Идеецентричный сеттинг

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Машины меня мало заинтересовали, наверное, потому, что на лобовой броне каждой сидел вдохновенный до полупрозрачности изобретатель, пространно объяснявший устройство и назначение своего детища. Изобретателей никто не слушал, да они, кажется, ни к кому в особенности и не обращались. »
Братья Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»

Как известно, любое произведение начинается с идеи, вокруг которой строится повествование. К сожалению, нередко бывает так, что произведение этим и ограничивается, и каждый персонаж служит лишь для освещения необычной крутизны изобретения или концепции, в остальное время живя серой и бесцветной жизнью за кадром. Обычно к этому склонны МТА в силу неразвитости фантазии или банальной лени. Как ни странно, но почему-то такие авторы не желают логически развивать идею, чтобы расцветить её и одновременно придать глубины миру. В итоге изобретение выглядит как артефакт пришельцев, который вчера раздали всем людям.

По сути это мироцентричный сеттинг то ли в режиме педаль в пол, то ли упрощённый и опошленный. Бывает с прикрученным фитильком, если произведение не зацикливается на идее, но при этом постоянно тычет в идею носом. Если книга о машине молодости, то каждый персонаж будет работать на фабрике, производящей детали для этой машины. Если фильм о силе любви, то каждый персонаж будет рассуждать о любви, даже если они пришельцы с Тау Кита, где все размножаются почкованием и ведут сугубо одиночный образ жизни (в данном случае они будут пытаться понять, почему у людей есть любовь). Но при этом персонажи всё же остаются живыми людьми со своими целями.

Подтроп — Философический угар, когда во главе произведения философская концепция, вокруг которой всё вертится.

Примеры[править]

Общее[править]

Литература[править]

  • Айзек Азимов, Мир Роботов. Мир, выведенный из трёх законов робототехники.
  • Произведения Ивана Ефремова из серии «Великое Кольцо».
    • Его же «Таис Афинская».
  • «Понедельник начинается в субботу» (см. эпиграф) — высмеивание таких сеттингов.
  • В книгах В. Пелевина, где и мелкий базарный бандит, и диктор с телеэкрана, и собутыльник в парке могут внезапно обратиться к герою с пространной лекцией на одну и ту же волнующую его тему, такое сделано сознательно, чтоб подчеркнуть абсурдность и карикатурность происходящего.
  • Илья Деревянко. Просто Илья Деревянко. «Толкаться нельзя, но плохих дядей вообще-то толкать надо».
    • Награждён почётной грамотой Московской Патриархии «За пропаганду православных и патриотических ценностей и боевого самбо в литературных произведениях». Боевое самбо — важная идея, да.
  • Атлант расправил плечи — педаль в асфальт. Манифест о любви к благородным капиталистам-созидателям, ограбленным бесталанными бездарями. Каждый положительный персонаж служит идеям автора или рано или поздно к ним приходит. Каждый отрицательный — противостоит им.
  • Творчество Роджера Желязны как таковое (кроме Амбера, пожалуй). И здесь это не баг, а фича. По сути, каждый персонаж «Князя Света», «Порождений света и тьмы» или «Джека из Тени» воплощает ту или иную философскую концепцию, а действие раскручивается по мере их взаимодействия друг с другом. Вне архетипов мы мало что можем сказать об их личностях, но в рамках своих ролей они раскрыты просто прекрасно, и в финале каждого романа можно прочитать основополагающую его идею. Именно таким образом мы получаем сразу три хороших, годных идеецентричных сеттинга.
  • «Арвендейл» Романа Злотникова — панегирик монархии, аристократизму, подлинному благородству благородных рыцарей и так далее. Но он хотя бы с самого начала задумывался именно таковым, а вот «Грон» покатился в ту же степь только со второй трилогии.

Кино[править]

  • «Время» — персонаж мало того что участник боев по выкачиванию денег, так ещё и производит устройства для хранения времени. И если первое важно для сюжета, то второе лишний раз тычет носом в концепцию фильма.
  • «Матрица: Перезагрузка» — сцены боёв и драк равномерно чередуются с диалогами, причём каждый диалог в этом фильме раскрывает понятие свободы и несвободы с позиции той или иной философской системы.

Настольные игры[править]

  • PlaneScape, и этим всё сказано.