Игра на чужом поле

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Игра на чужом поле — рискованный творческий эксперимент, когда автор переносит действие произведения в чуждое ему (автору) культурное поле. События произведения происходят в другой стране (не в той, где родился и живёт автор). Все персонажи (или подавляющее большинство), как отрицательные, так и положительные, тоже не соотечественники автора, а уроженцы этой страны или соседних. Все культурные отсылки и мемы в речи персонажей тоже завязаны на менталитет и реалии рассматриваемой страны.

Игра на чужом поле возможна даже в фэнтези — если фольклорные и исторические реалии вымышленного мира срисованы с другой страны.

Если при этом уроженцы рассматриваемой страны откровенно ржут от такого взгляда на своих соотечественников — это не наш случай, это развесистая клюква. Можно сказать, что это тоже игра на чужом поле, но проигранная (если автор верил, что пишет правду), или намеренно слитая (если целенаправленно гнал пургу) с разгромным счётом.

Стоит отметить, что не всякая клюква является игрой на чужом поле (пусть даже проигранной), а именно та, где все главные и почти все второстепенные герои являются уроженцами данной страны, и действие происходит на её (культурной) территории. «Невероятные приключения X в стране Y» могут быть убойно клюквенными или безупречно точно описывающими страну Y, но в обоих случаях это не наш троп.

В данном тропе рассматриваются три других варианта.

  • Игра вничью — автор не скрывает, что смотрит на чужую культуру глазами иностранца, хотя самого иностранца в тексте нет. Некоторые свойства культуры могут быть гипертрофированы или неверно поняты, но в отличие от клюквы, эти искажения вполне осознаются, причём как автором, так и читателем. «Мы знаем, что у них на самом деле не так, не совсем так или не всегда так, но иногда это выглядит в наших глазах именно так». При этом игра вничью требует определённого уважения к рассматриваемым реалиям — если они перевираются с целью высмеивания, это не наш троп.
  • Игра за чужую команду — автор смотрит на чужую культуру глазами уроженца этой культуры, с характерными для её уроженца когнитивными искажениями. Чужая страна при этом предстаёт не такой, какая она есть по факту, а какой её хотят видеть (или боятся увидеть) сами же жители этой страны.
  • Игра на победу — автор показывает чужую культуру глазами уроженца этой культуры, причём настолько успешно, что в нём вообще не распознаётся иностранец. Без всяких когнитивных искажений, как внешних, так и внутренних.

Примеры[править]

Игра вничью[править]

  • Уильям Шекспир очень любил этот троп. Без комментариев.
  • Александр Романович Беляев тоже любил этот троп. Во многих его книгах место действия — заграница.
  • Цикл «Волшебник Изумрудного города» — советский писатель А. Волков описывает Америку и американцев. Подавление недоверия успешно для детей, для которых книги и предназначены, а вот для взрослых…
  • Hellsing — Великобритания, нацисты и отчасти Рим показаны в явно гипертрофированном виде, ни католикам, ни протестантам такое их толкование и в кошмарах не приснится. Да и господарь Цепеш от одного взгляда на Алукарда проснулся бы в холодном поту. Но при этом все фракции чертовски круты. Кота Хирано показывает их глазами японца-хикки, что превращается в зажигательно-убойную игру.
    • И такие типично японские штампы как ребенок на должности божественного правителя, а также контуженные силовики, убежденные, что все с радостью отдадут свои жизни.
  • Red Alert — далеко за гранью клюквы, и в то же время это наш троп. Что Япония с трансформерами, что Россия с бронемедведями — законченные отморозки, слепленные из карикатурно раздутых стереотипов… но Америка в рассматриваемом мире ничуть не лучше. При этом они все настолько круты, что играть за каждую из сторон нисколько не обидно.
  • Berserk — историческая фэнтези, стилизованная под европейские Навозные века… но стилизованная глазами и руками японца, что ничуть не скрывается. Впрочем, стилизация добротная, даром, что автор — медиевист-любитель.
  • Neon Genesis Evangelion — взгляд японцев Садамото и Анно на иудейские и христианские оккультные течения. Сделано очевидно не по-европейски, но до чего же интересно получилось!
    • С сильно прикрученным фитильком — хотя мифология действительно взята из авраамических религий, события происходят в Японии, и все действующие лица — японцы (кроме Ангелов и еврея[1] Киля Лоренца).
  • This is the Police — эта белорусская игра описывает работу полиции в небольшом американском городке в 1980-х. По отзывам американцев, получилось довольно клюквенно — особенно взаимодействие начальника полиции с мафией, но не только оно. Однако игра весьма интересная, и история в ней увлекательная, особенно если отвлечься от реалий конкретных США.

Игра за чужую команду[править]

  • Resident Evil — это не реальная Америка, это киберпанковая Америка. Со всевластием корпораций, правительственными заговорами, испытанием биооружия на местном населении и ядерными бомбёжками собственной территории. Но многие американцы вполне уверены, что так оно и есть, или по крайней мере может быть.
  • Prototype — то же самое, только авторы — канадцы, а не японцы, но совершенно тот же набор штампов.
  • Metal Gear Solid — все, что сказано о Resident Evil, применимо и здесь, только вместо США — весь мир (исключение составляет разве что откровенно клюквенная 3 часть). Собственно, эти 2 серии японских игр наиболее известны за пределами Японии.
  • Ace Combat: Assault Horizon — действие игры переместилось из построенного на японской клюкве альтернативного мира Ace Combat в некое подобие вселенной Дэйла Брауна, но на то, что игра японская никаких указаний нет.
    • Кроме того, что персонажи говорят на английском, но с явно японской дикцией. Что вызывало у автора данной правки, да и не только, почему-то дикое бешенство — многие отмечали, что играя в эту игру им неоднократно хотелось грохнуть клавиатуру о стол, мышь об стену или монитор головой.
    • «Построенный на японской клюкве альтернативного мира Ace Combat», он же Стренджреал — на японское происхождение мало что указывает, на первый взгляд, наоборот, весь мир — европеоиды, в принципе, не сильно друг от друга отличающиеся… Но: набор мелких «удельных княжеств», предельно легкое образование и развал коалиций, основная причина воин — воспаленные гордость и воинственность, да и вообще, во всех вооруженных силах мира крайне силен самурайский дух.
  • Mother russia bleeds — Игра разворачивается в альтернативном СССР где лихие 90-ые наступили уже в 80-ых (без развала СССР). И не смотря на чернушность и некоторую (намеренную) клюкву, атмосферу, реалии и типажи лихих 90-ых удалось передать на редкость достоверно даже по меркам самих русских (при том, что разработчики французы). Секрет в том, что сами разработчики в 90-ых были в России, и потому многие из реалий того времени застали лично.
  • Полнометражный мультфильм «Бэтмен-ниндзя». Японский режиссёр снимает аниме о героях американских комиксов… и это у него великолепно получается! Бэтмен у него выходит офигенно бэтменовым, Джокер — безумно джокерным, да и остальные герои и злодеи DC великолепно передают дух первоисточника. При этом будучи вписанными в социальные роли средневековой Японии, которые им подходят просто как родные!
  • Marvel Anime — аниме, состоящее из четырёх частей, созданное совместными усилиями компаний Marvel Entertainment и студии Madhouse. Основными персонажами являются наиболее известные герои Marvel Comics, и каждое аниме состоит из 12 серий. По словам бывшего президента Madhouse и исполнительного директора Юнго Маруто, Marvel дала «полную свободу» сюжету и персонажам аниме, чтобы показать как героев представляет японская индустрия. Пока что были выпущены аниме про Железного человека, Росомаху, Людей Икс и Блэйда. По словам президента Marvel International Саймона Филипса, «Это создаст целую новую вселенную для Marvel».
  • The BossHoss — трудно представить, что группа мало того, что немецкая, так и начинала с записанных «по приколу» кантри-каверов на популярные поп- и рок-хиты. В настоящее время коллектив исполняет рок с техасско-мексиканским колоритом; доля фарса в этом определённо имеется — но ровно в той дозировке, чтобы заиметь репутацию идейных продолжателей самых что ни на есть техасских техасцев, группы ZZ Top.
  • Chernobyl — несмотря на то, что снято с максимальным уважением к аутентичности, косяки — тут и там, и большая их часть — из-за проецирования либо стереотипов о советской действительности и невозможности от них отойти (см. эпизод со «старым большевиком», предлагающем обрубить провода связи и всесильное KGB) либо собственных западных стереотипов (бедный академик Легасов, богатый директор станции Брюханов[2]), в том числе — тех, о которых сейчас не особо известно вне «своего поля» (например, наиболее клюквенная часть с шахтерами и министром горной промышленности)[3]
  • «Мой учитель лис» Андрея Белянина. Основное место действия — викторианская Англия на альтернативной Земле, где в 19 веке начали рождаться и получили равные права с людьми звероподобные гуманоиды. История рассказывается от лица подростка-англичанина, умного, но неопытного мальца. Учитывая, что фантастика юмористическая, а героя, в силу возраста, часто бросает из крайности в крайность, окружающие его странности не воспринимаются чем-то чрезмерным. Тут вам и идеалистический взгляд юного английского патриота на свою Родину, и честно признаваемая им недобрая старая Англия, с которой он по происхождению и по долгу службы, увы, часто вынужден иметь дело. Автор уделил достаточное внимание историческим фактам и бытовым деталям для создания убедительного антуража сказочно-приключенческому детективу, но отдельные юморные моменты всё-таки без подсказок понятны только русскому читателю.

Игра на победу[править]

  • Dark Souls — эта игра настолько завязана на атмосферу европейского и американского тёмного фэнтези, что без просмотра титров практически невозможно заподозрить, что её сделали японцы.
    • Для автора правки это все же проигранная игра. Да, глядя на интерьеры, действительно веришь, что ты в европейском фэнтези. Но стоит появится хоть одному монстру (ну кроме разве что классических драконов или человекоподобных врагов)… такое только азиату в голову может прийти.
  • Grand Theft Auto — игра про американцев, для американцев и разработанная… британцами. Шотландцами, если точнее.
  • Life is Strange — добротный, очень достоверный срез американской жизни через призму восприятия американских же подростков… И постарались, однако, французы!
  • Англичанин Джеймс Хедли Чейз традиционно считается мастером американского детектива: действие почти всех его книг происходит в США, написаны они аутентичным американским английским, и все американские реалии переданы абсолютно достоверно. Чистая победа.
    • И это при том, что он только по месту жительства англичанин, а этнически он вообще француз! Он никакой не «Джеймс Хедли Чейз», а Рене Брабазон Раймон.
  • Чейзу ни в чём не уступает англичанин Майн Рид. Правда, он долго жил в Америке.
  • И ещё один англичанин Ли Чайлд с серией про Джека Ричера, американского военного полицейского в отставке. Иногда путает реалии по мелочи, но в целом, по отзывам американцев, всё вполне убедительно.
  • «Красная армия» Ральфа Питерса — полностью написана от лица советских персонажей. В принципе, если не считать пары мелочей вроде имени Зена (имелась в виду Ксения?! Нет, она Zena, а не Xena, наверное Зина, в смысле, Зинаида) или драмы вокруг аристократического происхождения советского генерала в конце 80-х, ничего так особенно не выдает в авторе американца.
    • Его же «Война 2020» — чернуха в режиме педали в асфальт, но атмосферу поздней перестройки воспроизвел неплохо. Только растянул ее на тридцать лет.
  • Спагетти-вестерны Серджио Леоне. Стали культовыми у самих американцев.
  1. по мнению фанатов — то ли Вечного Жида, то ли самого Каина.
  2. По советской системе централизованного распределения благ ещё неизвестно кто стоял выше.
  3. Дело в том, что в США в конце XIX-начале XX века произошло несколько жесточайших шахтерских бунтов, вошедших в историю даже не как бунты, а, внимание: Coal Wars, которые подавлялись армией(!) и авиацией(!!). Именно шахтеры имели репутацию наиболее отмороженного и коллективно сплоченного пролетариата в США, и отголоски этой репутации сохраняются до сих пор.