Джалло

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Вон тот в шляпе — убийца! »
— Ещё бы знать, кто он…

Темный силуэт в плаще и шляпе. Холодный блеск стали в руке, обтянутой черной перчаткой. Полный ужаса взгляд жертвы. Кровавые брызги. Сдаётся мне, джентльмены, это был джалло.

Вся суть поджанра в одной картинке

Джалло (от итал. giallo, «жёлтый») — поджанр в итальянских кино и литературе. В первую очередь под джалло подразумевают фильмы ужасов с элементами триллера, детектива и эротики (реже — фантастики и мистики), хотя в более широком смысле туда входят и чисто детективные произведения. Путаница усложняется тем, что в Италии этим словечком характеризуют любой детектив вообще, независимо от страны происхождения, тогда как во всём остальном мире к поджанру относят только «итальянское джалло», причём существуют произведения из других стран, исполненные в стилистике именно «итальянского джалло» — короче, тут сам чёрт ногу сломит, но мы всё-таки попробуем разобраться.

Название пошло от серии книг в мягких жёлтых обложках «Il Giallo Mondadori», которая выходила в Италии после Второй Мировой войны; в ней печатались детективные романы разных авторов — от мастеров вроде Агаты Кристи до безвестных ремесленников. Книги разлетались как горячие пирожки, и вскоре слово «giallo» стало в итальянском языке синонимом детектива или даже любого загадочного преступления вообще. Ну а потом классик итало-хоррора Марио Бава снял в 1963 году детективный триллер «Девушка, которая слишком много знала», исполненный в хичкоковских традициях, но с неповторимым итальянским колоритом, и всё заверте… Точнее, ничего не завертелось, хотя этот триллер многие уже относят к джалло. Спустя год всё тот же Марио Бава выпускает фильм «Кровь и чёрные кружева» — и вот это уже был стопроцентный джалло в том смысле, какой большинство зрителей подразумевают под этим словом: запутанный детективный сюжет, убийца в плаще, шляпе и перчатках, чьего лица зритель не увидит до самого конца, ну и неожиданная развязка, конечно же. Снова не завертелось. Но в 1970 году молодой мажорчик Дарио Ардженто снимает фильм «Птица с хрустальным оперением» — да, вот теперь завертелось, и ещё как! Ушлые итальяшки бросились клепать подражания нашумевшему хиту, а новоиспечённый мэтр тем временем снял следующие два фильма — «Кот о девяти хвостах» и «Четыре мухи на сером бархате», которые вместе с дебютом составили так называемую «животную трилогию». Затем взял небольшой перерыв, снял фильм «Кроваво-красное» — и окончательно порвал всех. Именно Ардженто и именно эти четыре фильма сформировали все классические правила джалло (из которых при этом полно исключений).

Ну и конечно же необходимо отметить, что джалло — прямой предшественник слэшеров, а также эротических триллеров девяностых («Основной инстинкт», «Цвет ночи», «Окончательный анализ» и др.) Пик популярности джалло пришёлся на конец 1960-х — конец 1980-х годов, и к середине 1980-х они уступили место слэшерам, окончательно угаснув в начале 1990-х (одновременно со слэшерами). Увы, своего «Крика» у джалло не случилось, и попытки фанатов-режиссёров возродить жанр остаются популярными исключительно в узких кругах.

Характерные признаки джалло[править]

Самые известные фильмы в жанре джалло[править]

Итальянские классические[править]

  • Фильмы Марио Бавы:
    • «Девушка, которая слишком много знала».
    • «Кровь и чёрные кружева».
    • «Топор для новобрачной».
    • «Пять кукол для августовской луны».
    • «Кровавый залив» — уже скорее слэшер. Например, очень многое оттуда потырили в первые две серии «Пятницы, 13-е».
    • «Лиза и дьявол» — помесь типичного джалло с мистическим артхаусом.
    • Новелла «Телефон» в антологии «Три лица страха».
  • Большинство картин Дарио Ардженто. Даже те, которые явлением ну никак не являются — они известны просто потому, что их снял Ардженто.
    • «Птица с хрустальным оперением».
    • «Кот о девяти хвостах».
    • «Четыре мухи на сером бархате»
    • «Кроваво-красное».
    • Трилогия о Трёх матерях:
      • «Суспирия».
      • «Инферно».
      • «Мать слёз».
    • «Дрожь».
    • «Феномен».
    • «Опера».
    • «Без сна».
    • «Травма».
    • «Синдром Стендаля».
  • Фильмы Лючио Фульчи:
    • «Ящерица в женской коже».
    • «Муки невинных» aka «Не терзай утёнка».
    • «Семь нот в темноте».
    • «Убийственный рок: Танцующая смерть».
    • «Нью-йоркский потрошитель».
  • Фильмы Серджио Мартино:
    • «Странный порок госпожи Уорд».
    • «Твой порок — запертая комната, и только у меня есть ключ».
    • «Дело о хвосте скорпиона».
    • «Все оттенки тьмы»
    • «Торсо».
  • Фильмы Паоло Кавары:
    • «Чёрное брюхо тарантула».
    • «Безумный страх».
  • Фильмы Луиджи Коцци:
    • «Убийца должен убить снова».
    • «Чёрный кот» — сиквел-бастард фильмов «Суспирия» и «Инферно» из цикла о Трёх материях Ардженто. Ардженто из-за него поругался с Коцци и позднее снял собственное завершение трилогии.
  • Фильмы Умберто Ленци:
    • «Семь окровавленных орхидей».
    • «Оргазмо».
    • «Паранойя».
    • «Такая нежная… такая развратная».
  • Фильмы Микеле Соави:
  • Фильмы Ламберто Бавы (сына Марио):
    • «Дом с лестницей во тьму» aka «Лезвие в ночи».
    • «Фотография Джойи».
    • «Ты умрёшь в полночь».
    • «Головоломка из тел».

Зарубежные и современные подражания[править]

  • «А теперь не смотри» англичанина Николаса Роуга по мотивам повести Дафны Дюморье. Действие происходит в Венеции, атмосфера, сюжет и визуальный ряд прямо отсылают к джалло, хотя критики почему-то обычно не рассматривают этот фильм в таком свете.
  • Американский триллер Брайана ДеПальма «Одетый для убийства».
  • Американский триллер «Глаза Лоры Марс».
  • «Я — безумец» Тибора Такача.
  • Канадский слэшер британского постановщика Дж. Ли Томпсона «С Днём Рожденья меня» по стилистике гораздо ближе к джалло.
  • Канадская комедия ужасов «Монтажёр».
  • Бельгийский «Странный цвет слез твоего тела» — сочетает стилистику джалло с мозголомным сюжетом в духе Линча.
  • Франко-бельгийская «Горечь» от тех же создателей, что и предыдущий фильм.
  • Голландский «Четвёртый мужчина» Пола Верховена, прямой предшественник «Основного инстинкта».
  • Итало-аргентинская «Франческа».
  • Итало-аргентинский же «Глубокий сон».
  • Итальянские «Хрустальные глаза» 2004 года.
  • Итальянская «Симфония в кроваво-красных тонах» 2010 года.
  • Итальянская «Тульпа» 2012 года.
  • Британская «Студия звукозаписи „Берберян“» — про английского звукорежиссёра, который работает над звуковыми эффектами для джалло и постепенно теряет грань между фильмом и реальностью.
  • «Как поймать монстра» Райана Гослинга — достаточно второсортное подражание стилистике джалло и Дэвида Линча.

Джалло в СССР, России и странах соцлагеря[править]

  • Отчасти — «Десять негритят» Станислава Говорухина.
  • Некоторые элементы джалло можно найти в другой советской экранизации Агаты Кристи — «Тайне чёрных дроздов» по мотивам романа «Карман, полный ржи».
  • Фильмы Николая Лебедева (да-да, того самого, который снял качественное патриотическое кино «Легенда № 17» и «Звезда», а также пытал поклонников увеболлом в «Волкодаве») во многом содержат элементы джалло:
  • «Одиночество крови» — а вот это уже стопроцентный джалло со всей положенной атрибутикой.
  • «Господин оформитель» по мотивам повести Александра Грина «Серый автомобиль».
  • Чешская «Моргиана» 1972 года — тоже экранизация Грина, выполненная в стилистике декаданса.
  • «Жажда страсти» Андрея Харитонова по мотивам рассказов Валерия Брюсова.

Джалло в литературе[править]

  • Если отбросить тот факт, что по версии итальянцев любой детектив — джалло, то примеров наскребётся не так уж много. Оно и неудивительно: итальянский джалло как поджанр крепко замешан на визуализации.
  • «А теперь не смотри» Дафны Дюморье
  • «Читатило» Александра Щеголева. Серийный убийца реализует рецепты из «Поваренной книги людоеда» (интересно, за что Щеголев так не любит Григория Остера?) на живых детях. В наличии — неуловимый маньяк в плаще с тягостными воспоминаниями из детства, которого совершенно невозможно вычислить, шокирующие сюжетные повороты и некоторая искусственность происходящего, тоже свойственная жанру.
  • Рассказ Кирилла Малеева и Юрия Лантана «Пятна крови на коже ящерицы» — дань уважения итальянским джалло, которые в данном случае довольно успешно перенесены на родную советскую почву.
  • А также рассказ Николая Романова «Джалло окровавленных ножей: Таинственный незнакомец предлагает читателю стать свидетелем преступления».