Домашний тиран

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Domestic Abuse. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Как темно в этом доме!
Тут царствует грузчик багровый,
Под нетрезвую руку
Тебя колотивший не раз…

»
— Д. Кедрин, «Кукла»
« Отец его [Стасика Грачёва] все время бьет!.. А потом все удивляются, почему он [Стасик] такой псих… <…> Этот «деликатный папа» недавно так отделал Стаську, что он в синяках от шеи до пяток. »
— Владислав Крапивин, «Мальчик со шпагой»

Домашний тиран — увы, нередко встречающаяся в реальной жизни разновидность козла и морального урода, характерная для дисфункциональных семей. В психологии название того же самого — абьюзер. Особо задолбанные домашним тираном супруги и дети могут не выдержать и схватиться за ближайшие тяжёлые или острые предметы.

Домашний тиран:

  • Бывает ничтожеством, отыгрывающимся на беззащитных.
  • Или ведёт себя с домашними так же сурово, как привык с подчинёнными.
  • Тиранит кого-то одного (обычно ребёнка) или всю семью.
  • Может делать это «ради блага ребёнка» или «чтобы был порядок». Иногда это называется «мужское воспитание».
  • Может откровенно признавать свой эгоизм.
  • Часто голова не в порядке: напился, обкололся или ещё чем ещё её испортил…

Примеры[править]

В сюжете про Золушку эту роль регулярно играет злая мачеха.

Фольклор[править]

  • Русская сказка «Иван — вдовий сын». «…Купец скупой-прескупой. Первую жену заморил голодом; на другой женился — и та недолго пожила».
  • В принципе в сказках, даже с поправкой на средневековую (и более позднюю) мораль много и со вкусом. Зачастую отец семейства и глава семьи относится к своим домочадцам как к имуществу (вполне в духе тогдашней морали), но иногда может перегнуть палку.
  • Мачехи и отчимы в сюжетах, отличающихся от «Золушки».
  • См. также некое подобие рейтинга сказочных (в т. ч. и авторских, основанных на фольклоре) домашних тиранов от «Летидора». https://letidor.ru/psihologiya/a0-8-samyh-zhestokih-roditeley-iz-detskih-skazok-kotorym-net-opravdaniya-17725.shtml

Театр[править]

  • Д. И. Фонвизин, «Недоросль» — госпожа Простакова. «Я с утра на ногах, батюшка мой; то бранюсь, то дерусь [бью кого-то, не получая в ответ сдачи], тем и дом держится!».
  • А. Н. Островский.
    • «Гроза»:
      • Кабаниха (Марфа Игнатьевна Кабанова) — хрестоматийный пример.
      • Савёл Прокофьич Дикой, будучи мелким местным олигархом, «строит» уже всех простолюдинов в городе, но больше всего достаётся его многострадальной семье. Правда, встретив решительный отпор, пасует.
    • «Не все коту масленица» — «Я теперича, дядюшка, жизнь свою жертвую, чтобы только люди знали, сколь вы тиран для своих родных!».
  • Проспер Мериме, «Семейство Карвахаля» — дон Карвахаль отравил жену и пытался изнасиловать дочь, но она, защищаясь, убила его кинжалом.
  • Б. Шоу, «Ученик дьявола» — миссис Даджен.
  • Владимир Винниченко, «Ложь»: отношения главной героини с обоими любовниками — абъюзивные, при этом в случае с Тосем абъюзер она (с фитильком: играется с его чувствами и не скрывает этого, но привязался он к ней сам), а в случае с Иваном Стртоновичем — он (а вот тут педаль в пол: ломает ее угрозами и требованиями совершить самоубийство — на самом деле, не хотел этого, именно стремится сломить (а вот она принимает как руководство к действию), — а в некоторых постановках предполагается, что их роман начался с того, что он ее изнасиловал; в пьесе этот момент можно понимать многозначно, но начало отношений однозначно было так себе). А вот с мужем аверсия: нормальными эти отношения тоже не назовешь, но чего там нет — так это сабжа.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. С. Пушкин, «Капитанская дочка» — внезапно Швабрин. Посадить под замок на хлеб и воду девушку, которая отказала, вынуждая выйти замуж? Легко. И пусть скажет спасибо, что не обесчестил!
  • Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба» — заглавный герой оскорблял и бил жену.
  • Ф. М. Достоевский, «Братья Карамазовы» — генеральша Ворохова, «благодетельница, воспитательница и мучительница» сироты Софьи Ивановны («безродная с детства, дочь какого-то тёмного дьякона»). Едва не повесилась.
    • Семён Парфенович Рогожин из «Идиота». Судя по всему, у его сына, Парфена Семёновича, нелады с психикой не в последнюю очередь благодаря папаше.
  • И. С. Тургенев, «Записки охотника» — охотник Ермолай. Если с посторонними людьми он весел и беззаботен, то с женой обращается ужасно.
    • Сам Тургенев также был той ещё тихой сволочью в быту.
      • По отношению к кому он был домашним тираном? Матушка у него сама была та ещё тиранша, в прошлом жертва абьюза со стороны матери и отчима. Женат Тургенев не был, а в семье Полины Виардо жил «на краю чужого гнезда» и вёл себя соответственно.
  • М. Шолохов, «Тихий Дон» — Степан Астахов истязал жену Аксинью за то, что она, поскольку была однажды изнасилована собственным отцом, досталась мужу не девственницей.
    • Пантелей Прокофьевич не лучше: своими издевательствами он преждевременно состарил когда-то красивую и дородную жену.
  • А. Беляев, «Человек-амфибия» — Педро Зурита.
  • А. Иванов, «Тени исчезают в полдень» — Пистимея Морозова бьёт смертным боем детей и грозится дочь-подростка «засушить на святые мощи» (попросту заморить голодом). С прикрученным фитильком — её муж Устин Морозов: сына за неповиновение забил чуть не насмерть (а впоследствии собственноручно расстрелял), однако сам ещё как под каблуком у властной жены.
  • Братья Стругацкие, «Пикник на обочине» — Барбридж. «Напившись, он с каким-то гнусным наслаждением избивал свою жену, шумно, всем напоказ… Так и забил до смерти».
  • Владимир Высоцкий, «Роман о девочках» — Максим Григорьевич Полуэктов, отец Тамары.
  • Владислав Крапивин лишь краем, еле-еле касается темы тиранства мужей над жёнами (например, в повести «Трое с площади Карронад»), но очень подробно и с разных углов показывает проблему тиранства отцов над детьми. Гнев самого писателя просто проступает между строк, когда на такого тирана гневается юный герой (см. хотя бы второй эпиграф).
    • А в «Журавлёнке и молниях» необычайно детально показана психическая травма мальчика после жестокой порки ремнём — руками отца, который вообще-то в целом любил и берёг сына, а тут вдруг…
      • Это случилось всего один раз и настолько выбило обоих из колеи, что вряд ли когда-нибудь повторится. Так что, хотя отец Журки и ставит материальную сторону жизни превыше всего и то и дело посмеивается над «излишней» тонконервностью сына, его вряд ли можно назвать домашним тираном. А вот отца Горьки, который, судя по всему, уже не то что травмировал психику парню, а просто его надломил…
    • В «Островах и капитанах» — ещё более трагическая история. Этот папулька не просто годами регулярно драл сына — он устраивал из этого изощрённые сеансы психологического давления (прутья для экзекуции — в футляре, как будто инструмент профессионального палача, и т. п.). Ничего удивительного, что сын однажды взбунтовался и не шутя начал угрожать — и только так и смог пресечь эту папашину практику.
  • Альберт Лиханов, «Лабиринт» — баба Шура, бабушка ГГ-подростка. Откровенно тиранит дочь (мать ГГ) и зятя, забирая зарплату и попрекая каждой копейкой, пытается развести дочь с зятем (с временным успехом), после чего побоями заставляет ГГ писать на «бросившего семью» отца кляузы в партком. При этом набожна, ходит в храм и постоянно крестится дома на икону, что не мешает ей издеваться над близкими, кощунственно притворяться мёртвой, чтобы узнать, как дети будут делить её наследство, и даже богохульствовать: «Не слышит он (Бог), нарисованный! Я другому богу помолюсь, партейному!» — заявляет она, перед тем, как заставить внука писать анонимку на отца в партком.
  • «Антираспад» Антона Орлова — сестра губернатора, Лионелла, тиранящая свою племянницу (детей и своей семьи у этой стервы просто нет) с полного попустительства и одобрения её отца, женившегося когда-то по расчёту и потому никогда не любившего её мать.
  • Дилогия Ольги Громыко «Год Крысы». Главной героине пришлось столкнуться с двумя представителями данного тропа. Её отчим Колай относится к первому типу — трусливый, ничтожный человечек, отыгрывающийся на семье (а в особенности — на падчерице Рыске) за свои комплексы. А вот родственник Колая, богатый хозяин хутора Сурок — настоящий тиран, не дающий спуску ни работникам, ни членам семьи, но и сам не позволяющий себе давать слабину.
  • Марина и Сергей Дяченко:
    • «Магам можно всё» — сначала Дол де Ятер тиранил всю семью. Жену свёл в могилу; последствия его воспитания для сыновей (про дочерей толком ничего не известно, поскольку их в этой семье никто за людей особо не считал): один сбежал из дома, один не вполне здоров психически, а собственно наследник, Ил, став в свою очередь старшим в семье… превратился в точно такого же тирана. Что особенно печально: судя по отношениям с протагонистом, от природы Ил добрый и великодушный человек. Да и Дол, похоже, сам страдал от своего характера.
    • «Скрут» — княгиня. Старшую дочь довела до самоубийства, младшая сбежала под венец чуть ли не с первым встречным, лишь бы куда-нибудь сбежать. Герои считают, что княгиня вполне способна запытать новоявленного зятя на глазах у дочери (жениха старшей она насмерть затравила собаками). И вот она уж точно сама страдает от своего характера. А её саму жестоко унижал муж.
    • «Ритуал» — дед Армана.
  • «Хроники странного королевства» — в мире Дельта существует стереотип, что любой муж-мистралиец — домашний тиран. Именно поэтому Ольга, когда её спрашивают о браке с Кантором, говорит, что не желает быть собственностью… Но когда он её всё-таки уломал, его поведение осталось вполне адекватным.
  • Василий Седугин, исторический роман «Юрий Долгорукий» — таким показан боярин Степан Кучка, владевший землями на месте нынешней Москвы. Он обманом женился на девушке, любившей князя Юрия. Причём сам-то с ней познакомился раньше него, но пока она была свободна, Кучка её не воспринимал всерьёз и даже смеялся над ней. Зато, когда она полюбила другого, позарез стала ему нужна. Но через несколько лет она вновь встретилась с Юрием и собралась уйти к нему от мужа. За это Кучка запер жену в подвале и запретил её кормить, так что она умерла от голода. Поступок полного чудовища или ещё нет?
  • Перумов, «Семь Зверей Райлега» — муж Алиедоры. Оно, конечно, тут больше любви к БДСМ, чем бытовой тирании… но вот тот факт, что ему было безразлично (а то и импонировало) отвращение невесты к подобной практике, уже говорит о многом.
  • Анна Китаева, «Белый танец» — внезапно, сама Золушка. Через много лет…
  • «Похороните меня за плинтусом» — бабка главного героя. По всей видимости, аналогичным образом издевалась и над дочерью.
  • «Страшный дар» (он же «Жемчуг проклятых») Е. Коути и Е. Клемм — добродетельный мистер Хант во имя благой цели сделать из фэйри человека сначала полтора десятка лет издевается над женой и и калечит сына, потом, поняв, что благой цели не достичь, собирается их убить.
  • Валентина Соловьёва, «У привидения день рождения» — отчим Маруси, Никифор. Женился на её матери в полной уверенности, что где-то в стене дома замурован клад. Не найдя клада, принялся вымещать злость, избивая жену и приёмных детей. Был изгнан из дома совместными усилиями местных домовых и убежал в лес, где после этого стали сохнуть деревья. Что убеждает главного героя, что Никифор — вообще не человек, а трюх, разновидность нечисти, единственный смысл существования которой — отравить всё вокруг себя.
  • Гузель Яхина, «Зулейха открывает глаза» — муж главной героини. Жестокий и злобный человек, жену избивает, третирует и заставляет работать до обморока, но при этом нежно любит свою старую мать.
  • «Дом, полный прошлогоднего дождя» Евгения Долматовича — отец протагониста, также как раньше — его дед. Третировал сына и жену, одним из первых распространил о них порочащие слухи и, похоже, сам же в них поверил. И всё это — в попытке скрыть и развидеть поступок своего же отца.

На других языках[править]

  • Цао Сюэцинь, «Сон в красном тереме» — муженёк Цзя Инчунь. И Цзя Чжэн, нещадно третирующий сына.
  • «Повесть о прекрасной Отикубо» — мачеха главной героини, тиранящая падчерицу, пользуясь равнодушием её отца к дочери.
  • Любое произведение, в котором в качестве героини фигурирует Беатриче Ченчи, убившая вместе с мачехой и братом тирана-отца (к теме обращались Стендаль, Дюма, Моравиа, Шелли, Уайльд и прочие Бенцони). Историки спорят, насколько литературный образ семейства Ченчи может соответствовать реальности, но культурный миф сложился так, как сложился.
  • Эмили Бронте, «Грозовой перевал» — Хитклифф ужасно обращается со своей женой. Особая печаль в том, что по тогдашней морали и законам он вполне имел на это право.
  • Благородный Атос, помимо благородного повешения жены, отличался благородным поколачиванием слуги «без малейшего гнева».
  • Чарльз Диккенс:
    • «Лавка древностей» — Квилп. Ему доставляет удовольствие истязать и жену, и тёщу. Например, он может заставить жену всю ночь не спать и сидеть рядом с ним — у самого здоровье железное, он обожает щипать её за руки, впутывает в свои интриги, а затем её же и называет виноватой, порочной и хитрой. С тёщей он тоже жесток, но скорее изощрённо-иронично: например, во время семейных вечеров делает всё, чтобы она не смогла сыграть в карты и выпить пунша. Почему? Потому что ей это нравится, а он не хочет, чтобы она «лакомилась». Секретаря Баркиса может заставить беспрерывно курить, притом что тот и вообще-то не любит табаку. Самое же страшное — когда он глумливо ухаживает за маленькой Нелл и предлагает выйти за него замуж. При том, что он женат. Неужели собирался замучить жену до смерти?
    • «Жизнь Дэвида Копперфильда, рассказанная им самим» — Мэрдстон, отчим Дэвида, по отношению к пасынку. А вот с матерью Дэвида этот человек был вполне мил, даже, кажется, любил её, насколько мог. Видимо, именно поэтому эта наивная и инфантильная женщина не замечала, что он жесток к её сыну.
    • «Мартин Чезлвит» — Джонас Чезлвит оскорбляет и избивает жену, прежде весёлую, легкомысленную девушку: «Было время, ты заставляла меня терпеть твои причуды, а теперь, ей-богу, я тебя заставлю терпеть мои. Я себе дал слово, что заставлю. Для того я и женился на тебе. Узнаешь, кто тут хозяин, а кто слуга! … Терпеть тебя не могу. И себя ненавижу за то, что был дураком, взвалил себе на спину такую обузу ради удовольствия втоптать её в грязь, когда вздумается!»
    • «Большие надежды» — старшая сестра главного героя, жена кузнеца Джо Гарджери. Она часто повторяла, что воспитала мальчика «своими руками». «Поскольку мне пришлось самому додумываться до смысла этого выражения и поскольку я знал, что рука у неё тяжёлая и жёсткая и что ей ничего не стоит поднять её не только на меня, но и на своего мужа, я считал, что нас с Джо Гарджери обоих воспитали „своими руками“. Джо, физически очень сильный мужчина, никогда не давал отпора жене. Он объяснил мальчику: „Столько я насмотрелся на свою несчастную мать, столько насмотрелся, как женщина надрывается, трудится до седьмого пота, да от горя и забот смолоду и до смертного часа покоя не знает, что теперь я пуще всего боюсь, как бы мне чем не обидеть женщину“. Он вспоминает отца-алкоголика, который „бил мою мать безо всякой жалости. Лучше бы он так молотом по наковальне бил, — так нет же, всё ей доставалось, всё ей, да ещё мне“. Иногда мать с сыном сбегали, но отец их всегда разыскивал, собирал сочувствующую толпу народа и устраивал шум, так что хозяева квартиры их выгоняли. „Ну, он тогда ведёт нас домой и бьёт пуще прежнего“.
  • Марк Твен:
    • „Приключения Гекльберри Финна“ — отец Гека Финна, гнусный алкаш. Запретил сыну учиться и запер его в своей хибаре, часто избивая ремнём, да ещё и убить один раз хотел, допившись до галлюцинаций. Однажды захотел встать на путь исправления, но спиртное всё сгубило.
    • „Принц и нищий“ — Джон Кенти, вор, под угрозой побоев заставлявший детей просить милостыню. Когда вместо его сына Тома в его доме оказался точь-в-точь похожий на него принц Эдуард, Джон так был взбешён его гордым поведением, что всей семье досталось гораздо больше побоев, чем обычно.
  • Нередко такие встречались в произведениях А. Конан Дойла: доктор Ройлотт в „Пёстрой ленте“, сэр Юстес Брэкенстолл в „Убийстве в Эбби-Грейндж“, Джек Стэплтон в „Собаке Баскервилей“ (последнего особенно ярко изобразил в советской экранизации Олег Янковский: на людях — харизматик и душа компании, а дома — тиран, избивающий жену за то, что она не хотела поддерживать его преступный замысел). А как Черного Питера к стенке пригвоздили, так его семья вообще была готова убийцу в святые записать.
  • О.Генри, „Город без происшествий“. Муж главной героини, талантливой поэтессы, — паразит, который отнимал у неё гонорары и пропивал их. А гордая женщина соглашалась принимать помощь только от одного человека — старого извозчика Цезаря, бывшего раба своей семьи. В конце Цезарь убил этого гада. На полное чудовище не тянет лишь потому, что злодейства уж слишком мелкие. Но о мёртвых или хорошее, или ничего… Из хорошего вспомнили лишь, что в 4-м классе он был первым по чистописанию.
  • Джеймс Оливер Кервуд, „Бродяги Севера“ — траппер Жак Лебо, заслуженно получивший репутацию сущего дьявола. По злой прихоти судьбы женился на кроткой Нанетте, к которой относился не лучше, чем к своим собакам.
  • Памела Трэверс, „Мэри Поппинс“ — мисс Юфимия Эндрю, бывшая гувернантка мистера Бэнкса.
  • Малыш и Карлсон“ — фрекен Бок тиранит Малыша и пытается строить его родителей. Впрочем, это мягкий вариант, и в глубине души она женщина неплохая.
    • Ну, „тиранит“ — это с точки зрения избалованного ребёнка. На самом деле она просто пытается поддерживать дисциплину.
  • Частенько встречаются у Стивена Кинга:
    • „Кэрри“ — Маргарет Уайт.
    • „Оно“ — Эл Марш, Том Роган.
    • „Долорес Клейборн“ — Джо Сент-Джордж.
    • „Сияние“ — отец Джека Торренса и он сам в прошлом / под действием тёмных сил.
    • „11.22.63“ — Френк Даннинг, а также не кто иной, как Ли Харви Освальд.
    • „Роза Марена“ — Норман. Пожалуй, этот худший из всех.
      • Его отец, Рэй, конечно, получше, но тоже подходит.
  • Арчибальд Кронин, „Замок Броуди“ — Джеймс Броуди. Небогатый шляпник с какого-то перепугу вообразил себя роднёй местных аристократов, поэтому постоянно раздражён тем, что ему никто не оказывает „должного почтения“, и держит в страхе всю семью. Среднюю дочь, по наивности забеременевшую от ухажёра, Броуди выгнал из дома прямо в ночную бурю, потом фактически свёл в могилу жену. Сын от такой жизни сбежал сам (на пару с молодой любовницей отца), а младшую дочь Броуди затравил до такой степени, что она, провалившись на экзамене, от страха перед отцом повесилась. Словом, дистиллированный образец тропа.
  • Марио Пьюзо, „Крёстный отец“ — Карло Рицци. Сразу же после свадьбы растратил все подарочные деньги на тотализатор и девок, пил по-чёрному и избивал беременную жену — дочь самого дона Корлеоне, чем постоянно хвастался дружкам. И так продолжалось, пока Сантино не узнал правду про совместную жизнь сестры и лучшего друга. Скорее всего, таким образом Карло выпускал гнев за то, что тесть не принял своего зятя в криминальную семью и не подарил молодожёнам роскошный особняк на Лонг-Айленде, дав ему в распоряжение лишь один обычный тотализатор и маленькую квартиру на Манхэттене.
  • Гарри Поттер“ — Дурсли, тиранящие Гарри.
    • По мнению многих фанатов, таким был и Тобиас Снейп, якобы бьющий жену-волшебницу смертным боем на глазах у сына и любящий приложиться к бутылке. В каноне есть только одна сцена, где он кричит на неё, но без рукоприкладства, и свидетельство маленького Северуса, что они часто ссорятся, а про алкоголь вообще ни слова. Причём если взрослые Дурсли, муж и жена, тиранили Гарри… из благих побуждений, уверенные, что таким образом его „спасают“, то Тобиаса наравне с младшим Дурслем считают просто тупыми садистами-истериками.
  • „Случайная вакансия“ Роулинг же — Саймон Прайс.
  • ПЛиО — Джоффри Баратеон, Крастер, частично Уолдер Фрей и Эйрис Таргариен.
    • Впрочем, до Рамси Болтона им ещё пилить и пилить.
    • Сюда же „отцы года“ Тайвин Ланнистер и Рэндилл Тарли. Ну, и Визерис, постоянно пугающий любимую сестричку „пробуждением дракона“.
    • А вот Роберт Баратеон, на первый взгляд, являющийся сабжем, на деле до него не дотягивает: да, жену открыто не жаловал, насиловал, называл в постели именем своей погибшей невесты, поколачивал. Но. Во-первых, бил он её изредка, когда уже совсем достанет (и то потом даже за это чувствовал себя искренне виноватым, потому что бить женщину — не по-мужски/-рыцарски/-королевски), а во-вторых, несмотря на всё вышеописанное, Роберт самый натуральный подкаблучник. Как бы парадоксально этот коктейль ни смотрелся.
  • Дивергент“ — Маркус Итон для своего сына. Но это все, конечно, ради его блага.
  • Хосе Рисаль, „Не прикасайся ко мне“ — муж Сисы (безнаказанно) и альферес (получал сдачи от жены, отыгрываясь на солдатах).
  • Розенберг, „Хранители скрытых путей“ — Бенджамин Сильверстейн. Мечтой его сына стала карьера адвоката, защищающего права несовершеннолетних: „…“плохое обращение с детьми». До чего же это неподходящее обозначение для ужасной жизни, когда ты всё время боишься, что сказал или сделал что-то не то и этот ублюдок опять на тебя накинется. И так бывает не только с детьми бедняков, Йен Сильверстейн свидетель. Придется нелегко, но Йен своего добьётся: он будет вытаскивать детей из домов таких ублюдков, как Бенджамин Сильверстейн, и заставит мерзавцев платить публичным позором, а некоторых — и зелёненькими. Лет через десять — самое большое через двадцать, — услышав «У телефона Йен Сильверстейн», ублюдки сразу обделают штаны…"
  • Эйна Ли, «Мой нежный враг»: отец главного героя — домашний тиран и пьяница (его жена сбежала от него к его злейшему врагу!)
  • Элена Ферранте, цикл «Неаполитанский квартет» — обилие таких персонажей. Но для Италии 50-х, только вчера воевавшей на стороне Гитлера, и продолжавших чтить патриархальные устои итальянцев избиение жен и детей — абсолютно в порядке вещей. Что и подсвечивает главная героиня, у которой, правда, отец, напротив, мягкий и бесхарактерный, а вот мать — воплощение женского аналога данного образа.
  • Б. Пэрис, «За закрытой дверью» — муж главной героини. Запирал ее в подвале, оставлял по несколько дней без еды, накачивал наркотой, выставил сумасшедшей, когда она попыталась сбежать, убил ее собаку и планировал убить ее больную сестру. Но, появляясь на людях, для всех окружающих они были идеальной парой — она очень старалась выглядеть счастливой, зная, что иначе последует наказание, а у него к тому же была прекрасная репутация адвоката, который защищает женщин, пострадавших от домашнего насилия.

Кино[править]

  • «Моя любовь» (1940) — Алексей, муж покойной Шуриной сестры, отец Феликса. Казалось бы, комедия, и могло быть с фитильком, однако по сути именно он супругу в могилу свёл в буквальном смысле.
  • Running Scare — мелкий уголовник Анзор Югорский избивает жену и тиранит сына
  • Итальянский фильм «Отец-хозяин» — отец протагониста.
  • «Жизнь этого парня» — отчим протагониста.
  • Falling Down. Так и тянет посочувствовать протагонисту-антигерою… но он, увы, ещё и домашний тиран.
  • «Фантастические твари и где они обитают» — Мэри Лу Бэрбоун. Фанатичка и тиранша для своих приёмных детей.
  • «Калейдоскоп ужасов», первая часть — отец Билли.
  • Назад в будущее 2 — Бифф, когда женился на матери Марти.
  • «Временные трудности» — отец. Тиранит сына, больного ДЦП, причём настолько сильно, что два раза чуть не убил собственного ребёнка. Зато теперь все зрители знают, что для излечения паралича нужно всего лишь детей в лесу бросать.
  • Индийский «Великий Раджа». Четыре брата погибшего полицейского. Тиранят своих жён и детей (в т. ч. и за компанию). И с соседями по деревне те ещё козлы. Но Раджа (имя ГГ) проводит с ними «разъяснительную работу».

Телесериалы[править]

  • В сериалах Опалёва, Ряшина и Тартакова это одна из постоянных тем:
    • «Бомбила», второй сезон, первая арка («Вдовец»). Нехороший (на поверку криминальный) бизнесмен Нефёдов, мучитель своей жены Марты. Кончил плохо.
    • «Лесник», первый сезон, глава «Воришка» — Геннадий Рындин. Этот урод в конце концов доигрался — убил жену по неосторожности.
      • Четвёртый сезон, глава «Дед». Богатый истерик — молодой мажор Пётр Ховрин, в которого влюбилась и от которого родила дочку Аня Зубова (дочь протагониста). Расписались — и он ей устроил «шаг влево, шаг вправо…» В частности, высчитывал по чекам (на которых указано время покупки), как долго Анна была в магазине. Увидел случайно завалявшийся старый чек… и в морду своей юной супруге: «Нашла себе кого-то, сука?!» Не уверен в себе этот Петюня, несмотря на высокое положение и обилие связей… После пережитых им страшных событий раскаялся и одумался — да вообще во многом стал другим человеком. В общем, вышел из тропа. И молодые супруги помирились.
    • «Учитель в законе», третий сезон («Возвращение»), первая арка («Вагон с алмазами»). Беспредельщик Евгений Толкачёв по прозвищу «Вагон» изображает по отношению к своей любовнице Инге «перманентное красивое ухаживание» («Ты никогда не перестанешь меня удивлять, моя заморская королева!»), но на самом деле любит её поколачивать.
  • Пародийный вариант — Сергей Геннадьевич Звездунов из сериала ОСП-студии «33 квадратных метра». Сынульку бьёт, с тёщей и женой только ругается. С остальными — по-разному: одним может и двинуть (писатель дядя Миша — дальний родственник, Тофик-спекулянт и проч.), а других панически боится.
  • Sense8 — отец Вольфганга. Кончилось ожидаемо — подросший сын своими руками сделал себя сиротой.
  • «Мачеха. Взрослые игры» — Евдокия Симонова. Лесю, Ольгу, Марину и Нину тиранит в окрытую, Юрия — скрытно, изображая заботливую мать (но не исключено, что сына в детстве она по полной гнобила и даже била и сдавала его в интернат). Единственным человеком, которого ПОКА не затерроризировала Евдокия, является Олежка, потому что младенец.
  • «Бумажный дом» — уже бывший муж Ракели. После развода всё ещё продолжает тянуться официальный процесс по делу о домашнем насилии, и Ракель его далеко не выигрывает: оба работают в полиции, и начальство всеми силами старается замести неудобный скандал под ковёр, а у тирана отличная репутация. Даже дочь на его стороне, хотя родители, по идее, ссорились буквально через стенку от неё.
  • «Сваты» — Иван Степанович Будько.
  • «Комиссар Рекс», серия «Дети в бегах» — охранник-алкоголик напился и вместо (обычного, судя по всему) рукоприкладства застрелил жену. Что он хотел проделать с детьми, осталось неясным — они сбежали из дома.

Мультфильмы[править]

  • «Акаиро» (ТО «Экран», 1980, по японской сказке) тиран — отец мальчика. Хотя для средневековой Японии он вполне приличный господин и практически образцовый семьянин. Да и сына самурай не бил, только игрушки мечом покромсал — и то не с целью сделать гадость (не дошло до даймё, что игрушки из бумаги — это и есть лечение для больного мальчика).
  • «За закрытыми дверями» — отец маленького Грегори. Пьянствует, до полусмерти избивает жену, тиранит сына. В финале заслуженно помер от клыков шкафного монстра.
  • Цикл старых мультфильмов Чака Джонса про трёх медведей: главу семьи — буйного, драчливого и упоротого тирана, медведицу — пародию на американскую версию «ямато надэсико» и их сынка, здоровенного дебила. Троп подан карикатурно.
  • А в цикле мультфильмов от Universal — «Семейный альбом фамилии Бари» — субверсия. Муж-медведь пытается порой быть сабжем (большую часть времени он ленивый рохля, как Гомер Симпсон), но супруга у него хладнокровная и злая. Если он её рассердит, она ему врежет так, что мало не покажется.

Мультсериалы[править]

  • Gravity Falls — уникальный пример, сам Гидеон (девятилетний мальчик) тиранит всю свою семью, вплоть до невроза у матери.
  • RWBY — Адам Таурус по отношению к своей несовершеннолетней любовнице Блейк Беладонне. После того, как та сбежала от него и из его партизанского отряда, становится одержим желанием убийства бывшей любимой. В общем, отморозок как есть.
    • Жак Шни, глава дустового концерна, ведущий себя в полном соответствии со своим образом сумасбродного олигарха, считающего, что все домашние обязаны потакать его прихотям за то, что он обеспечивает им роскошную жизнь. От этой «роскошной жизни» одна его дочь сбежала от него в армию, а вторая — в спецназ и обе хотят видеть сумасшедшего папашу как можно меньше.
  • «Царь Горы»:
    • Коттон «Я убил писят человек» Хилл, отец Хэнка. Всю жизнь травил и унижал жену и сына, потом сбежал от жены к молодке и начал тиранить ее. Неудивительно, что у Хэнка столько комплексов — но к счастью, он отчаянно старается не пойти по его стопам.
    • С прикрученным фитильком — сосед Кан, лаосец с непроизносимой фамилией, стереотипный азиатский папаша, требующий от дочери, чтобы она идеально училась, думала о колледже в двенадцать лет, да еще и на скрипке играла. Впрочем, с женой у него отношения более-менее нормальные.
  • «Аватар: Последний маг воздуха» — Озай пополам с Адский папаша. До ухода жены он ограничивался лишь фаворитизмом Азулы и регулярными унижениями своего старшего сына. Хотя тут все еще печальнее — сначала он был достаточно заботливым отцом.
    • Азулон для самого Озая, но не для Айро. А как еще можно объяснить то, что старший сын вырос достойным человеком, а младший хладнокровно убил своего отца и не жалел об этом?
  • «Робоцып» — терминатор T-800 в пародии на фильм «Терминатор 2».
  • «South Park» — Стивен и Линда Стотчи по отношению к Баттерсу.

Аниме и манга[править]

  • «Легенда о героях Галактики» — гайден «Сто миллионов звёзд, сто миллионов светил» — Герман фон Люнебург характеризуется как полнейший козёл по нарастающей. Вначале он из зависти планомерно выводит Райнхарда из себя и нагло пытается присвоить его заслуги; затем выясняется, что в имперском флоте-то он оказался после того, как, будучи командиром Розенриттеров, предал их и перешёл на сторону врага, из-за чего у подразделения были большие проблемы; впоследствии при новой встрече с бывшими подчинёнными он насмехается над их упрёками и без малейшей жалости убивает… Но окончательно его образ совершеннейшего морального урода формируется, когда зрителю показывают, насколько забитым и затюканным существом является его жена, а потом демонстрируют три минуты из их семейной жизни (к тому же закончившиеся, по факту, внутрибрачным изнасилованием). В дальнейшем намекается, что основным мотивом его при этом была своеобразная забота о жене и желание «перенаправить её ненависть на себя»; однако же…
    • Гайден «Спиральный лабиринт» — отец Мартина Отто фон Джикмайстера. Достаточно сказать, что он доколотил сына до такой степени, что тот в противовес отцу стал демократом и организовал внутри Рейха одну из самых опасных подпольных организаций за всю его историю, а потом и вовсе сбежал в ССП.
  • «JoJo’s Bizarre Adventure/Phantom Blood» — Дарио Брандо. До смерти замучил жену и издевался над сыном. Неудивительно что Дио вырос таким жестоким.

Видеоигры[править]

  • «Ведьмак 3» — деконструкция с Филипом Стенгером, больше известным как Кровавый Барон. Поначалу он выглядит сабжем, но в итоге выясняется кое-что ещё. Жена ему вовсю изменяла, дочь Тамару он и пальцем не трогал, а Цири так и вовсе принял радушно. И не зря презрение дочери и смерть жены доведёт его до суицида.
  • Wolfenstein II: The New Colossus — Рип Бласковиц, отец главного героя. Обращается с женой и сыном как со скотом и винит их во всех своих неудачах: последнего пытается воспитывать крайне сомнительными (то есть абсолютно дикими) методами, после прихода нацистов без зазрений совести сдает жену в лагеря[1]. В итоге, спустя десятилетия после ухода Би-Джея в армию, он снова сталкивается с ним лицом к лицу в своем старом доме, где и принимает смерть от рук благодарного отпрыска.
    • Также Фрау Энгель является домашним тираном по отношению к своей дочери Зигрун Энгель
  • GTA IV — такими были родные отцы братьев Беликов, а также Михаил Фаустин.
  • LISA: the First — Марти Армстронг/

Визуальные романы[править]

  • Fata Morgana no Yakata — Якопо постоянно лишает жену всяческих увеселений, грубо третирует её, а потом и вовсе запирает жить в садовом домике, параноидально веря, что она крутит за его спиной сразу несколько романов.
  • Uro no Shoujo — отец Нанако Савасиро после производственной травмы стал инвалидом, но заработок терять не хотел, поэтому совратил дочь и начал «сдавать» её приезжим за деньги, когда она была ещё подростком, в результате чего девушка стала бесплодной. Отец всю жизнь просидел у неё на шее и унижал её, так что неудивительно, что она убила его, когда представился хороший шанс пожить отдельно.
  • Tricolour Lovestory: оба родителя главного героя Цю Чэна (он же Эшли Цю в английской локализации), особенно его отец.

Музыка[править]

  • Песня и клип группы Knorkator «Komm wieder her» — едкая пародия на троп. Песня поётся от лица домашнего тирана, оставшегося без долго терпевшей его выходки супруги, который теперь в недоумении, кто же будет исполнять его прихоти и вести его хозяйство.

(link)

Вернись!
  • Mago de Oz — Tu funeral («Твои похороны»). Песня от лица женщины — жертвы сабжа, радующейся его смерти. Клип сопровождается печальной статистикой гибели испанок от рук собственных мужей.
  • Korzus — I am your god, песня и клип.

Прочее[править]

  • «Мистические истории» — в таких выпусках, как «Верховный маг» (пополам с Адский папаша), «Замуж за монстра», «Реинкарнация». В конце каждой истории все получают по заслугах.
  • «Лучшие кабаре мира» (Франция). Номер Дени Лари «Семейка Адамсов». Продолжая традиции номеров-ужастиков «Дракула», «Экзорцизм» и проч., «маг» «обижает» не одну «потерпевшую», а всех «домочадцев». Начинает с шуточного отыгрыша «я тебя породил, я тебя и убью», швыряя ножи в отпрысков, которые закрываются огромной книгой. https://www.youtube.com/watch?v=YiWiAPqlPfo

Реальная жизнь[править]

  • В реальной жизни примеров можно очень, очень много. Автор правки вспоминает отца Шарлиз Терон, который довёл жену до того, что она застрелила его — и была оправдана судом.

Примечания[править]

  1. Где её, этническую еврейку, ждет гарантированная смерть.