Любимый дядюшка

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Добрый дядюшка»)
Перейти к: навигация, поиск
« — Дядя Костя, почему ты не мой папа? »
— «Воронины». Высший пилотаж сабжа

В отличие от злобного дядюшки, этого дядюшку (или тётушку) племянники любят, считают классным и всегда радуются, когда он приходит в гости. Чаще всего это младший брат (или сестра) родителей, у которого нет своей семьи, и поэтому он любит возиться с племянниками. Возможно, он отщепенец в собственном семействе, авантюрист или путешественник, но детям это как раз и нравится — он же такой клёвый и знает кучу интересных историй! А может, он в отсутствие родителей разрешает детям то, что им обычно запрещают. И если, не дай Бог, с родителями что-нибудь случится, этот дядюшка или тётушка не бросит детей и позаботится о них — ну или хотя бы постарается это сделать.

Любимый дядюшка необязательно должен быть кровным родственником. Часто эту роль выполняет и близкий друг родителей.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Эрнст Теодор Амадей Гофман, «Щелкунчик и Мышиный король» — Дроссельмейер. Правда, он крёстный, но под троп вполне подпадает.
    • А вот Щелкунчику он приходится-таки именно дядей, так что троп вдвойне.
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир» — Михаил Никанорович для Наташи Ростовой.
  • Марк Твен, «Приключения Тома Сойера» — тётя Полли, которая воспитывает сироту Тома, а также его двоюродных брата и сестру. Ну да, ворчит и даже устроила трудотерапию в виде покраски забора, но любит и даже не порет, хотя считает, что детей пороть надо!
    • На самом деле фигура трагичная. Старая дева, практически нищая (один раб-мальчонка — вот и всё, что держит её на уровне «среднего класса»), живёт в унаследованном от родителей доме. У неё явно было три сестры — Сара, уехавшая со своим проповедником в Джорджию, и матери Тома, Сида и Мэри. Братьев там не было, иначе семейный дом унаследовал бы сын, а не дочь. Две сестры погибли, причём явно с мужьями, иначе дети остались бы с овдовевшими отцами. Но у Тома, Сида и Мэри умерли родители с обеих сторон, а родичи отцов (если они вообще были) детей к себе не взяли. К тёте Саре их тоже не послали: у неё свои дети есть, да и хозяйство проповедника Фелпса (хоть он явно богаче Полли, и рабов у него несколько) не столь обширно. Детей отправили к бедной Полли. И бедняжка крутится, как белка в колесе, чтобы оплатить их образование (если вы думаете, что ненавидимый Томом учитель преподаёт бесплатно, то вы так больше не думайте!), чтобы найти Мэри приданое, чтобы хотя бы одеть толком (все помнят, что у Тома два комплекта одежды — на воскресенье и на каждый день, и всё?), чтобы накормить их и того же негритёнка… Она ведь не из мелочности считает каждый кусочек сахара (а когда бьётся сахарница, она в бешенстве, ведь у неё реально нет денег купить новую), она не зря сердится, когда племянник распарывает зашитый воротник и перешивает — она знает, сколько стоит каждый кусочек сахара и каждый сантиметр нитки, и знает что у неё нет этих денег. Вообще нет! Только найденное им богатство позволяет бедной женщине в конце второй книги наконец-то приехать к единственной и последней сестре, которую она не видела с тех пор, как Сара уехала со своим проповедником после свадьбы. До той всего 100 миль по реке, несколько дней пароходом. Но увиделись сёстры, только когда у Сары уже восемь детей. А если бы не деньги Тома, то не увиделись бы более никогда. Работы у неё нет. Небольшой, но стабильный процент с капитала, оставленного родителями — единственный источник дохода… И вполне возможно, что пока она жила в своём доме одна, ей его вполне хватало. Но вот свалились на голову трое сирот и масса затрат… а процент-то не изменился.
  • Элинор Портер, «Поллианна» — тоже мисс Полли, по фамилии Харрингтон. Изначально пыталась держаться с племянницей сколько можно строже, но потом благодаря её уникальному обаянию и непосредственности оттаяла и превратилась в эталонную любимую тётушку. Здесь своеобразный зигзаг а-ля Северус Снейп: Поллианна — дочь её обожаемой старшей сестры Дженни и бедного пастора Джона Уиттиера, которого женщина ненавидит.
  • Л. Олкотт, «Роза и семь братьев» — доктор Алек, дядя заглавной героини, любит её пуще дочери родной. Кстати, эта книга вообще богата на представителей сабжа, причём обоих полов. Есть тут, правда, и некоторая субверсия: вечно больную, брюзгливую и нервную тётушку Майру со странной тягой к разговорам о болезнях и смерти стараются избегать.
  • Г. Сенкевич, «Камо грядеши». Петроний приходится дядей своему лучшему другу Виницию. Да и разница в возрасте между ними небольшая.
  • Р. Киплинг, рассказ «Мэ-э, паршивая овца…» — дядя Гарри для протагониста, носящего условное имя Панч (alter ego автора).
  • В. Катаев, «Белеет парус одинокий» — Гаврик для детей старшего брата Терентия: малыша Женечки и старшей дочери Моти, которая лишь немного младше самих Гаврика и его друга Пети.
    • А для Пети Бачея — тётя, которая живёт в их семье и фактически заменила маму.
  • «Властелин Колец» — Бильбо Бэггинс для Фродо. Когда родители Фродо утонули, взял ребёнка под свою опеку, рассказал подлинную историю своего приключения и научил племянника эльфийскому в пределах собственных знаний. Впоследствии именно Бильбо оставил для Фродо Кольцо, а в Ривенделле — ещё подарил ему эльфийский меч и митрильную кольчугу.
    • Король Теоден фактически заменил отца детям свой рано умершей сестры Теодвин, Эомеру и Эовин.
    • Владыка Имладриса Элронд воспитал Арагорна практически как приёмного сына. В каком-то смысле он ему действительно дядюшка (родной брат его прапрапра… — в общем, очень много раз «пра» — деда).
  • «Хоббит» — Торин для Фили и Кили. Они погибли, защищая его.
  • Джеймс Кервуд, «На равнинах Авраама» («В тяжелые годы») — Эпсиба Адамс для Джимса, сына своей сестры. Во многом понимал Джимса лучше, чем родные отец с матерью.
  • Марио Пьюзо, Крёстный отец — таким был Питер Клеменца для детей Корлеоне. А также сам дон Корлеоне для своего крестника Джонни Фонтано.
  • Братья Стругацкие, «Отель „У погибшего альпиниста“» — Дю Барнстокр для «единственного чада моего покойного брата». Может, даже слишком хороший.
  • Александр Мелентьевич Волков, «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Жёлтый туман» — неунывающий одноногий отставной моряк Чарли Блек для своих племянниц Элли и Энни, единственный взрослый человек, который сумел попасть в Волшебную страну.
  • «Сага о Форкосиганах» — профессор Фортиц для Екатерин Форсуассон. Тоже понимал её лучше, чем родной отец.
  • «Гарри Поттер» — Сириус Блэк и Римус Люпин для Гарри.
    • У самого Сириуса был любимый дядя Альфард, который помогал ему деньгами во взрослом возрасте, в то время как остальная семья (за исключением Андромеды) от него отвернулась.
    • А в финале сабжем становится и сам Гарри для своего крестника Тэдди Люпина.
  • «33 несчастья» — дядя Монти же!
  • «Песнь Льда и Пламени»: хороших дядюшек там, пожалуй, больше, чем хороших родителей.
    • Тирион для Мирцеллы и Томмена.
    • Самому Тириону тоже пришлось бы ещё хуже, если бы не младшие братья его отца — сир Тайгет и сир Герион. Да и с Киваном и тёткой Дженной отношения у него были куда теплее,чем с отцом.
    • Бенджен Старк для детей Старков, особенно для Джона Сноу.
    • Бринден «Чёрная Рыба» Талли для Кейтилин и Лизы. Для Эдмура не очень, потому что Эдмур дурак, и дядюшка не стесняется ему об этом напоминать.
      • О повзрослевшей Лизе он тоже не слишком лестно отзывается. А в детстве и Эдмур с Мизинцем со своими детскими делами прибегали к нему.Но если Мизинец повзрослел,то Эдмур остался оболтусом в глазах сурового рыцаря.
    • Оберин Мартелл для Арианны. Педаль в пол — своего отца Арианна не особо уважает за чрезмерную, по её мнению осторожность, и нелюбовь к решительным действиям и с юных лет мечтала, чтобы её отцом был Оберин.
    • Родрик «Чтец» Харлоу и с прикрученным фитильком Виктарион Грейджой для Аши.
    • Бурый Бен Пламм имеет имидж всеобщего любимого дядюшки, разговаривающего шутками, прибаутками и простыми, но мудрыми советами. Но Тирион видит, какие холодные и жадные глаза у этого доброго дяди…хотя что он ожидал от капитана наемников?
  • Наиболее часто распространённый персонаж у Р. Л. Стайна. Как правило — учёный, в меру чудаковат. Если на страницах книги Стайна появился Злобный дядюшка, можно не сомневаться: он или клон настоящего дяди, или его копия-робот, или древнеегипетский царь-людоед, перехвативший детей на вокзале, или дядя просто заколдован. Нередко злодей оказывается порождением неудачных дядиных экспериментов. В повести «Шкура оборотня» дядя и тётя таки оказались оборотнями, но в нормальном своём состоянии всё равно ничего плохого племяннику не желали. Единственное полноценное исключение — дядя-король в повести «Ночь в Башне Ужаса», да и тот прямо в повести не появляется, хотя его преступления, очевидно, вдохновлены шекспировским Ричардом III. В общем, родители в книгах Стайна могут быть полным дерьмом, дедушка и бабушка — маразматичными старыми пердунами, но дядя и тётя — это святое!
    • «Проклятие гробницы фараона» — дядя Бен, египтолог.
    • «Тайна кораллового рифа», «Глубокая беда», «Кошмар в морской пучине» — дядя Дип, морской биолог.
  • «Как мне досталась сушёная голова» — тётя Бенна, исследователь.
    • «Джекил и Хейди» — дядя Джекил, исследователь. Героиня подозревала в нём противотроп — напрасно, чудовищем оказалась его дочь.
    • «Пёс Франкенштейна» — дядя Франкенштейн, создатель роботов. Его робот-двойник косил под противотроп.
    • «Я — твой злобный близнец» — дядя Лео, исследователь. Имеющийся в книге противотроп тоже засчитан, так как является его клоном.
    • «Who is your mummy?» — дядя Джонатан. НАСТОЯЩИЙ дядя Джонатан.
    • «Шкура оборотня» — дядя и тётя героя, фотографы. Хотя ночью с ними лучше не пересекаться…
  • «Цикл оборотня» Стивена Кинга — дядя Эл. Парализованный Марти Кослоу его обожает.
  • Wildwood Boys — дядя Хейс. Хотя он несчастный однорукий алкоголик, но племянники его любят. Он их стрелять учит.
  • Сварог — принц Элвар, дядя императрицы Яны. Поначалу подаётся как недалекий весёлый гуляка, отирающийся в глухомани — где не брезгует общением даже с откровенно уголовным людом. Вот только именно Элвар разоблачил мощный заговор против юной императрицы, а потом старательно помогал Яне залечивать психологические травмы (плотное общение с компанией профессиональных совратителей малолетних не прошло для девочки даром).
  • Dragonlance. Внезапно — именно этого тропа в исполнении Рейстлина Маджере всерьез боится весь Конклав Магов Кринна. Дело в том, что брат Рейстлина, Карамон — многодетный отец, и одному из его сыновей, Палину, достался в генетическую лотерею магический дар, и, учитывая абсолютное отсутствие тормозов у его дяди — племянника лучше не трогать…
  • Кэтрин Куртц, «Дерини» — принц Нигель (Найджел по другому переводу) для Келсона. Всегда и во всем поддерживал его, даже не думал о возможности получить власть для себя.
  • Александра Анненская, «Тяжелая жизнь» — в конце главная героиня жертвует жизнью, о которой мечтала, чтобы взять опеку над племянницами, которых терроризирует мачеха.
  • Н. Уайзмен, «Фабиола» — злодейский вариант. Эврот уплатил долги промотавшегося племянника Фульвия и постепенно приобрел над ним неограниченную власть. Которую использовал, чтобы подталкивать его ко все более порочным поступкам, начиная с ограбления сестры (для которой он уже противотроп) и заканчивая шантажом и доносительством ради денег. И с племянником у него отличные отношения.

Сетевая[править]

Театр[править]

  • Р. Шеридан, «Школа злословия» — младший из братьев Сэрфесов искренне любит богатого дядюшку, в то время как старшему нужно только наследство.
  • Б. Шоу, «Ученик дьявола» — у протагониста Ричарда Даджена отличны отношения с Питером, дядей по отцу.
  • Ф. Горенштейн, "Бердичев" - тетушки Рахиль и Злота, забравшие осиротевшего племянника Вилю из детдома и растящие его в своем доме. Дядюшка у Вили тоже вполне добродушный и любящий, но он живет отдельно и только приходит в гости. И пусть Рахиль постоянно со всеми скандалит и в целом обладает тяжелым характером, а Злота постоянно ноет и жалуется, но племянника они очень любят. А когда сосед посмел напомнить, что отец Вили расстрелян, Рахиль превратилась в эталонную тетю-медведицу, заявив при этом, что Виля - такой же ее ребенок, как и ее родные дочери.

Кино[править]

  • «Shadow of a Doubt» («Тень сомнения») Хичкока — для главной героини Шарлотты дядюшка Чарльз предстает именно таким. Субверсия: она знала о его проблемах с законом, но все равно думала, что он хороший. А потом узнала из газеты об «убийце веселых вдовушек». Дядюшка Чарльз, чью тайну она узнала, перевоплощается в злобного дядюшку и пытается убить ее, сбросив с поезда. Погибает в итоге сам.
  • «Звёздные войны» — дядя Люка Оуэн и тётя Беру.
  • «Мэри Поппинс, до свидания» — Роберт Робертсон («мистер Эй»), дядя Майкла и Джейн Бэнкс (в книге он слуга).
  • «Цикл оборотня» по повести Стивена Кинга — дядя Ред (причина смены имени в адаптации непонятна). В отличие от книги — не дурак выпить, гулять по бабам и рассказывать дурацкие анекдоты, словом, козёл с золотым сердцем.
  • Cloud Atlas — Захри для Кэткин, Руфус Сиксмит для своей племянницы Меган.
  • «Субурбикон» — дядя Митч, пародийная игра с тропом. Ведёт себя, как гороховый шут, даже на похоронах сестры, доводит племянника слащавым вопросом «Кто любит тебя, как собственного сына?», набивает ему полные карманы мелочью — а потом, как бы случайно, в процессе игры, вытряхивает её на землю и после собирает! — но в конце ради племянника идёт на героическое самопожертвование
  • «Снова ты» — Рамона для Джоанны. А после смерти родителей вообще осталась для девушки единственной родственницей.
  • «Семейка Аддамс» — дядя Фестер во всех экранизациях. В полнометражном фильме 1991 года, собственно, именно с привязанности к племянникам и началось преображение Фестера из самозванца в настоящего Аддамса (коим, собственно, он всегда и был).

Телесериалы[править]

  • «Коломбо» — сам лейтенант для племянника Энди, сына своей старшей сестры Мэри. После смерти сестры и её мужа фактически заменил парню отца, устроил его на работу в полицию Лос-Анджелеса, а в эпизоде «Умереть некогда» разыскал и помог спасти из лап маньяка его похищенную сразу после свадьбы молодую жену.
  • «Викинги» — Ролло для Бьёрна. Учит сражаться, даёт любовные советы, опекает и защищает. Возможно, является его настоящим отцом.

Мультфильмы[править]

  • «Русалочка» — Себастьян, хотя он всего лишь советник царя, но с учетом того, что мать Ариэль погибла, а папаша много лет козлил...
  • «Горбун из Нотр-Дама 2» — Квазимодо для Зефира.

Мультсериалы[править]

  • «Том и Джерри» — Джерри для мышонка Таффи.
  • «Утиные истории» — Скрудж Макдак для утят-тройняшек. Хотя иногда не прочь на них поворчать, и вообще технически он им двоюродный дедушка.
    • А вот Дональд Дак им же — буквально. Троп ещё ярче отыгран в старом цикле мультфильмов. Иногда Дональд пытается косплеить злобного дядюшку, но — без особого успеха.
  • «Семь гномов» — дядя Хьюмидор же!
  • Gravity Falls — дядя Стэн для Диппера и Мейбл (тоже двоюродный дедушка) и Автор дневников, он же дядя Форд — брат Стэна.
  • RWBY — дядя Кроу для Руби и Ян, особенно для Руби, которая вообще-то ему не родная.
  • Avatar: The Last Airbender — Айро для Зуко.
  • «Мир Бобби» — дядя Тэд для своих племянников, особенно для Бобби.
    • Там же и тётя Рут. Только Бобби терпеть не может, когда она тискает его щёки.

Комиксы[править]

  • Вселенная Marvel — Бенджамин Паркер, он же дядя Бен. Вместе со своей женой Мэй воспитывал Питера Паркера после смерти его родителей. Именно его урок про великую силу и великую ответственность сыграл большую роль в становлении Человека-Паука после его трагической смерти.
    • Ну и про Мэй Паркер тоже не забываем.
  • «Астерикс и норманнские викинги» — вождь Вождикс для своего шалопутного и трусливого племянника Шалапутикса.

Аниме, манга и ранобэ[править]

  • JoJo's Bizarre Adventure — с фитильком. Роберт Спидвагон Джозефу Джостару ни разу не родственник, он просто друг семейства, но престарелый миллиардер оказался для юноши именно в роли такого вот дядюшки, понимающего и мудрого друга и наставника, заменившего погибшего отца.
  • Shoukoku no Altair — Баязид для Айше. Вплоть до того, что перед своей свадьбой последняя честно призналась дяде, что в детстве мечтала выйти замуж именно за него, хотя и знала, что этому не бывать. В ответ на что получила точно такое же признание. Впрочем, этим всё и ограничилось.
  • Pandora Hearts — Оскар Безариус для Оза и Ады.
  • Shingeki no Kyojin — Друг Гриши Йегера, Ханнес, для Эрена с Микасой, да и для Армина тоже. Трагически погиб, защищая ребят от того самого титана, что съел мать Эрена.
  • Oyasumi Punpun — Юити, дядя Пунпуна, был хоть и не в близких, но довольно тёплых отношениях с племянником (впоследствии даже вспоминал время, когда жил с сестрой и её сыном, как по-настоящему счастливое). И его будущая жена Мидори тоже. В отличие от ушедшего из семьи отца и страдающей от перепадов настроения матери, они хотя бы свои загоны и неслабые такие психологические проблемы на ребёнка не вываливали.
    • Правда, эпизод, когда впавшая в отчаяние из-за измены Юити Мидори соблазняет Пунпуна-подростка, выглядит почти как изнасилование, да и серьёзно на личности парня сказывается.
  • Goblin Slayer — Дядя Фермерши по матери. Вырастил ее, когда она осиротела и, хотя с виду строг и холоден, очень ее любит. Фермерша иногда случайно называет его папой.

Видеоигры[править]

  • Dragon Age: Origins — в предыстории Кусландов главгерой явно любимый дядюшка/тётушка для своего маленького племянника Орена.
  • Persona 4 — Рётаро Додзима для главного героя.
  • Nier: Automata — дружелюбный робот Паскаль, конечно, никак не может быть кровным родственником для таких же как и он роботов-детей, но он их любит больше всего на свете, всячески оберегает их и не без успехов воспитывает в них разумное, доброе и вечное. Ну и разумеется, все дети называют его «дядя Паскаль».
  • Инди-хоррор «Paranoiac» — такой была для главной героини её покойная тётя. А вот с маманей девушке очень не повезло
  • Neverwinter Nights 2 — дядя Дейгун является приемным отцом ГГ, воспитывает его хоть и в строгости, но по-доброму и очень многому учит. Тут явный ляп: ГГ может быть хоть серым орком, хоть тифлингом, но Дейгун все равно остается эльфом.
    • Сказано же - отец приёмный.

Визуальные романы[править]

  • Long Live the Queen — граф Кеван для Бриони. За племяшку (ровно как и за остальную родню) порвёт кого угодно.

Реальная жизнь[править]

  • После убийства Франца-Фердинанда и его жены в Сараево трёх их осиротевших детей взяли на воспитание тётка по материнской линии Генриетта и князь Ярослав Тун-Гогенштайн, её муж. Князь боролся за благополучие сирот всеми возможными способами, хотя представители династии Габсбургов не жаловали детей от морганатического брака и не стеснялись всячески это подчёркивать.
  • Аналогичный пример — актер Василий Меркурьев и его жена Ирина. Воспитали, помимо своих дочерей и сына, троих племянников, чьи родители были репрессированы.
  • «Вещий» князь Олег для князя Игоря, сына Рюрика. Согласно некоторым версиям, в самом деле приходился ему дядей по матери. И, в любом случае, после смерти Рюрика воспитал малолетнего Игоря, пока тот не был готов княжить сам. Их отношения, естественно, до потомков не дошли, но, как минимум, факт, что Игорь княжение Олега благополучно пережил, говорит сам за себя…
  • Василий Львович Пушкин. При том, что родители Нашего Всего были вполне благополучными людьми, именно дядя, сам придворный поэт, вырастил из него гения — приохотил к литературе и устроил учиться в Царскосельский лицей.