Иван Грозный

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Какое «житие твое», пёс смердячий?! Ты себя-то видел?!
« Когда ты царь надо карать вообще всех! Это вам не республика какая-нибудь с фракциями, никаких фракций быть не должно, ни партий, ничего. Царь должен всех уничтожать, это царь, вы о чём? Нации никакой нет! Ничего нет, есть царь, царь — это и есть и народ, и воля народа выражается через царя, и нации, никакой Руси отдельно от царя нет просто. Если есть монархия, то страна это и есть монарх. И всё. Что значит: инакомыслящих устранял? Любой инакомыслящий при монархии — это просто враг своей страны, там нюансов нет. Никакой царь не должен никаких послаблений никому вообще давать. Вы чё, с ума сошли что ли? Это царь! »
— Философ Анатолий Артамонов
« Всякая аналогия хромает. »
По преданию, так говорил, Сталин, когда его сравнивали с Иваном Грозным[1]

Иван IV Васильевич Рюрикович, он же Иван Грозный (англ. Ivan the Terrible — Иван Ужасный[2]), он же монах Иона — государь всея Руси, последний великий князь Московский и первый русский царь[3].

Чем прославился[править]

« Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал… Шпака не брал. »
— ИВМП
  • Кодификатор архетипа злого короля на постсоветском пространстве. Собственно, та атмосфера нефти и газа доброжелательности и верноподданничества, в которой взрослел маленький Ванюша, иной характер сформировать и не могла — но первую половину жизни творческое мышление царя смягчали его мать-регентша Елена Глинская, а затем первая и любимая супруга Анастасия Романовна. Их смерти сильно ударили царю по мозгам[4], в результате чего умничка Ванюша превратился в того, кого все мы знаем со школьной скамьи.
  • Соответствующей образу внешностью. Достоверных прижизненных изображений не сохранилось — только парсуны, авторы которых к реализму особо и не стремились. Но по описаниям современников царь был высокого роста, худ, но не долговяз, телосложением напоминал шкаф с антресолью, голову брил наголо, а бороду носил рыжевато-чёрную. Серо-стальные глаза имели раскосый разрез. В последние годы жизни Ивана к тому же нехило перекосило из-за остеофитов в суставах, отчего он едва мог ходить. Доброты это ему, разумеется, не добавило.
  • Опричниной. То есть отделением части государства в свой личный удел, тогда как всё остальное (земщина) было оставлено на бояр с мотивацией «вы не верите, что я лучше знаю, как править? Тогда правьте, как знаете, здесь, а я — там, и посмотрим, кто был прав!» В 1575 году Грозный даже посадил в земщине отдельного царя — крещёного татарина Симеона Бекбулатовича, бывшего касимовского хана. Иван старательно стелился перед ним, словно простой боярин перед правильным государем, но фактических бразд правления из рук не выпускал и равно кошмарил что опричнину, что земщину.
    • Также опричниной называлась госбезопасность, учреждённая царём для контроля над соответствующим уделом. Опричники косплеили монашеский орден, носили скуфьи и подрясники. Сам Грозный звался среди них «игуменом», а знаменитый Малюта Скуратов — «пономарём». Широкую известность приобрела символика, носимая ими на сбруях коней: собачьи головы (буквальные или только изображения — версии разнятся) и мётлы со смысловым посылом «вынюхать, выгрызти и вымести». Кто сказал Domini Canes? Первоначальные опричники были скорее жандармерией, позже Иван сформировал из них и войско. Проверку на боеспособность оно прошло в ходе конфликта с ханом Девлет-Гиреем. Точнее, не прошло — из пяти полков на зов государя явился только один.
    • Убийство на жаргоне опричников называлось «отделать».
  • Дивным сочетанием патологической кровожадности с набожностью. Искреннее наслаждение, которое Иван испытывал от деятельности своей домашней хунты, ничуть не мешало ему строго по уставу молиться, поститься и слушать знаменное пение, не менее искренне трепеща о судьбе своей души. При этом к реальной церковной иерархии Васильич относился… ну, назовём это «прагматично», и какой-то пиетет перед митрополитами и патриархами выказывал, только покуда они не угрожали его собственному авторитету. История митрополита Филиппа (Колычева), отказавшегося благословить заигравшегося в опричнину царя и убитого за это, как бы иллюстрирует.
  • Широкой эрудицией, особенно в области гуманитарных наук, и красноречием.
  • Триумфальным шествием казаков-конкистадоров по Сибири. Силами разного рода ермаков тимофеевичей Россия в восточном направлении удвоила свою территорию. Попутно были додушены последние обмылки Золотой Орды, а их центр — Казань — взята штурмом.
  • Провальной Ливонской войной. При этом войну-то как таковую он выиграл, разгромив наголову Ливонский орден, вот только те земли, ради которых он её начинал, ловко растащили себе бывшие союзники Дания и Швеция, а сам Васильевич остался на бобах (да ещё и лишился героически погибшего Малюты). При этом ресурсы в войну были вбуханы такие, что последовавший за ней период вошёл в историю не иначе как «поруха».
    • Есть мнение, что именно этого поражения Ивану впоследствии и не простили. Сумел бы воспользоваться плодами победы — остался бы в народной памяти Великим, как совершивший это в реальности Пётр, а что садист и лицемер, так для хорошего политика это не недостатки. Но не срослось.
  • Парадоксальной любовью в народе, причём сила этой любви прямо пропорциональна удалённости времени жизни электората от времени жизни самого царя. Как выразился Карамзин, «добрая слава Иоаннова пережила его худую славу в народной памяти: стенания умолкли, жертвы истлели, и старые предания затмились новейшими». В бесславные девяностые ряд чрез меру у нас православных деятелей пытался продавить канонизацию Ивана, но церковные иерархи указали на маразматичность одновременного почитания умученного и мучителя, и вопрос почти сошёл на нет (некоторые особо одарённые, причисляющие всех противников Ивана Грозного к «русофобам-либерастам», остались).
    • В интернетах в ходе политсрачей популярен обмен мнениями «А вот Иван IV убил кучу народу! — А они там за Варфоломеевскую ночь убили больше, чем наш царь казнил за всё правление!». Сколько простолюдинов было убито опричниками без суда и следствия — никто не знает, так что спор заведомо бесплоден. © Пример справедлив лишь в том смысле, что для своего времени Иван на фоне всяких Медичи, Генрихов-огораживателей, Торквемад и Кортесов какой-то уникальной жестокостью не выделялся (что не отменяет самой жестокости).

В сухом остатке получается благонамеренный экстремист, в определённый момент, как и всякий диктатор, перешедший от принципа «цель оправдывает средства» к принципу «наша цель — оправдать наши средства». Цель — дозачистить реликты феодальной раздробленности и сформировать из России крепкое централизованное государство европейского уровня — была всецело здравая и разумная, но склонность Грозного видеть крамолу там, где её не было, весьма способствовала тому, чтобы она именно там и заводилась. Ну и разорение собственной страны никакой борьбой с никакой крамолой не оправдать.

Супруг-рецидивист[править]

Сравнялся с английским королём Генрихом VIII и, возможно, даже переплюнул его по числу супруг, но уступил по кровожадности. Данные по Вики. 1 Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева, мать Ивана и Фёдора. Умерла. 2 Мария Темрюковна (Кученей), княжна Черкасская. Умерла. 3 Марфа Васильевна Собакина, дальняя родственница Скуратова. Умерла через две недели после свадьбы. Фигурирует в ИВМП. 4 Анна Алексеевна Колтовская. Насильно пострижена. 4,5 Мария Долгорукая (существование сомнительно). 5. Анна Григорьевна Васильчикова. Насильно пострижена. 5,5 Василиса Мелентьева (упоминается как наложница). 6. Мария Фёдоровна Нагая, мать Дмитрия. Пережила мужа.

Царь был венчан четырежды (на что пришлось выпрашивать отдельное разрешение церковного собора — по православным канонам допускается не более трёх венчаний), и ещё с двумя-тремя женщинами сожительствовал так. Как-то Иван посватался даже… к английской королеве Елизавете I Тюдор! Увы, «королева-девственница» отказала, ограничившись заверениями в дружбе и гарантиями взаимного политического убежища в случае бунта в стране. А какой бы мог выйти вотэтоповорот истории!

Противоположным полом Иван не ограничивался — по ряду версий, Фёдор Басманов был его фаворитом именно в том самом смысле. Но мог и не быть — источники, сообщающие об этом, либо очень уж ангажированы, либо составлены по принципу «слышал звон…»

С наследниками не срослось.

  • Большая часть детей умерла во младенчестве.
  • Старший из выживших Иван умер не то от болезни, не то от руки отца[5].
  • Младший Дмитрий убился в детстве об ножик (то ли свой во время эпилепсии, то ли Бориса Годунова)
  • Последний выживший Фёдор I заработал прозвище «Блаженный», хотя по совести следовало бы — «блажной». Был женат на Ирине, сестре Бориса Фёдоровича Годунова, благодаря чему тот смог стать царём. Но ненадолго… И началась Смута.

Где воспет[править]

Театр[править]

  • Н. Римский-Корсаков, оперы:
    • «Псковитянка».
    • «Царская невеста» — сюжет построен вокруг скоротечного и трагического брака Ивана Грозного и Марфы Собакиной. Сам царь появляется только в одной сцене, не поёт и даже не произносит ни слова.
  • Александр Островский, «Василиса Мелентьевна».
  • А. К. Толстой, «Смерть Иоанна Грозного».
  • Михаил Булгаков, «Иван Васильевич» — именно по пьесе будет создан сценарий Гайдая.

Литература[править]

  • Михаил Лермонтов, «Песня про купца Калашникова» — царь, как это ему было свойственно, занимается наказанием невиновных и награждением непричастных. Конечно, Калашников сам виноват, что не признался в причинах содеянного прямо — но, зная Ивана, не факт, что не было бы хуже, он ведь мог и решить, что Кирибеевич (не хрен с горы, а приближённый опричник, родич Малюты Скуратова) был в своём праве
    • Кроме того, признайся он — и жена его была бы опозорена, независимо от результата суда для самого Калашникова. А так ее репутация осталась при ней. Разве что Калашников расказал бы царю о случившемся наедине… но не факт, что помогло бы — да и кто оставил бы его нааедине с царем?
  • А. К. Толстой, «Князь Серебряный. Повесть времён Иоанна Грозного» — второстепенный персонаж. Опричнина выведена в чёрных красках, царский пир — в светлых.
  • Евгений Опочинин, «Бесовский летатель». Фольклорная история о том, как смерд/холоп Никитка построил крылья и полетел на них. А злой Иван вместо того, чтобы хвастать такой диковиной или применить на войне, велит изобретателя казнить, а первый в мире ероплан — сжечь «после божественныя литургии». Волею не автора, но горе-патриотов рассказ превратился в мистификацию и теперь пересказывается как реальная история выбегаллами и экскурсоводами.
  • Мемуары опричника Генриха Штадена. Рекомендуется только крепким духом: сей херр в красках описывает свои откровенно разбойные похождения при подавлении Новгородского мятежа. Ивана ругает: жадный государь, не даёт нормально поживиться при грабеже!
  • Йохан Вем, купец-современник, бывавший при дворе Иоанна, сочинял о нём небылицы. Это из его писем родился миф про «железного мужика», якобы робота, прислуживавшего на пиру. Интересно, что этот миф противоречит мифу о «царе-инквизиторе», сжигавшем изобретателей (и действительно, реальный Иван хай-тек любил, а понты любил ещё больше), но, скорее всего, такой же вымышленный.
  • Дмитрий Кедрин, мини-поэма «Зодчие». Упрочила миф о том, что архитекторы Барма и Постник, построившие храм Василия Блаженного, были ослеплены по приказу Грозного. Современные историки в правдивости этой легенды сомневаются (Постник упоминается в писцовых книгах как один из зодчих, строивших Казанский Кремль, уже позднее строительства храма Василия Блаженного).
  • Зиновий Паперный, юмореска «Лекция для школьников в Третьяковской галерее». «Как показали наши историки, Иван Грозный был вспыльчив, но отходчив. что мы видим на примере картины Репина „Иван Грозный убивает своего сына“. Тема семьи и воспитания лежит в основе этого полотна. Глядя на картину, мы сразу догадываемся, что Иван Грозный, несмотря на государственные дела, лично занимался воспитанием своего сына. Догадываемся мы и о том, что сын его Ваня плохо слушался отца, был недостаточно дисциплинированным и собранным. Отсутствие школьного коллектива также сыграло свою отрицательную роль. Ваня определенно отбился от рук. И вот Иван Грозный, с посохом в руках, берется, может быть с излишней поспешностью, за перевоспитание сына. Художник сочувствует этому родительскому порыву Ивана Грозного и в то же время как бы выносит на наше обсуждение вопрос: не чересчур ли поспешно решают некоторые папаши педагогические вопросы, что приводит к довольно серьезным и досадным промахам».

Фанфики[править]

  • В определённый момент необъяснимую популярность приобрели фанфики, а равно фан-арты и фан-видео, поджанра RPF (о реальных личностях), описывающие тесные телесные отношения царя с Фёдором Басмановым. Их даже слэшем не назовёшь потому как основано на реальных событиях. Примеров over 100500, поэтому приводить бессмысленно, но явление имело место.

Кино[править]

  • «Иван Грозный» — байопик Сергея Эйзенштейна (царь — Николай Черкасов). Первая часть вышла в 1945 г., вторая снята в те же годы, но на экран выпущена только в 1958, третья снята не была и сохранилась только в виде сценария. В первой части показано начало правления, а потому Иван искусный государь и лишь немного антигерой, да ещё морально страдающий от своего «анти». Во второй части показано скатывание сего героя в паранойю, а поскольку в сороковые это вызывало ненужные ассоциации, фильм забанили вместе с идеей сиквела и на экраны пустили только после смерти как создателя, так и главного заказчика.
  • «Иван Васильевич меняет профессию» (Юрий Яковлев) — фантастическая комедия Гайдая. Немеркнущая классика, хранить вечно. Кстати, наряд царя был позаимствован из реквизита как раз у Эйзенштейна.
    • Шутка про инженера-аэронавта, посаженного на бочку с порохом — «пущай полетает!», основана на реальных событиях (а также на вышеупомянутой сказке про летуна). Википедия сообщает: «Боярина Козаринова-Голохватова, принявшего схиму, чтобы избежать казни, он (царь) велел взорвать на бочке пороха, на том основании, что схимники — ангелы, а потому должны лететь на небо».
  • «Царь» Павла Лунгина (Пётр Мамонов) — местами сознательно игнорирует историческую матчасть, но психологический портрет дряхлеющего тирана выписывает пугающе жизненно.
  • Две экранизации «Князя Серебряного», выпущенные в начале 1990-х (изначально задумывалась одна, но из-за конфликта с продюсером Исмаилом Таги-Заде в съёмочной группе произошел раскол, и сняли два фильма.
    • «Царь Иван Грозный» (брутальный Кахи Кавсадзе, который Чёрный Абдулла из «Белого солнца пустыни»).
    • «Гроза над Русью» (обманчиво мягкий Олег Борисов).
  • «Ермак» (мини-сериал). Царь (Евгений Евстигнеев) — второстепенный и неоднозначный персонаж: сперва с перепугу готов умучить на дыбе казаков, но потом, осознав их полезность, наоборот, награждает их и снабжает военной помощью.
  • «Ночь в музее-2»: статуя Ивана — второстепенный злодей. Требует, чтобы его звали Иваном Поразительным (это такая пародийная отсылка к тому факту, что Terrible в английском — никакой не «грозный», а «ужасный»).

Изобразительное искусство[править]

Аллюзии, копиркины и кванки[править]

  • ПЛиО — местами подозрительно совпадает с сабжем биография Эйриса II Безумного. Впрочем, вряд ли Мартин действительно это имел в виду, ибо он с историей в ладах, а Эйрис Безумный похож лишь на самые клюквенные мифы про Ивана, за жестокость прозванного Васильевичем.
  • «Тайный сыск царя Гороха» — собственно, Горох во многом списан с Ивана Васильевича. Но, как справедливо замечено в одной рецензии, больше с того, который «меняет профессию».
  • «Год Крысы» — тсарь Витор Суровый. К счастью для Ринтара, вовремя дал дуба, не заставляя наследника лихорадочно решать, кому сохранить верность.
  • Владимир Сорокин, «День опричника» — копиркин не самого царя, а опричнины.

Примечания[править]

  1. Вообще-то перед нами латинская пословица Omnis comparatio claudicat, вошедшая во многие европейские языки и однажды процитированная Лениным.
  2. В то время это слово означало «вызывающий дрожь», а не «вызывающий отвращение», как в современном значении слова; адекватным современным переводом будет Formidable.
  3. Де-юре. Фактически царём назывался ещё Иван III, но вот первым короновался на царство, а не на великое княжество, именно Четвёртый.
  4. Как минимум в случае Анастасии параноик был прав или, по крайней мере, мог быть — останки царицы буквально пропитаны мышьяком и свинцом. Впрочем, это могло быть следствием активного использования тогдашней косметики — свинцовых белил и губной помады с мышьяком или мази для улучшения цвета кожи с мышьяковистым ангидридом.
  5. Судя по результатам эксгумации, это вполне вероятно, но не от побоев, как принято считать, а от яда — скелет царевича буквально пропитан мышьяком и свинцом.