Заимствование

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Гнев, богиня, воспой ты слепого аэда Гомера!
В мрачный низвергни Аид попирателя авторских прав!
Выскочка гнусный, сюжет мой похитил Вергилий:
Сиквел к моей «Илиаде» царапает дерзкой рукой!

»
— поэма «Интертекстуальность»
« Всё уже украдено до нас! »
— «Операция "Ы"»: реплика Труса, Балбеса и Бывалого во время разговора с директором склада

Заимствование — использование в своём произведении наработок других авторов.

Это явление само по себе — очень древнее и почтенное. Оно старше, чем грязь. Историю культуры невозможно представить себе без многочисленных примеров сабжа. Например, у Шекспира все пьесы — ремейки, кроме, по разным версиям, одной или трёх. И даже у этих, вполне возможно, были прототипы, но настолько убогие, что история не сохранила даже их названий.

Когда заимствования насчитываются десятками, то количество перетекает в качество и формируется штамп. И может даже сформироваться жанр — например, Звёздные короли давно уже превратились из заимствования в жанр (точнее, в поджанр космической оперы) со своими характерными штампами.

О так называемой новизне aka оригинальности[править]

Как правило, чем более талантлив/гениален автор, тем более значим его/её оригинальный вклад в произведение. Но и оригинальная часть обычно представляет собой не столько «нечто совсем новое» (где ж такое взять-то?), сколько сборку различных тропов/штампов. И об «оригинальности» можно говорить разве что в том смысле, в каком оригинальны не компоненты, а принцип их сборки. Это тем вернее, чем больше проходит веков, т. е. чем больше тропов накапливает история культуры.

Так называемое «новое, оригинальное» — это всегда на самом деле старое, известное, в том или ином виде где-то уже засветившееся, но при этом более или менее забытое. Или, напротив — вполне памятное, но при этом более или менее переосмысленное. Любая новизна всегда относительна, субъективна.

Немаловажен и сам источник заимствования. Если автор тырит из «Звёздных войн», то легион фанатов оригинального произведения почти наверняка это заметит. Но если автор обносит среднеизвестного американского фантаста середины двадцатого века, особенно проживая в другой языковой среде, то заметят это три с половиной фаната этого фантаста, и автор имеет все шансы прослыть оригинальным писателем у себя на родине.

Более того, бывает практически невозможно отличить заимствование, творчество по мотивам, оммаж и тончайшую, едва заметную пародию.

То же самое относится к цитатам. Например, у Умберто Эко целые монологи могут быть вытащены из какой-нибудь проповеди XIII или памфлета XVIII века (известный монолог о витражах из «Имени Розы» принадлежал Матвею Парижскому).

Заимствование или плагиат?[править]

Заимствование и плагиат — не синонимы. Плагиат (присвоение авторства чужого произведения или фрагмента произведения) — разновидность сабжа, которая считается нечестной, недостойной. Как правило, плагиат (равно как и эпигонство) характеризуется отсутствием качественного «оригинального вклада» в текст, т. е. более или менее «механическим переносом» в свой труд чьих-то авторских компонентов.

Что такое плагиат в этико-эстетическом плане? Плагиатор, в отличие от достойного заимствователя, не привносит в материал в должной мере чего-то «личного, специфичного, гармоничного, изящного и верного». Другими словами — того, что называют творчеством. Плагиатор механически передирает — и старается на этом заработать себе славу и/или деньги, которых, по совести, не заслужил.

При этом надо понимать, что существует «серая зона» между заимствованием и плагиатом, когда одни и те же действия, произведённые с согласия автора оригинального произведения и/или не имевшие под собой корыстных целей считаются заимствованием, а без соблюдения этих условий — плагиатом, как минимум с юридической точки зрения.

Вообще, плагиат с юридической точки зрения — это прямое воровство чужого текста и издание его под своим именем. Рерайтинг потянет на плагиат только если так решат судебные эксперты.

Также плагиатом считается использование чужих сеттингов и персонажей без разрешения автора или владельцев франшизы.

Не плагиат, но неэтично — вписывание в историю реальных людей без их разрешения. Есть вероятность загреметь под суд по обвинению в том, что опорочил репутацию. Процедура доказательств этого непростого казуса зависит от государства. Например, в США процедура аналогична экспертизе на порнографию: три случайно выбранных читателя должны ознакомиться с текстом и подтвердить, что они узнали персонажа (т.е. у потерпевшего есть репутация) и автор его оклеветал (репутация пострадала). А вот о мёртвых можно писать что угодно: по американским законам репутация умирает вместе с человеком.

При это плагиатом НЕ ЯВЛЯЕТСЯ:

  • Использование ходячих сюжетов, типовых персонажей, каких угодно мест действия (если это не чужой мир). Любовный треугольник, молодой амбициозный человек, космический корабль не могут быть объектом авторского права.
  • Использование персонажей и миров, которые перешли в общественное достояние. Впрочем, ловкие сквоттеры пробрались и сюда. Например, Конан Варвар отныне собственность Cabinet Entertainment.
  • Использование названий реальной существующих стран, городов и культурных особенностей. Например, Cabinet Entertainment никогда не сможет забрать себе в собственность ни Киммерию в Крыму, ни Гирканию (к югу от Каспийского моря). И эльфов тоже нельзя: мифологические персонажи (а тем более, их названия) являются общественным достоянием.
  • Форма произведения и сюжетные повороты. Что количество драматических ситуация ограничено, знали ещё античные драматурги.
  • Использование чужих идей/фантастических допущений/деталей сеттинга. Если вы напишите роман по мотивам аннотации к бестеселлеру с португальского Амазона, вам могут высмеивать (те немногие, кто читает по-португальски), но никогда не смогут засудить. То же самое касается шагающих роботов или планеты с руинами погибшей цивилизации.

Виды заимствований[править]

  • Заимствование жанров. Да, все жанры были когда-то кем-то придуманы.
  • Заимствование коллизий. Многие сюжетные ходы уже в том или ином виде встречались в мировом творчестве.
  • Заимствование фраз. На Лукоморье есть список самых встречающихся.
    • Заимствование шуток. Игра слов («партизанские тропы и гиперболы»), остроумно-абсурдный оксюморон («восьмитомное хокку»), хлесткая фраза («Эта книга недостойна даже аутодафе!»), афоризм («плохая книга — хорошее средство от бессонницы»), парафраз классической цитаты («Мысль извращённая есть ложь») перетекают из книги в книгу и, как правило, автор не указывает источника (а зачастую и сам не помнит, где он подобрал эту забавную штуку). Чаще всего такое заимствование вполне невинно и естественно, но если доля таких заимствований превышает определенную критическую величину, всякое уважение к автору теряется.
  • Заимствование сцен. Нередко встречается в самостоятельных и оригинальных произведениях. С одной стороны, очень смахивает на плагиат, с другой стороны — по объёму занимает доли процента и впечатление обычно не портит, если автор не сдирает совсем уж в лоб. В отличие от игр со штампами и простой пасхалки, стыренная сцена обычно сюжетно значима и не содержит в себе никаких признаков литературной обработки.
  • Заимствование сеттинга — автор может разгуляться и создать сеттинг лучше, чем был, а может только поменять имена. Первое хорошо, а второе плохо.
  • Заимствование идей — удачная идея может сама породить целый жанр.
    • Один из ярчайших примеров последнего - робинзонада.

Где встречается[править]

  • «Человек ниоткуда» (1961). Вы думали, Эльдар Рязанов и его сценарист Л. Зорин сами придумали сцену, в которой почтенные пожилые профессора в академических шапочках отплясывают на потеху публике, ровно молоденькие?.. А вот и нет, это позаимствовано из американской эксцентрической комедии братьев Маркс, носящей название Horse Feathers (1932). Плагиатом называть не будем, чтобы не обижать покойного отечественного киноклассика. Но и отсылкой не назовёшь, потому что советский народ фильма-первоисточника не знал, не ведал и нигде посмотреть не мог. Ознакомиться могли только товарищи вроде Э. А. Рязанова — на закрытом просмотре в ЦДК… или неформальным порядком на даче С. В. Михалкова, где была огромная коллекция заграничных фильмов и мультфильмов.
    • У того же Рязанова финал «Дайте жалобную книгу» (1965) намеренно снят в стиле финала фильма College Rhythm (1934), только вместо степа — джазовая лирика.

См. также[править]