Дошло до триариев

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Когда, бывало, в старину,
Вели латиняне войну
С народом Галлии, Швейцарии,
В несчастье обращался Рим
К последним воинам своим:
«До вас дошел черёд, триарии!»
»
— С. Маршак, «Последние итоги, или Дитмар в тоге»

Дошло до триариев (лат. res ad triarios rediit) — отчаянная ситуация, когда в бой приходится кидать отборные части, которые приберегались до последнего.

Выражение идёт со времён Древнего Рима, в легионах которого в IV—II вв. до н. э. третья (отсюда название) линия боевого порядка состояла из тяжеловооружённых ветеранов, отслуживших уже минимум 15 лет. Триарии прикрывали тыл войска от внезапного удара — и принимали бой, если первые две линии (гастаты и принципы) уже были разбиты и отброшены противником. Хотя справедливости ради следует сказать, что некоторое время по-настоящему последней линией можно было считать рорариев — резервную лёгкую пехоту без брони.

Иными словами, троп заключается в том, что в ход пускают некий мощный резерв, который прежде берегли. Когда от отчаяния в бой бросают откровенно небоеспособную шелупонь — это не наш случай. Связанный троп — спящая армия.

Примеры[править]

Анекдоты и фольклор[править]

« Вьетнамского лётчика знакомят со свежепривезённой советской техникой:
— Вот в кабине МиГа три кнопки. Первую нажмёшь, если в бою будет плохо. Вторую нажмешь — когда совсем плохо. А если совсем-совсем хреново будет — нажимай третью!
Идёт воздушный бой. Вьетнамца догоняют американские самолёты. Он нажал первую кнопку — МиГ резко ускорился. Американцы выпустили ракеты. Он нажал вторую кнопку — МиГ сделал противоракетный маневр. Но тут раз! — сверху ещё звено американцев в атаку на него заходит. Он жмёт третью кнопку и вдруг слышит сзади:
— Ну-ка, узкоглазый, отодвинься от штурвала…
»
— Из послужного списка бравого вьетнамского лётчика Ли Си Цына

Литература[править]

  • «Там, где горит земля» (авторское название — «Триарии») И. Николаева и А. Поволоцкого. Обеим сторонам конфликта требуется решительная победа в летней кампании затянувшейся войны: вторгнувшимся из параллельного мира нацистам («семёркам») требуется срочно обеспечить продовольственную базу, а Российской Империи и остаткам сил союзников требуется пресечь растущие панические настроения в обществе. Подтягиваются элитные силы, применяется свежеизобретённое ядерное оружие:
« — Господин инспектор, — вступил в разговор самый старший, машинально, по многолетней привычке поглаживая густую бороду «купеческого» образца. — Давайте начистоту… Слухи говорят правду? На фронте скверно и все держится едва-едва?

— Слухи лгут, — с бесстрастным спокойствием констатировал инспектор. — Вчера вечером «семерки» использовали атомные заряды. Фронт прорван на всю глубину.

»
— И. Николаев, А. Поволоцкий
  • В дилогии «Череп на рукаве» / «Череп в небесах» Перумова — с прикрученным фитильком. Когда император в обращении к народу упоминает «офицерские полки» (выпускники Академии Генштаба, бросаемые на фронт без малейших задержек на тренировки и боевое слаживание), то персонаж замечает, что имперские генералы хотят произвести именно впечатление этого тропа, чтобы заставить повстанцев открыть все карты. В итоге так и оказывается: несмотря на чудовищные потери, понесённые в гражданской войне и в битве со вторжением инопланетян, Империя всё-таки не находится в столь катастрофическом положении, чтобы посылать на убой офицеров. А вот повстанцы подставляются по полной программе.
  • Александр Дюма, «45» — во время битвы за Антверпен в бегство французов обращает последний отряд фламандцев, состоящий из отборных ветеранов. Для сравнения, Вильгельм Оранский лично вступил в бой гораздо раньше.
  • «Дети Барса» Д. Володихина — обоюдная ситуация для Царства и мятежников: Чёрная пехота за Царство, ниппурское ополчение за мятежников. Царские оказались сильней.
«

Халаш наконец понял, чья берет в центре. Черные квадраты разрезал пешие отряды борцов, как медный нож режет баранье мясо. Ни на миг царские бойцы не останавливались. За их спинами тянулись широкие коридоры, усыпанные трупами и телами умирающих. Следуя за ними, поредевший строй царских копейщиков шаг за шагом теснил растерявшихся мятежников по всему центру. Вопль страха набирал силу над пехотой борцов Баб-Ану…

Черные шли молча. Никаких кличей. Никаких гимнов. Этим не нужно ни кличей, ни гимнов.

Лугаль поднял левую руку. К нему подошел гуруш Нумеа, командир ниппурских пешцов. Туда, как и в отряд Энкиду, отбирали лучших, сильнейших, самых рослых. Им достались дорогие доспехи. Их обучили бою в сомкнутом строю, как дерется баб-аллонская пехота. Каждый из них ехал на онагре, а не взбивал ногами дорожную пыль: силы этой рати сохраняли для решающего сражения. И еще одно, главное. В отряд допустили только тех, кто крепко верит в пришествие Ана и его будущее воцарение. Эти будут биться за своего бога, а за богов люди бьются даже лучше, чем за собственную жизнь.

Черные квадраты разделили войско мятежных городов пополам. Ровно посредине. Они добились того, чего тщетно добивался звероподобный Энкиду. Не ускоряя и не замедляя темпа движения, пехота ночи двинулась навстречу ниппурцам. Стена щитов и копий со страшным грохотом столкнулась с другой стеной. Ровно миг держалось равенство сторон. Миг, не более. И миновало безвозвратно сразу после первого удара. Черная пехота прошла сквозь ниппурцев, никак не отличив этих воинов ото всех прочих. Будто не лучшие бойцы священной земли противостояли им, а пьяный сброд, будто не было истрачено столько серебра из городской казны на их доспехи!

Черные квадраты, разбив ниппурцев, остановились. Халаш и его конники стояли против них, изготовившись к бою. Лугаль видел пехоту ночи впервые. Так близко, что не составляло труда разглядеть лица. И это были лица людей совершенно спокойных и уверенных в исходе дела. На них не читалось ни страха, ни гнева, ни даже усталости! Халаш понял, что на таблице битвы с самого начала было начертано его поражение. Он не сумел бы победить эти восемь квадратов, хотя бы встал против них со всей армией мятежных городов…

»
  • Honor Harrington: атака сил Республики на систему Мантикоры (у Республики просто не оставалось выбора, упоминается что во Второй Битве за Мантикору лучшие силы обеих сторон уничтожили друг друга).
  • Стругацкие, «Парень из преисподней». Бойцовые Коты — гвардейский спецназ герцога Алайского. «Уж если Бойцовых Котов бросают затыкать прорыв, то всякому ясно: дело дрянь».

Комиксы[править]

  • «Астерикс у бельгов» — в финальной битве Юлий Цезарь отыграл это буквально.

Аниме и манга[править]

  • «Одинокий волк и волчонок» — главгад Рецудо Ягю бросает против Огами Итто (с которым обычные убийцы справиться явно не могут) сначала своих сыновей (до какого-то момента ему важно, чтобы Огами пал в поединке с представителем клана Ягю), потом, когда сыновей не осталось, свою дочь, тоже обученную на бойца. И наконец — «траву», глубоко законспирированную, известную только самому Рецудо сеть синоби, которая охватывает всю Японию. Именно в таком порядке. В списке последних резервов Рецудо «трава» стоит после собственных детей.
  • Bleach — в битве над Каракурой Барраган посылает в бой сначала четырех безымянных Пустых (лейтенанты-синигами покрошили их, не вспотев), потом четверых арранкаров из своей Фракции (с тремя лейтенанты справились, четвертого пришлось валить капитану Комамуре), потом двух еще более сильных арранкаров (с этими разобрались Сой Фон и Омаэда) и, наконец, вынужден подняться с трона, на котором восседал с начала стычки, и вступить в бой лично.
    • Симметричная ситуация с противоположной стороны: в бою против Рангику и Хинамори три подчиненных Халлибел вызывают химерического зверя Эйона, который сметает сначала обеих девушек, потом бросившихся им на помощь лейтенантов — и в итоге разбираться с Эйоном и его хозяйками приходится самому главнокомандующему Ямамото. При этом старик очень недоволен, что ему пришлось взяться за меч раньше времени.
  • Legend of the Galactic Heroes — в 108 серии в роли триариев выступили розенриттеры, которые почти в полном составе полегли на «Брунгильде», расчищая дорогу Юлиану Минцу.

Видеоигры[править]

  • Собственно, допустимая жанровая условность в большинстве шутеров про масштабные войны: персонажами противоборствующих сторон представлены самые что ни на есть элитные бойцы передовых частей, у которых всегда на аммуниции закреплено в достатке и по уставу много взрывчатки и патронов на 2-3 ствола[1], не говоря уже об обилии условных медикаментов, россыпи дополнительных боеприпасов, боевых гаджетов и оружии ближнего/рукопашного боя в идеальном состоянии. Сами играбельные бойцы всегда быстро[2] бегают, ловко орудуют всеми имеющимися у них устройствами, метко стреляют[3] и продолжают активно геройствовать после нескольких несмертельных ранений.
  • Mount & Blade — тактику триариев хорошо применять, когда сражаешься за «пехотную» фракцию (нордов или родоков). Создаешь две разные группы пехоты — просто пехоту и топовую, полностью прокачанную пехоту (например, хускарлов, если играешь за нордов). Первую надо регулярно пускать в бой, чтобы они получали опыт, прокачивались и постепенно докачивались до хускарлов (которые копятся в тылу и обычно в бой не идут). Когда видишь, что обычная пехота не справляется — отводишь ее и командуешь атаку хускарлам. Когда хускарлы сгрызут основные силы противника и обратят их в бегство — отведенная легкая пехота используется для отлова и перебива убегающих.
    • При игре за «кавалерийские» фракции (свадийцев, вегиров, сарранидов, кергитов) такая тактика менее полезна, так как топовые юниты этих фракций — атакующая быстрым наскоком конница, и этот наскок желательно осуществлять в начале боя, с последующим рейдом по лучникам и отводом назад, к тому времени, как добежит пехота. Но в этих фракциях можно осуществлять вариант — копить топовую кавалерию не в хвосте своего войска, а в замке или городе (где к тому же её дешевле содержать), и в случае большой нужды — например, недружественного визита соседского маршала со сводной армией полудюжины лордов — забирать её оттуда и пускать в ход. Именно таков единственно верный способ качать Сестёр Меча.
  • Disciples — столицу охраняет очень сильный юнит-страж
  • Heroes of Might & Magic V — замок гномов охраняет гарнизон, в начале игры (когда армии у всех слабые) вполне тянущий на триариев, и способный отбить ранний раш
  • Age of Wonders — субверсия: в столице находиться очень сильный маг, который изрядно теряет в силе, если его от туда вывести, потому практически всегда используется как резерв.
  • Warcraft III: освобождение друидов Малфурионом и Иллидана — Тирандой (охотники на демонов — именно что элитные войска).
  • Fallout: New Vegas — Легион придерживался такой тактики, в Первой Битве за Дамбу всплыли ее недостатки для современной войны — стрелки НКР просто начали выбивать ветеранов с ближайшей скалы, посеяв смуту и заманив триариев в ловушку.
  • Total War — пожалуй, в каждой части найдутся такие «триарии», которые будут сидеть в сторонке. Обычно дело в том, что их довольно трудно нанять: придётся мотать армию до прокачанного города. В Warhammer с этим стало проще, и потому роль триариев отошла чудовищам, которые слишком легко контрятся чтобы бросать их сразу куда попало, а также стартовым юнитам высокого уровня у игровых фракций.
  • Supreme Commander — в особо тяжёлой ситуации во вражескую армию и особенно флот могут выпустить Кракена стратегическую ракету. Обычно ими стреляют по базе, потому что база не может убежать. Но зато там можно поставить ПРО, и тогда ракеты оставляют строиться фоном на случай если удастся провести спецоперацию по её выносу.
  • StarCraft II: Heart of the Swarm — во время осады императорского дворца Менгск посылает свои лучшие войска: его юниты обладают повышенными характеристиками и имеют другой внешний вид.

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night — Экскалибур. Строго говоря, сюда можно отнести почти любой активируемый Фантазм, но Экскалибур наиболее показателен. Особенно в силу того, что он способен разрушить Святой Грааль.

Музыка[править]

  • Turisas — Take the Day! Про варяжскую гвардию — триариев Византийской империи. По сюжету песни героев бросают в бой, когда кажется, что уже всё потеряно.
  • Triarii — по понятным причинам поднимали тему не раз.

Реальная жизнь[править]

  • Антибиотики «последнего резерва» — пример из мирной жизни, самый частый в современном мире. Как правило, они с легкостью побеждают много видов бактерий, потому что их пускают в ход только в крайнем случае, когда все другие антибиотики уже не помогают. Почему? Потому что благодаря редкости их применения у бактерий не развивается устойчивость к ним. И, если появится угрожающий человечеству пандемиями штамм супербактерий с устойчивостью ко всем самым распространенным антибиотикам, то именно они станут нашей последней линией обороны.
    • С фитильком — ширпотребные антибиотики в целом при «долечивании» лёгких, но затянувшихся последствий ОРВИ. Как правило, если лечение симптомов в поражённых тканях организма затягивается дольше, чем на 1.5-2 недели — значит, быстро распростроняющийся, но очень уязвимый к интенсивному иммуному ответу вирус уже давно побеждён, но на огонёк в имунную брешь успешно зашли и крепко засели уже бактериальные паразиты, с которыми бороться только ресурсами ослабленного вирусом иммунитета очень сложно. Антибиотики успешно долечивают больного, хотя всё тот же небольшой риск «приучить» уцелевшую вне организма бактерию к противоклеточной синтетике никуда не пропадает.
  • Битва под Доростолом, 971 год: пытаясь отбросить византийцев от города, русы во главе со Святославом Игоревичем поражали византийцев так напористо, что Иоанн Цимисхий вынужден был ввести в бой из резерва элитную конницу — «бессмертных».
  • При Ватерлоо Наполеону пришлось бросить в бой Старую Гвардию — «элиту из элит», где каждый из солдат отслужил не менее 10 лет и уже имел награды за личную храбрость.
    • А вот в Бородинском сражении вышла аверсия: тогда задействовать Старую Гвардию Наполеон не решился.
  • Во время Американской войны за независимость в сражении при Гилфорд-Кортхауз командующий континентальными войсками генерал Грин выстроил свою армию в три линии, первые две заняли необстрелянные ополченцы, третью — бригада регулярных войск, многие солдаты которой имели боевой опыт. Англичане с трудом пробились через первые две линии американцев, и третья вполне могла переломить ход боя. Но когда дошло до «триариев», один из регулярных полков внезапно запаниковал и бросился бежать. Чтобы не дать себя окружить, Грин был вынужден дать приказ к общему отступлению.
  • Вторая битва за Шанхай и битва за Нанкин во время японо-китайской войны — инверсия. Чан Кайши с триариев начал, в итоге угробив 60 % реально боеспособных частей. Сдерживать озверевших самураев остались не нюхавшие пороха запасники, зелёные новобранцы и ополченцы. Конец немного предсказуем[4]
  • Дошло до «Бофорсов»[5] — ситуация когда корабельная авиация и тяжелая зенитная артиллерия не справилась с вражеской атакой и приходится стрелять из зениток малой дальности.
  • Лучшие части фольксштурма в Третьем рейхе, набранные из бойцов гитлерюгенда[6], солдат СА и служащих прочих военизированных нацистских организаций. Ключевые слова для остального фольксштурма — Красные рубашки и Каждый, способный держать оружие.
    • Балатонское наступление — в марте 1945 в Венгрии Гитлер задействовал последние более-менее комплектные танковые дивизии 6-й танковой армии СС[7].
    • Учебная танковая дивизия вермахта — в конце 1943 с военных училищ сняли танковых инструкторов и лучших курсантов, выдали им лучшие оружие и технику и отправили воевать. Если учесть, что в нормальное время крутых асов наоборот отправляли в инструктора, то подобное использование резервов — воистину оружие отчаяния. Хотя ущерба они нанесли много, но все равно проходит аккурат по ведомству круто, но непрактично.
    • Полк Абвера «Бранденбург 800», ранее использовавшийся в качестве спецназа и диверсантов под конец войны стал использоваться просто как «нереально прокачанная пехота».
    • 7-я воздушная (парашютно-десантная) и 22-я пехотная (планёрный десант) дивизии вермахта использовались как элитная пехота — первая воевала под Ленинградом, вторая участвовала в штурме Севастополя. То же самое можно сказать о формировавшихся с 1943 парашютных дивизиях — по назначению (контрдесант на остров Лерос) использовалась только 2-я дивизия, остальные воевали как пехота.
  • Осенью 1941 под Москвой в бой пошли все резервы, от дивизий народного ополчения (откровенно «пушечного мяса», чьей задачей было умереть, но задержать на некоторое время врага), до курсантов военных училищ и войск НКВД. Последние на голову превосходили по качеству обычных солдат РККА. Можно до кучи вспомнить массовую мобилизацию сотрудников милиции - эти тоже показали неплохую боеспособность. Что предсказуемо, потому что 1. все или по крайней мере большинство из них уже служили срочную и вряд ли всё забыли; 2. перед войной милицию учили общевойсковому бою.
    • И молодые советские ВДВ времён Второй мировой всё время приходилось использовать в качестве… пехоты, которую бросали в бой, чтобы она останавливала гитлеровские танки и танкетки.[8] Это всё равно что землекоп сделал бы себе золотую лопату или дровосек — золотое лезвие топора: и мягковато, и безумно дорого. Только от «некуда деваться» и можно пойти на такое. Желающим знать подробности — гуглить: «Демянский котёл» и «Демянская десантная операция».
  • В 1944 в сражении за Филиппины японцы бросили в бой все уцелевшие к тому моменту линкоры и тяжелые крейсеры (авианосцев уже почти не осталось) — что характерно, линкоры почти прорвались к месту высадки десанта, несмотря на подавляющее превосходство американцев в авиации[9].
    • Через год к Окинаве точно так же отправился линкор «Ямато». Не дошел.
    • В боях за Окинаву японцы усилили свою в общем убогую армию отрядами «Ёкусан Соннендан» — чем-то вроде СА/СС при «Ассоциации помощи трону».
  • Парагвайская война — дошло до триариев у всех сторон (почти все свободное население Бразилии было призвано под ружье, не говоря уже о крохотном Уругвае), но наиболее тяжко пришлось изначальному агрессору Парагваю. До того самая сильная и промышленно развитая страна континента за 6 лет войны потеряла 70 % населения (и 90 % мужчин), не считая потери почти половины территории — в итоге в католической стране впервые после Тридцатилетней войны в Германии было легализовано многоженство.

Примечания[править]

  1. Одна-две единицы основного по массе, длинного оружия (винтовка, дробовик и/или др.) с ремнём на плече/спине плюс второстепенный короткоствол в кобуре.
  2. А то и непрерывно, если нет механики на стамину.
  3. Редко в каком шутере есть механики новобранческой «дерготни» без факторов-помех (ранение, тряска при разрушаемости и т.д.) — пули всегда летят по направлению прицельных приспособлений, строго следуя сигналам от игровых устройств ввода.
  4. Тут, однако, надо понимать, что он всерьёз рассчитывал на помощь Лиги Наций и Девяти Держав, для чего требовалось не только обратить внимание на происходящее, чтобы западные державы убедились в том, что происходящее — это действительно полномасштабная агрессия, а не очередной «инцидент», но и удерживать Шанхай, как можно дольше, чтобы показать, что Китай в состоянии сражаться. Кроме того Чан Кайши был вынужден любой ценой защищать провинции Цзянсу и Чжэцзян в которых поддержка Гоминьдана была безоговорочной и находились основные промышленные мощности, созданные в «Нанкинское десятилетие».
  5. «Бофорс» — основная автоматическая зенитка американского и британского флотов Второй мировой, сочетавшая скорострельность пулемёта с калибром артиллерии.
  6. Не путать с дивизией СС «Гитлерюгенд», которую набрали из вполне взрослых (17-18 летних) парней и усилили командным составом из ветеранов-эсэсовцев
  7. По итогам операции родились шутки: «Мы шестая танковая армия, потому, что у нас осталось шесть танков» и «Авиаподдержки сегодня не будет — лётчик заболел»
  8. Паршивенькие — но тем не менее. А танкострой в Германии к тому же стремительно прокачался: вскорости появились «Тигры», «Пантеры»…
  9. Собственно «почти» только потому, что в самый последний момент адмирал Такэо Курита приказал отступать — подарив историкам одну из самых любопытных загадок той войны: почему именно он отдал тот приказ? Сам Курита позже сначала признал, что сделал ошибку, отдав его, затем взял слова обратно, а ещё позднее сказал, что отступил потому, что не хотел жертвовать жизнями своей команды, так как давно уже считал, что война проиграна (а продолжение операции загнало бы соединение Куриты в ловушку в заливе Лейте, где оно просто попало бы под массированный удар авиации с ударных группировок американцев и почти наверняка погибло бы полностью), однако многие (причём не только в Японии) обвиняли Куриту в трусости, заявляя что он сдрейфил в решающий момент после двух дней тяжёлых боёв и своим приказом полностью обессмыслил огромные потери, которые понёс Императорский флот в этом сражении.