Добрый рабовладелец

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Sympathetic Slave Owner. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Некоторых владелец оставлял у себя в доме, и это считалось большой удачей. При каждодневном общении трудно относиться к человеческому существу, как к товару, — завязываются отношения. Нелегко ударить человека кнутом, если дети только что сидели у него на коленях. »
— Бруно Франк, «Сервантес»

Нам хорошо знаком такой отвратительный типаж, как жестокий рабовладелец. Ну да, любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. И всё же — неужели не бывает по-другому?

Не сомневайтесь, добрый рабовладелец бывает. Хотя и реже, чем хотелось бы.

Но если он такой добрый, почему же он не отпустит рабов на свободу? Причины могут быть разными:

  • Он живёт в сеттинге, где такое в принципе не принято. Например, определенная категория людей может быть либо рабами, либо покойниками.
  • Он живёт в обществе, где это не то чтобы совсем не принято, но всё же иметь рабов считается нормой. Этот рабовладелец достаточно добр, чтобы относится к рабам хорошо и всячески избегать жестокого обращения, но недостаточно, чтобы морально значительно опережать своё окружение и давать рабам вольную.
  • Он бы и рад, да сами рабы против.
  • Раба и рабовладельца связывают сексуальные отношения, и власть одного над другим добавляет им остроты.
  • У него задача перевоспитать раба: например, ему достался уголовник, из которого нужно сделать человека (такое часто встречается в мистических и религиозных сюжетах, где в роли раба — человек, а в роли господина высшее существо). Такой не всегда выглядит добрым, но намерения по отношению к подопечному у него самые наилучшие.
  • Ему нужны слуги, а свободные такой работой не занимаются.
  • Он стал рабовладельцем скорее для того, чтобы защитить свою собственность от угрозы или чтобы с ней было удобнее сотрудничать.
  • Пример с вкраплением противоположного тропа. Ему нравится обладать другими людьми, повелевать ими и доминировать над ними, но только свои страсти он предпочитает выражать не в жестокости и в унижении, а в том, чтобы хорошо кормить и заботиться, и вообще ему нравится быть этаким благонамеренным тираном. Стоит заметить, что большая часть представляющих себя благонамеренными тиранами как минимум всего лишь ищут оправдание своим действиям, а как максимум только прикрываются добрыми намерениями. Но всё же исключения бывают.
  • Почему не отпустит? У него уже наготове завещание. Или отпустил по ходу сюжета.

Примеры[править]

  • Мета-пример — молодая дочь или жена хозяина и её горничная (Пушкин, «Барышня-крестьянка» — Лиза Муромская и Настя; «Оцеола, вождь семинолов» — Вирджиния Рэндольф и Виола; «Всадник без головы» — Луиза Пойндекстер и Флоринда; «Мароны» — Кэтрин Воган и Йола).
  • Франшиза про покемонов. Недаром в пятом поколении авторы выкатили команду лицемерных «освободителей» — знают же, на что похоже тренерство.

Мифология и фольклор[править]

  • Библия — у рабовладельца Филимона, жившего в городе Колоссы, сбежал раб Онисим, при этом, возможно, ещё и обокрал хозяина или причинил иной имущественный ущерб. Но после проповеди Павла уверовали и Онисим, и Филимон. Павел хотел оставить Онисима у себя как сотрудника, но без ведома Филимона этого делать не хотел — поэтому и написал послание к Филимону, чтобы тот дал ему вольную либо хотя бы принял уже не как раба, а как возлюбленного брата. По житию, Филимон всё-таки освободил Онисима. Во многих других посланиях Павел предупреждал хозяев, чтобы не превозносились перед рабами — Бог будет судить господ и рабов одинаково — а относились к ним как к братьям во Христе, и даже если правовое положение не менялось, то прежним нравственным отношениям уже места не было, господа были обязаны воздавать рабам, что они справедливо заслужили.
  • Чешские легенды о рыцаре Далиборе из Козоед. По преданию, он принял под свою руку перебежавших крестьян жестокого соседа, за что был обвинен в присвоении чужой собственности, заключён и казнён. В реальности все было прозаичнее.

Литература[править]

  • Даниэль Дефо, «Робинзон Крузо» — сильно с прикрученным фитильком: по крайней мере, в дореволюционном переводе Пятница всячески показывает, что он раб заглавного персонажа.
  • Вальтер Скотт, «Айвенго» — Седрик Саксонец по отношению к шуту Вамбе и свинопасу Гурту, которого в финале он освобождает за преданность ему и его сыну (заглавному герою).
  • Александр Сергеевич Пушкин, «Евгений Онегин». «Ярем он барщины старинной / Оброком лёгким заменил; / И раб судьбу благословил. / Зато в углу своём надулся,/ Увидя в этом страшный вред, / Его расчётливый сосед».
  • Т. Майн Рид:
    • «Оцеола, вождь семинолов» (Флорида) — POV подчёркивает, что на плантации его отца с рабами обращались хорошо. Да и сам он с Чёрным Джеком общается как с другом.
    • «Всадник без головы» (Техас) — Пойндекстер тоже выглядит приличным хозяином: он настолько заботлив, что при переезде на новое место рабынь везли, а не заставили идти пешком.
    • «Мароны» (Ямайка): Воган — обычный рабовладелец, но по сравнению с Джесюроном выглядит сабжем. Во всяком случае, хватило совести признать дочку-бастарда от рабыни.
  • А. Дюма, «Граф Монте-Кристо» — граф по отношению к Гайде. А вот к Али — зигзаг: обращался-то он хорошо, только подождал, пока ему отрежут язык.
    • Или же просто заявил это ради эпатажа.
  • Гарриет Бичер-Стоу, «Хижина дяди Тома» — супруги Шелби и Огюстен Сен-Клер, владельцы Тома, а также сестра Огюстена Офелия и молодой мистер Шелби. Имеются и эпизодические, и призраки. Противотроп тоже в достатке.
  • Сабжу был посвящён целый литературный жанр в рабовладельческих южных штатах США, особенно популярный в годы перед Гражданской. Большинство из этих произведений были написаны в качестве полемического ответа на ту самую «Хижину дяди Тома», и доказывали, что рабам хорошо живётся с рабовладельцами, что самостоятельно выживать и заботиться о себе они не способны[1], а аболиционисты преследуют исключительно личные корыстные интересы, прикрываясь гуманизмом. После Гражданской жанр по понятным причинам утратил популярность.
    • «Северная невеста плантатора» Кэролайн Хенц — героиня, заразившаяся от своего отца аболиционистскими идеями, поначалу осуждает мужа-плантатора, но затем понимает, что он искренне заботится о своих рабах, и им хорошо живётся в его доме. Попутно она раскрывает заговор местных аболиционистов, планирующих поднять восстание рабов и убить их с мужем.
    • «Парикмахерская Фрэнка Фримена» — герой-раб сбегает от добрых южных хозяев в свободные северные штаты, однако вынужден там прозябать в бедности, работая парикмахером за гроши. В конце концов Американское колонизационное общество помогает ему вернуться на историческую родину в Либерию.
    • «Хижина тёти Филлис» Мэри Истмен.
    • «Меч и прялка» Уильяма Симмса.
  • М. Е. Салтыков-Щедрин, «Пошехонская старина» — Раиса Порфирьевна, милая, добрая пухленькая старушка, у которой слуги живут как у Христа за пазухой.
  • Людмила Шаховская, «Сивилла — волшебница Кумского грота» — Турн Гердоний и его семья. Субверсия: в его времена принято периодически приносить рабов в жертву богам, и Турн иногда жертвует своими, потому что так принято было у его предков; он вообще достаточно консервативный человек и не любит что-то менять без необходимости (избавить от рабства по той же причине в голову не придёт). Однако отдаёт в жертву только стариков, которые и так не могли бы прожить долго. Своего управляющего Грецина наотрез отказался отдать в жертву, когда его требовали поселяне. И вообще не показано, чтобы в его доме рабов как-то особенно унижали; они просто работают, и всё, над ними никто не издевается. Возможно опять же, что у Турна, приверженного древним обычаям, не хватает воображения как-то дополнительно проявлять свою власть, а его родные в этом следуют его примеру. Их родственник Арпин, номинально считающийся рабом, принимается в доме как близкий человек. Рабыня Амальтея ходит в платье, подаренном хозяйкой. Да и Ютурна, когда выросла, с большой радостью встретилась с беглыми рабами своей семьи, жила вместе с ними и даже не задумывалась, что они по закону принадлежат ей.
  • Марк Твен, «Приключения Гекльберри Финна» — мисс Уотсон, сестра вдовы Дуглас. Джим сбежал от неё, когда подслушал, что хозяйка планирует продать его, но потом она раскаялась, что хотела разлучить его с семьёй, и дала вольную.
    • Да и тётя Салли и дядя Сайлас Фелпс, за чьего племянника Гек выдавал себя, тоже не зверствовали.
    • «Приключения Тома Сойера» — здесь тема рабства не педалируется, но тётя Полли вполне подходит. К негритёнку Джиму относится не хуже чем к племяннику Тому. Иногда распускает руки. но по тем временам это нормально.
  • Николас Патрик Уайзмен, «Фабиола» — заглавная героиня по отношению к своим рабыням.
  • Роберт Льюис Стивенсон, «Владетель Баллантрэ» — аверсия. Формально он не рабовладелец, но, по словам самого Баллантрэ, он «добрый тиран», который хочет, чтобы все вокруг были его безраздельной собственностью, но он никогда не сделает ничего плохого этим людям. К своему слуге-индийцу, который находится фактически на положении раба, он действительно относится как к члену семьи, хотя по жизни та ещё сволочь, чего не отрицает.
  • Генрих Сенкевич, «Камо грядеши?» — тайные христиане. Главный герой, даже уверовав, остался рабовладельцем, и в финале описывается, как он живет с женой на лоне природы, а их рабы поют песни. Еще две знатные женщины во время гонений скрыли своих рабов-христиан, рискуя собственными жизнями.
  • Маргарет Митчелл, «Унесённые ветром» (и экранизация).
  • Джек Линдсей, «Ганнибал» — элитная гетера Дельфион, сама бывшая рабыня, которая откупилась на волю и стала содержательницей дома с полупроститутками-полуартистками. «Дельфион надо было купить ещё одну девушку, но уже одна мысль о том, что придется отправиться на невольничий рынок, внушала ей отвращение». Но одна из её девушек уговорила подругу, и та сама захотела, чтобы её купили у матери — «Если только я могу взять с собой свою кошку».
  • Иван Ефремов, «Таис Афинская» — Таис по отношению к фиванке Гесионе и эфиопке Эрис. Позже они обе получают вольную.
  • Бруно Франк, «Сервантес» — еврейский врач Соломон Перес, купивший Родриго, брата нашего Сервантеса. «…Особенным счастьем считалось попасть в дом к иудею. Здесь немыслимо было дурное обращение, строгость очень редка. Иногда, прожив несколько недель в иудейском доме, раб становился там своим человеком».
  • «Рассказы о Суворове и русских солдатах» — зигзаг: Суворов достаточно «крут» со своими крестьянами, но отнюдь не жесток, а уж на фоне иных других помещиков (описанных в главе «Кому как у господ живётся») и вовсе кажется замечательным.
  • А. Говоров, «Последние Каролинги» — мелкие феодалы, вроде Эттингов или сеньора Верринского, где хозяева трудятся вместе со своими крестьянами.
  • Роберт Хайнлайн:
    • «Гражданин Галактики» — Баслим по отношению к Торби.
    • Также в «Логике империи» хозяин главгероя — формально не рабовладелец, а работодатель; но и de jure, и de facto от него не уволишься и жизнь не слишком сладкая.
    • «Достаточно времени для любви, или Жизни Лазаруса Лонга»: в повести «О близнецах, которые не были родственниками» заглавный персонаж выкупает парочку близнецов-подростков и небезуспешно пытается сделать вольных людей из тех, кто всю жизнь прожил в рабстве. Очень резко реагирует, если мальчик, забывшись, называет его «хозяином».
  • Владислав Крапивин, «Сандалик, или Путь к Девятому бастиону» — судя по всему, семья древнегреческого мальчика Одиссея по отношению к своему безымянному рабу.
  • Мария Семёнова, «Лебеди улетают» — Добрыня для Тверда.
    • Волкодав — Тиргей, добрейший человек, признался, что однажды владел рабом, потому что ему нужен был помощник для исследования пещер, а никто из свободных на это идти не хотел. О рабе он заботился и однажды вылечил ему ногу.
  • Harry Potter — все до единого домовые эльфы являются рабами, но среди их хозяев есть и добрые: такие, как Дамблдор (у которого их больше сотни) и сам Гарри Поттер (у которого эльф один, а ещё одному он помог освободиться).
    • По-настоящему добрым со своим рабом-эльфом Гарри стал только в седьмой книге, впрочем только в этой книге он вообще начал с ним толком взаимодействовать.
  • ПЛиО — Йеццан зо Каггац, юнкайский аристократ. Его рабы питались лучше крестьян в не знающих рабства Семи Королевствах, а ещё он коллекционировал рабов-уродов (в число которых попал и Тирион Ланнистер), о которых хорошо заботился, хотя и держал в первую очередь для личного развлечения.
  • Фредерик Пол, «В ожидании олимпийцев» — неразвалившаяся Римская империя (республика?) — весьма просвещённое государство с множеством прав у рабов…
  • Дэвид Митчелл, «Облачный атлас» — главгерой первой истории постепенно приходит к тому, чтобы бороться с рабством, но технически является рабовладельцем.
  • «Арифмоман» — Эйгхорн в частности и социальная система в Нбойлехе в целом.
  • Ольга Куно, «Горький ветер свободы» — Данте Эльванди по отношению к Сандре Эстоуни. В конце женится на ней, чтобы снять с её ладони магическое рабское клеймо. Вначале выглядит как брак по расчёту, но в конце выясняется, что всё же по любви.
  • Михаил Щукин, «Цикл о Майе» — принцесса Иллисиана (да и её брат, наследный принц) для Майи. Дело осложнялось тем, что принцесса ещё несовершеннолетняя и распоряжаться собственностью может только с позволения родителей.
  • Мерседес Лэки, «Эльфийский лорд» — по первому типу. В мире серии «Хроники полукровок» быть человеком значит быть либо рабом эльфов, либо мертвецом. Жирно намекается, что слишком добрых рабовладельцев правящая верхушка уничтожает ради сохранения status quo. Все рабы лорда Киртиана на самом деле его добровольные слуги, но ради спасения своей и хозяйской жизни хранят все атрибуты рабства (ошейники, беспрекословное подчинение, секс с гостями по первому требованию etc.)
  • Александр Прозоров, «Медный страж» — главный герой, попаданец Олег Середин, получил в качестве доли в добыче рабыню «лет тринадцати» Урсулу. Причем поначалу Олег не хотел её брать и становиться рабовладельцем, однако понял, что иначе девочку просто изнасилуют и зарежут.
  • «Восход чёрного солнца» Драко Локхарда — Джихан относительно добр. Получив в подарок прекрасную рабыню, он не прикоснулся к ней пальцем (впрочем, скорее из-за уязвлённой гордости, чем из-за предубеждений против рабства), с честно купленным Альтаиром в итоге побратался, да и от столь же честно купленных грифонов отпустил, впоследствии заявив, что ему ошейник был столь же неудобен, сколько и им.

Фанфики[править]

  • «Сломанная игрушка» — Виктор Стюарт и Стивен Агилар. Второй на свой лад ещё и аболиционист: купленных и выкупленных синтетов норовит пристроить на своём ранчо — и по меркам Гигаполисов это место кажется раем. А после Хартии организовывает полномасштабное движение по встраиванию освобождённых синтетов в жизнь общества.
    • Маус. Не очень добрый, но всё же слишком прагматичный, чтобы позволять пропадать ценному ресурсу.
    • Среди обычных рядовых синтетовладельцев — покойный хозяин Тандерлейна, видимо, парнишкой был вполне достойным.

Кино[править]

  • «Джанго освобождённый»:
    • Шульц, хотя он рабовладелец только формально.
    • Первая хозяйка Брунхильды, которая научила ее немецкому.
  • Многочисленные фильмы об американском Юге, который мы потеряли, времён Гражданской войны.
  • Фильм «Геракл и затерянный город» (1994, пилот к сериалу «Удивительные странствия Геракла»). Королева Омфала очень крупная рабовладелица: все её подданные — рабы. Однако она очень хорошо к ним относится и даже устраивает им праздники отдыха. А учитывая дальнейшую вселенную этого сериала, где большинство рабовладельцев ещё те подонки, она вообще святая. И к временно ставшему ее рабом Гераклу она хорошо относилась, но здесь определенные оговорки — она купила его себе в качестве любовника-наложника, и зачем настраивать будущего любовника против себя, красивой женщины?!

Телесериалы[править]

  • «True Blood» — Билл Комптон до превращения в вампира выступает в роли героя данной статьи.
  • «Бедная Настя» — барон Корф (точнее, оба — отец и сын, и оба неоднозначно). Да и в семье Долгоруких к домашним крепостным вполне доброжелательны.
  • «Квантовый скачок» — прабабка главного героя, агент Подземной железной дороги. Её рабом (точнее, слугой) был прадед Мартина Лютера Кинга! Именно благодаря Сему Бекету тот решил взять себе после получения вольной фамилию Кинг — в знак того что он теперь свободный человек и хозяин своей судьбы.
  • Muhteşem Yüzyıl — султан Сулейман, сделавший своего раба своим главным визирем и выдавший за него свою сестру.
  • «Рабыня Изаура» — донна Эстер, хозяйка Изауры, и влюбившийся в нее Тобиас.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • «Восхождение героя щита» — целый набор причин. Оклеветанный изгой Наофуми вынужден был купить девочку-рабыню, иначе за него некому было сражаться. Некоторое время он был вовсе неспособен доверять людям без рабской печати, работающей также как детектор лжи. После восстановления честного имени и признания заслуг он начал собирать угнанных в рабство жителей-зверолюдей, чтобы научить их постоять за себя, а среди возможностей Щита оказался серьёзный бонус к прокачке рабов (и подчинённых монстров). Так что в рабы оказались записаны все подряд. Любопытно, что в отличие от прочих анимешных героев это ближе всего к «обычному» рабовладению, где рабы работают, а не к боевому гарему в ошейниках.
  • Lazy Dungeon Master — схожий результат в меньших масштабах. Одну рабыню Кима спас из пожара, другую купил на рынке по её собственному настоянию, отпустить не может принципиально из-за поддержания Маскарада. В похожем положении находятся и призванные монстродевочки. Даёт работу по душе, кормит вкусно, хвалит за дело, командует грамотно, носки ворует редко, вот его все обожают.
  • How NOT to Summon a Demon Lord (Владыка демонов из другого мира и магия порабощения девушек-призывателей) — вовсе не главный герой. Горе-призывательницы случайно сами оказались в ошейниках подчинения, предназначенных для призванных существ, а снять их неожиданно сложно и некогда. Хотя у каждой это однажды оказалось решением в безвыходной ситуации. Но Медиос, хозяйка заведения «Возлюбленный Путешественник», к которой они пришли пытаться снимать ошейники. Училась вместе с главой городской Ассоциации Магов, обладает магической и человеческой эмпатией, а также понимает выгоду от счастливого и ухоженного товара.
  • Death March to the Parallel World Rhapsody — тут выбора нет. Спасённых зверолюдок выгонять жалко, бывшие дворянки под гейсом, гомункулу деваться некуда, а прибившаяся к команде эльфочка из вредности и ревности сама никуда не уйдёт. Добрый же Сато в целом и ко всем.
  • Genjitsu Shugi Yuusha no Oukoku Saikenki — у Казуи Сомы есть вообще-то личная рабыня, у которой есть приказ от самого Сомы убить его если он превратится в тирана.

Видеоигры[править]

  • Assassin's Creed — собственно в этом видение идеального мира у тамплиеров: все у них в подчинении и делают как они скажут, но все довольны и никто никого не обижает. Ассасины с ними категорически не согласны.

Примечания[править]

  1. Отчасти так оно и было: под крышей рабовладельца рабов всё же кормили и поили, а только что освобождённому рабу приходилось вставать на ноги самостоятельно, зачастую не имея ни гроша за душой. Именно поэтому так трудно отменить рабство: как правило, сразу после освобождения уровень жизни рабов не растёт, а резко падает, и для того, чтобы он вырос до уровня жизни «белых людей», нужно время.