Дилемма геноцида

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Но если я убью… полностью искореню форму жизни, тогда я стану как они. Я буду не лучше, чем далеки. »
Доктор Кто
« ... И что насчет орков? Да, Саурона больше нет, но орки никуда не делись — они спрятались в горах. Так что же сделает Арагорн? Попытается интегрировать их в общество или устроит геноцид и уничтожит всех до единого — вплоть до последнего маленького оркчонка? »
— Джордж Р.Р. Мартин о «Властелине Колец» и короле Арагорне.

Итак, силы добра победили Империю зла или инопланетных захватчиков. И вот тут-то и возникает проблема: что делать с врагами дальше? Повезёт, если всё дело было в Тёмном властелине, который запугивал остальных или подчинил их своей воле. Но что, если все враги — это кровожадные завоеватели или злобные существа с нечеловеческой логикой (но всё равно живые и разумные)? А сейчас они ещё и жаждут мести за поражение, даже их дети переполнены злобой и не скрывают желания расквитаться при первой возможности. Конечно, есть радикальный способ и, возможно, это даже гуманный способ: достаточно просто активировать захваченную у противников машину Судного дня. Но есть дилемма:

  • С одной стороны, это решение может спасти тысячи невинных жизней в будущем. Но чем мы тогда будем лучше их (особенно если противники напали, следуя пускай ошибочной, но похожей логике)? А при геноциде иногда кто-то умудряется выжить, и этот кто-то будет мстить с энергией того, кому нечего больше терять. Да и наши союзники, пускай и сами пострадали от рук врагов, потом будут шептаться за спиной, называя палачами.
    • Палач, казнящий преступника не уподобляется ему, ибо преступник убивает невинных, а палач — защищает невинных от виновных. Жертвы преступников мертвы и уже не смогут иметь детей, следовательно, по-справедливости и бандиты не должны оставить потомство[1].
  • С другой стороны, можно проявить милосердие и позволить противникам жить (обычно под присмотром): возможно, они перевоспитаются, оценив благородство своего бывшего врага. Но где гарантии того, что за это милосердие не придётся расплачиваться детям или внукам, когда противники восстанут или ударят в спину при новой угрозе?

Что выбрать? Что выбрать…

Разумеется, для злодеев такой дилеммы просто не существует.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Немецкая «Песнь о Кудруне».
«Могучий Ирольт с Вате повздорили тогда.
„Вам дети, — молвил Ирольт, — не сделали вреда,
И в смерти наших близких ведь не повинны дети,
Так вы сирот несчастных во имя Творца пожалейте“.
„Ты сам ребячлив духом, — ответил Вате так, -
Младенцы плачут в люльке — вот Ирольт и размяк:
Пускай де подрастают, порадуются солнцу.
А вырастут норманны, — им верить, что злому саксонцу!“»
  • «Властелин Колец», так-то. Чтобы убивать орков и других существ, твёрдо стоящих на стороне зла, требовалось просто их наличие поблизости. Да и в других книгах тоже с ними не церемонились. А вот с людьми, сражающимися на стороне Саурона, договориться было на порядки проще, а потому с теми, кто не был фанатично предан Саурону, обращались вполне достойно. Так, обманутых Саруманом дундландцев после битвы за Хельмову Падь просто отпустили обратно в Энедвайт, но взяли с них клятву не нападать на Рохан.
    • Вообще орки с удовольствием режут друг дружку сами, что в тексте третьей книги внятно показано. А договориться с ними нереально по факту, они тупо на это не способны.
    • Да и вряд ли можно так лихо выпилить всех орков. За всё время это не удалось сделать и силам помогущественнее Арагорна.
      • По замыслу Толкина, Арда - это мифическая предыстория нашего мира. Вы где-нибудь в современности орков встречали? Так что всё у светлых сил получилось. Может, не при Арагорне, но в итоге орков искоренили (и поделом).
  • А. Волков, цикл «Волшебник Изумрудного города». В конце книги «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» дуболомам кардинально поменяли характеры, заменив злые лица на весёлые… и отправили истреблять саблезубых тигров (правда, в книге «Огненный бог Марранов» выяснилось, что одному зверю всё же удалось избежать смерти, но его тоже убили). Какие уж тут дилеммы, они же опасные хищники! В наше время истребление биологического вида осуждается и моралью, и законом. И вообще непонятно, почему с ними нельзя было договориться, если все звери и птицы в Волшебной стране владеют речью?
    • У Кузнецова в продолжениях тигры выжили и продолжают строить козни.
  • «Игра Эндера»: война была ошибкой, и Эндер спасает расу жукеров в лице их последней королевы..
    • Впрочем, здесь всё не так однозначно. Читайте продолжение.
  • «Хроники Нарнии»: после победы над Джадис на её сторонников — ведьм, людоедов, минотавров, оборотней etc. — ещё долго шла охота. Судя по ведьме и оборотню в «Принце Каспиане», геноцид был не вполне успешен. Тот самый случай, когда добро победит зло, поставит на колени и жестоко убьёт.
  • «Сварог»: отыграно необычно. Протагонист сперва (решительно и под корень) истребил всех токеретов, а уж потом мается муками совести («Правильно ли я поступил?») и почти истерическими самооправданиями («Правильно-правильно, ещё как правильно, вон и церковь с этим согласна!..»).
  • Лабиринты Ехо Макса Фрая: в повести «Дорот — повелитель манухов» сэру Максу из Ехо (он же повелитель Фангахра, вождь кочевого племени Хенха) приходится отдать приказ об истреблении ВСЕГО племени манухов. На них лежит триста восемнадцать проклятий - и каких! Их предков проклинали все мышиные короли далекого материка Уандук поочередно. Там же он самолично, хотя и не по своему желанию — им двигала воля Меча Короля Мёнина, убивает всех эльфов Шимуредского леса, поскольку их бессмысленное существование было куда хуже смерти.
  • Джанет Эдвардс, «Звезда Земли»: химеры на планете Фетида оказались настолько опасными тварями с развитыми способностями к мимикрии, что планету пришлось зачищать ядерным методом. Как выразился отдавший приказ Теллон Блейз, «каждого эколога, оплакивающего судьбу истребляемых химер, следует запереть в комнате с одной из них».

Сетевая литература[править]

  • «Тройной контакт» Элиезара Юдковского. Что делать с цивилизацией кристаллических инсектоидов, заживо пожирающих своих детей? Истребить, подвергнуть вечному заточению, оставить в покое, и пусть дети страдают? Или, может быть, оставить на растерзание другим инопланетянам, с совершенно нечеловеческой психологией? Они, с помощью передовой науки, легко нашли идеальное, в каком-то смысле, решение дилеммы. Правда, в свою очередь, встали перед аналогичной дилеммой в отношении людей…

Кино[править]

  • Довольно распространён сюжет, в котором фигурирует уникальный вид хищников, опасный для человечества из-за своего размера и/или плодовитости. Естественно, угрозу люди стремятся уничтожить до последнего представителя, но получается не всегда — где-то в тёмном углу может остаться одно-единственное яйцо…
  • «Чужой»: кто-то регулярно пытается сохранить живого Чужого. Да, с одной стороны, это просто неразумные животные, но они могут быть очень опасны, если окажутся среди большого количества людей или животных.
    • Сохранить-то пытаются, но руководствуясь отнюдь не жалостью, а корыстными интересами — да еще и крайне аморальными способами — заразив паразитом кого-то из выживших (во второй части представитель Компании пытался заразить маленькую девочку!). Так что инверсия.
  • «Хеллбой 2: Золотая армия»: злой принц Нуада издевается над главным героем, сообщая, что существо, которое он собирается убить, — последний из своего рода.
  • «Дрожь земли» начиная со второй части. Да, грабоиды крайне опасны и к тому же быстро обучаются… Но это уникальный эндемичный вид, находящийся на грани вымирания, поэтому жителям долины Перфекшн приходится сосуществовать с Эль Бланко, одним из последних его представителей, благо тот хотя бы неспособен размножаться из-за мутации. Причём защищает его не абы кто, а правительство! В фильмах и сериале также фигурируют другие подобные существа, например пойманный живым ассбластер Мессершмитт, с которым его нынешние владельцы носятся, как с писаной торбой, или Проект 4-12 — зверь-киборг, специально спроектированный, как машина для убийства, которого его создатель держал дома и тщательно оберегал несколько десятков лет, хотя этого монстра всё-таки пришлось убить, но не без сожаления.
  • «Зубастики 4». Некие галактические власти запрещают охотнику за головами уничтожить последние яйца крайтов (они же зубастики), потому что какими бы ненасытными хищниками они ни были, но это всё-таки разумный вид, и истреблению он не подлежит.
    • Это было не в 4-ом фильме (он основан на последствиях), а в финале третьего, где Чарли грузит яйца в присланную Аком капсулу.
  • «Мир юрского периода 2». В отличие от «не трогайте динозавров» предыдущих частей, тут ставится прямой вопрос: спасать ли ящеров от извержения вулкана? Для маленькой девочки такой вопрос вообще не стоит, поэтому она не колеблясь выпускает их из клеток на материк. Они же живые! Мы же весь фильм убегали от плохого индораптора, а Тирекс хороший!

Телесериалы[править]

  • Доктор Кто регулярно имеет дело с такой дилеммой. Обычно он предпочитает второй вариант, но иногда приходится осуществлять первый.
  • «Звездные врата: Первый отряд/Атлантида» — для других цивилизаций, такая форма, если не жизни, то по крайней мере, самоорганизованной материи, как репликаторы, неизбежно была слишком опасной, чтобы не отправлять их в небытие, едва только обнаружатся. Хотя лучше всего с ними справлялись почему-то именно люди.
    • А вот гоа’улдов подчистую не истребляли. Достаточно было избавиться от Системных лордов, чтобы их мелкие сошки не влияли уже ни на что глобальное. Да и те же ток’ра биологически являются гоа’улдами, а их никто убивать не собирается.

Комиксы[править]

  • «Наследие Лютера Строуда» — в заключительной части трилогии Лютер Строуд собирается убить всех сверхлюдей, которых не удастся убедить быть гуманнее к обычному слабому человечеству. Если дипломатия не срабатывает, он таки их уничтожает, но просит прощения и раскаивается, даже убивая Каина, который практически воплощение зла и в принципе не поддался бы перевоспитанию.

Видеоигры[править]

  • Серия Mass Effect являет несколько примеров тропа:
    • В первой части нужно решить судьбу расы рахни, которые устроили ужасную войну 2000 лет назад. Последняя королева заявляет, что рахни на самом деле не хотели войны, и обещает жить в мире с другими расами. Она сдержит слово.
    • В третьей части нужно решить, кто кому устроит геноцид: квариане гетам или наоборот? Но можно попробовать их помирить.
    • Частичный геноцид кроганов произошёл тысячи лет назад руками салариан и туриан: с помощью биологического оружия, известного как генофаг, их фертильность многократно упала. Дилемма Шепард(а) — излечить их от генофага, с возможным будущим геноцидом кроганами всех остальных, или же оставить их вымирающей расой.
      • «Вымирающая» в понимании кроганов — это когда репродукция на уровне прочих рас Цитадели, а не в тысячу (буквально) раз быстрее. При том что живут кроганы на порядок дольше прочих рас, кроме разве что асари. Только они при этом увлеченно гробят себя в ненужных междоусобицах и прочих конфликтах.
        • Тут дело не только в уменьшении рождаемости, а в психологии — генофаг по факту не стерилизует, а уменьшает жизнеспособность плода. Каким должно быть психологическое состояние женщины, когда она рожает дюжину мёртвых детей? В результате у мужчин практически развился принцип «Я умираю, мне всё можно».
        • С другой стороны, до генофага женщина-кроган рожала дюжину живых детей, которые быстро и весело гибли на её глазах, за исключением одного-двух (вдумайтесь только: кроганы живут больше тысячи лет, каждая женщина производит тысячу яиц за год, а для стабильной численности взрослой популяции необходимо, чтобы дожили до репродуктивного возраста и размножились не больше двух-трёх из всей массы потомства. Это возможно только если забота о потомстве не выражена, а естественный отбор давит всем весом). В таком случае непонятно, почему для кроганов мёртвые дети — такая уж трагедия. Фактически, для них ничего не изменилось.
          • Контр-обоснуй: кроганы — гордая и воинственная раса и гибель в бою не считается для них чем-то зазорным. А вот смерть от привнесённой извне слабости и без сражения при таком образе жизни может всерьёз загнать в ГЭС.
  • Warcraft: после второй войны шли споры о том, что делать со сдавшимися орками. Это вызвало раскол Альянса, но выбрали держать их в резервациях. Как выяснилось, орки на самом деле не плохие.
  • Metroid: Самус Аран не смогла убить последнего маленького метроида.
    • А вот Паразитам X она не задумываясь устраивает геноцид, сбросив захваченную ими космическую станцию на их родную планету.
  • Starbound — у пацифистов-хилотлей это буквальная дилемма: с одной стороны, уничтожить всех флоран — значит сделать галактику безопасней, с другой — это противоречит всему, во что хилотли верят. Правда, чисто теоретически — даже развязать войну для хитлотей дело практически немыслимое, а уж победить в ней…
    • Но они подозрительно часто упоминают что флораны боятся огня…
  • Серия игры Langrisser — в ремейке Langrisser: Dramatic Edition, выясняется, что когда протагонист Langrisser I, принц Ледин, одержал победу над Хаосом и стал королём Балтии, он не только начал кампанию за объединение Эл Саллии (континента на котором происходит действие), но и начал кампанию по настоящему геноциду демонического племени (которое вполне разумно и даже договороспособно… правда с трудом и не всегда). В результате пару веков спустя — Эрвин — протагонист Langrisser II и единственный живой потомок королевского рода Балтии встречается с высшим вампиром Файасом, который застал этот геноцид и люто возненавидел людей в целом и род Ледина в частности (именно он убил родителей Эрвина, а позже прикончил его наставника, пытаясь добраться до парня) — и не без оснований, ведь люди резали всех без разбора. Однако своя правда есть и людей — ведь демоны уже причинили им очень и очень много бед, тоже не особо разбираясь кого убивать — и Ледин отнюдь не без оснований выбрал путь геноцида.
  • Hatoful Boyfriend. Как оказывается в эпилоге, в этом мире птичий грипп выкосил большую часть человечества, в то же время приведя к обретению птицами разума. В итоге перед птицами встал вопрос, что же делать с стремительно поредевшим человечеством. Возобладало стремление к миру и сотрудничеству, но сторонники геноцида остатков человеческой расы создали вирус Шарон, безвредный для птиц, но лишающий людей иммунитета. В итоге единственный носитель вирус, Рёта, отказывается решать человеческий вопрос таким образом и ложится в криосон, а изобретатель вируса Шуу обещает уничтожить его и найти лекарство
  • Вселенная X: что делать с ксенонами и хааками? Первые — машины-терраформеры, вряд ли обладающие сознанием и враждебные ко всему живому только из-за вредоносного кода. Вторые — полужуки-полуптицы, изначально ничего не знавшие о разумных расах в сети Врат, но потревоженные алчными паранидами; они уничтожают всех без разбора, их чужеродное мышление почему-то не делает разницы между действительными агрессорами и их мирными сотоварищами. Из рас Содружества Планет параниды и сплиты больше всего настаивают на полном истреблении, а миролюбивые бороны против этого. А у Древних есть свои планы на каждую из рас: они сохраняют всю разумную жизнь во Вселенной, пока она не разовьётся для интеграции в сообщество Древних, а пока что они стремятся свести к минимуму контакты тех рас, встреча которых не сулит ничего хорошего. С парой терраформеров-ЦПУ так и вышло, что они обрели самосознание и отказались от агрессии, и им дали убежище. Хааков же хотели истребить совсем и даже разорили их центральный улей, но они колонизировали новый сектор. Борон Бала Ги смог(ла) изолировать этот сектор, и хааки долго не нападали, но прыжковые двигатели и злые намерения у них никуда не делись — через несколько десятилетий они возобновили атаки.

Примечания[править]

  1. Вообще, проблема сводится к вопросу о том, имеет ли смысл понятие порочной расы: допустимо ли считать кого-то преступником по праву рождения (если речь идет о вымышленных мирах, ответ зависит исключительно от личных тараканов автора и читателя). Впрочем, если рассуждать с позиции правки выше (реконструкция морали Древнего Китая?) и считать, что убить всех потомков убийцы — это справедливо, дилемма действительно теряет смысл вне зависимости от контекста.