Добру не постичь Зла

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Good Cannot Comprehend Evil. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« — Нет, — возразил ведьмак. — Нет. И знаешь, почему? Потому что ты — маленький, бедный, мягкосердечный допплер. Допплер, который, как ни говори, мог убить Бибервельта и зарыть его тело в зарослях, обретя тем самым абсолютную безопасность и абсолютную уверенность, что не будет раскрыт никогда, никем, включая и жену низушка, известную Гардению Бибервельт. Но ты не убил его, Телльико, потому что это было свыше твоих сил. Потому что ты маленький, бедный, великодушный допплер, которого друзья называют Дуду. И в кого бы ты ни превратился, ты всегда остаёшься таким. Ты умеешь копировать только то, что в нас доброго, а того, что в нас злого, не понимаешь. Вот каков ты — допплер. »
— А. Сапковский, «Вечный огонь»

Тот неловкий момент — когда положительный герой в упор не понимает, с каким негодяем столкнулся. Судя людей по себе, положительный герой приписывает злодею то, чего у него отродясь не водилось — честь, совесть, умение учиться на своих ошибках. Он говорит злодею: «Иду на вы», и надеется, что тот встретит его в честном бою, а не устроит какую-нибудь подлянку. Он читает злодею нотации и полагает, что тот всё поймёт и исправится. Ага, щас, только валенки зашнурует.

Почему? Потому, что Добру не постичь Зла.

Антитроп — Злу не постичь Добра. Нередко для добрых персонажей непостижим тупой злой деятель, творящий зло вопреки логике и себе во вред.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Мюзикл «Последнее испытание»: Зло повержено, герои торжествуют. И тут вдруг главный герой сбрасывает маску, оказывается ещё большим злом и уничтожает мир. Конец-переворот? Как же. Рейстлин не сказал товарищам ни слова лжи, и планов своих не скрывал с самой первой песни. Но ему упорно не верили.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Салтыков-Щедрин, «Карась-идеалист». Бедняга взялся проповедовать щуке добродетель, а она его проглотила. Самое обидное, зла ему она уже не желала, скорее заинтересовалась, и съела его нечаянно.
  • Субверсия в «Охоте на Пиранью» А. Бушкова. Не то что бы Кирилл Мазур питал какие-то иллюзии на предмет олигарха Прохора — но даже для бравого «морского дьявола» было шоком узреть в устроителе охоты на людей полное чудовище, искренне считающее себя по ту сторону добра и зла.
  • «Человек напротив» Вячеслава Рыбакова — Симагин и его безымянный антагонист альтер-эго дьявола на пару секунд напрямую загружают друг другу в души свои системы ценностей. Даже такой предельно открытый обмен для взаимопонимания ничего не дает — оба остаются не более, чем в недоумении.
  • «Дети против волшебников» — таким автор задумывал Ивана, Петра и Надиньку. Получилось так себе: герои выглядят не высокоморальными, а просто тупыми. Особенно досталось Петруше: он вышел откровенно умственно отсталым.
  • «Волшебник Изумрудного города» — великан Гуррикап искренне считал, что злая волшебница Арахна после нескольких тысяч лет сна забудет, как делать зло. Нельзя сказать, что был полностью неправ — она забыла много заклинаний и ценных умений, что немало помогло в войне с ней
  • «Несвятые святые» епископа (тогда ещё только архимандрита) Тихона Шевкунова — архимандрит Иоанн Крестьянкин, кличка среди недоброжелателей «доктор Айболит». Даже следователя-чекиста, ломавшего ему в застенках пальцы, вспоминал с искренним сопереживанием и лёгким удивлением. Книга биографическая (в том сисле и авто-), так что см. «Реальная жизнь».
    • Зигзаг: когда разоблачённый и раскаявшийся мошенник-лжемонах собирается являться с повинной и спрашивает отца Иоанна, как жить в тюрьме, тот жёстко отвечает знаменитой максимой: «не верь, не бойся, не проси». Но всё равно прибавляет своим обычным тоном: «Только молись. Там Бог близко. Вот увидишь!»

На других языках[править]

  • «Сильмариллион» — классика. Манвэ полагал, что Мелькор, отсидев триста лет (для бессмертного и вечного Валы это как 15 суток), исправился и больше не будет выкидывать никаких фокусов[1]. Ага, счас.
  • «Гарри Поттер»: именно такой взгляд на себя Снейп приписывает Дамблдору в беседе с Нарциссой и Беллатрисой. Субверсия — это такая же фикция, как и то, что он с ними пьёт за Тёмного Лорда.
    • Сам Гарри Поттер пытается в последней битве призвать Тёмного Лорда к покаянию. Ага, щас.
      • Впрочем, Гарри ни на что особо и не надеялся. Просто сделал то, что должен был сделать, тем более что Дамблдор ему на это указал напрямую: «Жив ты — жива последняя надежда Волдеморта на спасение». Да и Дамблдор вряд ли надеялся, иначе бы приложил больше усилий — даже если бы Волдеморт был в принципе способен раскаяться, он не сделал бы это от одной прочувственной речи. В фанфике «Орден сурка» эта идея реконструирована и показан подлинный масштаб усилий, необходимый для подобного переворота в душе.
    • В первой книге Квиррелл пытается привлечь Гарри на тёмную сторону и объяснить её основные идеи. Тот не понимает ничего. Ему этого заику просто жалко.
  • «Песнь Льда и Пламени»: многие Старки хронически не понимают, с какими негодяями имеют дело. Они вечно думают, что патриарха враждебного великого дома можно вызвать на ковёр, и тот придёт каяться (а не развяжет в стране гражданскую войну). Что бывший воздыхатель твоей жены, человек с отвратительной репутацией — помощник, достойный доверия (хотя он сам же, ради троллинга невероятной правдой, говорил «Не надо мне доверять!»). Что с серьёзно обиженным — по глупости обидчика — старым негодяем можно помириться, просто извинившись. И что собственный вассал, многие предки которого были бунтовщиками, садистами и палачами (и которого многие в твоем герцогстве боятся как опасного тихушника!), может оказаться достойным исключением из своего гнусного клана.
  • «Капитан Трафальгар» Андре Лори: Розетта просит отца не опускаться до уровня мерзавца Вик-Любена, которому отец героини хотел устроить казнь плетьми и затем повесить на рее — а просто ограничиться заточением негодяя в карцере корабля. Вик-Любен в результате этого сбегает из корабельной тюрьмы, устраивает бунт и захватывает корабль.

Телесериалы[править]

  • «Лесник», четвёртый сезон. Казалось бы, лесник Леонид Зубов — однозначно не наивный идеалист, а тёртый калач: служил в спецназе ГРУ, бывал во множестве опасных ситуаций, помотал срок и на зоне (за то, что голыми руками убил на месте убийцу своей жены)… Но, видимо, некий «романтизьм» и жажда верить людям в его душе всё равно сохранились. Некоего Штольца к нему привёл не кто иной, как «Рафинад» — мерзкий криминальный авторитет, насчёт сущности которого у Зубова нет никаких иллюзий. Причём Штольц, по всем признакам, фигура более влиятельная, чем этот самый Рафинад. Последний утверждал, что Штольцу нужно поохотиться — но Штольц и не думал этого делать; больше похоже на то, что он смотрит местность… И вот Штольц останавливается с Зубовым в лесу, на месте, с которого открывается красивый вид, и начинает искренне — но с какими-то странными интонациями и слишком уж многословно для такого сурового и серьёзного мужчины — распинаться о своих переживаниях, обильно цитировать классиков, рассказывать о своей жизни и своём внутреннем мире… И всё это — ни с того ни с сего, человеку, с которым только что познакомился. Внимательному зрителю ясно из этого диалога (и всех первых сцен с Штольцем): а) Штольц задумал что-то нехорошее, и это как-то касается именно заповедных Брянских лесов, по которым он прогулялся вместе с Зубовым; б) Штольц, судя по этому внезапному шизоидному словоизлиянию — крепенько «того» на голову. Но Зубову поначалу всерьёз показалось, что Штольц — «приличный, интеллигентный мужик»! Этаким разговором Штольц умудрился не насторожить Зубова, а, наоборот, расположить его к себе! Правда, только до момента, когда Зубов узнал подробности о Штольце и его конкретных планах и затеях… (Зритель начал узнавать эти подробности ещё раньше, чем Зубов.)
  • «Красный карлик» — шутки ради: в одной из серий корабль распался на «добрую» и «злую» части, и «добрые» персонажи искренне не понимают, что «злые» пытаются их убить.

Мультсериалы[править]

  • «Ох уж эти детки!»: юный паладин Томми (возраст — 1 год) младше, но умнее всех остальных «деток». Но он, как и другие, никак не может понять, почему так зла Анжелика (возраст — 3 года) и почему она их всё время обижает и обманывает. При этом они постоянно ей всё прощают — малыши не злопамятны. Хорошая иллюстрация в одном из диалогов: «Анжелика, у тебя ничего не получится! В конце концов добро победит зло!» — «Глупый малыш! Тебе читали не те сказочки! Зло почти всегда побеждает!»

Видеоигры[править]

  • Undertale: скелет Папирус, самый весёлый и позитивный персонаж всей игры, на пути Геноцида всячески возмущается равнодушием и холодностью протагониста-убийцы, но в итоге предлагает свою дружбу и наставничество. Даже когда ГГ срубает скелету голову, тот перед смертью выражает надежду, что протагонист изменится в будущем.

Реальная жизнь[править]

  • Идеал христианского святого лика преподобных (сиречь предельно уподобившихся Христу) именно таков. Да и для любого другого христианина, в принципе, тоже.
    • В житии некоего святого содержится рассказ о том, как его келью обнесли разбойники. Когда они ушли, подвижник случайно обнаружил кошелёк с деньгами, который разбойники пропустили, схватил его и погнался за ними, голося: «Детки, вы тут забыли, заберите!..»
    • Не совсем. Не совершать зла и не понимать зло – все-таки не одно и то же. Особенно если говорить о самом Христе, который имеет божественную природу и прекрасно понимает природу человека.
  • Ну и просто нередко бывает, когда человек свою позицию считает безусловно доброй, а противоположную — безальтернативно злой, от него можно услышать что-то вроде «не может человек так думать».

Примечания[править]

  1. Однако же, может такое быть, что имелись в виду годы по валианскому исчислению; на наши деньги — это ~2850 лет. Но по сравнению с вечностью всё равно не так уж и много.