Дневник катастрофы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Apocalyptic Log. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

(link)

Самое важное - разделить дневник на части и разбросать по кораблю
«

Кто-то полз к воде — Ветхий старенький причал Был в его судьбе, Как начало всех начал. За собой тащил Свою мокрую тетрадь, Из последних сил Что-то пробовал писать,

А затем, нырнув, Скрылся под водой, Зашумел прибой, УНОСЯ ЕГО С СОБОЙ!

»
Король и Шут, «Дагон»

Дневник катастрофы — документ, существующий внутри мира литературного произведения, фильма, сериала, видеоигры и т. д. Представляет собой дневник, блог, хронику, бортовой журнал или подобный документ, в который вносятся периодические записи. Особенность его в том, что ведётся он во время некоей беды, и каждая следующая его запись всё более паническая, безумная или кровавая, чем предыдущая. Самая первая запись в дневнике, как правило, вполне обыденна и выдержана в спокойном ключе, а последняя состоит из пары слов, нацарапанных на сапоге убитого товарища и внушающих ужас.

У холодильника читатель задаёт себе вопрос: если уж у человека, ведущего дневник, было время сделать последнюю запись — ему что, религия запрещала написать что-нибудь внятное и полезное? Само собой, легко рассуждать подобным образом, сидя с книжкой в тепле и комфорте, а не сходя с ума от ужаса или умирая от мучительной болезни. Опять же неизвестно, сколько времени, сил или чернил в ручке оставалось у автора последней записи; возможно, он и планировал написать подробнее, но не смог.

Этот троп используется для нагнетания атмосферы, и его применение осложняется необходимостью подавлять вышеописанное недоверие. Впрочем, встречаются и произведения, где последняя запись вполне осмысленная (как правило, в стиле «Это моё последнее сообщение. Надежды нет. После того, как я допишу это, я покончу с собой»). Ещё альтернативный вариант концовки — «Больше записей нет»: всё аналогично, но вместо последней записи — пустая страница, которая как бы говорит нам, что автор пропал без вести, и скорее всего погиб. В качестве варианта последняя страница может быть густо залита кровью автора.

Связанный троп: Удивительно подробный дневник. Не всякий дневник катастрофы подробен, и не каждый подробный дневник — о катастрофе.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Пример из старой русской литературы — «Учёное путешествие на Медвежий остров» Осипа Сенковского, 1833 год (!) Учёные находят наскальные надписи в пещере и узнают, как погибла допотопная цивилизация, но иероглифы оказываются природным минеральным наростом, сталагмитом.
  • Гоголь, «Записки сумасшедшего».
  • «Одеты камнем» Ольги Форш — исторический роман, представляющий собой дневник человека, постепенно сходящего с ума. Всё это на фоне вполне катастрофических событий крушения Российской империи.
  • «Туманность Андромеды» — дневник экипажа «Паруса».
    • Рассказ «Встреча над Тускаророй» того же автора (дневник капитана-владельца парусной шхуны).
  • Братья Стругацкие, «Град обреченный». «Жили они здесь под управлением Самого Доброго и Простого. Потом все погибли. Я тут нашел дневник. Хозяин забаррикадировался в квартире и повесился от голода — сошел с ума… Последняя запись у него такая… „Не могу больше. Да и зачем? Пора. Сегодня утром Добрый и Простой прошел по улице и заглянул ко мне в окно. Это улыбка. Пора“. Квартира у него на пятом этаже».
    • Опосредованная передача ругательств: в оффлайн-интервью за апрель 2000 года Бориса Натановича как-то спросили, что означает странная фраза «Это — улыбка» из дневника. Борис Натанович ответил, что это можно рассматривать, например, как эвфемизм, соответствующий нашему «Это — п…ц». А что бы вы написали в дневнике, если бы вам в окно заглянула статуя Самого Доброго и Простого?
  • Лукьяненко, «Рыцари Сорока Островов» — «Этим ребятам, жившим на Островах сорок пять лет назад, пришельцы представлялись марсианами. Да еще они считали, что находятся на Земле, в Тихом океане. Вот и все отличия. Остальное было почти таким же, как у нас. … Мы словно шли одной и той же дорогой.» — Что, в общем, помогает очередной итерации рыцарей сделать что-то новенькое и неожиданное.
  • «Рукопись, не найденная никогда» Юрия Нестеренко — поэма, представляющая собой такой дневник.
    • «Место» того же автора — дневник начальника экспедиции. Пример, когда автор дневника сохраняет здравый рассудок до конца.
  • «Вселенная Метро 2033» Дмитрия Глуховского
    • Собственно, в «Метро 2033» Артём находит на поверхности дневник девушки, написанный в первые дни катастрофы.
    • В «Метро 2034» уже Гомер находит дневник, в котором говорится о чуме на Тульской
  • «Телефон для глухих» Андрея Столярова — в ассортименте. И записи Брюса, и записи Осборна, и — в какой-то мере — собственно текст.
  • Александр Кабаков, «Беглецъ. Дневник неизвестного» — повествование ведётся от лица Л-ова, крупного банковского управляющего в Москве, в течение конца 1916 — лета 1917 года. Постепенное расползание анархии по стране, развал семьи главного героя, более того — в какой-то момент банк героя грабят по наводке его сына и его самого, а украденные деньги идут на финансирование июльского путча большевиков. Впрочем, товарищи Л-ова по управлению банком и так довели его до банкротства, так что он это сделал сознательно. Последние записи в дневнике сделаны его многолетней любовницей в самом конце тетради летом уже совсем хаосного 1918 года, и по некоторым намёкам герой как-то причастен к покушению Каплан на Ленина. Есть там даже стихотворение героя написанное 20 июля 1918 года на расстрел царской семьи.
  • Дмитрий Емец «Космический пират Крокс» — бортовой журнал «Стрелы мечты». Встреча с загадочным космическим объектом и все, что происходило дальше, до момента, когда ведший дневник член экипажа окончательно потерял разум. Дало Кроксу хоть какое-то понимание произошедшего на корабле (и, если автор правки уже ничего не путает, даже пятисотлетнему боевому киборгу от прослушивания дневника стало изрядно не по себе).
  • Г. Старков, «Дневник Кати Громовой».
  • В. Каверин, «Два капитана» — дневники экспедиции, которые расшифровывал Саня, подходят под троп.
  • «Чёрная» Зенона Тезарха — буквальный дневник монахини, пережившей уничтожение монастыря сначала коммунистами, затем нацистами, а после — пытки от последних. И лучше бы было его не читать…
  • «Глаз и капля» Артёма Сидорова — дважды. Сначала весь рассказ, по сути, является содержимым такого дневника, а настоящему времени и персонажу, который дневник читает, посвящено не так уж много места. Во-вторых, в рассказе экспедиция находит последнее пристанище древней развитой расы, которая как могла зарисовала на камнях историю своего падения и правила использования своего главного артефакта. Правда, уже безнадёжно устаревшие.

На других языках[править]

  • Даниэль Дефо, легко запоминающееся название: «Дневник чумного года, содержащий наблюдения и воспоминания о самых замечательных событиях как общественных, так и сугубо личных, произошедших в Лондоне во время последнего великого испытания в 1665 году». Инверсия, потому как в начале катастрофа ужасна, но со временем становится лучше.
  • «Пятнадцатилетний капитан» — с прикрученным фитильком и пополам с шоу внутри шоу. Дневник Дика Сэнда. Одно из самых бешено неверибельных мест во всей книге: ага, как раз во время изматывающего пути по африканским дорогам и карандашик нашелся, и тетрадочка, и время записывать впечатления…
  • Мопассан, «Орля» — дневник человека, медленно сходящего с ума.
  • Брэм Стокер, «Дракула» — несколько таких дневников.
  • Их довольно много у Лавкрафта, настолько много, что ёрничающие критики писали про «лавкрафтианскую манию продолжать делать записи в дневнике, когда тебя уже жрёт неведомая тварь». В рассказе «Дагон» почти так и происходит: автор дописывает дневник, когда монстр уже ломится к нему в комнату (впрочем, в данном случае Слово Божие говорит, что монстр — галлюцинация безумца).
    • «Человек, который кричал: „Волки!“» Роберта Блоха доводит троп до такого абсурда, до какого и Лавкрафт не добирался. Рассказчик продолжает печатать свои записки на машинке, когда оборотень уже бросается на него. И даже печатает свой крик «Нет!».
  • Эдгар Берроуз, «Тарзан» — дневник Джона Клейтона, отца главного героя. «Последняя запись в его дневнике была сделана утром сразу после смерти жены; в ней он сообщает печальные подробности случившегося… Сообщает деловым тоном, в котором сквозит страшная усталость, апатия и безнадежность, и который еще усиливает трагический смысл написанного. „— Мой маленький сын плачет, требуя пищи. О, Элис, Элис, что мне делать?“»
  • Антуан де Сент-Экзюпери, «Военный лётчик». Май 1940 г., разгром Франции. Бессмысленная и безнадёжная боевая работа стратегической авиаразведки — и гнетущая атмосфера бессилия смелых людей.
  • Книга Мазарбул во «Властелине колец» представляет собой хронику похода гнома Балина и его отряда отвоёвывать Морию. Первые записи в книге спокойны и повествуют о том, как гномы исследуют, ремонтируют и обживают старые залы. Потом появляются записи об орках, нападающих на гномов, потом о троллях, гигантском кальмаре и неких «барабанах из бездны». Последняя запись гласит: «Конец близок… Барабаны, барабаны в глубине… Они идут!». Хорошая визуальная находка, как у Профессора (он лично изготовил несколько страниц книги), так и в фильме — последние записи написаны нормально читаемым киртом, тогда как слова «они идут» быстро и рвано выведены тенгваром. И вполне внятное обоснование обрывочности записей — книга сильно повреждена битвой и пожаром, что удалось разобрать среди дыр и пятен крови и копоти, то и читают.
  • Рэй Брэдбери, короткий рассказ «Наблюдатели». Примечательно то, что катастрофы изначально не происходит, всё идёт своим чередом, но личная катастрофа происходит с пишущим от самого того, что он раскрывает страшную правду об устройстве мира. И вот, вы, прочитав эти записки, сами знаете эту правду… Не правда ли, паранойя разыгрывается?
  • С. Кинг:
    • «Оставшийся в живых» — весь рассказ представляет собой такой дневник. Катастрофа, правда, не глобальная, а индивидуальная.
    • Рассказ «Конец всей этой мерзости» (The End of the Whole Mess): в самом конце становится ясно, что рассказ — именно такой дневник.
    • «Мгла» («Туман»): в конце оказывается, что все написанное — дневник ГГ, и что с персонажами случилось дальше — неизвестно, но точно ничего хорошего.
  • Дэниэл Киз, «Цветы для Элджернона» — ещё один дневник индивидуальной катастрофы. Умственно отсталый в результате медицинского эксперимента стремительно умнеет, а потом столь же стремительно деградирует обратно.
    • Тут как раз логично — экспериментаторы попросили вести дневник, вот он и ведёт.
  • Роберт Хайнлайн, «Пасынки вселенной». Главные герои находят бывший бортовой журнал звездолёта «Авангард», в котором довольно подробно описаны и предпосылки событий, приведших корабль в известное им состояние, и начало формирования нынешнего образа жизни. Тут, с одной стороны, всё логично (не считая заполненного от руки бумажного журнала в эпоху космических перелётов): единственный уцелевший после мятежа младший офицер, человек не самый информированный и образованный, описывает последствия мятежа спустя многие месяцы, а то и годы после событий. С другой, совершенно непонятно, почему в таком случае записи столь фрагментарны и обрывочны. Да и мотив прятать журнал в месте, куда только спустя много веков сумели добраться несколько настырных искателей приключений, весьма сомнительный.
  • Энди Вейр, «Марсианин» роман (The Martian) — аверсия. Видеодневник покинутого на Марсе Марка Уотни несколько раз имел все шансы стать посмертным дневником героя, однако не стал.
  • Мира Грант, «Корм»: героиня книги — блогер, а потому, превращаясь в зомби, описывает то, что с ней происходит (и даже просьбу пристрелить её, обращенную к стоящему за ее спиной брату, она тоже пишет или надиктовывает).
  • Рошвальд Мордехай, «Седьмой уровень, или Дневник последнего жителя Земли». Именно то, что написано на упаковке. На самом деле жители подземного бункера стали жертвами высоких технологий [1]: всё автоматизировано — даже приготовление пищи, а борьба за живучесть «в ручном режиме» вообще не предусмотрена проектом. В реальных бомбоубежищах у героя было бы чем заняться, помимо дневника.
  • Отто Шютт, «Дневник Дорианны Кей» — уже после того, как катастрофа произошла, главная героиня находит тетрадь и решает вести дневник. Но в тетради есть записи, сделанные и до катастрофы.
  • Barry Hughart, Bridge of Birds (на русском существует пиратский перевод якобы с китайского, «Тигр в лабиринте» авторства Бай Кайго. На самом деле это роман американского китаиста, написанный на английском). Главные герои находят такой дневник, описывающий, как город был повреждён землетрясением, а потом уничтожен некой Рукой, Которую Не Увидишь. «Царица с придворными выбрали более лёгкую смерть и спрыгнули вниз, в кипящие камни. Мы не пытались им помешать. Рука приближается. Наши копья летят в никуда и возвращаются обратно. Стена скоро падёт. Рука…» На этом рукопись заканчивается. Позже герои сами встречаются с этой Рукой и выясняют, что она такое. И нет, это не невидимая рука рынка.

Сетевая[править]

  • Крипипаста «Mind Eraser 3000» — друг ГГ, Коля, из ревности дал ему (и своей бывшей) послушать звук, сводящий с ума. Потом рассказал о своих экспериментах с этим самым Mind Eraser’ом (он оттуда его и взял), купленным в интернете, том, что он сделал и своих планах. Причём он, похоже, и сам немного «того», потому что собирается сделать так, чтобы этот звук услышали все люди («что всем дать послушать. радио. интернет. что все и так идиоты хуже не будет хаха») Когда он ушёл, ГГ начал записывать произошедшее, чтобы другие люди узнали и этого Колю остановили. В конце своего текста он пишет всё более сумбурно и менее грамотно и в итоге вовсе начинает считать себя собакой.

Кино[править]

  • «Хранители» — дневник Роршаха (в достаточно нестандартном исполнении). Кроме того, является чеховским ружьём.
  • «Нечто» — Макриди записывает на диктофон свои комментарии о происходящем на станции.
    • В игре-сиквеле подразумевается, что Блейк при сохранении игры точно также записывает свои комментарии о миссии на диктофон. И можно найти диктофон с записями Макриди.
  • «Таксист» с Робертом Де Ниро — от одиночества Трэвис ведёт дневник, куда записывает свои переживания.
  • «Багровый пик» — записи на восковых цилиндрах, созданные Энолой, одной из предыдущих жён Томаса, и расшифрованные главной героиней с помощью граммофона.
  • «Миссия „Серенити“» — последняя видеозапись капитана корабля Альянса об эксперименте, проводимом на планете Миранда, в результате которого погибла большая часть населения планеты, а оставшиеся в живых одичали и стали Пожирателями. Финальные кадры записи показывают как женщина пытается защититься от вломившихся Пожирателей, затем приставляет оружие к виску, однако Пожиратели не дают ей умереть так легко.
  • «Горизонт событий» — в последней передаче от одноимённого корабля, прежде чем тот исчез, один из спасателей узнаёт латинскую фразу «liberate me» — «спасите меня». Правда позже, он фильтрует запись и распознаёт полную фразу — «liberate tutemet ex inferis» («спасите себя от ада»).
  • «Тайна головоломки» — дневник Яна Звонаря, начавшийся как безобидные записи юного фантазёра и изобретателя и оборвавшийся за несколько минут до убийства мальчика.

Мультфильмы[править]

  • «Смех и горе у Бела моря»: последняя новелла «Поморская быль». Не совсем дневник, просто украшенная резьбой доска с просьбой помянуть двух рыбаков, умерших на необитаемом острове.

Мультсериалы[править]

  • С некоторой натяжкой, дневники Стэнфорда из «Гравити Фолз».
  • RWBY — на заброшенной ферме Мария находит несколько таких дневников, в которых описывается, как фермер привёл в подвал опасных гримм — Апатию. Последняя страница последнего дневника заканчивается словами «я устал».

Аниме, Манга, Ранобэ[править]

  • «Атака Титанов» — дневник Ильзе Лангнар, встретившей невиданного ранее говорящего титана, упоминавшего, кроме прочего, «народ Имир». Вела записи буквально из пасти титана до самого момента смерти.
  • Поднятие уровня в постапокалиптическом мире — герой-попаданец в мир зомби-апокалипсиса находит один такой, причем присутствует и подсветка со стороны персонажа мол какой идиот в такой ситуации будет вести столь подробный дневник

Видеоигры[править]

  • «Меркурий-8» — вся игра насквозь пронизана атмосферой беды, катастрофы и отчания, а подобные дневники тут — на каждом уровне и иногда даже не в одном экземпляре… весь все биосферы заглавного объекта некогда подверглись одновременной атаке чужеродных тварей, нарушив гармонию корабля, везущего заключённых колонизировать нетронутую планету.
  • Самый первый Resident Evil — содержит интересный эпизод, который помнят все, кто более или менее осмысленно играл в игру. В одной из комнат, на первый взгляд совершенно безопасной, игрок находит интересный дневник человека, который был заражён вирусом и медленно превращался в зомби, теряя разум и записывая всё происходящее с собой. Там описывается начало его болезни, о том как он заразился, его начал мучить страшный зуд, выпадать целые куски плоти, постепенно грамотная речь становится всё более безумной, а последние страницы рассказывают о том, как человек начал есть собачий корм, потом убил своего друга, сочтя слишком уродливым, и сожрал. Последняя запись же проста и лаконична «Чешусь. Вкусно».
    • Аналогичный дневник можно найти и в пятой части, где молодой африканец описывает деградацию жителей своей деревни (и себя в том числе), превращающихся в Маджини.
    • В Revelations можно найти дневник девушки-оперативника Рейчел Фоули, которая, не горя желанием отправляться на сложное задание, получила в процессе выполнения тяжелое ранение, а позднее после жуткой видео-вставки игрок находит ее тело. Вот только через некоторое время после этого Рейчел восстанет из мертвых в виде зомби-мутанта, поэтому придется ее убить.).
    • Процесс сохранения игры в ранних играх серии подразумевал, что персонаж писал собственный дневник катастрофы на пишущей машинке.
  • The Adventures of Dear Explorer: Первый Исследователь заботливо оставляет игроку на каждом уровне несколько страниц из своего дневника. Даже после того, как стал нежитью (что характерно, грамотность от превращения не упала, разве что записи на последних листах сделаны капслоком). Именно из этого дневника герой узнаёт, что его девушка находится в плену у этого самого Исследователя и он собирается её съесть.
  • Vampire: The Masquerade – Bloodlines: в квесте про призраков в отеле есть дневник женщины, убитой своим мужем. Там же — дневник работника канализации.
  • «Анабиоз: Сон разума». Куда ж в похождениях по застрявшему во льдах ледоколе без такого?
  • «Clive Barker's Undying» — дневники семьи Ковенантов описывают катастрофу их превращения в нечисть.
  • «Singularity» — протагонист периодически находит записи о том, что произошло на Каторге-12.
  • «The Bureau: XCOM Declassified» — по ходу игры можно отыскать множество записей, повествующих о попытках бороться с пришельцами или сопротивляться лунатизму.
  • «Fallout 4» — по территории Содружества разбросано множество записок и аудиофайлов, создающих антураж и настроение. Многие довольно трагичны и способны крепко подпортить настроение неосторожному читателю/слушателю. Ещё в Fallout 3 и Fallout New Vegas.
  • Мор (Утопия) — дневник Исидора Бураха, описывающий первую вспышку Песчаной Язвы. Здесь субверсия — эпидемию удалось успешно остановить ещё на относительно ранней стадии и отделаться небольшими потерями среди населения. Более того, в записях дневника идёт упор не на эмоциональные переживания, а на конкретные факты и открытия, что, в отличие от других представителей тропа, не помогает погрузиться в атмосферу бывшей катастрофы, зато очень помогает в борьбе с эпидемией, которая началась снова.
  • «Ведьмак 3: Дикая Охота», дополнение «Кровь и вино» — дневник Марлены де Трастамара, который она вела во время медленного, постепенного превращения в пятнистого вихта. По мере того, как Марлена теряла разум, записи становились всё более хаотичными.
  • Diablo III — дневники советника Леорика, самого Леорика и ведьмы Адрии вместе формируют единый «дневник катастрофы», произошедшей в первой части игры. Для Адрии субверсия — она в конце первой части остаётся живой.
    • Там же — дневник истязаемого культистами Диабло. Полностью соответствует тропу: от разумных записей в стиле «Я ещё держусь» до «ЕДАААААА».
  • Star Control II — на планете куда-то подевавшихся андросинтов, исследователь обнаруживает записи учёных, пытавшихся найти способ позволить этой искусственной расе размножаться с помощью иных измерений. Хотя игроку не говорится, что там исследователь узнал из последних записей перед исчезновением целой цивилизации, но он тут же сошёл с ума и покончил жизнь самоубийством.
  • Mass Effect — во второй части можно найти аж три:
    • Записи доктора на Эе (квест на лояльность Джейкоба)
    • Записи исследовательской группы «Цербера» на подбитом Жнеце (квест на ССЧ для ретранслятора Омега-4).
    • Записи исследователей на Прагии (квест на лояльность Джек).
      • И множество квестов в Андромеде.
  • TES V: Skyrim. Подобные дневники в немалом количестве можно найти в пещерах и двемерских руинах.
  • Metro Exodus — на каждом уровне, кроме Москвы (особенно выделяются записи из Ямантау).
    • Да и в Москве есть — одна-единственная страничка о самом первом и последнем дне войны.
  • SOMA — через различные журналы и заметки Саймон узнаёт, как PATHOS-II докатился до нынешнего состояния после падения кометы и выхода из под контроля НИУ.
  • Red Dead Redemption II — на протяжении всей игры Артур Морган ведёт дневник, в котором описывает все беды, выпавшие на долю банды ван дер Линде: неудачные ограбления, всё более безумные планы Датча, гибель товарищей и смертельную болезнь самого Артура.
  • Dawn of War — в оригинальной игре 2004 года со второй миссии нам дают почитать дневник Габриэля Ангелоса, описывающий ситуацию с войной на Тартарусе. Как и положено «вахе», события развиваются от плохого к ужасному и массированное вторжение орков — это даже не цветочки. Разве что фитилёк немного прикручен в том плане, что записи спокойны и лаконичны — всё-таки запугать даже вселенскими ужасами Ангела Смерти Императора — задача крайне непростая.
  • Silent Hill — в первой части можно почитать дневник сообщника доктора Кауфмана и посмотреть видео-дневник Лизы Гарланд, кроме них можно найти газетные статьи, немного проясняющие, что случилось в городе, и записи на грифельной доске в полицейском участке, посвященные расследованию деятельности местного наркотрафика. Во второй — дневник человека, начавшего видеть монстров и даже сумевшего найти в их поведении закономерности, а кроме него — дневник сумасшедшего, дневник психиатра, сомневающегося в нереальности галлюцинаций своих пациентов и необходимости их лечения, старые заметки о несчастных случаях и кораблекрушениях на озере Толука. В третьей дневниками катастрофы выступают дневник и старые записи Гарри Мэйсона, но можно найти и много других интересных заметок, включая дневник сумасшедшего, через который он разговаривает с Хизер, и газетную статью, раскрывающую некоторые подробности быта городской секты. В четвёртой — дневник Джозефа Шрайбера и другие заметки.
    • В первой части процесс сохранения игры подразумевает, что Гарри записал всё, что с ним случилось, в попавшийся блокнот. В четвёртой части блокнот лежит в квартире 302 и является единственным местом для сохранения игры.
  • The Last of Us, обе части — дневники, предсмертные записки и надписи на стенах встречаются повсеместно и в огромных количествах, позволяя любознательному игроку воссоздавать в уме целые связные истории.
  • Loop Hero — несколько таких среди записок в энциклопедии.
  • Space Quest — несколько раз: в 4-ой части голографическая запись времен «восстания машин», раскрывающая, что тут вообще творится. В пятой части две штуки — дневник колонистов на планете Клорокс и бортовой журнал генетической лаборатории Генетикс.
  • System Shock 2 — по сути, через найденные дневники и рассказывается вся история, чаще всего серией записей на нескольких носителях — все и или почти все люди на корабле к нашему пробуждению мертвы. Последний дневник из цепочки мы обычно находим на бездыханном теле автора.
  • Серия Bioshock — такие же дневники, как и примером выше (как еще многое в этих играх, поскольку Bioshock 1 это на самом деле System Shock 3, спасибо проблемам с авторскими правами на название).
  • Dark Pictures Anthology: House of Ashes — дневник профессора Рендольфа Ходжосна, британского археолога, об исследовании аккандского храма... и улья инопланетных вампиров под ним.
  • Cry of Fear — по сути, визуализация книги, которую пишет Саймон. чтобы справиться с болью и переживаниями. Объект сохранений — диктофон, на который Саймон надиктовывает сюжет книги.

Визуальные романы[править]

  • Rewrite — записи Иноуэ, школьного репортёра, о том, как она потерялась в лесу с монстрами. Почитать можно только в линии Котори.

Прочее[править]

Реальная жизнь[править]

Если они не подделки.

  • Древнеримский естествоиспытатель Плиний Старший во время извержения Везувия оказался в Мизено, по другую сторону залива, где командовал флотом. По должности ему было положено организовать спасение людей, и он отправился к вулкану, где описывал происходящее, пока не отравился при выбросе серы.
  • Дневник Анны Франк.
  • Дневник Тани Савичевой.
  • «Репортаж с петлей на шее» Юлиуса Фучика.
  • Судовой журнал / Вахтенный журнал, должен содержать подробный доклад о всех событиях, произошедших за время совершения рейса.
  • «Чёрный ящик» любого упавшего самолёта. Как правило, последнее слово, записанное им — «БЛ**********!» (или эквивалент на любом языке), при публикации в СМИ обычно заменяется на «неразборчиво».
    • Одно из благородных исключений — запись последних слов Гарольда Кузнецова. И дело не в душещипательности, а в том, что эта запись действительно сыграла важную роль в дальнейшем. Его слова не были записаны на самописце — самописца в том самолете просто не было, это 1958 год. Запись его последних слов сделана с эфира, это канал связи с диспетчерами. Героизм в том, что он перед лицом смерти подумал о других — осознавая свою неминуемую гибель, он вышел на связь по радио и спокойно сообщил информацию о причинах катастрофы, при каких условиях сорвало самолет и что ему не хватает хода руля высоты для вывода машины. Обычно пилоты в экстремальной ситуации борются за жизнь до последнего, не задумываясь про последующее расследование их гибели, неинформативно матерясь, нередко вообще молча. Даже сейчас подать сигнал бедствия, фактически, нажатием одной кнопки, гибнущий экипаж, чаще всего, не может. До этого случая по тем же причинам произошло несколько катастроф с Ту-104 и всякий раз, до подвига Гарольда Кузнецова, самолет падал «молча», не передавая ничего в эфир.
  • Карты памяти автомобильных видеорегистраторов тоже часто оказываются такими «дневниками». И с последними словами там всё обстоит примерно так же, как в самолётах.
  • Дневник неизвестного участника погибшей арктической экспедиции Франклина. Начинается с записей на посторонние темы, затем плавно переходит к судьбе экспедиции. Ближе к концу, записи становятся неразборчивыми. Последняя запись — «лагерь ужаса пуст», которая может трактоваться двояко — по-английски «ужас» — «Terror», что также является названием одного из кораблей экспедиции.
  • Дневники Роберта Скотта: подробно описано все произошедшее, включая даты кто и когда умер (исключая, разумеется, дату собственной смерти). Последняя запись начинается словами: «Моей вдове».
  • При извержении вулкана Сент-Хеленс 18 мая 1980 года два фотографа — Роберт Ландсберг и Рейд Блэкбёрн — продолжали снимать извержение, когда их уже накрывало облаками пепла. Пленка в камере Ландсберга сохранилась, а вот камера Блэкбёрна пострадала от высокой температуры гораздо сильнее и изображения восстановить не удалось.
  • Трагедия на пике Ленина в августе 1974 года, когда погибла вся группа из 8 человек.
«

Утреннее сообщение 7 августа от женской команды было страшным: ураган разорвал палатки, унёс вещи, в том числе примусы. Ночью погибла Ирина Любимцева. Не прошло и пятнадцати минут после этого сообщения, как из базового лагеря вышел отряд советских альпинистов на помощь группе Шатаевой. Без всякого приказа, добровольно, вышли также французы, британцы, австрийцы и японцы, которые были к вершине ближе всего. Мужчины не щадили себя, несмотря на то, что видимость стала почти нулевой, а ветер сбивал с ног. Но они уже ничего не могли сделать. Японцы, продвинувшиеся дальше других, вынуждены были отступить после того, как члены группы получили обморожения. В 14:00 Эльвира Шатаева сообщила: «У нас умерли двое — Васильева и Фатеева… Унесло вещи… На пятерых три спальных мешка… Мы очень сильно мёрзнем, нам очень холодно. У четверых сильно обморожены руки…» База отвечала: «Двигаться вниз. Не падать духом. Если не можете идти, то шевелитесь, находитесь всё время в движении. Просим выходить на связь каждый час, если будет возможность». Эти советы были единственным, чем в тот момент лагерь мог помочь девушкам. Радио от женской команды в 15:15: «Нам очень холодно… Вырыть пещеру не можем… Копать нечем. Двигаться не можем… Рюкзаки унесло ветром…» Около 19:00 базовый лагерь связался с одной из советских команд, находившихся ближе к вершине: «Наверху трагедия заканчивается. По всей вероятности, протянут недолго. Завтра на утренней связи в 8 часов сообщим, что вам делать. Видимо, подниматься вверх…» Кому-то такое сообщение может показаться циничным — о ещё живых женщинах говорили как об уже мёртвых. Но альпинисты привыкли смотреть на вещи трезво: шансов у группы Эльвиры Шатаевой не оставалось. Последнее сообщение от группы пришло 7 августа в 21:12. Передачу вела уже не Эльвира Шатаева, а Галина Переходюк. С трудом произносимые слова перебивались плачем. Наконец Галина с огромным трудом произнесла: «Нас осталось двое… Сил больше нет… Через пятнадцать – двадцать минут нас не будет в живых…» После этого на базе ещё дважды слышали в эфире нажатие кнопки — кто-то пытался выйти в эфир, но сказать уже ничего не смог. Всё было конечно…

»
  • Предсмертные записки моряков затонувшей подлодки «Курск».
  • «Дневник белогвардейца» колчаковского военного министра А. В. Будберга — самый известный дневник современника о катастрофе белого режима, используемый по сей день как важнейший исторический источник.
  • Дневник сторожа Якшангского леспромхоза В. И. Есютина, умершего в поселке Сосновка в Костромской области зимой 2003 г, так как был забыт бригадой и не смог из-за больных ног дойти до ближайшей деревни. Очень подробная хроника умирания от голода.
« Так вот и все вы начальники и ты друг товарищ Смирнов ИРОДЫ, ДУШЕГУБЫ, УБИЙЦЫ. На вашей совести моя смерть. Чтоб вам так издыхать »
— Последняя запись от 15 января
  • Дневник Мориса Уилсона, эксцентричного чудака, пытавшегося в 1934 году в одиночку покорить Эверест без какой-либо альпинистской подготовки и нормального снаряжения. С предсказуемым результатом.
  • Классическое описание клинической картины приступа стенокардии с летальным исходом написано немецким терапевтом Карлом Германом Нотнагелем. С себя.
  • Увы, с началом коронавируса многие получили возможность онлайн описывать свою ощущения вплоть до самого летального исхода. Яркий пример: популярный игровой блогер Денис Бейсовский родом из Смоленска, который описывал свою госпитализацию и в итоге скончался в январе 2021 г.

Примечания[править]

  1. Высокие технологии Мордехая — классический пример тропа «Не в ладах с технологией», когда писатель-фантаст не умеет мыслить как инженер. Описанная «столовая» — де-факто сложнейший аппарат… для вскрытия и разогрева консервов, сродни жестяной роботу-горничной.