Забытые звёзды

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Общество, в которое вы возвратились, стабилизировалось. Оно живет спокойно. Понимаете? Романтика раннего периода космонавтики кончилась. Это напоминает историю Колумба. Его путешествие было чем-то необычным, но кто интересовался капитанами парусников спустя двести лет? О вашем возвращении поместили две строчки в реале.

»
— С. Лем, «Возвращение со звёзд»

В этом сеттинге твёрдой научной фантастики учёные так и не изобрели тирьямпампацию. Цивилизация заключена в пределах Солнечной системы, или, как вариант, в пределах орбиты Юпитера. На Марсе добывают прикладной флеботинум, в поясе астероидов трудятся геологи и металлурги, на Луне — лучшие в системе публичные дома и казино, а также «школа Эйнштейна», очень похожая на «Хогвартс». А к звёздам? Не-а! Нам это не надо. До ближайшей звезды — десять лет в один конец. До чего-то реально интересного — шестьдесят. Ты вернёшься, биологически постарев на четверть века, но на Земле прошло почти полторы сотни.

Вы говорите: корабль поколений? Лететь в такую даль, чтобы колонизировать едва пригодную для жизни планету? С надеждой на успех 25 %? Спасибочки! Нам и на Земле с Венерой очень мило. А кому хочется космической романтики или приключений на некоторые части тела, есть же спутники Юпитера! Слетайте на Ио, если вам свербит.

Под сеттинг не подходит ситуация в постапокалипсисе, когда человечество забывает о звёздах оттого, что почти вымерло и переехало жить в пещеры.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Возвращение со звёзд» Станислава Лема — практически кодификатор. Поставленный перед альтернативой — жить с любимой женщиной на Земле или улететь снова к звёздам, — протагонист выбирает первое.
  • «Астровитянка» Н. Горькавого: Солнечную систему освоили вплоть до Сатурна, но к звёздам не пускают пока законы физики.
  • «Конец Вечности» Азимова — космические корабли не нужны, потому что они за пределами контроля Вечности. И в число заданий по изменению хода истории, которые дают на работе главному героя, включают как диверсии а-ля Гинденбург, и так создание цепочки событий, за счёт эффекта бабочки приводящие к отказу от кораблей; иногда эти корабли вообще стирают из реальности, так что они просто не возникают. В результате после нескольких веков расселения по Солнечной системе человечество вновь утрачивает интерес к покорению космоса. Но чего же оно тогда так упорно раз за разом туда стремится? А когда вся Галактика оказалась заселена другими видами, люди, едва достигшие успехов на этом поприще, почувствовали себя запертыми на своей единственной планете.
  • «Земля-Беглянка» Ф. Карсака — зигзаг. Человечество, давно способное делать космические корабли, не покорило звёзды главным образом потому, что космомагнитные поля звёзд создавали между ними барьеры, пройти через которые способно только тело, обладающее массой, сравнимой с массой Луны. Были, конечно, экспериментальные корабли с гиперпространственными двигателями, но они бесследно исчезали. Точнее, попадали в рандомную точку пространства, и некоторые таки дали начало минимум двум колониям на других планетах. В процессе рассказа, собственно, идёт преодоление тропа. Особо брутальным образом - на Земле монтируются гигантские космические движки и она медленно и печально отшвартовывается от привычной орбиты, а население в городах-убежищах наблюдает за тем, как на землю падает снег из замерзшей углекислоты, а затем и кислорода, по мере того как распухающее и готовящееся взорваться Солнце становится всё дальше и меньше. У Карсака вообще очень многие сверхдостижения Человечества происходят по причине своеобразной структуры общества.
  • «Последние и первые люди» Стэплдона — люди во всём своём эволюционном многообразии не продвинулись дальше Нептуна, непонятно почему.
    • Стэплдон, являющийся автором и кодификатором 95% тропов НФ, весьма тщательно изучил достижения науки своего времени и пришел к выводу что Вселенной наступит конец, а потому немного фаталистично смотрит в будущее - типа, зачем дёргаться, если конец немного предсказуем? Естественно, к творческой полемике со Стэплдоном оказался мало кто способен, а вот тырить идеи фантасты умеют как никто, в итоге мы имеем Стар Трек.
  • Цикл «Пробуждение Левиафана» Джеймса Корри — пока протомолекула не создала межзвездные врата, человечество обитало в пределах Солнечной системы.
Субверсия, просто толком и систему не освоили, но первый корабл поколений «Наву» на момент первой книги почти закончен и готов принять экипаж.
  • Дугал Диксон, «Человек после человека» — к звёздам земные корабли полетели всего один раз, и это был проект, грандиозностью легко затмевающий Большой адронный коллайдер (пфф, тоже мне чудо света). С тех пор долгие миллионы лет в космос никто не стремился.
  • Ханну Райаниеми, цикл «Квантовый вор» — несмотря на всю свою богоподобность, человечество осталось в Солнечной системе, хотя основательно её модифицировало.
  • Филип Фармер «Многоярусный мир» — Солнечную систему создали до орбиты Плутона включительно; всё-то дальше — нарисовано на небесной тверди. Прелесть в том, что Земля — первая попытка расы «создателей» в создании личных вселенных. И для первой пробы создаётся точная копия Вселенной создателей — точно такая же куцая и неведомо кем созданная.

Телесериалы[править]

  • «Экспансия» — человечество с переменным успехом заселяет солнечную систему — уже колонизированны Марс, Астероидный Пояс и спутники газовых гигантов, — но на грани межпланетной войны между Землёй, Марсом и Поясом. С прикрученным фитильком, поскольку сюжет уже дошёл до той точки, где в книжнем первоисточнике уже недалеко до обнаружения тирьямпампации.

Настольные игры[править]

  • Transhuman Space — именно такая Солнечная система. Люди уже давно начали колонизировать другие миры, но эти звёзды никому не нужны из-за огромных расстояний.

Фанфики[править]

  • В. Рыбаков, официальный фанфик по АБС «Возвращения». «Я хотел вас поблагодарить. Мы прожили мощную, полную жизнь. Настоящую. Такую, какая и присниться не может всем, кто тут… хлебает пиво из горлышек в вагонах метро или с улюлюканьем пугает старух на перекрестках, раскатывая в… в пахеро. А дети наши… они вообще живут среди звезд», — сказал герой первых книг Полудня Алексей Быков своему создателю — Б. Стругацкому. В этом примере сабж — реальная жизнь постсоветской России.

Реальная жизнь[править]

Наш собственный мир, пока ещё. Сейчас трудно поверить, что пятьдесят лет назад для нашего времени предсказывали освоение Солнечной Системы и первые межзвездные экспедиции... Да ладно, они серьёзно переоценили наши силы. В процессе реализации идей межзвездного путешествия мы столкнулись с некоторыми трудностями. И тем не менее, звезды не забыты, просто человечество ещё не собралось с силами - а сил надо много, подтянуть матчасть, слегка разобраться с бардаком на планете - бога ради, мы на Луну-то человека отправить напряглись незнамо как. Космическая программа уровня "межзвездное путешествие" начинается с этапов "выйти на орбиту", "выйти на спутник", "выйти на другой планете", и только когда после всех этих этапов люди безопасно вернутся - можно будет считать, что мы готовы отправиться к Звездам. Хотя, технически лучше было бы подождать немножко, пока Солнце не приблизится к идущей сближающимся курсом звезде - и запускаться в это "окно", сэкономив время и ресурсы. Так что мы не забыли о Звёздах, просто лезть в космос - это не к соседу в огород, нужно уметь ждать, быть очень точным, аккуратным и осторожным, иначе смерть. А даже одна смерть в космосе - на долгие годы погрузит в стагнацию космическую отрасль, не смотря на то что в авиа и автокатастрофах люди бьются тысячами. Потому что жертвы катастроф - это национальные трагедии, но космонавты - это уже потеря Человечества.