Золото бунта

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Cannot-unsee.jpgОсторожно, шок-контент!
В данной статье описываются произведения с шок-контентом, близкое ознакомление с которыми может вызвать потерю сна и аппетита, параноидальные состояния, нервный тик, утерю веры в человечество и/или желание вымыть мозг с мылом. Пожалуйста, будьте осторожнее! Беременным, детям и впечатлительным натурам следует проследовать на какую-нибудь другую страницу.
Канонический Осташа из иллюстрации 2005 года

«Золото бунта, или Вниз по реке теснин» — один из самых известных романов современного российского писателя Алексея Иванова, посвященный жизни на реке Чусовой и особенно жизни самых знаменитых её обитателей — сплавщиков. Впервые был опубликован в 2005 году и выдержал с тех пор множество переизданий, заводились разговоры об экранизации, но в итоге вопрос того, когда её всё-таки снимут, отложен в очень долгий ящик.

Роман отличается крайней натуралистичностью описания быта и нравов постпугачёвской эпохи: в нём много такого, что способно повергнуть в шок читателя, воспитанного в современной морали. Чернуха, топливо ночного кошмара и прочие ужасы в комплекте. Заглядывайте под спойлеры (да и не под спойлеры) на свой страх и риск.

Сюжет[править]

Конец XVIII века, Урал, река Чусовая. 4 года как отгремел Пугачёвский бунт, прошедший по берегам реки как настоящий апокалипсис. И вот посреди озлобленных друг на друга людей пытается найти своё место в жизни молодой крестьянин Остафий Петров, или Осташа. Отец его, знаменитый на всю Чусовую сплавщик железных караванов (очень своеобразный речной лоцман, если на наши деньги) Переход, погиб в прошлом году, проводя барку мимо скалы-бойца Разбойник на реке. Поговаривают, что Перехода сгубила сплавщицкая гордыня: он хотел пройти непроходимую скалу рискованным способом — «отуром»[1], но Осташа не верит в это, ибо хорошо знает, что отец был искусным сплавщиком и не мог на такое пойти, не зная наверняка, как выйдет. Дело усугубляется ещё и историей с казной самого Емельяна Пугачёва. В роковой сплав с покойным плыли знающие секрет казны братья Гусевы, нечистая на руку родня сплавщика. Это и становится причиной дурных толков о нём.

Осташа решается и найти клад, и пройти Разбойник отуром, чтобы восстановить честное имя отца. Но на клад много охотников — за ним гоняются сплавщицкие старейшины и связанные с ними вожаки раскольничьих толков, государственная власть во главе с Екатериной II тоже положила на него глаз, а ещё по берегам Чусовой доживают свои дни последние вогульские шаманы, у которых свои тайны…

Что такое «барки» и кто такие «сплавщики»[править]

Горнозаводская экономика Урала серьёзно зависела в это время от единственного транспортного пути — речного. Самым серьёзным из них была река Чусовая, которую к тому же искусственно «подкармливали» водой из заводских прудов. И по этой пополненной реке каждый год сплавляли по весне огромные гребные полубаржи — «барки», в основном с железным грузом. Но Чусовая — извилистая река, по ней стоит множество опасных скал, и чтобы обходить их, требуется большая сноровка. Именно на этом выстроено ремесло сплавщиков — своеобразных лоцманов, знающих фарватер и берега, умеющих командовать гребцами и выводящих их из стремнин, несущих на скалы-бойцы. Работа более чем опасная — в среднем убивалась о скалы каждая десятая балка, — но и денежная: хороший сплавщик дорого брал за свои услуги. Вот таким потомственным сплавщиком и был Осташа.

Герои[править]

  • Остафий Петров, Осташа, сейчас писался бы в паспорте как «Переход Остафий Петрович». Главный персонаж романа; всю историю мы видим только его глазами. Сплавщицкий сын из деревни Кашка, мечтающий восстановить доброе имя отца. Не смог пройти Разбойник отуром, убил барку на бойце Гусельном. Зато выяснил, что отец действительно оболган.
    • Переход, про прозванию Пётр Фёдорович — покойный отец Осташи, чья лодка убилась незадолго до начала повествования, а сам он якобы бросил её ради казны Пугачёва. На самом деле его в суматохе гибели барки убил маскировавшийся под заключённого Сашка Гусев, размозжив ему голову.
  • Колыван Бугрин — сплавщик из соседней с Осташиной деревни, лютый недруг сначала Перехода, а потом и Осташи. Не стесняется возносить на Осташино и Переходово имена напраслину и клевету, а то и замарать руки, чтобы сжить со свету. В борьбе умудрился вместо него пройти Разбойник отуром, но Осташа избавился от него, заставив нырнуть в холодную Чусовую за нательным крестом. Доплыл до родной деревни с крестом, но насмерть закоченевший.
    • Неждана, его дочь, редкая красавица и предмет особенной ревностной озлобленности Колывана. В отместку за все обиды Осташа пообещался Неждану изнасиловать и, в общем, преуспел, но не ожидал, что она и сама окажется в него влюблена. Позднее бежит от отца в Кашку и рожает Осташе сына.
    • Петрунька, его сын. Ненавидит отца и потому по мере сил помогает Осташе даже в самых сомнительных начинаниях. В конце романа остаётся жить с сестрой и зятем.
  • Шакула — старик-вогул, у которого какое-то время живёт заболевший Осташа. Мягко говоря, непростой старик. Состоял в общем сговоре с Гусевыми и Кононом и стремился извести Осташу. При посредничестве колдовства Бойтэ тот сумел его убить.
  • Бойтэ — вогульская девушка, живущая у Шакулы как приёмная дочь. Жлудовка. В дни Пугачёвщиы совсем девчонкой была изнасилована, не может больше рожать и вынуждена быть тем, кем стала, — в том числе и любовницей Осташи. Зато шаманские силы её таковы, что она умудрилась очень сильно, но пугающе и опасно помочь Осташе, а тот перепугался и бежал от неё. В финале ушла прочь от Чусовой в земли вогулов.
  • Братья Гусевы — Сашка, Яшка, Чупря и Малафейка. Главные антагонисты книги, прихвостни Пугачёва. (В каком смысле прихвостни?) Когда-то держали постоялый двор мерзейших нравов. Слабоумный Малафейка захлебнулся собственной блевотиной ещё во время бунта; остальные же братья, помимо упрятывания казны, изнасиловали и растерзали Марусю Зырянкину. Сашка Гусев, схоронив казну, убил Перехода, но и сам был смертельно порван медведем. Яшку Осташа убил при погроме в раскольничьем скиту, Чупрю — уже на финальных страницах романа.
    • Макариха, их мать и условная тёща Перехода (через свою дочь Лукерью, невенчанную жену сплавщика, бежавшую к нему от братьев). Бойтэ наслала на неё безумие, в котором та разнесла своё хозяйство, передушила всех кур, зарубила корову и сама повесилась.
  • Конон Шелегин — слепой сплавщицкий старейшина, фактический хозяин всей логистики на Чусовой. Состоял в сговоре с братьями Гусевыми и сколотил на Чусовой настоящую мафию вокруг сплава. Умер от камлания Бойтэ.

Что здесь есть[править]

  • Антигерой — Осташа. Это отнюдь не рыцарь добра и света, за ним полно жестоких поступков, да и секса он почти никакого, кроме изнасилования да тёмной магии, не знает. Но ему противостоят такие мерзавцы, что поневоле сочувствуешь даже этой охваченной страстями душе.
  • Великая река — Чусовая как герой едва ли не главнее Осташи.
  • Все оттенки чёрного — по зрелому размышлению, именно так и получается. Даже формально протагонист Осташа в лучшем случае темно-серый, он не чурается совершенно злодейских поступков и постепенно чернеет по ходу романа, но противостоят ему совсем уж монстры.
  • Где-где… В… — часть камлания Бойтэ для победы над Шакулой. «А теперь люби меня заряженным ружьём». Потом из этого ружья, побывавшего в её влагалище, навсегда убивается Шакула.
  • Изнасилование — худшее из зол. Может показаться злой чернушной (если не откровенно мизогинно-патриархальной) аверсией: всех своих девушек Осташа насилует, причём Бойтэ и Неждана искренне любят его, и он (последовательно, не одновременно) влюблён в них; вдобавок именно ту, кто в итоге как раз и стала его светом в окошке и стереотипной примерной женой с дитём и прялкой, он изнасиловал (вернее, начал, его спугнули, а потом она сама внезапно отдалась) с умыслом, подкараулив в бане, чтобы отомстить её отцу. При этом Осташа сравнительно положительный (хотя себя считает очень плохим), да и изнасилованная и её брат-пособник подаются как единственные лучики света среди ада постпугачёвского Урала. Но на самом деле таким образом автор показывает, как всё плохо, и то что секс у главгероя всегда агрессивный и полный ненависти — не романтизация, а способ показать глубины ада, где «всех мужиков сглазили».
  • Любовный треугольник — Осташа между Бойтэ и Нежданой. Выбор делает в итоге сама жизнь: он остаётся с Нежданой.
  • Мантра выживания — «Лодья несгубимая», старинный сплавщицкий заговор, который читает Осташа в самые опасные моменты.
  • Не в ладах с богословием — старообрядцы на протяжении романа говорят про «ИИсуса»(вместо «Исуса»), святого «НиколаЯ» (вместо «НиколЫ»), благодарят «спасибо» (вместо «спаси Христос»). Как минимум, две последних ошибки для исторических старообрядцев, да и части нынешних могут если не послужить полноценной кнопкой берсерка, то минимум ярким опознавательным знаком «чужака» и спровоцировать резкий ответ в духе «собаки мы, что ли, НикоЛАЮ молиться?!» или «Вот пусть тебя „бо“ и спасает!».
  • Не щадить беременных — то, что задолго до событий романа сотворили пугачёвцы с женой пытаря Бакирки.
  • Пастырь добрый — поп-никонианин Флегонт.
  • Пастырь недобрый — Конон, Гермон, Мирон Галанин. Истяжельческий «толк» (он не признан официально толком) показан почти на грани мраккультизма. А дырничество — мраккультизм в чистом виде.
  • Подлое эхо войны — во всей красе! После Пугачёва Урал переживает всё то, что переживает любой край после ожесточённой гражданской войны. Проходящая через весь роман красной нитью озлобленность люде, среди которых почти совсем не осталось людей без злодейства на душе, оставляет от романа тяжелейшее впечатление.
  • Полное чудовище — братья Гусевы, Пугачёв, вожаки истяжельцев. Да если б только они!!!
  • Посмертная казнь — осознав, что на бочках с кладом лежит Сашка Гусев, убийца его отца и хранитель казны, Осташа просто расшвыривает его останки по лесу.
  • Посмертный персонаж — Переход, и даже в большей степени Пугачёв. В какой-то момент призрак его является Осташе и подговаривает покончить с собой, но тот передумывает в последний момент. Сашка Гусев тоже, но обстоятельства его смерти выясняются только в самом конце.
  • Прерванное самоубийство — после бегства от Бойтэ и разговора в своей голове с призраком Пугачёва Осташа уже отправился топиться, как его друг Федька спасает его вестью о том, что нашел ему работу сплавщика.
  • Пурпурная проза — у романа довольно сложный язык со множеством диалектных словечек, в том числе и специфического профессионального арго сплавщицкого ремесла. В конце романа даже даётся словарь наиболее часто встречающихся слов.
  • Ружьё Чехова — самое мощное и смачное стреляет в конце. Это крестик Сашки Гусева, погнутый пулей Маруськи Зырянкиной. А как бонус за ружьё сойдёт и рассказ из начала романа про порезанного медведя.
  • Топливо ночного кошмара — о, предостаточно! Это и описания зверств пугачёвцев (без ссылок: просто судьба жены Бакира), и то как и с какими духами общаются как раскольники, так и шаманы. Порой неясно, такому ли уж и Богу молятся некоторые толки — например, дырник Веденей.
  • Так не доставайся же ты никому! — найдя вожделенный клад, Осташа перепрятывает его. Слишком уж кровавый след за проклятым золотом.

Примечания[править]

  1. Хитрый способ рикошета о скалу — так, чтобы барка не разбилась, а пошла дальше по течению кормой вперёд