Единственный проблеск совести

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Каждую ночь! — повторил первый. — Да, он каждую ночь и приходит ко мне, воет и душит меня… Сгоряча я много делал злого, таким уж я уродился! Оттого я опять и угодил сюда! Но коли я грешил, так теперь и несу наказание! В одном только я не повинился ещё. Когда меня в последний раз выпустили отсюда на волю и я проходил мимо двора моего хозяина, сердце во мне вдруг так вот и закипело… Я чиркнул о стенку спичкою, огонёк слегка лизнул соломенную крышу, и всё вспыхнуло разом. Пошла тут кутерьма не хуже, чем была у меня в душе!.. Я помогал спасать скот и имущество. Не сгорело ни одной живой души, кроме стаи голубей, которые влетели прямо в огонь, да цепного пса. О нём-то я и не вспомнил. Слышно было, как он выл в пламени… Вой этот и до сих пор отдаётся у меня в ушах, как только я начну засыпать, а засну — пёс тут как тут, большущий, лохматый!.. Он наваливается на меня, воет, давит меня, душит… »
— Ганс-Христиан Андерсен. «Сон»

Наш персонаж — казалось бы, отъявленный злодей. Ради достижения своих целей он не остановится ни перед чем, а его руки по локоть в крови. Но однажды он совершит или просто увидит нечто, что потом будет терзать его всю жизнь. Либо, как вариант — единоразово проявит к кому-то жалость и сострадание, безо всяких видимых причин.

Нет, поворота направо он не совершит. И кающимся грешником его считать не спешите — ни в чём остальном он ни капельки не раскаивается. Только в чем-то одном. Однако драматический эффект все равно достигается — ведь мы понимаем, что в чёрной душе этого персонажа осталось ещё что-то живое, человеческое.

Троп возникает чаще всего в тех случаях, когда у злодея остались всё-таки какие-то стандарты, которые ему против воли пришлось нарушить, либо если речь идёт о первом преступлении, когда злодей ещё не успел очерстветь душой, а также у злодеев по должности, если жертва не имела отношения к их профессиональной деятельности.

Не путать с тропом Сентиментальный злодей. Сентиментальный злодей может пустить слезу во многих случаях, а в нашем тропе проблеск совести ограничен каким-то единственным случаем. И у злодея есть любимые тоже не в тему.

Может пересекаться с тропом Парад кровавых мальчиков. Отличие в том, что мальчиков персонаж обязательно видит (или слышит) воочию (во сне, в галлюцинациях), тогда как для данного случая это не обязательно. Кроме того, «мальчиков» может быть много, в то время как здесь жалеют одну жертву, ну максимум — две-три из многих.

Где встречается[править]

Театр[править]

  • Уильям Шекспир, «Король Лир» — злодей Эдмунд, умирая, попытался спасти жизнь Лиру и его дочери Корделии, которых чуть ранее сам же и велел уничтожить. Увы, было уже поздно: Корделию успели повесить, а Лир после этого окончательно лишился рассудка и тоже недолго прожил.

Литература[править]

  • Ганс-Христиан Андерсен — «Сон» (см. эпиграф).
  • А. К. Толстой, «Князь Серебряный» — разбойник Коршун незадолго до смерти вспоминает, как убил крестьянку, думая, что у нее в лукошке что-то ценное, а там оказался грудной ребенок.
  • Рюноскэ Акутагава, «Паутинка»: на счету у разбойника было множество злодейств и лишь одно доброе побуждение — сочувствие к маленькому паучку.
  • «Властелин Колец» — Голлум ведет Фродо и Сэма в Мордор (а на самом деле к Шелоб, с которой он уже встретился), но видит их спящими и едва не раскаивается.
  • Стивен Кинг, «Под куполом» — Ренни-младший убийца и садист (как папенька), однако неожиданно проявляет живейшее участие к судьбе двух сироток. И только к ним.
  • «Гарри Поттер» — Питер Петтигрю в драке с пленным Гарри Поттером уже одерживал верх, но перед тем как нанести последний удар, заколебался — видимо, вспомнил, что Гарри когда-то спас ему жизнь. Это колебание стоило ему жизни: его серебряная рука тут же его задушила. Правда, заколебался он после того, как Гарри Поттер ему про спасение жизни напомнил открытым текстом.
  • Джесс Буллингтон, «Печальная история братьев Гроссбарт». Братья — законченные отморозки, убийцы, воры и расхитители могил, которые не моргнув глазом расправляются со всеми, кто встанет у них на пути, причём в самом начале книги безжалостно вырезают семью добропорядочного крестьянина, заживо сжигая его маленьких дочерей и перерезав глотку сынишке. И тем не менее убийство девочки из уличной шайки ради самозащиты не даёт одному из братьев покоя. (Возможно, в уличных оборванцах он видит себя и брата в детстве?).
  • Роберт Маккаммон, цикл о Мэттью Корбетте — Джулиан Девейн, подручный короля преступного мира профессора Фелла, не раскаивается ни в одном из преступлений, совершённых на службе у профессора, но кричит во сне из-за нищего мальчика, которого нечаянно сбил насмерть, когда пьяный гонял на лошади.

Кино[править]

  • «Граф Монте-Кристо» (1954) — Кадрусс, после того как Дантес и Мерседес были очень добры с ним и попросили стать шафером, не смог закончить донос, но на большее его не хватило.
  • «На несколько долларов больше» — в любой экстремальной ситуации головорез Эль Индио слушает часики с музыкой, принадлежавшие девушке, которую он изнасиловал, отчего она покончила с собой. Более того, он предпочитает начинать перестрелку не раньше, чем музыка закончится, как бы вверяя часикам свою судьбу. Образ девушки преследует его во снах, доводя до исступления, до испарины. При этом Эль Индио не щадит никого, и ни одна другая жертва не вызывает у него никакого раскаяния.
  • «Лицо со шрамом» — протагонист Тони Монтана убивает людей без всякого сожаления, но и у него есть свои принципы. Он получил заказ на убийство человека и уже собирался взорвать его в машину, но когда в авто села женщина с маленькими детьми, отказался от замысла. В последний момент он убил помощника, чем разозлил заказчика, после чего сам же был убит.
  • «Цареубийца» — Яков Юровский хладнокровно расстреливает царскую семью, столь же хладнокровно добивает из пистолета в упор маленького царевича. Он не испытывает ни малейшего раскаяния в своём поступке, напротив — гордится им, его терзает жестокая обида, что сам Ленин не оценил его стараний. И всё же на смертном одре ему не даёт покоя судьба незнакомой ему девочки Шуры Галеевой, пропавшей по дороге в церковь. «Что… случилось с ней… Куда она… исчезла… эта… девочка… Я… не убивал её… Эта… девочка… куда она… исчезла…»

Телесериалы[править]

  • «Мосгаз» из цикла о майоре Черкасове: убийца не испытывает никакой жалости ни к одной из своих жертв, кроме первой — маленького мальчика. Тот даже является ему иногда во снах. Все остальные вызывают у Мосгаза лишь насмешливое презрение.

Мультсериалы[править]

  • Beware the Batman — ирония судьбы: мелочный, скандальный, самоуверенный и временами просто жалкий Харви Дент получил здесь свою знаменитую травму тогда, когда впервые бескорыстно ринулся на выручку к единственному человеку, которого ценил. Который это и устроил, потому что это на самом деле был Дефстроук.
  • «Сандокан»: жестокий узурпатор трона Саравака Окин проявил слабость, пощадив своего брата.

Музыка[править]

  • «Не стреляй!» ДДТ — из всех убитых им на войне герой без конца вспоминает только застреленного парнишку. С прикрученным фитильком, так как он не злодей, а просто солдат.

Видеоигры[править]

  • Deponia — может и не единственный, но совесть у Руфуса просыпается только если дело касается Гоал. Жертвует собой он именно ради нее.
  • StarCraft 2: Legacy of The Void — по завершению эпилога, в ходе которого с Амуном было покончено раз и навсегда, Аларак решает отколоться от Дэлаамов, но позволяет желающим тал’даримам не следовать за ним, а остаться на Айуре. Это был единственный альтруистичный поступок с его стороны за весь сюжет.