорошим концом. Для В бой идут одни «старики» и других трагедий время ещё не настало.
    • А вот снятый позже «Крепкий орешек» уже был положен на полку «за принижение величия подвига советских солдат». Да и художественные достоинства его тоже были так себе…
  • «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» — современному зрителю не понять, за что героя Вицина записали в жулики и вообще рисуют в черном цвете. Человек просто торгует на рынке, и чем? Смешно сказать — не водярой или краденым, а всего-навсего глиняными кошечками, коврами и тому подобным. А уж как он это делает — да за такой сервис и чуткое отношение к покупателю медаль надо давать!
    • Но для тех, кто жил в советское время, очевидно, что он является иллюстрацией «Обеспечьте 10 % прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20 % он становится оживлённым, при 50 % положительно готов сломать себе голову, при 100 % он попирает все человеческие законы, при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы» (Томас Джозеф Даннинг, которого цитировал Карл Маркс).
    • Русалки со «срамотой». Хотя, скорее, уместно провести аналогию с сотрудницами «Союзпечати», где кроме Maxim и Playboy продаётся куча других изданий и всего остального, чем с гражданами из заведений типа «Розового кролика».
    • А ещё жить, торгуя кошечками и не имея другой официальной работы (на государство или колхоз) со времён Хрущёва — это «тунеядство», караемое уголовно сроком до четырёх лет. Впрочем, учитывая знание Трусом уголовного кодекса, следует ожидать, что он где-то официально числится работающим, и возможно, даже, иногда ходит на официальную работу в свободное от торговли кошечками время (а не является злостным прогульщиком). Или может даже добросовестно ходит на работу в будние дни без прогулов, а кошечками торгует в выходные.
    • Так ведь он отрицательный не потому, что на рынке торгует, а потому, что является членом устойчивой преступной группировки, в просторечии именуемой «шайкой», и на рынке подторговывает, пока главарь не найдёт более денежное дело; причем шайка эта постепенно скатывается от «административки» (браконьерство и самогоноварение) к чистой уголовке.
      • Кроме того, такая «торговля», осуществляемая без кассовых аппаратов, позволяет им легализовать в умеренных объёмах свои, так сказать, «нетрудовые доходы».
  • «Берегись автомобиля»: людям, родившимся в постсоветское время, трудно понять, почему успешный бизнесмен фарцовщик Дима Семицветов — преступник, Юрий Деточкин — настоящий народный герой, а покрывающий его следователь Максим Подберёзовиков — благородный человек.
    • И не только в постсоветское. Ещё во время выхода фильма его критиковали за то, что он изображает спекулянтов слишком симпатичными, и множество зрителей уже тогда сочувствовали Диме, третируемому собственным тестем (кстати, пользующимся плодами нетрудовых доходов Димы, да и вообще, по сути, таким же спекулянтом, прикрывающимся коммунистическими лозунгами и апелляциями к «честности»).
    • Опять же, важно знать реалии времени. При СССР, увы, обычной была ситуация, когда квалифицированный инженер или рабочий имеет в сберкассе денег и на новую машину, и на импортную бытовую технику, да только купить их не может. Очередь на машину продвигается слишком медленно, потому что вперёд за взятку проскочил Дима Семицветов. И техники хорошей в магазине не купишь, потому что её придержал и сплавил нужным людям Дима Семицветов. В отдельных продовольственных поясах даже нормального мяса было не купить по той же причине: вся грудинка и вырезка ещё утром продана с чёрного хода, не добираясь до прилавка. И рады бы честные трудяги приплатить за хороший товар, да только, помимо денег, нужны ещё и связи: человеку с улицы ни один спекулянт ничего не продаст. Приходится либо копить на книжке мёртвый груз, либо втридорога брать с рук подержанный хлам и потом годами доводить его до ума при помощи паяльника и такой-то матери. Вот можете себе представить, как таким людям приятно было слушать разглагольствования простого продавца Димы о том, что, оказывается, человек имеет право на собственность.
  • «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» — поколение, рожденное в 1990-е гг., с трудом понимает, почему вдруг Ипполит отрицательный персонаж, а Лукашин положительный. Он же ничего хорошего не сделал, просто напился и попал не в ту квартиру — почему его считают лучшей парой для красавицы и умницы Нади?[11]
    • К теме статьи пример едва ли подходит. Что полвека назад, что сейчас вполне нормально сойтись с серьёзным партнёром, пусть и без большой страсти. А Лукашин обаятельный раздолбай и «маменькин сынок», но — любовь такая любовь…
    • Лукашин — хирург, что с раздолбайством во все поля слабо сочетается. Скорее с недостатком времени на личную жизнь.
    • Да и вообще фильмы Рязанова в советское время воспринимались критикой и зрителями неоднозначно именно потому, что они наглядно отображали постепенное разрушение советских устоев в обществе и разочарование советских людей в коммунистических идеалах, неизбежно выливающееся в моральную деградацию. В «Иронии судьбы» и «Служебном романе» эта тема набирает обороты, а в «Гараже» (ставшем, по сути, прототипом перестроечного кино) «Дорогой Елене Сергеевне» и «Небесах обетованных» доходит до пика.
  • Та же судьба постигла оскароносный «Москва слезам не верит» — современным юным девам Гоша представляется шовинистским ничтожеством. Пойти и напиться, узнав, что твоя любовница директор завода? Фу, какая порнография.
    • Вообще-то причина такого его поведения — личная. Следует вспомнить, как он объясняет своё расставание с первой женой — была выше его по статусу, видимо ссорились, не ужились. То есть он не вообще философски рассуждает о невозможности для жены зарабатывать больше мужа, а опасается такого лично для самого себя — так как уже один раз настрадался. А тут вдруг внезапно история грозит повториться. Есть от чего впасть в депрессию.
      • Естественно личная, не из-за чужих же проблем он в запой ушел. Неспособность принять тот факт, что твой партнер может не только быть твоего уровня, но и даже превосходить тебя в чем-то это явный маркер социопатии и нарциссизма.
    • Но он ещё и пытается «строить» дочь своей любовницы, для которой он пока ещё никто и звать его никак, так, ухажёр матери. И вообще пытается устанавливать в чужой семье порядки только на основании того, что он «мужик». Это уже ничем не оправдаешь.
      • Автор данной правки рекомендует внимательно пересмотреть эпизод, в котором прозвучала данная фраза, потому что речь шла о самом что ни на есть мужском деле (защите семьи), которое успешно выполнил, а она за это попыталась загнать его под каблук. Накануне Гоша вместе с другом устроил оздоровительную порку хулиганов, главарь которых домогался до Александры, причём как раз в тот момент, когда они собирались избить её парня. Однако Екатерина вместо благодарности «включила бабу» в самом худшем значении этого слова. У неё «виноватыми» оказались все — от Гоши, который «детей избил» (и пофиг, что «детишки» давно уже вымахали до габаритов, позволяющих им самим взрослых избивать), до родной дочери, которая «слишком плохо» отваживала нежеланного «кавалера». Все - кроме хулиганов, которые вполне могли искалечить жениха её дочери, а в дальнейшем и её дочь всей кодлой изнасиловать. Вот Гоша и поставил вопрос ребром.
  • «Чучело» по повести Владимира Железникова — Лена Бессольцева от отчаяния на самом пике переживаний заставила остричь себя наголо. Сейчас остриженная «под яйцо» девушка вызывает добрую улыбку, ну в крайнем случае — пожатие плечами. В 1980-х это было немыслимо — и не только в СССР.
    • Автор этой правки идеализирует нынешние времена. Даже в крупных городах на девушку с бритой головой могут смотреть косо, а уж в провинции…
      • Или просто даже из-за короткой стрижки заподозрить в нестандартной ориентации и избить…
  • Не совсем мораль, но тоже показатель того, что приемлемо в обществе. В фильме «Война» Алексея Балабанова в качестве заглавной темы играла песня Тимура Муцураева «Иерусалим». Спустя 8 лет эта песня (как и многие другие) была признана экстремистской и запрещена к распространению. Вот и получается, что публично исполнять эту песню — статья (хоть и административная), а публично показывать фильм — нет. Самое интересное, что фильм (пока ещё) не цензурировали на ТВ.
  • «Алые Паруса» (1961): Романтический главный герой восхищается отважными «террористами, покушавшимися на жизнь самого губернатора». К однозначному осуждению терроризма пришли позже.

Зарубежные[править]

  • «Рождение нации» 1915 г. изображает ку-клукс-клан и бывших рабовладельцев благородными героями, а негров — бандитами и вместилищами порока. Весьма интересное кино для размышлений о том, почему белое — это хорошо, а черное — это плохо. Но, кроме расистов и любителей повздыхать о «старых добрых временах, когда негр работал на плантации, а не сидел в Белом Доме», да ещё, может, историков, кино вряд ли кому понравится. Хотя в техническом плане фильм не менее важен для кинематографа, чем работы того же Эйзенштейна. Справедливости ради, немой чёрно-белый фильм с качеством картинки 1910-х годов и трёхчасовой продолжительностью сегодня в принципе мало кто осилит, вне зависимости от его тематики.
  • Классический вестерн «Дорога на Санта-Фе» (1940) — борцы против рабства показаны злодеями, а сторонники рабства показаны героями.
  • Фильм «Еврей Зюсс» (1940), снятый в Третьем рейхе, повествует о том, как жадный до денег и развлечений герцог Вюртемберга назначил казначеем еврейского ювелира по имени Зюсс Оппенгеймер. Получив карт-бланш на любые действия, способные наполнить казну, Зюсс начинает притеснять простой народ, нарушать законы государства в угоду своему покровителю и попутно наводняет Вюртемберг своими соплеменниками. Народ восстает, герцога настигает смерть от кармы, Зюсса торжественно вешают, евреев изгоняют. Геббельс был в восторге и назвал фильм идеально антисемитским, его показывали для подогрева погромных настроений на оккупированных нацистами территориях. В наше время неонацистам и конспирологам, ищущим везде жидомасонский заговор, зайдёт на ура. Что до остальных… а остальным, в общем-то, очевидно, что Зюсс — не болезнь, а симптом. Проблема в герцоге — это ему вечно не хватало денег на увеселения, ему было наплевать на священные для народа феодальные вольности. Вместо Зюсса ему мог бы попасться мошенник какой угодно национальности — хоть немец, хоть француз, хоть китаец или негр преклонных годов. Неужели бюргерам было бы легче от того, что из них тянет последние деньги истинный ариец, а не «жид»? Ответ очевиден.
    • На фоне всего этого теряется ещё одна занятная деталь. В конечном итоге восставшие бюргеры судят Зюсса не за злоупотребление властью, а за изнасилование немки, причем проблема исключительно в том, что он — иудей, а она — христианка.[12] Всего остального, видать, было для смертной казни недостаточно.
    • Режиссёр фильма, Файт Харлан, впоследствии оправдывался, что собирался показать все цвета спектра — мол, Зюсс так-то неплохой человек (ага, самодур и насильник), и он заботится о евреях, просто конфликт юрисдикций, так сказать, вышел. Неубедительно, конечно. Но одно можно сказать: в техническом плане[13] фильм для своего времени очень хорош, все-таки «блокбастер», да и актёрская школа в Германии всегда сильной была. С натяжкой на Хорошо, но плохо — потянет.
  • «Великолепная семёрка» — попытка похоронить индейца на кладбище заканчивается перестрелкой, потому что индейцы — это язычники, а значит, гореть им в аду.
  • «Чарли и шоколадная фабрика». Все дети, кроме, собственно, Чарли, обладают разными пороками. Но чем провинилась Виолетта Борегард, которая просто много жуёт жвачку? А тем, что в 1960-е годы, когда писалась книга, прилюдное жевание жвачки считалось неприличным.
  • В оригинальной трилогии Чубакка при награждении не получает медаль. Можно подумать, он не разумно-духовное существо в своём праве, а нечто вроде ручной зверюшки Хана Соло[14]! Но в одном из последующих ремастерингов медаль ему таки вручают.
  • В фильме «Храм Шаолиня» (снятом в начале 1980-х), главный герой случайно убивает собаку своей подруги (видя приближение наставников, накрывает её одеялом, чтобы не было ни звука, и собака задыхается). Обнаружив это, он сначала пытается привести собаку в чувство, но после того, как собака не очнулась… разделывает её и жарит, а затем угощает этим мясом подругу! И девушка ничуть на это не обижена. Защитники животных из цивилизованного XXI в. — в шоке (а сценарист, судя по всему и в мыслях не имел кого-то шокировать).[15]
  • L'Associé фильм 1979 г. — тем, кто вырос при равноправии, даже трудно представить, зачем бизнес-вумен могло потребоваться действовать от лица вымышленного мужчины-начальника.
    • В американском римейке The Associate 1996 г. героиню сделали чернокожей, а чёрной женщине сложно вдвойне, особенно когда вымышленный начальник должен быть белым.
  • Travolti da un insolito destino nell'azzurro mare d'agosto фильм 1974 года совсем не от МТА про итальянскую патрицию (аристократку) оказавшуюся на необитаемом острове вместе с пролетарием — в оригинальном фильме 1974 года он её именно насилует. А вот в американских римейках 1997 года (Swept from the Sea) и 2002 года (Swept Away) изнасилование убрали, оставив только то, что девушка из высшего общества влюбилась в простого пролетария.
  • «Властелин Колец» — сравните цены переговоров Арагорна с посланником Саурона возле Чёрных Ворот. В книге Уста Саурона вовсю сыпет оскорблениями, Арагорн смотрит на него убийственным взглядом, после чего посланник начинает говорить вежливо; по итогам переговоров все расходятся по своим армиям. Через полвека в режиссёрской версии экранизации (из обычной все переговоры вырезали) показывают, как Арагорн завершает переговоры внезапным отрубанием головы собеседнику. Ну да, он же хороший, ему можно.
    • На самом деле в Средневековье посланника ещё как могли убить, если по итогам переговоров становилось понятно, что войны на уничтожение всё равно не избежать. Так что тут у киношников получилась художественная правда.
      • Примерно так началась война Руси и татаро-монголов. Если на пальцах, то по меркам (ранне)феодального общества убивать послов не очень хорошо, но может быть допустимо как знак отказа от переговоров. По меркам же (поздне)родоплеменного это может быть квалифицировано как убийство того кто тебе доверился/кому ты оказал гостеприимство, что недопустимо.
      • Неудачная басня у киношников получилась, в которой силы вселенского зла позволили даже такому вероломному герою спокойно вернуться к своей армии, хотя вполне могли на месте превратить в ёжика парой сотен стрел.
  • «Затерянный мир» (2001): в книге открытие героев принесло им известность, и их дружно чествовали. В конце фильма, когда профессор Саммерли демонстрирует публике птеранодона, та была в восторге. Но другие участники экспедиции выпустили птерозавра на волю. Саммерли возмутился — ведь наука потеряла важное открытие. Но герои напомнили профессору, что бывает, когда общественность узнаёт о чём-то необычном — если люди узнают о затерянном мире, то разнесут к чертям этот чудесный уголок. Саммерли согласился с доводами друзей, и скрыл от научного сообщества это открытие, а птеранодона представил как необычную птицу. Судя по всему, действия героев были пересмотрены в соответствии с современными тенденциями по охране окружающей среды и редких животных.
  • Скорее про изменившееся восприятие: «Пришельцы. Коридоры времени» — в третьей части события происходят во Франции периода Революции. Герои (барон со слугой Жакуем) попадают в тюрьму. Из окошка видно, как работает гильотина. Кто-то из заключённых дворян XVIII в. чуть не падает в обморок и говорит, что зрелище ужасное. В ответ барон (выходец из эпохи крестовых походов) возражает, что наоборот — казнь милосердная. И вспоминает несчастного, которому голову сняли далеко не с первого удара.

Телесериалы[править]

  • «Место встречи изменить нельзя» — а почему, собственно, Петя Соловьёв обязан испытывать неловкость от того, что не пустил свой выигрыш на благотворительность?
    • На самом деле субверсия. Ему кто-нибудь, кроме Жеглова, хоть слово по этому поводу сказал? Поздравляли, радовались за удачу товарища. Может, кто и завидовал, но все явно понимали, что он в своём праве. Просто Жеглов — профессиональный тролль, к которому прислушиваются, и Соловьёв в психологическом поединке с ним принял точку зрения оппонента, а значит, проиграл. Задним числом за жадность ему достаётся только тогда, когда он начинает приводить свой выигрыш в качестве оправдания проявленной на боевом задании трусости (и не надо говорить, как это модно сейчас, что он не обязан был рисковать жизнью — обязан, ибо служил в милиции и получал в военное время офицерский паёк и зарплату не за просто так, а именно за реальную «производственную вредность»).
  • Если взять ранние «Улицы разбитых фонарей», то опера готовы закрыть глаза на результат чьего-то хитрого плана по развязыванию криминальных войн между группировками (как в трехсерийной арке про «агента Цыплакова») — пусть сожрут друг друга, что в принципе находит понимание у целевой аудитории сериала. Еще опера готовы поссорить две стороны криминального бизнеса, если предъявить им что-то и можно, но у них крутые адвокаты и депутатская неприкосновенность (как в серии «Отсутствие доказательств»). Тоже вызывает понимание у зрителей. Но от шальной пули могут погибнуть и случайные люди (как в серии «Операция „Чистые руки“» вскользь упомянута подруга опера О.Степанова, потом стало ясно, что «разборка» только сымитирована, чтобы настоящую жертву убийства посчитали случайной и не стали проверять ее связи и ее действия). Этого опера не принимают во внимание. Постепенно опера стремятся действовать по принципу «закон суров, но это закон». Уже в 4-м сезоне (2000—2001 г.) в двухсерийной арке «Парень из нашего города» опера мешают вигиланту реализовать свой план в отношении криминального лидера Халилова, рвущегося к власти. Т. е. опоздай (задержись) Соловец, минут на 10, мститель «выбил» бы признания из Халилова и отправил бы копии во все инстанции и в газеты. Самого бы криминального барона, скорее всего, оставил бы в живых. Но по правилу драмы получилось, что вигилант — террорист, захвативший заложника, а Халилов — жертва. Тенденция, что закон важнее, продолжает развиваться и далее. Иногда опера балансируют на грани законопослушного дурака.
    • Сценаристы отражают реальное изменение морали общества с течением времени. Девяностым годам — методы девяностых, нулевым — методы нулевых. Иногда это даже подсвечивается персонажами.
    • Скорее сыграло роль то, что первые сезоны делались по книгам Кивинова (Пименова), действительно работавшего в питерской милиции на границе 1980-90-х и описавшего реальную практику, а последующие — по сценариям совсем других людей, сделанных по совсем другим канонам.
    • Тут вероятно ещё и «странности в первой части» — когда в первых произведениях ещё не утвердившееся на рельсах серии действие более небрежно/намеренно эпатажно.
  • «В Филадельфии всегда солнечно» — создатели сериала в первых сезонах с довольно злым юмором поднимали тему транссексуальности, а транссексуал становился объектом неприятных шуток. Но в дальнейшем, вернули персонажа, одарив «её» мужем и ребёнком и показав с исключительно положительной точки зрения. В интервью так и объясняли: времена изменились, нам стыдно за то, что было.
  • «Жёны и дочери» — мистер Престон шантажирует Синтию Киркпатрик помолвкой, которую вынудил её заключить с собой в бытность Синтии пятнадцатилетней девочкой, поставив условием ссужения денег в долг. В наше время шантажировать этим могла бы она его, и ему бы грозил нехилый срок за домогательство к несовершеннолетней и попытки развращения.
  • «CSI, Место преступления» — интересный случай, когда мораль изменилась за относительно короткое время. В одном из первых эпизодов, вышедшем в эфир в 2000 году, декан колледжа был убит двумя своими коллегами-женщинами, которые решили во что бы то ни стало помешать ему опубликовать крайне компрометирующую информацию о них. Что же у них была за леденящая кровь позорная тайна? Эти женщины были лесбиянками и встречались друг с другом. В наше время, когда персонажи-геи становятся все более популярными в голливудских сериалах, а движение за права гомосексуалистов продолжает набирать обороты, сомнительно, что обнародование факта нетрадиционной сексуальной ориентации может считаться веским поводом для совершения убийства. В первых сезонах «CSI» было несколько похожих случаев, когда мотивом убийства являлось сокрытие гомосексуализма даже не самого убийцы, а кого-то из его родственников. Начиная с 2010 года, этот мотив перестаёт встречаться в сериале.

Мультипликация[править]

  • Советский мультик «Это не про меня» (как и многие другие советские мультики) учит тому, что богач — по умолчанию плохой бессовестный человек, пытаться разбогатеть — стыдно и т. д. Если при социализме это соответствовало идеологии в стране, то сейчас такое порицание богачей смотрится странно. Автор правки не понимает, что плохого в желании заработать много денег.
    • Если в прошлом примере можно было обвинить мальчика в том, что он создавал искусственный дефицит — не просто же так сегодня билеты на транспорт и на зрелищные мероприятия продают только при предъявлении документа, а вот в мультфильме «Пилюля» ничего подобного нет. Явно не Лиса виновата, что в аптеке не было лекарства — у неё было импортное. И уж тем более не виновата, что медведь пилюлю потерял. Получается «платить долги не надо, лучше посадить того, кому ты должен, в бочку и сбросить с обрыва».
  • «Том и Джерри». Сейчас часть гэгов считается неприемлемой. Есть «расистские», когда персонаж после взрыва становится похож на негра, после удара тарелкой по голове — на китайца и проч. Исходный вариант хозяйки Тома негритянки Мамочки-два-тапочка тоже считается «расистским», но уже из-за ее говора — в дубляже/переводе это совсем не заметно. В некоторых версиях ее вырезают, либо переозвучивают, а в некоторых случаях еще и перерисовывают в белую. Хотя, если взглянуть на быт «мамочки», то дом у нее неплохой, соответствующий американской мечте. Это у негров-то в 1940-50-ых. Однако те, кто обвиняет фильм в расизме, объясняют, что этот дом не принадлежит самой мамочке, а это дом белых в котором она работает домработницей, но в серии «Saturday Evening Puss» (Кошачья вечеринка/Субботняя кошачья вечеринка) говорится прямо, что дом ее собственный. Кое-где вырезают сцены с курением. Также случайные и намеренные переодевания персонажей-самцов в женские наряды сейчас балансируют на грани опошленной ситуации. Аналогично (даже в большей степени) и ситуации, когда кто-то из мужских персонажей целует другого, так сказать либо по-дружески, либо перепутав. Скажем, Том ослеплен очередной кошечкой и не замечает, как случайно перепутал ее с псом Спайком.
    • В серии Pet Peeve у Тома и Спайка хозяева — семейная пара белых людей. Это явно их дом, т. к. они обсуждают расходы на содержание домовладения. В некоторых сериях появляется девочка, которая также белая. Скорее всего, авторы просто снимали короткие серии не особо задумываясь над общим ЛОРом.
    • Кстати, хронически глупый орел из серии «Flirty Birdy» (Тридцатая птичка/Орёл Мышатник/Кокетливая птичка/Соблазнительная птичка/Птичке хочется любви) говорил с лондонским акцентом. Поэтому в Великобритании выпуск не показывали.
  • Аналогично и некоторые похожие гэги в мультиках Тэкса Эвери.
  • «Дамбо» — сейчас мультик снабжают предварительными титрами, где объясняется, что некоторые элементы произведения морально. Здесь это банда ворон с главарём по имени Джим Кроу.
  • С фитильком, так как речь пойдёт не о чём-то пошлом или расистском — короткометражки о добром призраке Каспере. У современного юного зрителя возникает недоумение — почему этого симпатягу все боятся? Да и если говорить начистоту, если бы люди в наше время увидели страшного призрака с черепом вместо лица, то, возможно, поначалу бы испугались, а потом стали бы снимать его на телефон.
  • Мультфильм «Комаров». Воспитательница привела детсадовцев на пляж, и они полностью разделись, все — и девочки, и мальчики. Художник даже схематично изобразил мальчиковые гениталии. Когда пошли обратно — надели трусики. Сейчас это бы сошло за педофилию.
    • Кому как. Нынче на пляжах маленькие дети тоже, бывает, голышом бегают. Притом, что это не полезно для здоровья.
  • Аналогично показано в мультиках «На задней парте». Но там хотя бы стилизация под учебник.
  • Главные герои советских мультиков «Жил-был пёс» и «Возвращение блудного попугая» пытались повеситься. Сейчас за такое повесили уволили бы сценариста.
  • Российский мультипликационный сериал «Тайна Сухаревой башни» —в одном из эпизодов Яков Брюс, механик, чародей и сподвижник Петра Первого, обронил такую фразу: «От битья железо крепнет, а человек крепчает». Если вспомнить, на чем строилась тогдашняя педагогика, становится понятным, что здесь имелись в виду далеко не только удары безликой судьбы. При этом Яков Брюс — персонаж положительный, он нежно любит свою дочь Марго, да и к ученику Пете относится по-доброму.
  • В диснеевской короткометражке «Суд над Плуто» псу снится, что его поймали коты и судят за преступления против кошачества. Среди пострадавших фигурируют котята явно негритянского вида, чьё молоко он выпил, а также на суд являются девять душ загнанного Плуто в могилу «дяди Тома» (там и имя отсылка, и внешность покойного, и ещё игра слов: кот по-английски именуется Tom-Cat). Сейчас бы не прошло из-за неполиткорректности.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Toward the Terra — внутримировой пример: людям будущего кажется неестественным, странным и даже мерзким размножение половым путем, а не выращивание детей в пробирке.
  • Super Dimension Fortress Macross — лейтенант Миса Хаясе и ее сослуживицы замечает Хикару ожидающим Линь Миньмэй в магазине женского белья и позднее отчитывает его за это неприличное поведение. Сериал снят в 80-ые, когда в Японии мужчину в таком магазине действительно приняли бы за извращенца, а не за ожидающего подругу/девушку/жену.
  • Oniisama e… — официантка познакомилась на работе с мужчиной, который тяжело переживал свой развод, и вскоре они поженились, при этом он стал хорошим отчимом, а сыну от первого брака помогали оба. Обычная история, правда? По меркам сёдзё из 70-х — международный скандал, и дочь официантки травят в школе, считая, что её мать — разлучница. Да и сейчас японский менталитет помимо «одна компания на всю жизнь» подразумевает один брак, поэтому разводиться там предпочитают максимально тихо.

Комиксы[править]

  • Transmetropolitan — пародия на радикальных либералов дня нынешнего, победивших в дне грядущем. Что считается нормой в Городе (Нью-Йорк?) 23 века? Участие в любых религиозных культах и сектах, поедание клонированной человечины, наркомания, любые виды извращений.
  • Когда-то давно в комиксах про супергероев обычным делом был помощник главного героя — стереотипный чернокожий или азиат. Стереотипные цветные злодеи также наличествовали. Так, Вайтвош Джонс из комиксов издательства «Марвел» обладал карикатурной внешностью и полным набором стереотипных способностей; за все это вместе взятое художников бы сегодня линчевали после первого же выпуска.
  • Фил Фоглио, XXXenophile, история Bequeath the Sheets — внутримировой пример. У только что поженившейся современной парочки намечается первая брачная ночь, но… появляется демонесса и заявляет, что она их древнее родовое проклятие: её задача не давать им обзавестись наследниками, поэтому она будет присутствовать при любой попытке консумировать брак, «и посмотрю я, что у вас получится, когда я буду на вас глазеть!»
Парочка недоумённо переглядывается и спрашивает, где же демонесса была, когда они отмечали помолвку. Или съезжались вместе. Или на третьем свидании, если на то пошло… Пришедшую в ужас демонессу утешают, рассказав про противозачаточную спираль, а потом устраивают с ней тройничок. «Раз ты всё равно собираешься смотреть, так уж тогда поучаствуй, а то мы скоро месяц как моногамные!..»

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000. Вселенная Вахи — одна из немногих франшиз, где мораль человечества в будущем показана настолько далекой от современной, насколько это вообще возможно. Судите сами:
    • Для начала, галактическое человечество 40-го миллениума — это почти поголовно фанатичные ксенофобы и расисты. Процедура контакта с новой формой инопланетной разумной жизни у людей будущего отработана достаточно подробно — в случае обнаружение оной экипаж космического корабля должен отправить телепатическое сообщение на Терру и, если позволяют наличные силы, затем приступить к планомерному уничтожению мерзких ксеносов-инопланетян. Если же силёнок недостаточно, то корабль уходит в Варп, а очисткой планеты занимается уже прибывающий позднее флот. Любые контакты с ксеносами, отличные от боевого столкновения, считаются предательством человечества и караются очень строго. Аналогично, под эту статью подпадает и использование ксенотехнологий, и изучение ксенокультуры (если только это не делается с целью сокращения поголовья омерзительных тварей). Может показаться, что люди в этом сеттинге — это жестокие и лицемерные скоты, прикрывающиеся религией, дабы оправдывать очищение пригодных для колонизации планет. Тем не менее, такое отношение к чужакам сформировалось не только из-за этого. Дело в том, что большая часть форм разумной инопланетной жизни, с которой столкнулось человечество в космосе, оказалась крайне враждебно к нему настроена (причем в галактике будущего встречаются существа, одной особи которых достаточно, чтобы уничтожить или поработить целые звездные системы). Что и породило, помимо всего прочего, подобную ответную реакцию.
    • Отношение к аугметике. Для людей будущего замена частей тел на киберпротезы — обыденная процедура. Заменить оба ставших плохо видеть глаза на мощные окуляры, ноги с несгибающимися от старости суставами на протезы, которые позволят прыгать как блоха и бегать без устали, а попутно вшить себе в мозг калькулятор с радиоприемником? Да без проблем, процедура вызывает у рядового жителя Империума не больше раздражения, чем сейчас — протезирование зубов. Да, неприятно (причём не в моральном плане, просто физически неприятно), но можно и потерпеть. Отдельного упоминания заслуживают сервиторы — по сути дела, киборги-биороботы, выполняющие функции слуг и разнорабочих. Делаются как из специально клонированных тел (а’ля репликанты из «Мечтают ли андроиды об электроовцах?»), так и из преступников, что на взгляд современного человека кажется диким ужасом и издевательством над природой,[16] однако в мрачном мире будущего сервиторы вызывают у обычных людей не больше раздражения, чем работающий пылесос или урчащий на кухне холодильник. Простая бытовая техника.[17]
    • Диким на современный взгляд кажется и отношение наших потомков к технике и машинам. Население Империума убеждено, что в каждом механизме живет дух машины, который нужно ублажать смазкой маслами и чтениями вслух священных Инструкций Эксплуатации, дабы он не обиделся, а машина не сломалась. Соответственно, чем сложнее машина — тем капризнее в ней дух. К самым сложным машинам (навроде титанов и к плазменным реакторам) подпускают только техножрецов — максимально аугментированых фанатичных последователей Культа Машины — а обычные люди стараются даже близко к этим механизмам не приближаться. Считаешь граждан Священного Империума Человечества тупыми невежественными варварами, житель благополучного XXI века? А вот и нет, такое отношение закономерно возникло у человечества после жестокого восстания машин (которое будет где-то через 20 000 лет по хронологии сеттинга). Люди вышли из этой многовековой кровавой резни победителями, но еще пару тысячелетий после этого любая говорящая кукла заставляла нашедших её сталкеров истерить и бежать выкапывать прадедовские дубины с +10 % к урону против неорганических целей. Потом человеки поняли, что совсем без машин кисло, скучно и голодно — и стали вновь развивать и собирать сложные механизмы. С кучей оговорок и запретом на строительство ИИ — Изуверского Интеллекта. Поэтому у людей будущего в этом сеттинге такое уважительно-боязливое отношение к механизмам — а вдруг тот плазмаган, если я его не смажу, возьмет и обидится на меня и начнет выполнять программу «убить все мешки с мясом»? Ну его… лучше лишний раз прочитать Литанию Авторемонта И Сервисного Обслуживания. И освященного машинного масла не пожалеть для смазки.
      • При этом ирония в том, что у достаточно продвинутой техники вроде танков и БМП Дух Машины буквально существует и является именно что искусственным интеллектом. Делаются-то машинки по довоенным чертежам, так что имперцам банально не приходит в голову, что внезапно проявившаяся у бронетехники личность — это тот самый всечеловеческий жупел двадцатикилолетней давности. Впрочем, учитывая, что такие машины вполне способны ездить без топлива и экипажа, стрелять без патронов, да и одержимость демоном словить не хуже органических мозгов, не удивительно, что обычно предпочитают перестраховаться.
      • Собственно, соль во многом именно в этом: в способности демонов варпа вселяться не только в мешки с мясом. Собранная не по древним чертежам, без соблюдения ритуалов и не облепленная аквилами и освященным маслом машина (даже без полноценного ИИ) запросто становится вместилищем специализирующегося на технике демона. Потому-то наука с инженерией в Империуме и выродились в сорт религии со строжайшим соблюдением ритуалов. Станешь тут суеверным, если из спаянного на коленке детекторного приемника может вылезти потусторонняя нечисть и схавать всю планету. Именно поэтому усовершенствования и изобретения, в привычном нам смысле слова, в Империуме появляются хорошо, если раз в столетие на сектор. В большинстве случаев «изобретение» — это найденный фрагмент древнего чертежа или инструкции по производству, в котором сумели разобраться или небольшое усовершенствование уже существовавшего паттерна, которое обкатывали и проверяли на склонность к своеволию лет триста. А за самовольное изобретательство объявят еретиком и правильно сделают.
        • Кстати, это отношение срисовано с реального средневекового отношения к любым новшествам и нововведениям: мир был когда-то создан совершенным и прекрасным, но из-за грехопадения постепенно клонится к окончательному упадку и близящемся страшному суду. С такой точки зрения, любой прожектер — либо дурак, не ведающий, что творит, либо еретик, полагающий, что способен то ли быть мудрее господа бога, то ли действовать вопреки его установлениям. Исключение — разве что, если он вычитал что-то новое у мудрецов древности, что предшественники умудрились просмотреть[18].
    • Вобще в Вахе люди населяют великое множество планет, на которых условия жизни и культура могут кардинально отличаться (от практически первобытно-общинного строя до киберпанка), так что при желании там можно найти любые виды морали.
  • Кориолис: Третий горизонт — более мягкий пример по сравнению с примером выше, интересен тем что нам предлагают посмотреть на два варианта морали, которые имели одинаковый первоисточник, но сотни лет развивались независимо. Одной из центральных тем игры является контакт морали и культуры первопоселенцев (заселявших Третий горизонт при помощи невероятно быстрого путешествия сквозь межзвёздные врата и переживших несколько столетий тёмных веков) и зенитийцев (летевших в криокапсулах без возможности прийти к цели раньше света). Ну и вишенка на торте, эта арабская космоопера феминистична… Насколько? Ну, например, главы большинства влиятельных фракций (включая главнокомандующую одной из сильнейших армий). А теперь представьте это на нашем Ближнем Востоке, не то что в 1000 и 1 ночи, которую авторы и решили перенести в космические дали.

Музыка[править]

  • Песня Виктора Цоя «Восьмиклассница». Она воспринимается как роман взрослого парня с девчонкой лет 14-15, хотя Цой написал её в 17 лет — он уже не был школьником, потому что после 9-го класса учился на краснодеревщика. В советское время для молодого, но совершеннолетнего это не считалось тяжёлым криминалом, а сейчас эта песня шокирует.
    • Да и сейчас своеобразный эксперимент — имея очень похожие в буквальном смысле механизмы, в РФ практика пришла к трактовке 16 лет как твердого возраста согласия, а на Украине несколько манёвров снижают её до 14 и даже ниже. Но если окажешься на суде, почти наверняка придется на ней жениться. Нет, это не шутка, желание жениться — это как раз доказательство серьёзных отношений, которое снижает планку возраста до вообще любого. Причём гарантировано это работает, только если девушка тоже согласна — в таком случае и ЗАГС может сделать исключение.
    • Автору предыдущей правки следовало бы перечитать УК РФ. Половая связь с 14-15-летней является криминалом, только если партнеру больше 18 лет (см. ст. 134), а если оба несовершеннолетние, как и в песне Цоя — то возраст согласия, по смыслу примечания к ст. 131, составляет всего лишь 12 лет (!).
    • Сам Цой утверждал, что песня получилась из привязчивой мелодии, которую напевала младшая сестра одного из участников группы, как раз восьмиклассница на тот момент. Мелодия стала припевом.
  • Скандинавская баллада Herr Mannelig. Троллиха открыто признаётся рыцарю в любви и просит жениться на ней, без всяких волшебных хитростей — добровольность важна для неё самой потому что позволит стать человеком. И получает весьма странный с учётом описанного отказ, мотивированный тем, что она — из числа порождений дьявола. Сейчас кажется что Маннелиг тот ещё херр, но тогда нечисть на то и была нечистью чтобы считаться всегда плохой. Впрочем, не исключено, что тут всё не так прямо.

Прочее[править]

  • «Городок» — в одном из ранних выпусков был номер, в котором Олейников и Стоянов раз за разом уходили за кулисы, там сбрасывали с себя что-то из одежды и снова выходили к публике. Когда, наконец, в кучу одежды полетели и семейники, перед зрителями вместо артистов появились… два абсолютно голых маленьких мальчика. В начале девяностых это было смешно и невинно, сейчас же было бы приличнее самих артистов голыми показать, а то вдруг педофилы увидят и обрадуются.
  • Где-то в году 2004-ом по телевизору крутили скетч (то ли это было какое-то особенное выступление КВН, то ли «Юрмалы»), где младшеклассники разыгрывали сценку и в стихах рассказывали, кем они хотят стать, когда вырастут. Одна из выступающих девочек рассказывала, что мечтала бы работать стриптизёршей. Сейчас же такая выходка обернулась бы огромным скандалом и уголовным делом для всех, кто вообще такое пропустил.

Примеры реконструкции[править]

См. подстатью Изменившаяся мораль/Реконструкция

Реальная жизнь[править]

Примеры вынесены в подстатью Изменившаяся мораль/Реальная жизнь

Резюме[править]

Как видите — в перечисленных примерах — современная мораль цивилизованного мира после «сексуальной революции» шестидесятых снова катится (или поднимается?) к пуританской морали; к сожалению это вечный циклический процесс — обусловленный тем, что после многочисленных «шокирующих» публикаций публику уже невозможно чем-то пронять. Она стала бесчувственной, её сфера эмоций обеднела, её созидательная деятельность притупилась. Из средства регулирования общественных отношений без многотомных сборников законов и указов, мораль выродилась в индикатор пресыщенности общества, и как у наркомана во время лечения возникает синдром отмены, так и у общества, которого лишают привычных развлечений, возникает похожий синдром — выраженный в резком повышении уровня преступности, завязанной на ставшие запретными удовольствия, а также в повышении градуса религиозного дурмана и сублимации сексуальной энергии в творческую. Ибо человека всегда тянуло к запретному, а уж откроет он путем преодоления запретов двери в тюрьму, в космос или в ад — это уже частности.

  • Рассуждение, безусловно, крайне любопытное, однако несколько чрезмерно умозрительное. Единственно, с чем можно согласиться безоговорочно — с некоторой наблюдаемой цикличностью процесса: за периодом некоторой свободы нравов обычно следует период ханжества. Так, весьма фривольная эпоха Регентства в Англии предшествовала викторианской морали, а кодекс Хейса в США последовал за декадентскими и вольными «ревущими двадцатыми». Впрочем, позднее уже его сменила эпоха «детей цветов» и Вудстока. Во всяком случае, точно не стоит переносить на все общество в целом реакции наркомана, обусловленные чистой физиологией.
  • Ну и наконец, вопрос: «Это предки были такие некультурные или мы сами деградируем?» имеет множество обоюдоострых вариантов-уточнений. Вам глупость/жестокость — нам честь/справедливость, да.

См. также[править]

  • Сословная мораль — подтроп к сабжу. Почему это крестьянину нельзя браться за оружие, а рыцарю наоборот, нельзя его бросать и заниматься чем-нибудь кроме войны?
  • Моральный горизонт событий — в условиях сабжа им может показаться поступок, совершенно безобидный для современного человека. Сменил вероисповедание? Вступил в брак с человеком из враждебной страны? Ну и что? А для соответствующей эпохи это ужасное преступление.
  • Что за фигня, герой? — герой в условиях изменившейся морали совершает или говорит нечто нормальное или даже похвальное для своего времени, но как минимум неприятное для нас. Получается троп.
  • Бедный злодей!, Болеть за Империю — вроде-как-негативный персонаж кажется более адекватным, чем более позитивный.

Примечания[править]

  1. Каноничный пример: Император Византии Фока был таким чудовищем, что один святой воззвал к Богу с вопросом: «Господи! Неужели никого получше не нашлось?!» — на что получил ответ от Господа: «Наоборот: Я решил наказать вас за грехи — и не сумел найти никого ПОХУЖЕ!»
  2. И, ради всего святого, не нужно спорить, хорошо это или плохо!
  3. На самом деле, те из христиан, что принимают догму на веру, и сейчас ничего против не имеют — «божья воля» ведь. А у не-христиан уже в древности отношение к этим рассказам весьма различалось. Манихеи (синкретическая религия, признающая Новый (кроме родословных, которые связывают Иисуса с ветхозаветными персонажами) и отвергающая Ветхий Завет), например, и вовсе считали их отвратительными.
  4. В Ветхом Завете бог вполне явно карает хороших и плохих — но не верных ему или не принадлежащих к избранному ими народу. Сам избранный народ тоже не жалует, надо заметить: в среде секулярных евреев есть шутки на грани фола типа «Ветхий Завет более антисемитский, чем Майн Кампф».
  5. В греко-римской культуре отношение к однополой связи колеблется от полного одобрения до запрещения законом — зависело от пристрастий населения полиса и личного отношения, чему немало примеров в античной литературе.
  6. Драматург Агатон осмеивался в пьесах Аристофана как женоподобный красавчик, бреющий лицо и спящий с мужчинами, хотя уже не юноша, но в «Пире» Платона тот же Аристофан изображен как гость на пиру, устроенном Агатоном в честь победы своей трагедии на традиционном состязании, т. е. репутация Агатона не мешает ему ни получать награды, ни общаться с достойными людьми. В «Пестрых рассказах» Элиана Агатон тоже изображен как вполне уважаемый человек, хотя окружающих и удивляет, что его многолетний любовник Павсаний не нашел себе кого-нибудь помоложе, ведь Агатону уже за сорок.
  7. По другим источникам, дети у них всё же были.
  8. Ну, собственно, два пути в христианстве — либо строго моногамный брак с ограничением секса (требуется воздержание в пост и понимание, что секс нужен прежде всего не для оргазма, а для деторождения), либо монашеская аскеза, как таковые непонятны секулярному человеку. Не обязательно современному, к слову: римляне реагировали на мораль ранних христиан с таким же КУЛЬТУРНЫМ ШОКОМ. Другое дело, что праздник за общегражданский не сойдёт, т. к. и в древности большинство мирян жили не так экстремально-благочестиво, т. е. это идеал для людей по-настоящему воцерковлённых.
  9. Вариант — Дедал, сбросивший со скалы племянника за излишний талант изобретателя.
  10. Ну, обычно некая «криптовалюта устных спасибо» всё-таки работала. Никто не любил тех, кому приходится много помогать, а крупные услуги вообще помнили поимённо и не стеснялись озвучивать. Как камни Раи наострове Яп.
  11. Ну, тут нужно присмотреться. Ипполит третирует свою потенциальную супругу, полагаясь на свой высокий статус. Лукашин напился именно из-за того, что не пьёт, а потому не умеет пить.
  12. женщин своей веры насиловать, видимо, можно.
  13. И только в нём, неонацизм мы не поддерживаем!
  14. В Империи так и думали, хотя медаль вручают повстанцы, воюющие против Империи. Правда, в новеллизации медаль Чуи всё же вручают.
  15. Хотя покушать собаку мало отличается от покушать корову. Тот самый пример, когда мораль извращена и превращается в двойные стандарты. Разумеется, с точки зрения тех, кто не считал эту собаку другом.
  16. А ведь есть еще сервочерепа (отполированный череп мертвого человека с электронной начинкой, который снабжен встроенным антигравом. Выполняет функцию дрона. Использование для создание подобного устройства тела павшего соратника считается не глумлением над усопшим, а высочайшей честью, которая только может быть оказана после смерти) и херувимы (те же сервиторы, только создаваемые из детских тел (чаще всего, клонированных. Но бывают и исключения). Внешне выглядят как амуры (правда. очень жуткие) с механическими крыльями и считаются дорогими статусными предметами для высших слоев общества Империума)
  17. Просто роботов, из-за давней войны со взбесившимися ИИ, делать запретили (Впрочем, Adeptus Mechanicus до сих пор делают, потому что уверены, что могут их контролировать, ибо нашли с их Духами Машин общий язык), поэтому в качестве замены роботам механическим — биороботы с управляющими чипами, у которых основную вычислительную работу выполняет человеческий мозг.
  18. См., например, Жак Ле Гофф «Цивилизация средневекового Запада»