Забота перед убоем

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« На моё «ты откармливаешь меня, как на убой» по поводу попытки подложить мне добавку маман глубокомысленно изрекла: «Зима близко». »
https://bash.im/quote/422602
« — Ты когда-нибудь резал ягнёнка, мой король?
— Нет.
— Когда ягнёнок видит нож, он начинает бояться. Страх пропитывает мясо, делает его тёмным и невкусным.
— Ты зарезала много ягнят?
— И ни один не увидел ножа.
»
— «Game of Thrones (TV)», диалог Мелисандры и Станниса.

На первый взгляд, персонажу данного тропа здорово повезло. Практически со всех сторон он окружён вниманием и неподдельной заботой, его сытно кормят три раза в сутки (и даже больше), а за его здоровьем тщательно следят. И плевать, что по каким-то причинам нельзя покидать комнату (бункер/особняк или что-то в этом роде) — люди вокруг ведь так добры к нашему герою и ни за что не позволят ему скучать в четырёх стенах. И вообще, так приятно, когда каждый относится к тебе как к родному и любимому ребёнку…

Вот только такая халява тут же закончится, как только наш персонаж достигнет определённого возраста. Или наберёт приличные габариты. Или когда кому-то из вышестоящих понадобятся органы для пересадки. А, может, когда вообще пробьёт час для крайне важного жертвоприношения или научного эксперимента. Вот тогда-то ласковые улыбки на лицах «заботливых» опекунов сменятся на звериный оскал и одной из последних мыслей нашего героя станет боль от столь внезапного предательства.

В общем, это случай, когда персонажа или группу персонажей целенаправленно выращивают/выхаживают лишь ради того, чтобы в нужный момент жестоко убить. Не путать с тропом «Засветился перед смертью» — здесь заботятся другие персонажи, а не автор.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Сказка «Гензель и Гретель». Ведьма, заманив Гензеля и Гретель в свой пряничный домик, посадила Гензеля в клетку и откармливала на убой, чтобы потом съесть. При этом цель откармливания не держалась в секрете — и, соответственно, Гензель нашёл способ некоторое время дурачить подслеповатую ведьму: он подсовывал ей на проверку вместо своего пальца косточку, и ведьма думала, что он пока тощий.
    • Аналогично в русской сказке о Филюшке. Мальчик подсовывал Бабе Яге палочку. Что это, заимствование или общефольклорный сюжет, сказать сложно.
  • Сказка «Глупый волк». Заглавный персонаж, когда ему попадается постаревшая пастушья собака, с которой у него связаны не самые приятные воспоминания, решает её съесть, но та говорит, что очень исхудала и будет не слишком-то вкусной закуской. Волк решает откормить собаку, которая, отъевшись и набравшись сил, задаёт ему хорошую трёпку.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

«

Сотни верст по муравскому шляху Гнал меня бритолобый ездок, Не жалел плетюганов для страху, Но отдал мне баранью папаху, Чтоб под солнцем товар не издох.

»
— Валентин Устинов о крымской работорговле
  • «Лабиринты Ехо» — однажды Макс делает такое предположение ради шутки, но, как здесь часто бывает, в каждой шутке только доля шутки. Предназначение Макса — удержать этот Мир от крушения, а для этого он должен, с одной стороны, всей душой любить Мир, а с другой — безвозвратно его потерять, застряв в Тихом городе. Правда, Макс и тут вывернулся. И Мир тоже.
  • У Александра Рудазова в книгах про Лэнг с точки зрения Олега Бритвы («Шестирукий резидент» и «Демоны в Ватикане») упоминаются как пищевые, так и ездовые рабы, низведённые демонами до состояния домашнего скота, зато живущие в неге и довольстве.
  • Лев Прозоров, «Наш Старый Князь». Протагонист с семейством, польско-белорусские крестьяне, души не чают в своем господине: он чужд бездушным забавам шляхетства, заботится о них, не позволяет обижать крестьян ни своим слугам, ни разбойникам, ни мародерам прохожих армий (две последние категории беспощадно уничтожаются). Более того, репутация князя такова, что даже в окрестностях криминальный элемент не смеет тронуть его подданных. Ни эпидемии, ни голод не знают хода во владения старого князя. А разгадка проста -- его светлость пан князь обыкновенный вампир, в сытом, безопасном, счастливом маетке каждое полнолуние пропадают люди, и крестьяне, в общем, прекрасно знают -- куда...

На других языках[править]

  • Г. Уэллс, «Машина времени» — элои, бывшая раса господ, о которых заботятся морлоки, бывшая раса слуг. Причём обе расы — деградировавшие потомки одного вида, людей.
  • В одной из статей, посвящённых математике, Бертран Рассел как раз на примере домашнего гуся иллюстрирует слабую применимость индуктивного познания мира: гусь, которого каждый день сытно кормят, держат в тепле и безопасности, не может с помощью чистой логики предсказать факт существования Рождества, к которому его зарежут.
  • Эрих Мария Ремарк, «На Западном фронте без перемен» — и Пауль, и его сослуживцы были обеспокоены, когда получили сыр эдамер в свой паёк. Они знают, что такие деликатесы даются солдатам, которых отправляют в тяжелый бой, который они, вероятнее всего, просто не переживут. А когда к сыру добавляют еще и ликёр…
  • Кадзуо Исигуро, «Не отпускай меня»: главные герои — клоны, предназначенные для пересадки органов — растут в хороших условиях, их поощряют заниматься творчеством, предоставляют жилье, когда начинаются собственно «выемки» — всячески заботятся… Правда, так не всегда и не у всех, и лютой ксенофобии по отношению к клонам это не отменяет. И вообще все плохо.
  • Сага о Форкосиганах — на планете Содружество Джексона производство клонов для будущей пересадки мозга поставлено на поток. Некоторые даже знают о будущей судьбе и с радостью готовы пожертвовать собой ради «госпожи». И жизнь у этих детишек беззаботная, а врачи тщательно заботятся об их здоровье.
  • The Hunger Games — перед отправкой на, собственно, Игры трибутам устраивают несколько дней «сладкой жизни» в Капитолии.
  • «Хроники Нарнии» — великаны в «Серебряном кресле».
  • «Первое правило волшебника» — Даркен Рал очень мило обращался с маленьким мальчиком, который должен был помочь ему облагодетельствовать народ. Малыш даже перестал бояться из-за того, что его забрали из дома и закопали по шею в песок, ведь великий правитель мягко и дружелюбно с ним разговаривал, сам кормил и поил его… (Проклятой пищей и питьём, ага.) А потом жестоко убил в ходе магического ритуала. Педаль в пол: откормить и промыть мозги надо до такого уровня, чтобы мальчик и после смерти оставался верным и любящим слугой, притом что убивают его кастрюлькой расплавленного свинца в горло.
  • Ричард Адамс, «Обитатели холмов» («Watership Down») — одна из соседних колоний кроликов, на которую набрели главные герои. С одной стороны, жизнь там очень сытная и безопасная, кролики не боятся нападения хищников, а свободное время проводят не в поисках еды (ибо она регулярно появляется сама собой), а в поэзии и танцах. А с другой стороны, обитатели этой колонии всё равно живут в постоянном страхе, ибо время от времени кто-то из них бесследно исчезает… А разгадка проста: кроликов откармливает, а затем ловит в силки фермер, живущий неподалёку.
  • Келлер, «Котик Шпигель» — чародею для колдовства нужно кошачье сало, притом отданное добровольно, поэтому он и заключает договор с котом, голодающим после смерти хозяйки.
  • Генри Райдер Хаггард — «Дочь Монтесумы». Очень хорошо описан обычай ацтеков, представленный в этой статье в разделе «Реальная жизнь»
  • Emanicpatior — банда, откармливающая пленных питательной пастой, а затем их съедающая.
  • Стивен Кинг, «Зелёная миля» — условия блока смертников намного лучшие, чем в остальной тюрьме. Смертники не работают, а сидят в своих камерах, где имеют достаточно времени на обдумывания. Они имеют право поговорить на любую тему с охранникам, которые относятся к этому месту как к больнице. Здесь все время играет радио, за хорошее поведение заключенные имеют право на свидания с родными каждое воскресение, на прогулки и на некоторые бонусы в разумных ограничениях — от самостоятельного заказа последней трапезы и услуг священника до просмотра примитивных эротических комиксов, если заключенный сексуально озабочен (одна женщина даже попросила не называть ее фамилией ее мужа-изменника, которого она убила). Несмотря на все это, любой заключенный этого блока отдал бы все, дабы перевестись в другой блок.
  • Суэйнвик, «Дочь железного дракона» — девушка, выбранная «ивовой королевой», весь год живёт в довольстве и роскоши. (Как и предыдущий случай, является субверсией исходного тропа — никто не скрывает от самой жертвы и читателей эту участь; нет ни тайны, ни интриги.)

Кино[править]

  • В фильме-сказке Александра Роу «Варвара-краса, длинная коса» троп отыгрывается с двойной субверсией: Царь Еремей отращивает «царевича» Андрея на отдачу Чуде-юде в качестве платы за свою жизнь и свободу. Дите откормилось до размеров небольшого теленка и воспитано как порядочный самоуверенный мерзавчик. В то же время настоящий царевич спрятан в рыбацкой семье, ни о чем не подозревает, и царь ждёт только момента, когда из-под земли явятся за «должком». Субверсия номер раз: Чудо-юдо требует должок не на убой, а для того, чтобы пацана женить на своей дочери, в честь которой и назван фильм. Субверсия номер два: Царь не знает, что когда младенцев меняли, их поменяли дважды, и в результате готовил на заклание как раз собственного сына.
  • «Остров» (The Island, 2005) — главного героя и других людей, якобы переживших глобальную катастрофу и теперь живущих в бункере, активно заставляют придерживаться здорового образа жизни, а некоторых из них время от времени отправляют на Остров, эдакую Землю Обетованную. А всё потому, что на самом деле это не люди, а «всего лишь» клоны-доноры. Собственно, «отправка» на Остров означает, что «оригиналу» срочно нужны органы для пересадки.
  • Pirates of the Caribbean — то, как Джека Воробья дикари объявили полубогом.
    • К слову сказать, IRL в ряде аборигенских народов, такое реально практиковалось.
  • «Миллионер из трущоб» — так компрачикосы заманивали к себе детей.
  • «Синьор Робинзон». Главный герой, офисный толстячок из Италии, попадает на необитаемый остров в племя дикарей. Которые начинают его кормить на убой, а потом тащат в котёл с горячей водой и… А вот здесь субверсия — его не съесть хотели, а женить. Это ритуал подготовки к свадьбе у них такой.
  • «Наверное, боги сошли с ума — 3» — тоже субверсия. Главных героев дикари окунают в котлы, чтобы из них вышел яд ядовитых ягод.
  • «Звёздная пыль» — на пути промокшей и усталой Ивейн ведьма наколдовывает уютный трактир, организовывает почётной гостье горячую ванну, излечивает её травмированную ногу и даже лично вызывается сделать девушке массаж… естественно, не бескорыстно, а в надежде вырезать её сердце: волшебной силой обладает лишь сердце по-настоящему счастливой и умиротворённой звезды.
  • «Бегство Логана». В постапокалиптическом мире под куполом главный компьютер заботится о людях до 30 лет. Они развлекаются по полной программе, но в 30 лет должны участвовать в «огненной карусели», якобы для перерождения. В данном случае «карусель» — смертельное шоу, где жертвы испытывают не меньший энтузиазм, чем болельщики. Зачем так компьютер действует? Ресурсов города под куполом на всех не хватает, вот он и регулирует численность населения. Как понимает, так и регулирует.
  • «Реальные упыри» — как ни странно, шутки ради. Милаха-вампир Виаго всегда старается, чтобы его будущие жертвы провели свои последние часы хорошо. Можно сказать, как на свиданиях: он играет музыку, угощает вином, расспрашивает о планах на будущее… Ну и параллельно расстилает вокруг газетку, чтобы нечаянно не перепачкать кровью интерьер — ибо кусается Виаго не ахти.
  • «The Guardian» («Страж») (1990) — молодая няня трогательно заботится о доверенном ей младенце как о родном… ровно до тех пор, пока тому не стукнет четыре недели. Ибо к тому времени кровь ребёнка достаточно очистится, чтобы его могло сожрать дерево-людоед.
  • «Дон Сезар де Базан» — застольная песня все про это. «Захватить бы все с собой! Жаль казнят меня нечасто — кормят просто на убой!»

Телесериалы[править]

  • Game of Thrones (TV) — в то время, как Станнис даже не скрывает своей неприязни к племяннику-бастарду Джендри, которого он собирается принести в жертву, Мелисандра относится к юноше как к почётному гостю (в частности, она приказывает отвести Джендри в покои, приготовить ему ванну и принарядить). Свою позицию жрица объясняет королю в диалоге, приведённом в шапке статьи.

Мультфильмы[править]

  • «Волк и телёнок» — субверсия. Изначально Волк украл Телёнка (разумного!) действительно ради того, чтобы съесть, а потом решил откормить его на убой. Но пока растил и заботился… привязался как к родному сыну и начал самоотверженно защищать от своих же бывших дружков.
  • «Том и Джерри»:
    • Выпуск Little Quacker. Том обильно кормит утёнка хлебом, чтобы тот разжирел. Разумеется, затем Том намерен его зажарить и сожрать. А утёнку кажется, что это забота.
    • Выпуск That’s My Mommy. Уже другой утёнок принимает Тома за свою «мамочку» — и выражает уверенность, что «мамочка» приготовила ему постельку. А это не постелька, а тесто, которым Том хочет облепить утёнка, чтобы потом поместить его в духовку. Но и духовку утёнок принял за тёмную, тёплую, уютную спаленку! Хорошо хоть Джерри его спас. Правда, в итоге утёнок осознал, что хочет с ним сделать Том, и чтобы «мама» была довольна, бедняга добровольно шагает в кастрюлю. К счастью, в Томе проснулась совесть, и он не дал своему «сыну» умереть.
  • «Ледниковый период 2» — племя мини-ленивцев, похитив Сида, устроило в честь него, эдакого «Повелителя огня», праздник с песнями и танцами… после чего связали и попытались сбросить в вулкан, чтобы предотвратить извержение.

Мультсериалы[править]

Аниме и манга[править]

  • Mermaid's Forest — чтобы вернуть молодость, постаревшим русалкам в человеческом облике нужно сожрать юную девушку, которая, съев мясо русалки, не умрёт и не станет монстром, а получит бессмертие. Ради этого бабки раз в несколько лет похищали новорождённую девочку, тщательно заботились о ней, а затем, когда пленнице исполнялось пятнадцать, кормили русалочьим мясом. Главной героине по имени Мана как раз «посчастливилось» выжить после сего деликатеса…
  • Yakusoku no Neverland — приют, в котором счастливо живут герои, на самом деле элитная человеческая ферма. Все, кого в определённом возрасте «забрали приёмные родители», на самом деле идут на мясо. Причём, если главных героев то растят умными и счастливыми (мозги вкуснее), то на фермах попроще народ обычно даже разговаривать не учат.
  • Mahou Shoujo Madoka Magica — во время спора с Мадокой Кьюбэй, совершенно не стесняясь, проводит параллель между волшебницами и домашним скотом. Мол, коровы и прочая скотина, как и волшебницы, обречены на убой, но зато живут они свою короткую жизнь в разы лучше своих диких сородичей.
  • Умезу Казуо, «Senrei» («Крещение») — неспроста, ох, неспроста главная героиня, в прошлом красивая актриса, неожиданно для всех родила дочь, баловала её и буквально сдувала с неё пылинки. Всё ради того, чтобы потом, когда девочка немного подрастёт, занять её тело (путём пересадки мозга матери) и снова прожить жизнь красавицей.
  • Манга «Принцесса Аи» — глава продюсерского агентства Хаябуса планировал сделать из главной героини сверхпопулярную певицу, суперзвезду мирового масштаба, а затем убить её на самом пике славы. Таким образом, Аи должна была занять прочное место в мире музыки, погибнув молодой, а права на её песни и авторские отчисления за их трансляцию в эфире отошли бы Хаябусе.
  • Ilegenes — с фитильком Эс. Фитилёк в том, что у него собираются забрать не жизнь, а руку и ногу, а так же в том, что он отлично об этом знает и принимает свою судьбу: ведь они предназначены его оригиналу — Дженису — благодаря которому Эс вообще был выпущен из устройства для роста задолго до операции и ему было позволено жить в семье Рено на правах младшего сына. К тому же Дженис не скрывает того, что даже после операции собирается заботиться об Эсе.

Видеоигры[править]

  • Mad Father — отец протагонистки, маньяк-учёный, всегда хорошо кормит и обеспечивает чистой одеждой подобранных бродяг, своих будущих подопытных.
  • Флеш-игра «Can Your Pet?» — с фитильком, так как для игрока факт такой «заботы» открывается совершенно неожиданно. Хочешь-то всего лишь покатать няшного цыплёночка на велосипеде, а в итоге
  • Хорошо сыгранная аверсия в Undertale. Ториэль подозрительно сильно заботится о протагонисте, являющемся ребёнком заведомо враждебного ей вида и имеющего при себе сверхценную душу. Более того — ящик с поношенной детской обувью в её доме уже настораживает, а тот факт, что хранительница руин всячески запрещает протагонисту исследовать подвал дома и, главное, категорически не желает отпускать его от себя домой, буквально кричит о том, что здесь действительно что-то нечисто. Ложная тревога. Тори на самом деле любит протагониста как родная мать и всего лишь боится отпускать его на верную смерть к королю Азгору, который и убил шестерых детей, вещи которой остались у Ториэль

Визуальные романы[править]

  • Crimson Gray — школьный психолог миссис Смит очень хорошо относится к главному герою Джону: она интересуется его личной жизнью, с обеспокоенностью следит за здоровьем паренька и всегда с тревогой реагирует на заявления протагониста о том, что лекарства, которые он принимает от депрессии, ему не помогают… да вот только делает она это только потому, что Джон является её подопытным, на котором она испытывает экспериментальные психотропные препараты, подавляющие волю, и её интерес к нему носит сугубо исследовательский характер.

Музыка[править]

  • Roma Kenga, «Там, Где Любовь».
  • Ну конечно же, «Король и Шут» — «Лесник»!
  • Андрей Макаревич — «Посвящение корове».

Городские легенды и всевозможная конспирология[править]

  • Через призму еврейского заговора именно таким выглядит христианство: людям навязали новую религию именно с целью, чтобы мясо и кровь рождённых в набожных семьях младенцев соответствовали определённым религиозным нормам и были идеальными для жертвоприношения.

Реальная жизнь[править]

  • Ну, например, сельское хозяйство.
    • Педаль в пол при производстве японской мраморной говядины кобэ. Коров как следует кормят кукурузой, поят пивом и даже делают им массаж.
  • То ли жуткая реальность, то ли городская легенда, то ли просто выдумка Ломачинского: особо отмороженные преступники, замыслив побег из мест заключения, порой выбирали не слишком сообразительного солагерника и предлагали бежать вместе. Перед побегом его хорошенько откармливали — якобы чтоб набрался сил, — да ещё не чурались лести: ты, дескать, такой хороший парень, что я просто не могу оставить тебя в этом кошмаре… На деле же его брали именно в качестве «живых консервов».
    • Если это и легенда, то возникла она задолго до Ломачинского. Например, в романе Вайнеров «Эра милосердия» вор Ручечник рассказывает историю о том, как из лагеря на Крайнем Севере сбежали трое уголовников, а до железной дороги дошли уже двое: третьего съели по дороге. Не исключено, впрочем, что Ручечник — ненадёжный рассказчик, который больше боится мести от «своих», чем лагеря.
    • С особо отмороженных, конечно, и не то станется, но надо заметить, что в российских условиях подобная идея изначально сомнительна. Во-первых, на голых тюремных харчах откормить кого-то весьма проблематично; если же у зэков есть доступ к качественным продуктам с воли, зачем им тащить с собой «живые консервы»? Проще уж сухарями и тушёнкой запастись перед побегом. Во-вторых, разделывать и готовить человеческую тушу посреди какой-нибудь глухой тайги — тот ещё геморрой даже при наличии ножа, топора и спичек. А жрать сырьём мясо, которое перед убоем мариновалось в тюремных условиях и могло подцепить любую заразу — вполне тянет на несовместимое с жизнью гурманство.
  • Айнский ритуал иёмантэ — берётся медвежонок и один-два года растится в человеческом поселении как приёмный ребёнок. Получает при этом лучшую еду и всяческое уважение, потом идёт на мясо. Предполагается, что это ему просто помогают вернуться в мир духов, а мясо — его прощальный подарок. И если в гостях у людей мишке понравилось, он ещё вернется, а то ещё и друзей приведёт. Ну а люди получат ещё медвежатины за то, что хорошо приняли дорогого гостя из мира духов.
  • Ацтеки проводили обряд почитания бога Тескатлипоки путем принесения в жертву специально отобранного молодого красавца, которого перед этим в течение года обхаживали, наряжали, потчевали и ублажали силами сразу четырёх наложниц.
  • Учёные-изверги из печально известного отряда 731 всегда откармливали и лечили новоприбывших «брёвен» (т. е. подопытных) перед тем, как приступить непосредственно к кошмарным экспериментам.
  • В Древнем Китае специально с малых лет откармливали для жертвоприношения богам быка. Какой-то китайский философ (не помню его имени) на примере этого быка объяснил, чем плоха роскошь.
  • А вот в древнем Карфагене в жертву Баалу действительно приносили тех, кто с рождения жил в роскоши — детей аристократов.
    • Есть большие подозрения, что это была особо изощрённая форма ответственности перед народом — потому что пока всё было хорошо, общество закрывало глаза на то, что дети были обычно купленными рабами, а часто и просто животными с каким-то метафорическим обоснованием. А вот если в городе дела шли плохо, народ требовал соблюдать все правила и жертвовать своих детей по-настоящему.
  • На коронации африканского императора-людоеда Бокассы присутствовали также полсотни заключённых дворцовой тюрьмы. С ними ласково обращались, кормили и выгуливали, но ровно для того, чтобы потом подать к праздничному столу в виде особых блюд.
  • Последний ужин и другие традиционные послабления для приговорённых к смерти перед казнью.