Денискины рассказы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
The Adventures of Dennis.jpg

«Денискины рассказы» — общее название цикла детских юмористических рассказов о Денисе Кораблёве за авторством Виктора Драгунского. Рассказы, которых в общей сложности существует 68 штук, были написаны в период с 1959 по 1972 год. Заслуженно считаются классикой советской литературы для детей, переиздаются по сей день и многократно экранизированы. Большинству читателей Драгунский известен именно благодаря им, хотя у него хватает и куда более «взрослых» произведений.

Главный герой цикла, Денис Кораблёв, «срисован» с сына писателя, ныне здравствующего журналиста и драматурга Дениса Драгунского aka открытым текстом[1]. Многие из приключений Дениски основаны на реальных событиях, хотя и не всегда происходивших именно с его прототипом (например, в автомобильную аварию, описанную в рассказе «Человек с голубым лицом», автор действительно попал, но без сына). Действие рассказов происходит в шестидесятые, и некоторые можно с точностью датировать по космонавтам: так, «Удивительный день» — это шестое августа 1961 года (день полёта Германа Титова), а события рассказа «И мы» имеют место быть между 12 и 15 августа 1962 (на орбите Николаев и Попович с позывными «Сокол» и «Беркут»).

Интересно, что рассказы про Дениску стали весьма популярны в… Индии. Ещё в советские времена для дружественных индусов выпускали версию на английском языке и перевод с английского на маратхи, а в 2016 году был сделан перевод на хинди и маратхи напрямую с русского.

Персонажи[править]

  • Денис Кораблёв, главный герой и рассказчик, на начало действия семилетний. Повествование ведётся от его имени и в весьма своеобразной манере: Денис временами излагает мысли по-милому коряво, в стиле «шедевров из школьных сочинений», иногда склонен пояснять очевидное, а также сочиняет слова и береставляет пуквы. Добрый, щедрый и отзывчивый мальчик, большой любитель всякой живности. Тот ещё романтик, счастливый обладатель очень живой фантазии. Читать научился ещё до школы, а в школе, по его словам, учится на пятёрки, что немного сомнительно, судя по его орфографии. Любит петь (хотя не умеет), рисовать, лепить, умеет круто ездить на велосипеде. Частенько затевает какие-нибудь шалости, иногда приводящие к неожиданным результатам. Немножко раздаватель прозвищ — так, пассажиров в самолёте он про себя обозначает, как Рыжий Богатырь, Розовые Рубашонки и Гусеничка.
  • Друзья Дениса, в первую очередь Мишка Слонов и маленькая пацанка Алёнка. Эта троица, к которой иногда примыкают и другие детишки, ведёт обычную детскую жизнь, время от времени в простоте душевной устраивая тарарам: то самовольно возьмутся помогать малярам и в результате покрасят друг друга и управдома в придачу, то решат запустить вдогонку Гагарину собранную из мусора ракету с закономерным взрывом на старте, то ещё что-нибудь этакое.
  • Родители Дениса, безымянный папа и мама по имени Анастасия Васильевна, явно срисованные с самого Драгунского с женой. Типичные хорошие родители, стараются использовать результаты его не всегда удачных затей с воспитательной целью, без ругани и, тем более, рукоприкладства. Мама примечательна ещё тем, что когда она сердится, её глаза становятся «зелёными», как крыжовник. Друг друга родители тоже любят на загляденье — в общем, семья у Дениса очень счастливая. В одном из поздних рассказов появляется второй ребёнок, Ксения — как и в реальности[2].
  • Учителя Дениса, преподавательница начальных классов и русского языка/литературы Раиса Ивановна и учитель музыки Борис Сергеевич. Добрые, хорошие педагоги, хотя время от времени, вдоволь нахохотавшись над очередной проделкой героя, всё же оценивают его деятельность по всей строгости.

Что здесь есть[править]

  • Не пиф! Не паф! — название одноимённого рассказа стало тропнеймером для данного явления. В детстве Денис был настолько жалостливым, что мама была вынуждена пропускать жестокие моменты в сказках, даже если в итоге всё закончилось хорошо. Таким образом, сказка могла выглядеть, как «Жила-была Красная Шапочка. Раз она напекла пирожков и пошла проведать свою бабушку. И стали они жить-поживать и добра наживать». Ну а фразу «не пиф, не паф, не ой-ой-ой» герой сам придумал, чтобы смягчить считалку про подстреленного зайку.
  • Пожар во флигеле, или Подвиг во льдах — ещё один тропнеймер. Опоздавшие в школу Денис и Мишка не додумались посовещаться, о чём конкретно будут врать, поэтому у них получается рассказ о спасении утопающего на пожаре.
    • Неудобная басня — читатель ждёт классической морали а-ля «не надо врать, дети, лучше признаться, какие бы последствия ни ожидали». Ан нет: «Ну да: или не врать, или получше сговариваться».
    • А точнее, конечно, пародия на таковую и на неудачную басню. Потому как высмеивается именно то, какой урок Мишка извлёк из этой истории.
  • Антилопа-гну — причём летающая. В рассказе «Запах неба и махорочки» Денису с мамой предстояло лететь в Москву на малом пассажирском самолёте типа «междугородный автобус» (описание «стрекоза на журавлиных ногах» позволяет предположить, что это нечто вроде Ан-2). Поначалу мама шутила, называя самолёт птеродактилем, но послушав споры пилота с грузчиками по поводу перегрузки, его же воспоминания о предыдущих посадках в чистом поле, а также демонстрацию работы мотора, решила не дожидаться взлёта, схватила сына и кинулась наутёк.
  • Береставляет пуквы. Как уже говорилось выше, характерно для Дениса.
    • «Мотогонки по отвесной стене» — продемонстрировано, что видит герой, сдуру оседлавший чужой мопед и не знающий, как его теперь остановить. Мелькающие перед глазами домоуправление, грибы от дождя, скамеечка и столбик со временем сливаются в «столбоуправление и грибеечку».
    • «Двадцать лет под кроватью» — старушка Ефросинья Петровна, под кроватью которой спрятался Денис, когда обнаружила присутствие постороннего, с перепугу изобрела слово «Грабаул!».
    • «Главные реки» — нельзя забыть великую американскую реку Миси-Писи!
    • «Похититель собак» — среди трёх совершенно одинаковых скотч-терьеров только настоящий пёс соседа Дениса «стоит возле нас и вертиком хвостит. То есть хвостиком вертит».
  • Бонус для современников
    • В наши дни многих удивляет сочетание «чай с бубликами и брынзой». В шестидесятые это было популярное лакомство, причём бублики были ещё и сладкие, и чтобы брынза с ними сочеталась, из неё вымачивали соль.
    • Также нашим современникам не ясно, что за «одну Гватемалу и два Барбадоса» предлагает Мишка Денису в обмен на игрушечный самосвал. Имеются в виду почтовые марки, которые в те годы собирали почти все.
    • Насчёт «ванной по вторникам» тоже мало кто поймёт — не все представляют себе особенности коммунальных квартир с одной ванной на несколько семей.
    • Чистописание с перьями, промокашками и кляксами уже тоже давно в прошлом. Некоторые теперь своеобразно понимают слово «перо» — но нет, имеется в виду не гусиное перо, как у Пушкина, а металлическая писчая принадлежность.
    • В наши дни вышеупомянутые местные воздушные линии используются куда реже (например, в глубинах Сибири), у современного читателя самолёты обычно ассоциируются с лайнерами, и представить себе, чтобы в салоне везли поросят, сложновато. По сути, самолёт областного сообщения представлял собой автобус с крыльями, да и трясло в нём подчас, как в автобусе. Хорошо ещё, что кукурузник в случае чего куда легче посадить в чистом поле, чем большой самолёт.
    • Кто-нибудь знает, что такое игрушка «уйди-уйди», в которую любит дудеть Денис? Это пищалка такая, шарик с трубкой.
  • Буквально понятые слова — юный протагонист, восхищённый увиденным по телевизору поединком боксёров, просит у папы грушу. Отец говорит, что не сезон, и предлагает сыну довольствоваться морковкой.
  • Великий Гудвин («Чики-брык») — субверсия. Денискин папа, конечно, не выдавал себя за волшебника, а просто упомянул про магию, представляя себя как суперфокусника. Но Мишка поверил, что он волшебник, и после фокуса с чудесным возвращением якобы сдутой за окно поезда шляпы Мишка радостно выбросил её в окно на самом деле в надежде повторить чудо на бис.
  • Великолепная пошлость — сочинённая Мишкой нетленка из рассказа «Смерть шпиона Гадюкина»:
«

Пройдут года, наступит старость! Морщины вскочут на лице! Желаю творческих успехов! Чтоб хорошо учились и дальше все!

»
— Настоящие стихи! Он их сам сочинил!
  • Да и сама пьеса про Гадюкина имела нехилые шансы сорваться в бафос-нежданчик и без спецдефектов от Дениски.
  • Взросление между кадрами, точнее, между рассказами. Денис время от времени сообщает читателю свой возраст: в «Ничего изменить нельзя» ему семь с половиной, в «Главные реки» — идёт девятый год, в «Гусином горле» ему десять. Действие рассказа «Фантомас» происходит не ранее 1967 года, когда соответствующий фильм вышел в прокате в СССР.
  • Город, которого нет. Впечатления от поездки в Ленинград описаны в рассказе «Как я гостил у дяди Миши». И «Аврору» Дениска увидел, и в Эрмитаже побывал, где ему встретилась картина Эль Греко, о котором он до того как раз читал. А ещё познакомился с Ирой Родиной.
  • Гурман-порно. В рассказе «Что любит Мишка» перечисление того, что он, собственно, любит, занимает семь абзацев — а любит он еду. Ах да, ещё котят и бабушку.
  • Детская неуязвимость — в рассказе «Человек с голубым лицом», когда на дорогу перед автомобилем, в котором едут Дениска с отцом, внезапно выскакивает маленькая девочка, папа Дениски успевает резко повернуть руль, машина вылетает с дороги и переворачивается. С открытым двойным переломом руки папу увозят в больницу, а Дениска не получает ни царапины. Девочка тоже остаётся цела и убегает с места происшествия. Понятно, что иммунитет протагониста спасает главного героя от смерти, но от травм, в том числе и серьёзных, Дениску явно защитил этот троп.
  • Друг всему живому. Денис — тот ещё любитель всякой живности: то дружит с собаками, то восхищается лошадями, то возится с ежами, то любуется светлячком («Он живой и светится»), то поёт с канарейкой… А ещё ему нравятся ужи, ящерицы и лягушки — они ведь такие ловкие. «Я люблю, чтобы ужик лежал на столе, когда я обедаю. Люблю, когда бабушка кричит про лягушонка: „Уберите эту гадость!“ — и убегает из комнаты».
  • Есть через силу. В рассказе «Ровно 25 кило» герою пришлось через силу пить. Чтобы выиграть подписку на «Мурзилку», требовалось иметь означенный в заглавии вес, так что недостающие граммы было решено добрать, выпив бутылку газировки. То, что пить было уже некуда, Дениса не остановило.
    • Случайное попадание — Денис попадает из лука стрелой с присоской в спину пошедшему поправить мишень организатору конкурса.
  • Загар не виден — Денис каждое лето, как порядочный юный пионер, регулярно загорает. На иллюстрациях его кожа почти всегда одинакового цвета во все времена года. Даже если в рассказе напрямую говорится о загаре.
  • Изменившаяся мораль. Современного читателя удивляет то, как Денис ведёт себя с чужими людьми. Сейчас незнакомых дядек в поезде или аэропорту следовало бы испугаться. Да и вообще, почему ребёнок летит самолётом один-одинёшенек?
  • Ловушка для сердобольных. В рассказе «На Садовой большое движение» юный жулик выманил у Дениса и его друга Ваньки велосипед, наврав с три короба, будто ему нужно срочно спасти бабушку, страдающую от двойного аппендицита[3]. Естественно, ни велосипеда, ни жулика друзья больше не увидели. Мало того, Денис настолько наивен, что даже когда уже всё стало ясно, переживает за того пацана: вдруг он на самом деле попал под машину?
  • Не в ладах с биологией. Конечно, никто не требует от восьмилетнего мальчика углублённых знаний, но мнение, будто «гланды от насморка в носу вырастают, как грибы, потому что сырость» — это оригинально.
  • Не любит обувь — Денис ходит обутым куда чаще, чем ему этого хочется. С удовольствием ходит босиком там, где это возможно, или об этом мечтает. Педаль в пол босой пяткой в рассказе «Расскажите мне про Сингапур» — тут же разувается, оказавшись на дороге в пригороде Москвы, и тётя Мила называет его состояние «телячий восторг». Там же он вспоминает, как в первый раз шёл босиком в прошлом году.
  • О, мой зад! Пришивание хвоста к надетому карнавальному костюму — это тот ещё экстрим, особенно когда пришивает Мишка, который только что впервые взял в руки иглу.
  • Обознатушки:
    • «Похититель собак» — Дениска дважды отводил сбежавшую соседскую собачонку к её хозяину домой. В итоге после многочисленных жалоб окрестных жильцов на то, что какой-то мальчишка нагло средь бела дня крадёт их питомцев, в доме обнаружилась три идентичных псины, в том числе и сама Чапка, которая никуда и не убегала.
    • «Не хуже вас, цирковых» — малолетний артист в цирке коварно предложил Денису поменяться местами во время выступления Карандаша на тросе под куполом. Оказалось, номер предполагал использование подсадного зрителя, этого самого мальчишки, которого Карандаш хватал и продолжал «летать» уже с ним — а рассмотреть, что на нужном месте сидит не тот мальчик, клоун в полёте не успел. И всё бы ничего, только вот у Дениса были с собой покупки — помидоры и сметана, — которые посыпались на зрителей и циркачей…
    • «Расскажите мне про Сингапур» — Дениска ночью принимает спящего (и громко храпящего) дядю-моряка, остановившегося погостить на даче, за рычащую собаку. Попытался урезонить при помощи команд («Тубо, спать!») и различных вкусняшек. А наутро дядя жалуется, что крайне плохо спал. Ага, попробуй тут усни, когда полночи орут «Спать! Спать сейчас же!» (от такого только мигом проснёшься) а в лицо кидают яйцами да котлетами. Впрочем, на племянника он сердиться не стал.
  • Определённо не для детей/Литература — «Все Денискины рассказы в одной книге». У автора есть и вполне взрослые вещи, где и война, и любовные треугольники, и недетский троллинг («Волшебная сила искусства»). И составитель радостно засунул в эту книгу три вполне себе взрослые вещи. Что за фигня?!
    • А ещё есть сборник недетских рассказов «Нет такого слова». Книга очень даже… Талант! Только написал её выросший Дениска, который тоже стал писателем.
  • Переосмыслить с возрастом — взрослая Ксения Драгунская (реальная сестра реального Дениса) намекает, что многие из этих рассказов темнее и острее, чем кажутся, что на самом деле они очень грустные.
  • Пишет с ошибками. Само изложение от лица Дениса выглядит орфографически грамотно, но, если он цитирует что-то, написанное в сюжете им или его друзьями, ошибки так и скачут.
    • Когда герои играли в космонавтов («Удивительный день»), Денис подивился неграмотности Мишки, написавшего на «корабле» название «ВАСТОК», и «исправил» на… «ВОСТОГ».
    • А уж в рассказе «Фантомас» детишки, насмотревшиеся фильмов про крутого злодея, пишут один другого неграмотнее. Фкалю ф тибя укол! Кстати, если автор не ошибся, и действие происходит в том же 1967 году, в котором вышел «Фантомас» в СССР, то Денис классу этак к шестому так и не запомнил, как пишется слово «счастливого». Хотя, может, и запомнил: на диктантах в этом возрасте многие сыпались и на словах, которые прекрасно знали.
  • Повар-катастрофа:
    • «Тайное становится явным» — Дениска пытался улучшить вкусовые качества ненавистной манной каши. В дело пошли соль, сахар, разбавление кипятком и целая баночка хрена. Напрашивается мысль, что исходная каша была вовсе не такой уж и плохой, но результат пришлось выбросить в окно, и катастрофа настигла прохожего, неосмотрительно шедшего под окном Дениса фотографироваться в шляпе и парадном костюме. Просто мальчик не знал, что добавлять надо было варенье!
      • А кто в СССР оставил бы варенье в открытом доступе для ребёнка? Варенье от детей всеми силами прятали!
    • «Куриный бульон» — выясняется, что у Кораблёвых это семейное. Папа — большой знаток различных куриных блюд (в плане, пробовал и вроде слышал, как готовятся). Но при попытке приготовить он вымыл перекоптившуюся курицу земляничным мылом (попутно несколько раз уронив на пол) и начал варить тот самый бульон без соли и не выпотрошив бедную птичку. Курица не заслужила такой посмертной участи, которой её подвергли по ходу рассказа! Хорошо, что вовремя пришла мама и пресекла глумление над трупом. +100 очков Виктору Юзефовичу за то, что персонажа он писал с себя самого.
    • «Рыцари» — бармены-катастрофы. Мишка с Денисом, желая освободить бутылки для сдачу в стеклотару, додумались слить в одну банку непонятные для них «чёрное и жёлтое вино». Ну а что, и то вино, и то… Коктейль из коллекционного «Муската» и «Жигулёвского пива» получился своеобразный. Бедный папа, который ухитрился хлебнуть этой бурды из банки, приняв за компот!
  • Подростковая любовь («Девочка на шаре» +экранизация) — Дениска влюбляется в циркачку-эквилибристку Таню Воронцову, заглавную героиню рассказа. А девочка и не знает. Впрочем, мальчика в ней «зацепило» то, что она как будто помахала рукой ему одному (на самом деле — всем зрителям, одно лицо с арены не разглядишь, освещение не позволит).
    • А вот в рассказе «Как я гостил у дяди Миши» появляется другая потенциальная пассия — Ира Родина с очень красивыми глазами. Отец Дениски, понимая чувства сына, спрашивает: «А что же ты не взял адрес у этой Бекки Тэтчер?» Но сохраняется надежда и на успешную переписку (ещё можно написать в Ленинград и спросить адрес), и на дальнейшие личные встречи.
  • Синдром поиска глубинного смысла/Профдеформация. В рассказе «Тиха украинская ночь» учительница естествознания, заменяющая заболевшую преподавательницу русской литературы, весьма профессионально подошла к трактовке стихов Пушкина. Так, по её мнению, фразой «Своей дремоты превозмочь не хочет воздух» «Пушкин намекает на тот факт, что на Украине находится небольшой циклонический центр с давлением около семисот сорока миллиметров…» Денис проникся таким подходом и вскоре уже объяснял Мишке смысл стихотворения Лермонтова про мощную корневую систему сосны одинокой.
  • Теперь в космосе! («Удивительный день») — именно туда готовятся полететь герои.
    • Литерал — дети, очевидно, понимают в прямом смысле фразеологизмы про длинный язык и не берут играть космонавта мальчишку с физически длинным языком, а то такой космонавт «всем на свете разболтает все секреты: где какая звезда вертится, и все такое».
    • Ложная тревога — после закончившейся взрывом игры Денис, видя бегущего к нему управдома, кинулся было наутёк, разумно предположив, что ему сейчас надерут уши. Однако, управдом, догнав мальчика, лишь принялся его подбрасывать и велел кричать «ура» — как оказалось, пока ребята маялись дурью, СССР запустил второго космонавта (да, это мы сейчас привыкли к летающим туда-сюда космонавтам, а тогда подобное событие вызывало неудержимое ликование). А взрыва, кстати, никто и не заметил — он оказался вовсе не настолько сильным, как Денису поначалу показалось.
    • Мета-пророчество — жутковатый пример. Ребята играют в запуск ракеты и думают, как ее назвать: кто-то предлагает «Спартак», кто-то «ЦСКА», но Дениска их урезонивает: «Это же не футбол! Вы еще ракету „Пахтакор“ назовите!», намекая на узбекскую команду. В 1979 г. игроки «Пахтакора» погибли в авиакатастрофе.
      • Причём никто не предложил назвать ракету «Зенит», что было бы как раз очень подходяще. Не знали о такой команде?
    • Отсылка (?) — Владимир Высоцкий, «Детская поэма» (про Витьку Кораблёва и друга закадычного — Ваню Дыховичного). Ракета, на их счастье, не взлетела, но им показалось, что взлетела и где-то села. «Быть не может! Неужели до Венеры долетели? Или, может быть, забылись и случайно прилунились?.. Что же это за планета? Мы ж летели полчаса!.. Слышишь, Витька? Я ведь где-то слышал эти голоса!»
  • Технотрёп («Подзорная труба», + экранизация-короткометражка) — родители-приколисты разыгрывали Дениса, якобы придумав средство слежения в виде подзорной трубы, позволяющее увидеть его со всеми шалостями где угодно. Чудо техники, если верить папе, работает благодаря эффекту Шницель-Птуцера, реакции Бабкина-Няньского и закона Кранца-Ничиханца. Звучало это так внушительно, что мальчишка поначалу даже повёлся и старательно избегал неблагопристойного поведения. Но когда он случайно нашёл трубу и понял, что она была липовой, то пустился во все тяжкие.
  • Топографический кретин («Здоровая мысль») — Дениска и Мишка не могут найти свои дома среди других таких же. И не только они — в квартире, куда забрёл Денис (в итоге решивший просто обойти наугад все восемнадцать домов), он был уже шестым подобным посетителем за день.
  • Убитая игрушка («Друг детства») — аверсия. Заглавному герою очень хочется стать сильным, но использовать любимого старого плюшевого медвежонка в качестве боксёрской груши, как ему предложили — переход морального горизонта. Так Дениска и остался на Светлой стороне и даже в итоге передумал становиться боксёром.
  • Ужасный музыкант («Слава Ивана Козловского», +экранизация). Дениска всем хорош, но вот его подход к пению по принципу «чем громче, тем лучше» не способствует хорошим оценкам по этому предмету. «Чудовищно! — похвалил Борис Сергеевич» и поставил тройку. «Это вы очень тихо играли, а то я бы ещё громче смог!» (А вот Мишка «что-то пропищал, как котёнок», но учитель поставил пятёрку). Когда же он поёт дома, соседи сбегаются узнать, что стряслось.
  • Фантомас (одноимённый рассказ, 1968; фильм Юнебеля в советском прокате вышел в 1967 г.) — после просмотра фильма жители двора стали получать совершенно анонимные и абсолютно неграмотные записки с довольно абсурдными угрозами («бириги сваю плету! ана ща как подзарвётся!»). Впрочем, этот недотроллинг, на который в наши дни не обратил бы внимания вообще никто, включая самих пугаемых, почему-то заставил некоторых соседей нешуточно нервничать, вплоть до того, что старушка, получившая послание про «плету», на полном серьёзе звонила в службу газа, а ребят потом отчитывал аж целый участковый.
    • Высокий и худой, как жердь — учитель-пенсионер по кличке Кол Единицыч. Он не только «длинный и худущий (sic!)», похожий на оценку «единица», она же «кол», но ещё и, судя по его требовательности, явно ставить «колы» любил. Хотя учитель он хороший — ухитрился повысить грамотность анонимного хулигана (предположительно, Мишки), исправляя ошибки в «фантомасовских записках».
  • Фефекты фикции:
    • «Заколдованная буква» — временные. Алёнка, у которой выпал зуб, произносит слово «шишки», как «сыски». Мишка и Денис вдоволь над ней смеются, пока не выясняется, что у них тоже не все зубы на месте, и они говорят «хыхки» и «фыфки» соответственно.
    • «Независимый Горбушка» — одноклассник Дениски Петя Горбушкин заикается. Однажды на встречу с классом приходит знаменитый писатель, который, как выяснилось, тоже заикается, и когда Петя просит у него автограф, возникает недоразумение.
      • Вербальный тик — когда Горбушкин не может что-нибудь сразу сказать, то выкрикивает «волшебное слово „тех-тех-тех“».
  • Хотел как лучше — регулярное явление у Дениски с друзьями. Например, в рассказе «Шляпа гроссмейстера» ребята в доброте душевной решили выловить из пруда сброшенную туда ветром шляпу. И выловили (при помощи палки с гвоздём), даже от души выжали и вернули хозяину. А он почему-то стараний не оценил.
  • Чересчур вовлечённый зритель («Сражение у чистой речки») — первоклассники смотрят в кинотеатре фильм о Гражданской войне «Алые звёзды»[4]. Когда на экране белые начали одолевать красных, школьники не выдержали, выхватили игрушечные пистолеты (а также рогатки и плевательные трубки) и принялись оказывать красным огневую поддержку. Администрация кинотеатра, учителя и взрослые зрители были, мягко говоря, недовольны. Но дети так гордились, что помогли своим продержаться!
  • Знают именно за это/IRL/Шахматные тропы («Ничего изменить нельзя») — в ответ на дурацкий вопрос малознакомого взрослого «Кого ты больше любишь? Папу или маму?» хитрый Дениска отвечает: «Михаила Таля».
  • Школьный спектакль (рассказ «Смерть шпиона Гадюкина») — Дениска участвует в таком спектакле «Собаке — собачья смерть» в качестве ответственного за шумовые эффекты. Стоит ли говорить, что драма быстро превратилась в комедию?
    • Там ещё на сцене кошка оказалась. Денис объясняет всё так: «Просто кошка подвернулась и всем помешала». Ага, щас. А посмотреть на стул нельзя было, прежде чем доской по нему шарахнуть?
  • Эффект голубого щенка.
    • «Человек с голубым лицом» — Денис называет небритого дядьку голубым человеком. Ну, лицо у этого дядьки синевой отсвечивает из-за небритости.
    • «Что я люблю» — пункт «Я очень люблю стоять позади автомобиля, когда он фырчит, и нюхать бензин» (впрочем, СССР столкнулся с проблемой токсикомании уже довольно скоро — в начале 1970-х).
  • Я этого не ем — кроме манки, Дениска терпеть не может яйца всмятку и, конечно, молочные блюда с пенками (впрочем, последнее вообще мало кто способен есть без отвращения). Все, что Дениска не любит, подробно перечислено в рассказе «…И чего не люблю!».

Адаптации[править]

Теперь в современности!. Разница во времени не очень велика, но всё же. Время действия рассказов — конец 1950-х и начало 1960-х. Время действия фильмов — год выхода фильма (или годом-двумя года раньше).

  • «Весёлые истории» (1962) и «Девочка на шаре» (1966) — время действия фильмов почти совпадает с действием в рассказах.
  • Новелла «Мстители из 2-го В» из фильма «Волшебная сила» (1970 г.) — конец 1960-х.
  • «Денискины рассказы» (1970; новеллы «Ровно 35 кило», «Здоровая мысль», «Шляпа Гроссмейстера» и «Двадцать лет под кроватью»), 4 короткометражки «Где это видано, где это слыхано» (1973, «Где это видано, где это слыхано» и «Смерть шпиона Гадюкина»), «Капитан» (1973), «Подзорная труба» (1973), «Пожар во флигеле» (1973), «Слава Ивана Козловского» (1974, сюжет из «Ералаша») — 1970-е.
  • Двухсерийный «По секрету всему свету» (1976) — «Синий кинжал», «Главные реки», «Тиха украинская ночь…», «Что я люблю», «Что любит Мишка»; «Здоровая мысль», «Куриный бульон», «Старый мореход»; «Заколдованная буква», «Фантомас»[5], «На Садовой большое движение»; «Поют колёса — тра-та-та», «Рабочие дробят камень», «Человек с голубым лицом».
«

Если с другом вышел в путь — Веселей дорога! Без друзей меня — чуть-чуть, А с друзьями много!

Припев: Что мне снег, что мне зной, Что мне дождик проливной, Когда мои друзья со мной!

Там, где трудно одному, — Справлюсь вместе с вами! Где чего-то не пойму — Разберем с друзьями!

На медведя я, друзья, Выйду без испуга, Если с другом буду я, А медведь — без друга!

»
— «Если с другом вышел в путь», слова Михаила Танича, музыка Владимира Шаинского
  • Двухсерийный «Удивительные приключения Дениса Кораблёва» (1979, озвучка Маргарита Корабельникова) — «Ровно двадцать пять кило», «Не хуже вас, цирковых!», «Друг детства», «Девочка на шаре», «Гусиное горло», «На Садовой большое движение», «Белые амадины», «Мой знакомый медведь» и небольшие эпизоды из других рассказов.
    • Визуальный разрыв канвы: два последних фильма первоначально задумывались как дилогия. Та же «Беларусьфильм», тот же Игорь Добролюбов, те же сценаристы (автор литературного первоисточника и прототип персонажа), тот же формат и принцип (несколько отдельных новелл на серию, каждая из которых в свою очередь объединяет в связный сюжет несколько рассказов), и даже сюжет «На Садовой большое движение» из первого фильма получал завершение во втором (с торжеством справедливости), музыка того же Шаинского… Только вот актёрский состав, не только детский (по понятной причине), но и взрослый практически полностью обновился (кажется, только Фёдор Никитин сыграл в обоих фильмах Сергея Петровича «Кола» Колоколова), поэтому педаль выжимается так глубоко в асфальт, что уже становится прикрученным фитильком — фильмы просто воспринимаются как независимые экранизации.
  • Также в 1970-е годы «Денискиным рассказам» несколько было посвящено несколько выпусков программы «Будильник», где помимо отрывков из фильмов эпизоды рассказов инсценировались в студии.

Примечания[править]

  1. Также совпадают имена младших сестёр героя и прототипа — обеих зовут Ксения. Мишка и Алёнка тоже названы в честь друзей маленького Дениса. С Михаилом Слонимом Денис дружил всю жизнь; в 2016 г. он, к сожалению, погиб в ДТП. Более того, есть издание с комментариями самого Дениса Драгунского, в которых явление прямо подсвечено: мол, рассказы, конечно, не про него лично, но про любого мальчишку его времени, так что можно сказать, что и про него тоже.
  2. Ксения Драгунская также здравствует по сей день, известна как драматург, и вдвоём с братом выполняет функции правообладателя «Денискиных рассказов».
  3. Кстати, этот термин он не выдумал, с подобным хирурги действительно сталкивались — у некоторых людей бывает удвоение аппендикса, и оба отростка могут одновременно воспалиться. Но это крайне редкое явление, за всю историю задокументировано под сотню таких случаев.
  4. Несуществующий; в экранизации 1970 г. «Волшебная сила» (новелла «Мстители из 2-го В») вместо него фигурируют недавно вышедшие «Неуловимые мстители».
  5. Здесь учитель Кол подписывает свои записки «Штирлиц».