Екатерина II

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Ща как просвещу!

София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, она же Фике/Фигхен, она же Екатерина II Алексеевна Романова, она же Екатерина Великая, она же Матушка, она же Аби-Патша (тат. «Бабушка-царица») — саксонская принцесса, впоследствии императрица и самодержица всероссийская.

Чем прославилась[править]

  • Тем, что удостоилась эпитета Великой едва ли не единственной из женщин-монархов (даже такой матёрый человечище, как королева Виктория, его не заслужила) и четвертой из русских правителей — вслед за киевским князем Мстиславом, московским князем Иваном III и Петром I, то есть если не превзошла их, то по меньшей мере не терялась на их фоне.
  • Широким и разносторонним образованием. В детстве обучалась английскому, французскому и итальянскому языкам, танцам, музыке, основам истории, географии, богословия, параллельно гоняя с пацанвой по штеттинским улицам. Позже училась истории, философии, юриспруденции, любила охоту, верховую езду и танцы. Собственным образованием государыня не ограничивалась: при ней открываются учебные заведения, в том числе Смольный институт благородных девиц — первое женское учебное заведение в стране. Екатерина любила труды Вольтера, Дидро, Локка, Монтеня, Монтескьё и Фенелона, состояла с ними и многими другими деятелями Просвещения в переписке и активно способствовала утечке мозгов из Европы в Россию.
    • Минутка критики: только вот собственные научные кадры даже при такой блистательной базе выращивались неохотно, и качество образования оставляло желать много лучшего. К тому же дворяне, освобождённые царицей от каких бы то ни было обязанностей, и сами особо не рвались учиться. А сама Екатерина, восторженно спонсировавшая иностранные умы, отечественных дарований как будто и не замечала.
  • Привычой хаживать налево, которую царица приобрела с первых лет замужества: Пётр III был к ней исключительно холоден, называл «запасной мадам» и открыто изменял — однако и ей самой в этом не препятствовал. Результатом стал целый табун бастардов (задокументированы трое, один из которых стал родоначальником дворянского рода Бобринских). А вот происхождение цесаревича Павла — под вопросом: с очень небольшой разницей по времени Екатерина переспала с Сергеем Cалтыковым, который лишил его девственности, и с законным супругом, который страдал от фимоза (головки, не головы), был вусмерть напоен и подвергнут обрезанию[1]. Среди особо известных фаворитов:
    • Граф (позже князь) Григорий Орлов, один из главных деятелей дворцового переворота, возведшего Екатерину на престол, и весьма разумный заместитель её впоследствии.
    • Григорий Потёмкин — эпических масштабов казнокрад, весьма компетентный великий визирь и, как считается, тайный муж императрицы. После разрыва с ней утешался «просвещением» собственных племянниц. Именно его стараниями Россия не просто завоевала Северное Причерноморье, но и обосновалась там всерьёз, основав по его берегам множество новых городов - и прежде всего Одессу.
    • Платон Зубов — последний фаворит, ослепительно прекрасный, но тупой, как дрова, вечный ребёнок. При том, что на момент романа ему было лет двадцать, а царице — в районе шестидесяти! Вывозил её на прогулки в сад в инвалидном кресле. Придворные шутили, что её величество наконец-то нашла свою платоническую любовь. Впоследствии нанёс её сыну апокалептический удар табакеркой в висок (по другим сведениям, это был его брат Николай — человек громадного роста и редкий силач).
  • Изобилием выдающихся и даже гениальных деятелей, чья слава пришлась на её правление.
    • Карл Фридрих Иероним, барон Мюнхгаузен. Был одним из первых людей, встреченных принцессой Софией в России — стоял в карауле у дома в Риге, где она останавливалась с матерью. Уже в её правление барон дослужился до ротмистра и оставил службу.
    • Архиепископ Псковский Симон (Тодорский), переводчик и проповедник. Личный духовник сначала Петра III, а потом и Екатерины.
    • Василий Ададуров, лингвист и геральдист, автор одной из первых русских (а не церковнославянских) грамматик на русском же языке. Учил принцессу Софию на нём изъясняться.
    • Княгиня Екатерина Дашкова, придворная статс-дама, переводчица и писательница. Одна из лидеров дворцового переворота, возведшего Екатерину на престол, впоследствии — глава Академии наук. Предложила использовать букву Ё вместо диграфа «iо». Была такой же деятельной и энергичной интеллектуалкой, как и сама императрица, но при этом мелочно-скупой, нетерпеливой, раздражительной и явно рвавшейся встать вровень со своей царственной наперсницей, чем и вызвано последующее охладение их друг к дружке.
    • Александр Сумароков — первый профессиональный русский литератор. Начал карьеру ещё при Елизавете Петровне, однако Екатерина высоко его ценила и даже присылала на рецензирование собственные сочинения.
    • Денис Фонвизин — драматург-сатирик, автор знаменитых «Недоросля» и «Бригадира» (и не только их). Последний косвенным образом поспособствовал отмиранию в русских войсках одноименного звания: носящий его персонаж был выписан так издевательски, что полковники, метящие в генералы, предпочитали оставаться полковниками, нежели быть ассоциированными с ним.
    • Гаврила Державин — «царь поэтов», считавшийся гениальнейшим из таковых вплоть до возмужания Пушкина, которого «в гроб сходя, благословил». Участвовал в перевороте, возведшем Екатерину на престол, простым гвардейцем.
    • Александр Радищев — оппозиционер, которого императрица, прочтя «Путешествие из Петербурга в Москву», припечатала гневной характеристикой: «бунтовщик хуже Пугачёва» (ибо покушался не на личность монарха, а на монархию как институт).
    • Иван Кулибин — нижегородский мещанин, инженер-самоучка, конструктор и механик, имя которого стало нарицательным.
    • Леонард Эйлер — швейцарский математик, физик, теолог, физиолог и кто только ещё не. ЧСХ, до конца жизни сохранял швейцарское подданство, хотя, раз уехав, на родину так и не вернулся.
    • Александр Суворов, ходячее полное собрание военных наград европейских держав XVIII в.
    • Фёдор Ушаков, непобедимый адмирал и православный святой.
    • Хосе Мигель (Осип Михайлович) де Рибас — каталанский мигрант, основатель Хаджибейской крепости, вокруг которой впоследствии вырастет Одесса, и тоже эпический казнокрад.
    • Дмитрий Бортнянский — украинский композитор, писавший по большей части хоровые произведения вроде религиозных гимнов, автор неофициального гимна Российской империи «Коль славен наш Господь в Сионе».
  • Победоносным расширением России на юг и запад. Поучаствовала в трёх разделах Речи Посполитой, отвоевала у османского султана Крым и Причерноморье, планировала точно так же разделить и Турцию, а перед смертью направила завоевательный корпус в Персию, но не срослось.
  • Отношением к своему сыну-наследнику постольку-поскольку — свергнув мужа, она не поторопилась дать ему каких-то важных полномочий до самой своей смерти. Павел Петрович просидел в Гатчине вечным сидельцем и вступил на престол самым пожилым русским царевичем — в 42 года! Нетрудно догадаться, что к матушке и её соратникам он особой любовью не пылал — тем более, что та гораздо больше интересовалась внуками и готовила к правлению уже юных Сашу и Костю.
  • Мягким, неназойливым лицемерием — в том смысле, что на словах выступала за Просвещение и всецело соглашалась со своими знаменитыми корреспондентами, а на деле всю жизнь оставалась автократкой и несомые просветителями демократические новшества ничуть не приветствовала. Как следствие, процветала сословная мораль, дворянство получало вкусные плюшки под соусом модных идей, а сиволапое мужичьё — только прибавку к весу ярма на шее (екатерининская эпоха считается апофеозом крепостничества, которое тогда мало отличалось от рабства негров в Новом Свете). Вылилось это всё в бессмысленный и беспощадный бунт под водительством Емельяна Пугачёва, приобретший такой размах, что его уже тогда без стеснения именовали Крестьянской войной, а царица держала готовым к отплытию корабль, готовая спасаться в союзной Англии. Когда же бунт был подавлен, Екатерина вместо того, чтобы вылавливать приведшие к нему баги, только крепче закрутила полицейские гайки. При том, что на словах она, опять же, высказывалась о крепостничестве отрицательно — но против дворянства (не отдельных неугодных, а именно дворянства как системы) не смела и пикнуть, вовсе не желая, чтобы её преемник/-ца пришёл к власти тем же путём, что и она сама. Прагматизм и здравомыслие или цинизм и лицемерие?
    • К тому же царица, при всей широт её взглядов, не поняла значения промышленной революции и презирала механизацию, считая, что та уменьшит количество рабочих мест. Как следствие — экономика, может, и росла, но количественно, а не качественно, и это, возможно, первый в истории бенефис России как «сырьевой сверхдержавы», экспортирующей лишь ресурсы, а не готовый продукт. Конец немного предсказуем: дефолт и обесценивание денег. Педивикия утверждает: «Внешние займы Екатерины II и начисленные на них проценты были полностью погашены только в 1891 г».
    • Пугачёвский бунт был, кстати, не единственным. За два года до него случился Чумной бунт: после двухлетней эпидемии толпа с вилами прокатилась по Москве, громя карантинные посты и больницы, убила архиепископа Амвросия, запретившего молебны у иконы, как считалось, исцелявшей от чумы (потому что учёный пастырь, в отличие от них, понимал опасность заражения в толпе).
    • Помимо самозванного «чудом выжившего Петра III», была ещё и самозванная княжна Тараканова.
  • Кофеманией, причём требовала заваривать напиток предельной крепости — круче было бы только жевать сухие зёрна. На пять маленьких утренних чашечек с сахаром и сливками уходил целый фунт кофе (лакеи потом дважды доваривали для себя). Угостила пару раз министров — им поплохело и пришлось сесть, такое было сердцебиение. Только к старости врачи уговорили её уменьшить дозу до двух чашек.
  • Мантией до пола из меха аляскинских каланов, самого густого, тёплого и роскошного. Ни по качеству, ни уж тем более по цене никакие соболя и песцы не могли с этим сравниться.

В сухом остатке получается живое подтверждение старой шутки о том, что значение имеет не тема диссертации, а фамилия научрука. «Великой» Екатерину прозвало дворянство (как служилое, так и не очень), переживавшее при её правлении свой поистине золотой век, и покуда оно обладало монополией на грамотность и культуру, сомневаться в величии государыни не приходилось. Если же взглянуть не с точки зрения аристократов, то всё становится далеко не так однозначно. Екатерина, как любой достаточно долго процарствовавший автократ, органически не выносила несогласия лично с собой, а мерилом полезности считала личную преданность себе. В конце концов это способствовало отдалению от её двора более умных людей, чем она — это критически сузило число точек зрения, с которых власть могла бы посмотреть на проблемы и решить их прежде, чем пепел жареного петуха застучит в её гузно. Однако государыня и сама не была дурой, так что, как водится в таких случаях, благополучно проправила до смерти, а трон зашатался только под наследниками…

Где воспета[править]

Фольклор[править]

  • Популярное заблуждение гласит, будто Аляску продала США именно Екатерина. Поспособствовала этому, видимо, песня группы «Любэ». На самом же деле Екатерина Аляску как раз колонизировала — и, видимо, «была неправа» именно в этом. ;-)
  • Ряд исторических анекдотов, связанных с царицей и её великими современниками:
    • Выкупив библиотеку Дени Дидро, императрица сохранила за философом право пожизненного пользования ею, а самого Дидро назначила её хранителем. Естественно, появляясь в высшем обществе, великий вольнодумец активно и с большим успехом проповедовал, и это даже вызывало тревогу Екатерины. Однажды на одном из приёмов случился Леонард Эйлер (вариант: его пригласили нарочно, так как он заявил, что обладает алгебраическим доказательством бытия Божия). Подойдя к разглагольствующему Дидро, швейцарец торжественно произнёс: «Мсье, frac{a+b^n}{n}=x, следовательно, Бог существует! Имеете что возразить?» Дидро (математикой владевший, но далеко-о не на эйлеровском уровне) покраснел, вскипел, хлопнул дверью и выбежал вон, а после спешно исхлопотал у императрицы позволения покинуть Россию.
    • Когда Александр III вступил на престол, то спросил Победоносцева, кто же был отцом Павла I. Победоносцев сначала сказал, что мог быть граф Сергей Салтыков, на что молодой император перекрестился и ответил — «Слава Богу, мы — русские!» Позднее тайный советник нашёл документы, говорящие в пользу отцовства Петра III. Император и на этот раз обрадовался, перекрестился сказав: «Слава Богу, мы — законные!»
  • По количеству легенд о происхождении того или иного топонима Екатерина на втором месте за Петром.
  • Якобы существовавшая во Франции пьеса про то, как императрица спала с конём (и оттого погибла, переоценив свою мощь). И якобы на эту пьесу разгневанный внук Николай I пригрозил Франции «прислать несколько тысяч зрителей в серых шинелях, чтобы они её лично освистали», если постановку не закроют. Скорее всего, такой же миф, как сама физически невозможная оргия с конём (о которой, тем не менее, упорно вспоминают, потому что... ну, сами понимаете: непристойно — значит, интересно).

Театр[править]

Литература[править]

  • Г. Р. Державин написал оду «Фелица», начинающуюся со строк «Богоподобная царевна…», и получил в подарок от Екатерины золотую табакерку с 500 червонцев и честь лично с императрицей познакомиться.
  • Наше Всё не мог обойти столь яркую персоналию стороной.
  • Николай Гоголь, «Ночь перед Рождеством»: царица, к которой Вакула мотался за черевичками — именно Екатерина, а придворный с перламутровыми пуговицами, утверждавший, что не справится с описанием Вакулы и «сюда нужно, по крайней мере, Лафонтена» — не названный по имени Фонвизин.
  • В. Я. Шишков, «Емельян Пугачёв» — этот роман-учебник рассказывает не только о пугачёвском восстании, но и об истории дворцового переворота 1762 г. и первых годах царствования Екатерины II. Несколько сцен во время самой крестьянской войны проходят во дворце Екатерины.
  • Борис Акунин, «Внеклассное чтение» — действие сюжетной линии в прошлом происходит в последний год правления Екатерины; без её личного участия, разумеется, не обошлось.
  • Николай Дубов, «Колесо Фортуны» — историческая часть романа описывает дворцовый переворот, приведший к власти Екатерину, увиденный глазами небезызвестного графа Сен-Жермена. Екатерина показана с иронией, даже сарказмом, а вот Григорий Орлов — с большой симпатией.

Кино[править]

  • «Емельян Пугачёв» (1978, «Мосфильм», Вия Артмане).
  • «Виват, гардемарины!» и «Гардемарины — III» (в роли царицы — Кристина Орбакайте) — часть про совсем юную Фике, которой ещё только предстоит стать императрицей.
  • «Царская охота» (1990, Светлана Крючкова) — об истории княжны Таракановой.
  • Экранизации Пушкина и Гоголя:
    • «Капитанская дочка» (1958, «Мосфильм», неизвестная актриса, лицо не показано).
    • Телеспектакль «Капитанская дочка» (1978, Наталья Гундарева).
    • «Русский бунт» (2000, по мотивам сочинений «Капитанской дочки» и «Истории Пугачёва», Ольга Антонова).
    • «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1961, Зоя Василькова).
    • «Пропавшая грамота» (1972, Лидия Вакула).

Телесериалы[править]

  • Американско-британско-советский телефильм «Молодая Екатерина» (1991, в роли Екатерины — Джулия Ормонд)
  • Российский байопик «Екатерина» («Россия-1», 3 сезона — 2014, 2016 и 2019, Марина Александрова).
  • «Великая» — ещё 1 российский исторический байопик («Первый канал», 2015, Юлия Снигирь).
  • «Великая» (The Great) — намеренно псевдоисторический комедийный сериал: граф Орлов — индиец, граф Ростов — чернокожий. Но на фоне сюжетных поворотов эти детали вполне вписываются в происходящее.
  • «Кровавая барыня» (Северия Янушаускайте) — царица помиловала помещицу, заменив наказание на пожизненное заключение.

Телевидение[править]

Аллюзии, копиркины и кванки[править]

  • Александр Рудазов, цикл «Архимаг» — элементы екатерининского правления имеются в образе покойного рокушского короля Заричи II Великого, при котором просияли инженерный гений Драво Стузиана (намёк на Кулибина) и военный — Бокаверде Хобокена (неприкрытого копиркина Суворова). Также местами её сильно напоминает вступившая-таки на престол Гвениола IV, с той лишь разницей, что у неё с мужем всё-таки стерпелось-слюбилось.
  • Zero no Tsukaima — здешняя версия Екатерины Второй носит имя Кирхе Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст и является волшебницей. Как и оригинал, умна, влиятельна и неимоверно распутна.

Примечания[править]

  1. Вместе с тем, очевидное внешнее сходство Павла с Петром и некоторые повторяющиеся в дальнейших Романовых черты говорят всё-таки в пользу мнения о законности наследника.