Иерархия, ранги и статусы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Римского прокуратора называть — игемон. Других слов не говорить. Смирно стоять. Ты понял меня или ударить тебя? »
Марк Крысобой знает толк
«

— Если двое Избранных заговорят с тобой одновременно, которому из них ты ответишь? — Младшему, — ответил Хью. — Почему? — Поскольку Избранные не ошибаются, ничтожный слуга ослышался. Старший из Избранных в действительности не говорил, в противном случае младший никогда бы не осмелился прервать его.

»
— Роберт Хайнлайн, «Свободное владение Фарнхэма»

Антитроп к Эгалитаризму. Здесь герои изначально неравны, кто-то из них выше, а кто-то ниже, причем это работает во всех отношениях, а не только в сугубо служебных (где имеет смысл).

Близкий троп — Сословная мораль.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Ф. М. Достоевский, «Скверный анекдот» — неожиданное появление «высокорангового» главного героя на свадьбе его «низкорангового» подчинённого создаёт неловкую ситуацию.
  • А. П. Чехов:
    • «Толстый и тонкий» — общение старых друзей оказывается невозможным, так как теперь один из них намного превосходит другого по статусу.
    • «Хамелеон» — поведение ГГ разительно меняется в зависимости от статуса предполагаемого хозяина найденной им собаки.
  • А. Солженицын, «Раковый корпус» — такие разные персонажи, как номенклатурщик Русанов и ссыльный Костоглотов, оба на свой лад отвергают обязанность больного безоговорочно подчиняться врачам.
  • Юрий Трифонов, «Утоление жажды» — один из персонажей замечает: «У туркмен так: старший сказал — младший должен делать. Всегда так. Даже поговорка старая есть: лучше быть щенком у собаки, чем младшим у туркмена».
  • Вячеслав Рыбаков, «Человек напротив» — эпизод со среднеазиатской электричкой на закате Союза.
  • Виктор Пелевин, «Затворник и Шестипалый» — иерархия у петушков на птицефабрике.
  • «Сварог» — автор неоднократно и со вкусом живописует эту тему. Главный герой рос не на Таларе (где общество насквозь иерархично), а на планете Земля, в СССР (в 1991 году ему за тридцать), но он военный и тоже смолоду впитал именно такой подход к действительности.
    • Например, уже на Таларе, принятый в высшее общество (его родной отец оказался происхождением оттуда), он давненько желал Императрицу Четырёх Миров (а эта коронованная юница желала его), но долгое время не смел приступить к ней с этим: по его представлениям, это — всё равно что в советский период жизни ему, майору, завалиться в кабинет к маршалу, выставить на стол водку и гранёные стаканы и предложить «хлопнуть по маленькой». Императрица аж немного обиделась. Ей даже пришлось целую сложную интригу специально мутить только затем, чтобы он наконец осмелился.

На других языках[править]

  • Роберт Хайнлайн — тема иерархии постоянно возникает с книгах об армии, да и во многих других (см. эпиграф).
    • Особенно вкусно — в «Иов, или Осмеяние справедливости»: штатский протагонист (впрочем, в своём мире он — значительная фигура в церкви), будучи спасённым из океана местной МЧС, уверен, что обедать он будет в офицерской столовой — он же явно выше этих солдафонов. Однако, в офицерскую столовую в знак уважения приглашают только его спутницу, а сам он вынужден обедать с нижними чинами.
  • Айзек Азимов, «Сами боги» — учёный-первооткрыватель, придерживающийся ложных (и чреватых грядущей катастрофой) взглядов имеет в научной среде и в обществе в целом высокий статус, тогда как его оппонент, знающий истину, увы, наоборот.
    • Оппонент хоть и «знает», но доказать не может. А вот доказать он как раз не может по причине низкоранговости и нежелания высокорангового потерять кормушку, дав возможность низкоранговому провести дорогущие эксперименты.
  • Урсула ле Гуин, «Обездоленные» — общество Урраса открыто иерархично. Анаррес, наоборот, теоретически считается совершенно эгалитарным (но на деле, как обнаруживает ГГ, есть нюансы).
  • Амели Нотомб, «Страх и трепет» — героиня, сохранившая тёплые детские воспоминания о Японии, возвращается туда взрослой, устраивается в японскую фирму, и сталкивается с неоправданно жёсткой, по её мнению, системой рангов.
  • Джордж Мартин, ПЛиО — отыграно блестяще, просто без всяких скидок великолепно. Жителей Вестероса — в том числе и дворян — с детства приучают к иерархическому мышлению, и даже самых мятежных из них не миновала «чаша сия». Юная дворянка Арья Старк, законченная бунтарка по своим наклонностям (она даже «не желает быть леди», хотя по рождению несомненно такова), бежала из Вестероса в дальние края, составила список врагов своей семьи, которых хочет убить, и для поддержания в себе боевого духа регулярно повторяет этот список наподобие некоей мантры. И даже в этом списке «стоящих в очереди на заклание» Арья не может обойтись без титулований!!! Она при каждом повторе говорит не «Илин, Меррин, Джоффри, Серсея…», а непременно «Сир [титулование рыцаря] Илин, сир Меррин, король Джоффри, королева Серсея…».
    • «Присяжный рыцарь» (один из цикла приквелов к ПЛиО) — сир Дункан Высокий (прозвище дано за огромный рост, а вовсе не за высокий ранг) очень желает прекрасную молодую леди Роанну Веббер. Но даже после того, как «спас лицо» и её, и её соседа-помещика, а также избавил её от злобного негодяя, покушавшегося на её владения, молодой Дунк не смеет «запрыгнуть к ней в постель» (хотя дама, кажется, совсем не прочь). Во-первых, Дунк и Роанна неравнородны — она прирождённая леди, а он происходит из нищего и криминального городского квартала (и даже дворянство Дунка — самопровозглашённое, о чём никто из живущих не знает). А во-вторых, «спасти лицо» леди Роанны удалось, только провернув интригу, предполагающую, в частности, её брак с соседом-помещиком, а склонять её к супружеской измене Дункан не хочет. Роанна так и сказала Дунку (и, кажется, с немалым сожалением): «Вы удивительный человек. Будь мы с вами ровня, я бы вышла за вас замуж».
  • (прошу напомнить название фантастического рассказа) — земная экспедиция обнаруживает обитаемую планету и вступает в контакт с местными жителями. Земляне начали переговоры с самым крупным представителем поселения, полагая его самым главным и влиятельным среди соплеменников. Как выяснилось, именно такие не пользуются здесь уважением и вынуждены подчиняться всем другим — так как из-за своей слабой воли и недалёкого ума не могут совладать с животными инстинктами и контролировать свой аппетит. Если соседи и родные не будут регулярно следить и вовремя давать подзатыльники, такой здоровяк быстро околеет от обжорства. Напротив, наиболее важные и авторитетные обитатели этой планеты имеют самую тщедушную и худосочную внешность.

Кино[править]

  • «Кин-дза-дза!» — полфильма об этом (поскольку это социальная сатира). Кто перед кем сколько раз должен присесть?..
  • «Сексмиссия» («Новые амазонки»). «К Её Превосходительству [правительнице государства] надлежит обращаться „Ваше Превосходительство“!».

Телесериалы[править]

« — Доктор Купер! Доктор Хофстедтер! Доктор Кутраппали! Мистер Воловиц! »
The Big Bang Theory (декан здоровается)

Реальная жизнь[править]

  • Многие конфликты имеют иерархическую подоплёку, например:
    • Кем являются врачи и учителя? Работниками сферы обслуживания (и тогда они ниже по статусу, чем потребители их услуг) или носителями особого знания (тогда намного выше)?
    • Каков статус религиозных сообществ и их лидеров? Вправе ли они в чем-то ограничивать жизнь людей, не являющихся и не желающих быть их единоверцами?
    • Как соотносятся статусы полицейского и законопослушного гражданина?
    • Как воспринимать чужака, очевидно, выпадающего из местной ранговой системы?
    • Можно ли получать психиатрическую помощь, не принимая крайне низкий статус безумца, с негативными социальными последствиями?
    • Допустимо ли ставить себя вне системы неформальных рангов, или это автоматически означает самый низший ранг?
      • Популярный пример — Максим из «Обитаемого острова», который ведёт себя нестандартно просто потому, что ничего не понимает в местной иерархии, а местным членам иерархии такое поведение представляется заявкой на необоснованно высокий статус в иерархии (Вспомнить бы ещё, кто этот тезис выдвигал… Переслегин, что ли?).