Загробный мир обыкновенен

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Жители Урюпинска после смерти попадают либо в рай, либо обратно в Урюпинск. »
— Анекдот
« — Нам вот всё представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное? И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность. Мне, знаете, в этом роде иногда мерещится. »
— «Преступление и наказание», Свидригайлов
« И правда, был Коцит не сильно холодней
Нетопленой избы в крещенские морозы,
С тем исключением лишь, что мысли о весне
Здесь были как бесплодные, несбыточные грёзы…
»
А. А. Эриадорская, «Подражание Данте»

Вы умерли. Вы были нехорошим человеком при жизни. Добро пожаловать в ад, перед вами его врата.

Но что это? Они совсем не страшные и не готичные. Никаких демонических стражей и привратников не видать. Перед вами самая обыкновенная дверь в паспортный стол, перед которой топчется очередь получать прописку. Вы становитесь в очередь и очень быстро понимаете, почему это место называется адом: очередь совсем не двигается!

Простояв в очереди лет этак сто и пройдя девять кругов адской бюрократии, вы наконец-то получаете адский паспорт и прописку. Что дальше? В котёл? Нет, здесь нет никаких котлов. Иди работай, бездельник!

Выбор невелик: разгружать вагоны с серой за мизерную зарплату, вкалывать на заводе с 12-часовым рабочим днём, сидеть в душном офисе и выполнять все требования взбалмошного чёрта-начальника.

За полученную зарплату вы даже можете сходить в адский магазин. На полках лежат: колбаса «Соевая» (не содержит даже сои), водка «Сивуха Гидролизная» (пить опасно даже для уже покойников), хлеб «Гномий» (по твёрдости сравним с кирпичом). К тому же в сам магазин вы тоже попадёте лет через сто, потому что там тоже огромная очередь (а бывает и так, что сам магазин — один на весь ад), и тридцать касс, двадцать девять из которых не работают. Если при жизни вы были настолько ужасным гадом, что это отметил сам Сатана — вас посадят пробивать товары на той самой единственной рабочей кассе.

В качестве жилья — тесная коммуналка, где летом жарко, зимой холодно, в остальные времена года сыро, тараканы с крысу размером воруют у зазевавшихся жильцов ужин, комната между Гитлером и Полпотом обладает отрицательной звукоизоляцией, а горячую воду дают строго по нечётным четвергам месяца февраля 29-го числа високосного года и отключают ровно когда намылишь голову. И вот такого бессмысленного существования вам отпущено целую вечность.

Из развлечений — старый ламповый телевизор, по которому крутят только рекламу и помехи. Изредка показывают сериалы местного производства, по сравнению с которыми сериалы по СТС покажутся «Игрой Престолов» в её лучшие годы. За особые заслуги можно получить компьютер. На него можно купить тех самых сериалов и игр (не забываем про очередь). Игры напоминают из себя поделки самых бездарных разработчиков с кучей багов. Как правило, идут максимум в 144p и 7fps.

Чёрт! Вы уже не хотите попасть в ад, не так ли? Намного лучше было бы быть хорошим человеком и попасть в рай. Там, говорят, нет никаких очередей. Там, говорят, работать надо только 2 часа в день. И продукты там, говорят, натуральные и вкусные.

Иными словами, загробный мир обыкновенен. Там нет никакой сверхъестественной фантасмагории, там всё то же, что и у нас. В некоторых произведениях педаль уходит в пол настолько, что умершие вообще не понимают, что умерли и оказались на том свете — настолько он неотличим от этого (как правило, прозрение на сей счёт приходит к ним только в финале, хотя зритель может догадаться и раньше).

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Египетская мифология. Там даже Солнце то же самое.
    • И вообще, многие древние мифологии. Например, финно-угры ожидали, что будут как и при жизни охотиться, работать, только вместе с предками. То ли потому, что люди боятся перемен, то ли потому, что не могли представить иного, не будучи прокачанными в философии.
    • Викинги посмертно попадали в Вальхаллу, где занимались тем же, чем и при жизни — бесконечной войной.
    • История о Фалесе Милетском: он сказал, что смерть ничем не отличается от жизни. «Так почему же, — спросил кто-то, — ты не умираешь?» «Именно потому, что разницы никакой», — ответил он.
  • Что бы ни говорили авторы современного фэнтези, именно так себе представляют загробный мир многие язычники.
  • Многие анекдоты:
«

Умер мужик и попал в ад. Смотрит он по сторонам и видит — справа стоит кабак, в нём народ гуляет, пьёт пиво, развлекается с дамами и всё на халяву! А слева скала и в ней дверца. Он туда заглянул — там настоящий ад: котлы, черти и т. д. Мужик заходит в кабак и спрашивает у бармена: — А чего это там ад, а здесь наоборот как в раю? — Где? — Ну там, в скале… — Где-где?!! — Ну за дверцей… — Ааааа… А там для верующих. Они так захотели.

»
«

Наркоман умирает и попадает в ад. Смотрит — недалеко большое поле конопли засеянное. Обрадовался наркоман, бросился коноплю косить. Подходит к нему чёрт и спрашивает: — Ты чего делаешь? — Да вот, коноплю кошу… — Не парься! Вон там уже огромная куча скошенной лежит. Наркоман радостно подбегает к куче, начинает раскладывать коноплю для сушки. Появляется чёрт: — Ты чего? Вон там уже всё посушено. Наркоман уже в предвкушении начинает забивать косяк. Чёрт снова: — Да ты туда посмотри, сколько там готовых косяков лежит. Наркоман выбрал себе самый большой косяк, хлопает себя по карманам — прикурить нечем. Просит чёрта: — У тебя есть спички? — Вооот! Были бы спички — здесь был бы рай!

»
  • А ведь автор этого анекдота неплохо знаком как минимум с православным богословием. Если вкратце, есть предположение что в Аду люди будут испытывать все те же страсти, что и при жизни, но в гораздо большем объёме. И не иметь ни малейшей возможности их удовлетворить. Вот это-то и будет вечной мукой.
  • Политический анекдот про попавших в ад коммуниста и демократа. Мир самый обычный, только коммунист должен на завтрак, в соответствии с административно-командной системой, сожрать ведро дерьма. Демократ должен сожрать два ведра дерьма за день, но может сразу, может растянуть. Он от этого страшно страдает. А коммунист живёт, как и на этом свете привык: то дерьмо не завезли, то с вёдрами дефицит, то у чертей партосбрание.
  • Анекдот в том же духе про студента, который умер и попал в ад. Сначала он попадает в обычный «филиал», где ему каждый день загоняют гвоздь в задницу, а дальше свободен. Он просится в ад для студентов, где долгое время живет спокойно, но однажды черти приносят целую кучу гвоздей — это сессия.
  • Согласно другому анекдоту, помер человек, попал на тот свет, а он такой же, как этот. Сперва покойник орал и возмущался, а потом надоело - и начал он молоко сосать. Хотя, может, речь идет о пародии на реинкарнацию.

Литература[править]

  • Франсуа Рабле, «Гаргантюа и Пантагрюэль» — в одной из глав персонаж по имени Эпистемон рассказывает, чем на том свете заняты сильные мира сего, жившие в разные эпохи. Царь Ксеркс, например, продаёт на улице горчицу, Фемистокл работает стекольщиком, а римский папа Каликст бреет непотребные места.
  • «Преступление и наказание» (см. эпиграф).
  • Марк Твен, «Путешествие капитана Стормфилда в рай» акцентирует внимание на бюрократически-бытовых аспектах загробного мира. В целом жизнь там примерно как земная, только нет недостатка ресурсов, и каждый может раскрыть свой величайший талант. Поэтому, в частности, Шекспир там считается писателем второго эшелона; а самые знаменитые — неизвестные нам люди, которым на Земле не посчастливилось прославиться.
  • Р. Киплинг, «Томплинсон». Герой не сделал в жизни ничего плохого. Ад не для него. Он также не сделал в жизни ничего хорошего. Рай не для него.
  • Н. С. Гумилёв, «Мик»: в представлении племени гурабе царство мёртвых населено умершими земными растениями и животными. Даже местная луна — тень некоей «луны доисторических времён».
  • Даниил Андреев, «Роза Мира» — верхний уровень Миров Возмездия напоминает средней паршивости трудовой лагерь. Но чем ниже, тем инфернальнее.
  • Толкин, «Лист работы Мелкина» — с прикрученным фитильком, поскольку в итоге отличия обнаруживаются, но поначалу герой самым обыкновенным образом лежит в больнице, красит доски, копает землю…
  • Александр Твардовский, «Тёркин на том свете». Всё обыкновенно — вплоть до бюрократии и раздела того света на социалистический и капиталистический. Тёркину на том свете так не понравилось, что аж воскрес.
  • К. С. Льюис, «Великий развод» (The Great Divorce; название чаще переводят как «Расторжение брака», чтобы избежать жаргонной двусмысленности): серый город, ад/чистилище, выглядит как обыкновенный город, только мрачный и тоскливый. А вот рай гораздо интереснее.
  • Хайнлайн, «Иов, или осмеяние справедливости». Попал на небеса — изволь славить Яхве, слушаться ангелов, не докучать святым. Организуй какой-нибудь гешефт, чтоб не сдуреть со скуки. Попал в пекло — изволь славить Сатану, слушаться демонов… Организуй какой-нибудь гешефт, иначе как же ты расплатишься с выловившими тебя из озера горящей серы?
  • Стивен Кинг, «Загробная жизнь». На том свете ты попадаешь в заурядную канцелярию, где тебе предлагают выбор — уйти в окончательное небытие или родиться заново самим собой. И прожить снова ту же самую собственную жизнь, без изменений. Других вариантов нет.
  • Терри Пратчетт, повесть «Эрик» — именно в такой ад попадает на экскурсию Ринсвинд.
    • Нак Мак Фиглы уверены, что жили праведно и попали в рай, и мир Диска — это их рай и есть. С их точки зрения это выглядит логично: много выпивки, много драк, много скота, который можно воровать, — ну чем не райские кущи?
  • Сергей Лукьяненко, «Последний дозор» — погибшие иные попадают на предпоследний, шестой слой сумрака (последний, седьмой — наш мир). Внешне мало чем отличается от привычного нам, но «— Здесь всё чуть-чуть ненастоящее, — сказал я. — Не хватает жизни. — Молодец. — Мерлин кивнул. — Многие замечают не сразу. Многие живут здесь годами, столетиями… прежде чем понимают, как их обманули».
  • «Песнь Льда и Пламени» — с сильно прикрученным фитильком: с точки зрения верующих в Р’Глора именно этот мир является адом.
  • Метавселенная Рудазова — и да, и нет. То Загробье, что прилагается к материальному миру, именно таково (особенно советское), да и Чистилище сильно похоже, а вот Светлые и Тёмные миры — именно то, что написано на упаковке, райская благодать и мерзейшая мощь соответственно.
    • Тут дело в том, что загробный мир кто-то должен обустроить, придать форму. И если этого не делает ответственный за конкретный загробный мир бог, то за дело берётся коллективное бессознательное обитателей, которое создаёт то, что они ожидают увидеть, вроде огромных монстров или чёрного солнца в небе. А то, о чём нет консенсуса, получается привычным для всех. Поэтому для атеистов, которые вообще не верили в загробный мир, он выглядит почти так же, как настоящий.
  • Виктор Пелевин, «Вести из Непала» — загробный мир для советских граждан не отличается от обычной советской жизни практически ничем. Разве что граждане мёртвые. Да временами какие-то полупрозрачные личности бродят…
  • Алексей Пехов, цикл «Киндрэт» — личный ад Вольфгера Кадаверциана — это грязный переулок, в котором он умер, и стоящая в нём машина, на которой он туда приехал. Там очень холодно и ничего не происходит.
  • Филип Дик, «Убик» — главные герои начали подозревать, что с этим миром что-то не то, лишь после того, как компьютеры стали превращаться в калькуляторы…
  • «Ложная слепота» — рукотворный загробный мир из вечной виртуальной реальности. Если при смерти тебя не размололо в фарш и твой труп не успел подгнить, то мозги можно навечно запихнуть в колбу для жизни в эдаком супер-интернете до самого конца человеческой истории.
  • Нил Гейман, поэма «Холодные краски» — из обыденного Ада даже можно выбраться, но оставшиеся обитатели, включая протагониста, видимо, привыкли.
  • Евгений Бенилов, «Человек, который хотел понять всё» — таковы на первый взгляд и условно райские, и условно адские уровни загробного мира.
  • Александр Дедов, «Здесь начинается Похьёла» — собственно, лапландский загробный мир. Погибшие в недавней войне скитаются от костра к костру по своим тропам, не в силах ни найти дороги, ни выйти из леса; чуть дальше в стране древних благих предков тот же лес, но он полон зайцами и кабанами, а мертвецы, наоборот, всегда могут найти любую дорогу.
  • С. Логинов, «Свет в окошке» — на том свете, по сути, всё то же самое, что и в реальности. Самое главное — и по ту сторону всё решают деньги, причём заработать их в общем случае просто невозможно, ибо выдаются они автоматически каждому ежедневно за каждое воспоминание о нём живыми (неважно, хорошее или плохое). Самые богатые и именитые (что одно и то же) могут позволить себе жить отдельно от народа в Цитадели. Как только человек лишается всех своих денег, он умирает повторно, обращаясь в пыль.
  • Лукин, «Там, за Ахероном» — Дон Жуан грузит уголь во втором круге ада и мечтает о побеге. Мечта осуществляется, но ловеласу удаётся стащить только женское тело. Впрочем, вся заварушка — спецоперация в деле о контрабандной торговле корой с древа вечной жизни. Получив благодарность за содействие следствию, дон Жуан возвращается во второй круг (хорошо хоть статью не накинули).
  • Михаил Успенский, «Приключения Жихаря» — как минимум дважды протагонист спускается в загробный мир по какой-либо надобности. Во второй раз даже получает аудиенцию у владыки загробного мира — дедок не интересуется ничем, кроме статистики. Смерть — это прежде всего учёт!
  • Юлия Вознесенская, «Мои посмертные приключения». Так выглядит один из внешних кругов ада — бессмысленная вечность в курортном городке у моря с элементами Дня сурка. Субверсия, потому что показан и более жёсткий вариант с гулагами и рабами, а в самых глубинах героиня и не была.
    • При этом параллельно африканскому посмертию в этом мире существует и христианский рай!
  • Рик Риордан, «Магнус Чейз и боги Асгарда» — многие погибшие в бою люди, в том числе ГГ, попадают после смерти в отель «Вальгалла», едят до отвала, занимаются макраме и прочими хобби, воюют на ежедневной основе… и умирают каждый день, чтобы воскреснуть вновь.
  • Тед Чан, «Ад — это отсутствие Бога» — иногда живущие могут увидеть рекламу ада, он ничем не отличается от обычного мира, только в нём нет Бога.
  • Джулиан Барнс, «История мира в 10½ главах»: рай — идеальный потребительский мир, где можно всё и даром. Это так наскучивает, что через несколько сотен лет почти все кончают самоубийством.
    • Учитывая, что угодивший туда герой далеко не находится в безмятежно счастливом состоянии, это не очень похоже на рай. И, что интересно, люди, в зависимости от характера, переходят в небытие в разные сроки. Быстрее всех — творческие. Создав все, что имели сказать (а возможно, не находя откликов у читателей-зрителей), они умирают насовсем. Потребители вроде главного героя держатся подольше, а более всех — потребители «духовной пищи». Поскольку им всегда есть что прочитать и посмотреть нового, они остаются в «раю» тысячелетиями.
  • «Ужасный рассказ (из жизни чертей и прапорщиков)» — Вячеслав Иванович Ряскин идёт сдавать экзамен на вампира с потрёпанным испужметром, повсюду лозунги и портреты известных злодеев, а проходя мимо котлов, виря отмечает недостаточный напор кипятка и отсутствие масла на сковородах для грешников.

Сетевая литература[править]

  • Завацкая, «Тёмная долина» — погибший советский лётчик считает, что попал в ад за атеизм. Суть ада в том, что надо жить в бараке и физически трудиться, очищая загробный мир от человеческих страданий. Впрочем, странный это ад: соседи по бараку сплошь светлые, доброжелательные и интересные люди. Также он посещает место, которое считает раем: укрытый яркой зеленью городок с пряничными домиками. Впрочем, жители этого рая (склочные озлобленные люди, недовольные тем, что им даже в раю не подвезли вовремя икру) вызывают у него такое отвращение, что он бегом сваливает обратно в ад. Судя по всему, лётчика запихнули в чистилище. Настоящий ад — это то место, которое он посчитал раем (адские мучения вызываются не обстановкой, а злобностью и мелкостью его жителей). Настоящий рай он тоже видел — это общение с госп-дом б-гом с переживанием всей глубины божественной любви, которое выдаётся только в награду за особые духовные подвиги.

Театр[править]

  • Пьеса Жана-Поля Сартра «За закрытыми дверьми». Три героя попадают в ад, который представляет из себя самую обычную комнату. Один из героев прямо удивляется, где же котлы и черти с трезубцами. По задумке же автора, настоящим адом как раз сами люди и являются. Дополнительная хохма в том, что сидеть в комнате не обязательно. Можно просто открыть дверь и выйти. Но персонажи такой возможностью не пользуются — а вдруг там настоящий ад с котлами и чертями!

Кино[править]

  • «Самоубийцы: История любви» — загробный мир для самоубийц во всём походит на обычный, только во всём на толику хуже.
  • «Битлджус» — посмертная бюрократия, очереди в миллионы человек, скучная музыка в зале ожидания и тысячи раз прочитанные старые журналы…
  • «Другие» — повествование о серых сумрачных буднях британской семьи, изолированной на острове и ожидающей возвращения с войны отца семейства, о котором давно нет никаких вестей, поначалу выглядит более, чем убедительно. Потом, конечно, складывается впечатление, что в их доме что-то не так, но зрительские догадки идут по проторенному пути рассуждений о классических домах с привидениями, беспокоящими благородные семейства. Тем поразительнее финал фильма, не опровергающий эти догадки, но выворачивающий их наизнанку. И немалую роль в эффектности такого переворота играет именно то, насколько же обыденным и привычным выглядит всё, что показано в фильме. N.B. Это, всё-таки, не ад, поскольку речь идёт о призраках.
  • «Куда приходят мечты» — зигзаг. Рай тут похож и на рай и на обычную жизнь. Здесь нет ни ангелов ни бога (про Всевышнего прямым текстом сказано, что он находится где-то ещё выше и с расстояния радуется за паству). Однако, обитатели могут превратиться в кого захотят, заниматься любимым делом и вообще изменять реальность вокруг, аки принцы эмберские. А вот ад… да, он у каждого свой. Кто представляет его болотом, в котором казнятся грешники, попадает в такое болото. А вот для совершившей самоубийство супруги главного героя адом стал её же дом, только полностью обветшалый, подчёркивающий одиночество. И ещё там отключили свет, газ и горячую воду. Автор правки, смотревший этот фильм в кинотеатре четырнадцатилетним мальчишкой, хорошо помнит, как исстрадавшиеся от веерных отключений зрители встретили столь трагический эпизод истеричным смехом и аплодисментами.

Телесериалы[править]

  • С прикрученным фитильком — «Возвращение мушкетёров» покойного Г. Э. Юнгвальд-Хилькевича. (Рекомендуется смотреть именно четырёхсерийный минисериал, а не сокращённые версии.)
  • «Твоё милое личико отправится в ад» — главгерой работает в офисе, расположенном в аду, а его босс, Сатана (на самом деле только выдаёт себя за него, а руководит только одним из секторов ада), превращает жизнь своих подчинённых в ад.
  • «Сверхъестественное» любит этот троп. Правда, там такое посмертие — лишь один из нескольких вариантов.
    • Когда к власти пришел Кроули, он провел некоторые реформы в сфере пыток мучеников в связи с тем, что попадались мазахисты, которым нравилось, когда их пытают. Поэтому он превратил ад в вечную очередь, число которой превышает население Земли. Когда его спросили, а что бывает, если человеку удастся дойти конца очереди, король ада ответил, что ничего — он возвращается в конец, и так вечность. «Никто не любит очереди». С прикрученным фитильком, так как, кроме очереди, там ничего нет.
  • «Счастливы вместе» — в одной из серий герои попадают в Ад, и он очень похож на их обычную жизнь, только всё ещё хуже.
    • С прикрученным фитильком, так как Ад был предназначен для Гены, а жена и дети попали туда, чтобы мучиться наравне с ним. Вот только Гене в Аду понравилось: на страдания семьи ему плевать, самую мерзкую еду — шаурму от Ашота — он уплетает за обе щёки, а слепоту как «невозможность больше видеть своих родных» и вовсе воспринимает как милость. Даже Дьявол был не в восторге.
  • Upload (телесериал) — вирутальный загробный рай в виде санатория, что доступно в этом раю, зависит от купленного пакета, от персонального роскошного дворца до нескольких минут жизни в месяц корридах смахивающих на нечто среднее между бедной больницей и тюрьмой со свободным перемещением. Также, можно купить и дополнительные товары.
  • «Однажды в сказке» — в поисках Капитана Крюка на том свете главные персонажи вместе с мистером Голдом попадают в Царство мёртвых. Им управляет Аид (все запутанно). Выглядит оно как их родной Сторибрук (Реджина даже в шутку называла его Адбрук), только более помятый и в жёлтом фильтре. Здесь ничего не растет, но всё равно изменилось из-за прихода главных героев и пронесенной ими контрабандой надежды). Умершие здесь так же живут, снимают номера в гостинице, работают — пока у них есть незавершённые дела, они находятся здесь. Например, Кора, которая оставалась в Царстве мёртвых, пока не смогла помирить своих дочерей. Когда жители Царства исправляют свои ошибки или довершают свои дела, они могут пройти дальше — в Рай или в Ад. Если же души упадут в Стикс, они навсегда останутся там чем-то в виде бездумных теней. С прикрученным фитильком, ведь на самом деле это скорее Чистилище.

Мультсериалы[править]

(link)

«Адский босс», 2 серия
  • «Отель Хазбин» — если игнорировать характерную стилистику, местный ад представляет собой вполне обычное гротескное изображение нашего мира. Тут даже умереть можно.

Комиксы[править]

  • «Johnny the Homicidal Maniac» — Ад это обычный мегаполис, ну разве что перенаселённый, а адские условия в нём из-за отсутствия всех тех, кто попал в Рай. Грешники сами себе устраивают адскую послежизнь, а местный Дьявол ни во что не вмешивается и вообще один из самых приятных персонажей. В Раю же все сидят на стульчиках и, в отсутствие внешних раздражителей, просто смотрят в одну точку. Скуки в Раю нет, так что негативных эмоций по этому поводу они не испытывают.

Аниме и манга[править]

  • Bleach. В принципе, умершие, которых синигами успели отправить на «тот свет» (и как следствие душа не превратилась в Пустого, который будет обитать в Уэко Мундо), попадают в Общество душ — мир, очень смахивающий на феодальную Японию. Конечно, жить в Руконгае тоже не очень радостно (нормально живут только синигами в Сейретее, а обитатели Руконгая живут довольно бедно). Причём, чем больше номер района, тем дела в нём обстоят хуже. Последние вообще можно сравнить с Адом.
    • Ад в Бличе тоже присутствует. Но судя по всему, при жизни надо совершить особо тяжкое преступление, чтобы попасть туда. И здесь синигами уже не помогут: занпакто (меч синигами) «стирает» только грехи, совершённые после смерти.
    • Чем является Уэко Мундо, где обитают Пустые, сказать сложно. Теоретически, его можно сравнить с Чистилищем. Уэко Мундо является довольно унылым местом, напоминающим пустыню, в которой царит вечная ночь. По этой пустыне бродят Пустые, занимаясь тем, что сражаются и пожирают друг друга, либо отдыхают после посещения мира живых. В прочем, после того, как в Уэко Мундо пришёл Айзен, жить там явно стало веселее. Особенно повезло тем Пустым, которые удостоились стать Арранкарами.
  • Angel Beats! — загробный мир, который наши ребята прозвали Чистилищем, представляет собой имитацию самой обыкновенной школы-интерната, где обитают бездушные, но реалистичные и безвредные существа, названные «НИПами». Позже главный герой начинает понимать, что этот мир сотворили именно таким, чтобы подростки, лишённые радости юности, могли восполнить этот пробел жизни.
  • «Драконий Жемчуг» — мало того, что души спокойно обитают на Том свете, так ещё можно стать сильней и вернутся. Если дракон воскресит.
  • Jigoku Koi Sutefu — жизнь в аду для героев-школьников и впрямь мало чем отличается от земной (школа, общежитие и т. д.). Правда, на каждого налагается своё проклятие. Главным героям достались проклятия «безответная любовь» (влюбляется во всех встречных-поперечных, включая животных и портреты), «невероятная популярность» (каждый день принимать очередь желающих признаться в любви, включая опять же даже животных. Притом что герой ботаник и затворник), «дефекты речи» (хроническая путаница букв в словах в речи и письме) и «вечно есть морковь» (а также «вечно носить повязку на глазах» и «ошибаться»). Причем за тем, чтобы проклятие не переставало быть мучительным, следит дисциплинарный комитет — например, парень был проклят привлекательностью для мужского пола, но стал геем, поэтому глава дисциплинарного комитета открывает ему прелести женского общества. Правда, сила проклятия зависит от совершенных грехов, так что в предпоследней главе от вала ни так ни сяк людей, нагрешивших разве что на один укус комара в день, ад расформировывают к чертям собачьим и всех отправляют в рай…но только после выплеска остатков проклятия — съесть гору моркови или принять толпу поклонниц.
    • Есть здесь и рай — отличается он от ада только тем, что попавшие имеют право на одно желание.
  • Gabriel DropOut — мы не знаем, что представляет собой загробный мир для людей, но для ангелов и демонов условия мало чем отличаются от человеческих. Например, в Раю есть таможня, быт в домах вполне современный (с холодильниками и прочим), и даже интернет провели. В Аду всё приблизительно так же, только природные условия и местная живность поэкстримальнее. Семья демонессы Сатаникии, между прочим, держит там пекарню.

Видеоигры[править]

  • Культовая компьютерная игра Grim Fandango вся об этом. Совершенно идентичный нашему мирок, с казино и портами, офисами и местной мафией, кошачьими бегами и стриптизом. Разве что выглядят всё как мексиканские фигурки-скелетики. А ещё тут есть смерть навсегда. И возможность отправиться в мир, где смерти навсегда не бывает.
  • Might and Magic IX: The Writ of Fate — для жителей Чедиана тот свет мало чем отличается от обычной жизни. Те же магазины, та же еда. Чёрт возьми, здесь даже банк есть, где можно снять свои накопления из смертной жизни.
    • А чего вы хотели? Местный загробный мир создан Древними, а они знали толк в магии и технологиях.
  • Saints Row: Gat out of Hell — в Аду выстроен город Новый Аид. Валютой выступают грехи, полиция состоит из демонов, а простые горожане — это ходячие мумии. Сильные мира сего могут накопить достаточно грехов, дабы вернуть себе облик при жизни.
    • Кинзи подсвечивает: «Чем-то напоминает мне Стилпорт…»
  • The Elder Scrolls V: Skyrim, дополнение с вампирами. Визуально план Обливиона под названием Каирн Душ отделан по-фэнтезийному, но игровая механика сводит всё к обыкновенному геймплею, мало отличающемуся от действия на просторах, собственно, Скайрима. Боёвка точно такая же, у ГГ не отбирают никаких сил. Стручки душ — обыкновенный ресурс, как цветочки, годные в алхимию. Есть свой обыкновенный торговец, обыкновенные сундуки с сокровищами и даже обыкновенный пастух с коровами. По сути, только небольшое уменьшение жизни у ГГ-невампира напоминает о том, что он находится в загробном мире.
  • Spirit World из Star Wars: The Old Republic — обыкновенная игровая локация, где визуально всё жёлтое. А вот всё остальное абсолютно то же самое, что и вне загробного мира.