Демократия — это плохо

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Democracy Is Bad. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Демократия в Аду, на Небе царство »
приписывается монархистами Иоанну Кронштадтскому
« Если демократия означает равнение на низы и отказ от признания неравенства людей; если она пребывает в убеждении, что власть исходит от масс, что править — это дело масс, а не элиты, то я рассматриваю демократию как фикцию. »
Диктатор Антониу ди Оливейра Салазар
« Демократия даёт людям то, что они хотят, а не то, что им нужно. »
— Падме Амидала, из вырезанных сцен фильма «Звёздные Войны: Атака Клонов»

Ты хорошо знаешь своего соседа Васю Пупкина. Вася еле закончил ПТУ, которое пафосно переназвали в колледж, и работает экскаваторщиком. Он не дурак выпить, и начинает в пятницу, а заканчивает в воскресенье. С похмелья он поколачивает свою жену и детей. Вася искренне верит, что в подъезде напрудил Обама, а цены в магазинах поднимают жиды. Жена его Маша верит, что от прививок один вред, а гомосексуальностью можно заразиться.

В субботу Пупкины пойдут на избирательный участок и проголосуют за откровенного демагога и популиста, потому что он когда-то смешно выступал в КВНе (как вариант — сыграл в любимом фильме их детства, помните, где два жулика и голуби?) и обещал им поднять зарплаты, снизить цены на все и сделать их страну снова великой.

Как правило, критика демократии строится на двух тезисах в разных пропорциях и сочетаниях:

1. Демократия — это утопия. «Лучший аргумент против демократии — это пять минут разговора с типичным избирателем» (вроде бы Уинстон Черчилль). Перед нами банальная власть толпы. Толпы идиотов вроде Васи, которые, как Пятачок из анекдота, сами не знают, чего хотят, голосуют за тех, кто лучше сумел навешать им лапшу на уши, верят каждому слову жёлтой прессы и не дают работать тем, кто действительно хочет принести пользу. Враги могут чуть ли не в открытую разрушать государство и эту самую демократию, а вороватые демагоги пользуются своим положением, дабы обогащаться и спускать толпу на своих оппонентов — но тронуть их нельзя: тупая толпа сочтёт это попранием демократических норм. Вариант: избиратель-то, может, и знает, чего он желает, — но каждый избиратель желает чего-то своего. Очень своего, неизбежно расходящегося с хотелками других участников. Как результат, процесс обсуждения любых серьёзных вопросов неизбежно скатывается в перетягивание каната между лебедем, раком и щукой. Положить конец всему этому разброду с шатанием может только волевое решение верховного автократа, который способен стукнуть кулаком по столу, строго рявкнуть или сурово зыркнуть на остальных и навести Порядок с большой буквы П. Причём не обязательно это будет военный диктатор: ещё де Токвиль отмечал, что народовластие в Штатах изрядно ограничено Конституционным Судом, куда не выбирают, а назначают после тщательного отбора. Что плавно подводит нас ко второму тезису, а именно…

2. Демократия — это фикция. «Если бы выборы что-то решали, нас бы до них не допускали» (вольная цитата по Марку Твену). Неужели кто-то думает, что власть реально принадлежит таким, как Вася? Он проголосует так, как нужно хозяевам жизни — например, потому что все партии и кандидаты в президенты находятся у них в кармане и лишь изображают противостояние на публику, а реальная оппозиция под разными предлогами к выборам не допускается. А если и допускается, то только в ограниченном количестве и в условиях, максимально выгодных для нынешней элиты (барьеры в N процентов голосов, хитро нарезанные округа, вот это всё). Свобода? О ней вспоминают, когда нужно облить грязью врагов режима, а любые неудобные слова могут быть трактованы как «экстремизм». Равенство? Ну да, равенство голосов вышеупомянутого Васи Пупкина и какого-нибудь академика Амедея Платоновича Караваева. А таких, как Вася, можно легко обмануть или купить. Академика Караваева, может, и не выйдет, но сколько таких Вась Пупкиных и сколько академиков? В конце концов предвыборные обещания «огромных зарплат, достойных пенсий и низких налогов» отличаются от прямой скупки голосов только тем, что не стоят кандидату ни копейки. Братство? Ну да, братва со временем понимает, что чем стрелять друг в друга и тратиться на бронежилеты, охрану и головорезов, можно договориться и соревноваться на том, кто кинет больше банкнот в жерло избирательной кампании. Вот и получается, что за всеми речами, актами и статьями в Конституции про власть народа скрываются те же олигархические мурла.

Могут сочетаться и оба этих варианта. Толпе разрешено выбирать всяких ссорящихся друг с другом популистов (которые в случае чего заодно выступят и как козлы отпущения), но реальная власть находится в других руках. И добавьте сюда тот факт, что хозяева жизни будут ради удержания власти стравливать население друг с другом. Васю будут убеждать, что он должен ненавидеть Петю, так как Петя проголосовал не за того кандидата, а значит он «либераст и гей». А Петю, в свою очередь, будут убеждать, что он должен ненавидеть Васю, так как Вася «поцриот и шовинист». При том, что реальных причин злиться друг на друга у Васи и Пети нет.

Как цинично заметил об этом один из главных борцов за независимость Мозамбика: «США — страна настолько богатая, что может себе позволить две правящие партии. А Мозамбик — страна пока бедная, поэтому правящая партия у нас пока только одна». Немного очевидно, что радикальные партии (вроде ультра-правых, ультра-левых или ещё каких-нибудь религиозных радикалов) будут допущены к выборам только в том случае, если заведомо не могут победить: те, кто у власти, вовсе не заинтересованы отдавать её тем, кто собирается их повесить. Конечно, в условиях распада и кризиса возможно двоевластие или даже использование радикалов как тарана одной группировкой против другой. Но когда пыль оседает, а власть поделена, радикалы обнаруживают, что наверху в основном те же самые лица, только в другом порядке, и даже политику они проводят похожую.

Есть ещё и инструменты прямой демократии… но они тоже работают странно. Во многих случаях избиратели имеют право отзывать тех, кого избрали, но очень редко этим правом пользуются. Джон Маккейн заседал в Сенате от Аризоны 31 год, сменив Барри Голдуотера (этот заседал 30). Избирательная кампания стоит огромных денег, и очередного кандидата из народа раскручивают точно так же, как новый бренд средства для мытья посуды: всячески упирая на то, что он уникален (поможет именно тебе, там, где другие не справились) и при этом универсален (ты можешь смело его покупать, даже не читая состав и избирательную программу, которые и без того у всех примерно одинаковы). Ведь всё дело в Секретной Формуле... А если в парламент может избраться простая доярка или рабочий с завода, то это как раз и означает, что такой парламент не решает ничего; эталонный пример — Всекитайское собрание народных представителей, занимающееся в основном предоставлением формального одобрямса решениям Великой Партии и её мудрых вождей.

И даже такая ультрадемократическая вещь как прямой референдум показывает: на референдуме обычно побеждает тот, кто этот референдум проводит. И, если надо, власть имущие забьют на его результаты (референдум о сохранении СССР никак не помог ему уцелеть, да и Чехословакия развалилась, несмотря на референдум и протесты президента Гавела), а оппозиция будет утверждать, что неприятный для них исход референдума не считается, потому результаты были подделаны, а проводить его вообще было нельзя.

В конце концов почти все режимы XX века (за редкими исключениями вроде Саудовской Аравии или Брунея) были формально демократическими: и европейские конституционные монархии, и всевозможные диктаторские государства Третьего Мира утверждали, что выражают волю народа и проводили выборы (результат которых был в разной степени предсказуем). Пресловутый железный закон олигархии и вовсе утверждает, что любая форма правления так или иначе перерождается в олигархию. Если государство авторитарно — окружение рано или поздно либо дождётся его смерти, либо заменит на нового вождя, более лояльного (после смерти Сталина партийного функционера могли разжаловать в директора котельной, но уже не могли расстрелять). Если государство демократично — у олигархов всё равно больше времени и денег, чтобы заниматься политикой, чем у простых людей, которые ещё и на работу ходят. Как метко заметил классик НФ Пурнель, «в образовании есть учителя, которые работают и жертвуют собой, обучая детей, и есть члены профсоюза, которые работают, чтобы защитить права всех учителей, даже самых бездарных. Железный закон заявляет: люди второго типа всегда захватят в организации власть, и всегда будут писать правила, по которым организация работает».

На это обычно возражают, что демократия — это хорошо, только люди не умеют ею пользоваться.

Иногда критикуется не сама идея демократии, а определённый её вид. Например, в советских произведениях к идеям демократии, как таковым, относились положительно, но при этом критиковался её буржуазно-капиталистический вид. Да, ты можешь голосовать за или против того, чтобы миллиардер стал президентом — но ты не можешь проголосовать за то, чтобы у миллиардера отобрали его миллиарды или хотя бы заставили тратить их на благотворительность вместо яхт, ролс-ройсов и подарков любовницам. А ведь у миллиардера полномочий побольше, чем у президента, который только и может, что бумаги подписывать… В общем, «одному — бублик, другому — дырка от бублика, это и есть демократическая республика» (© Маяковский). Предпочтительной считалась «народная демократия», при которой искусственно обеспечено более справедливое и независимое представительство класса трудящихся. Правда, даже буржуазная демократия считалась шагом вперёд по сравнению с самодержавием или тем более военной/фашистской диктатурой. А буржуазная демократия с всеобщим и равным избирательным правом — более прогрессивной, чем системы с разнообразными цензами.

Под троп попадают и те случаи, когда автор честно изображает недостатки каждой политической системы, и демократии тоже не льстит. См. также Королевства — хорошо, а республики — плохо (республика и демократия хоть и необязательно, но часто пересекаются).

Примеры[править]

Литература[править]

  • Осип Сенковский, «Большой выход у Сатаны». Сейчас уже вряд ли можно установить, в какой мере такие взгляды были лично у Сенковского, а в какой являлись умасливанием цензуры времен государя императора Николая Павловича:
«

...Вашей мрачности известно, что года два тому назад я произвёл прекрасную суматоху в Париже. Люди дрались и резались дня три кряду, как тигры, как разъёренные испанские быки: кровь лилась, дома горели, улицы наполнялись трупами, и никто не знал, о чём идёт дело…
— Ах, славно!.. Вот славно!.. Вот прекрасно!.. — воскликнул Сатана, потирая руки от радости. — Что же далее?
— На четвёртый день я примирил их на том условии, что царь будет у них государем, а народ царём…
— Как?.. Как?..
— На том условии, ваша мрачность, что царь будет государем, а народ царём.
— Что это за чепуха?.. Я такого условия не понимаю.
— И я тоже. И никто его не понимает. Однако люди приняли его с восхищением.
— Но в нём нет ни капли смысла.
— Потому-то оно и замысловато.
— Быть не может!
— Клянусь проклятейшим хвостом вашей мрачности.
— Что ж из этого выйдет?
— Вышла прекрасная штука. Этою сделкой я так запутал дураков людей, что они теперь ходят как опьяневшие, как шальные…
— Но мне какая от того польза? Лучше бы ты оставил их драться долее.
— Напротив того, польза очевидна. Подравшись, они перестали бы драться, между тем как на основании этой сделки они будут ссориться ежедневно, будут непрестанно убивать, душить, расстреливать и истреблять друг друга, доколе царь и народ не сделаются полным царём и государём. Ваша мрачность будете от сего получать ежегодно верного дохода по крайней мере 40 000 погибших душ.

»
  • «Хоббит» — бургомистр Эсгарота. В фильме, похоже, обстоит по-другому.
  • Яцек Дукай, судя по всему, относится к этой форме устройства с большим подозрением. Педаль в пол уходит в романе «Идеальное несовершенство», где один из персонажей ничтоже сумняшеся заявляет: «Демократия противоречит законам физики». И в том социуме это мейнстримное мнение.
    • Впрочем, если вдуматься, в «Иных песнях» она тоже противоречит местной воплощённой аристотелевской онтологии.
  • Вейская империя: Вея — это что-то среднее между Средневековым Китаем и Арканаром, попытки ввести демократию заканчиваются плохо.
    • В одной арке есть немалые аллюзии на отцов-основателей США, здешние сектанты полагают что человеческая душа священна и потому должна иметь автономию Храма, а государственные вопросы можно решать только Собором, то-есть выборными органами власти.
    • Впрочем, в городах Верхнего Варнарайна до присоединения к Империи как раз была полисная демократия.
    • В самой Федерации демократия работает, но внутри нее отожравшийся велфер-стейт где целые планеты сидят на пособии и жрут грибы, а внешний аппарат еще живет в режиме капитан Пиндостан. Противостоит ей авторитарная Гера, которая управляется куда более разумно, но разумно в пользу своего правительства, а не граждан.
  • «Меганезия» — с прикрученным фитильком: в негосударстве именно что демократия, но скорее афинская, чем привычная нам представительская. Запрещены любые политические партии, а правительство — техническое. Оно выполняет решения, принятые на общенародном референдуме — и ничего кроме. Половина верховных судей определяется рейтингом, вторая — жребием.
  • Ю. Нестеренко, М. Харитонов, «Юбер аллес» — рассуждения героев по поводу демократии. Да и демократические США и Франция показаны неприглядно.
  • Хироюки Мориока, Seikai no Saga («Звездный мир») — три крупнейшие страны вражеского альянса, как раз слизанные с западных демократий XX века. Автор пинает их в основном за безответственность — от начала галактической войны до сегрегации против ГМО-людей их проблемы вызваны тем, что политики играют на публику вместо того, чтобы заниматься делом.
  • А. Бушков, «Сварог». Любые демократические институты явно вызывают у автора крайнюю неприязнь, когда косвенно, а когда прямо транслируемую его персонажами, и объявляются «бесполезными говорильнями». Которые желательно как минимум превратить в марионеточный балаган при «истинно самовластном государе». Желательно, конечно, разогнать и перестрелять, а уцелевших объявить персонами нон-грата и выслать за тридевять земель, но если пока политический момент не позволяет, то хотя бы так.
  • Елена Чудинова, «Побѣдители» — в тексте прямо утверждается, что самые прогрессивные, гармонично развивающиеся и стабильные государства — абсолютные монархии. По сюжету США путем референдума сменяют строй с республиканского на монархический.

Non-fiction[править]

Кино[править]

  • «Звёздные войны» — зигзаг. С одной стороны, большинство положительных героев сражаются именно за демократию в лице Старой или Новой Республики. С другой стороны, каких-то особых преимуществ этого строя не показано. В трилогии приквелов Старая Республика показана абсолютно неэффективным и коррумпированным государством, и сменяется Империей под гром аплодисментов. В трилогии сиквелов ситуация не лучше — Новая Республика рассыпается в буквальном смысле от одного выстрела.
    • В старой Расширенной Вселенной — во все поля показана неэффективность как Старой, так и Новой Республик. Другой вопрос, лучше ли Галактическая Империя… Но многие, как среди населения Галактики, так и среди фанатов, считают, что да, лучше.

Телесериалы[править]

  • «Слуга народу» — именно на такие мысли наводит сериал. В Раде — склоки и бардак, реальная власть принадлежит олигархам, а президенту, который искренне хочет помочь стране, постоянно мешают работать.

Мультсериалы[править]

  • Внезапно My Little Pony — в одном эпизоде ферму Эпплджек пытался отобрать демократически избранный мэр, потому что пони хотели больше сидра, а заезжие мошенники изобретатели обещали быстрее его готовить если ферму им отдадут. В конце эпизода Эпплджек пишет принцессе Селестии, что сегодня она не узнала ничего нового.
    • Монархия в Эквестрии бестолковая, но не мешает жить, так что пони свою принцессу любят (судя по подготовке Твайлайт, главные навыки правителя — побивать злодеев и и водить дружбу). А ещё она не абсолютная потому что принцесса в личной школе имени себя всё равно подчиняется каким-то чиновникам.
      • А в конце серии спокойно отправляет этих чиновников по известному адресу и те могут лишь по мере сил помогать конкурентам. А вообще похоже Эквестрия состоит из нескольких "штатов" со своими внутренними порядками (прямо сказано, что в некоторых из них даже не подозревают о том что они находятся в составе какой-то Эквестрии) в которые не лезут пока они играют по правилам (ну или у принцессы не появится возможность красиво одружелюбить какого-то монстра). Как минимум внешнюю политику ведут именно принцесы (назначенные ими лица), валюта (биты) в Эквестрии общие, ну и вооружённые силы (правоохранители, судя по Эплузе и Мэйнхэттену, находятся в ведении местных властей, хотя Твайлайт и Луна в комиксах активно вмешивались в их работу)... А, ну и некоторые общие законы, судя по вышеупомянутум чиновникам. Получаются этакие Монархические Штаты Эквестрии.
  • «Дилберт» — разработанная Дилбертом система интернет-голосования, благодаря которой все могли голосовать в пьяном виде (и в итоге народным выбором стал некий «Волосатый Зад МакГи»). Впрочем, президента все равно в итоге выбирали на тайном собрании правящего класса.
  • «Любовь, смерть и роботы», эпизод № 17 («Исторические альтернативы»): жирное «На тебе!» в развилке с вымиранием человечества и превращением крыс в доминирующий вид. «Сообщество крыс выживает, эволюционирует и создаёт идеальную демократию… вплоть до открытия национализма и оружия массового поражения. Последнее, как водится, разрушает планету. Опять» (с). Там в дальнейшем возвысились кальмары, но демократичным крысам уже без разницы.
  • «Путешествия Жюля Верна» — капитан Немо в одной из предпоследней серии говорит длинную и грустную речь на тему того что Жюль притворился что хочет объединиться с Немо, а потом, оказалось, его обманул и "выносит вердикт"- "демократия в действии!". С фитильком так как это звучит из уст антизлодея...

Аниме и манга[править]

  • Ginga Eiyuu Densetsu — вот тут как раз случай, когда автор не льстит никому: Империей правит старый козёл, которому безразличны миллионы людей, гибнущих на никому не нужной войне, но и в демократическом Альянсе представители гражданской администрации лишь насмехаются над декларируемыми ими же пафосными принципами свободы и демократии, реально интересуясь лишь личными сиюминутным интересами. Единственного приличного человека, попытавшегося пройти во власть демократическим путем, вскоре убивают. Впрочем, с приходом на императорский трон Райнхарда начинается процесс создания «империи с человеческим лицом».
    • Насчет «старого козла» не совсем справедливо, если речь идет о кайзере Фридрихе. Он сознает, что не умеет править (и на трон-то взошел случайно, потому что два старших брата сожрали друг друга), поэтому переложил основную власть на советника. Также понимает, что Райнхард рано или поздно попытается захватить власть, и предоставляет адмиралу как можно больше новых возможностей преумножить влияние и укрепить позиции — дабы смена династии произошла максимально бескровно. Причем он понимает, если Райнхард его свергнет, то кайзера не пощадит — у него к старику личный счет.
    • Кстати, Империя выросла именно из вполне демократической Галактической Федерации: началось всё с того, что Рудольф Гольденбаум, способный адмирал Федерации, попал в правительство, потом стал премьер-министром, потом — президентом, причём совмещая с премьерством, потом — пожизненным президентом, ну а там — чики-брык, и кайзер. И всё — с одобрения элехтората на правах героя войны… Э-э-э-э, что там было сказано про «под грохот аплодисментов»?

Видеоигры[править]

  • Civilization и анекодтический ядерный Ганди, который сходил с ума именно после принятия демократии, так как она снижала значение агрессивности ИИ и в этом случае пробивала дно.
    • В третьей части Демократия сильно страдала от «военной усталости», что было чревато сваливанием в Анархию. Хочешь воевать — переходи на Фашизм!
    • Зигзаг в пятой части — идеология Свободы (читай, демократия) хорошо подходит только для мирного времени и в расчёте на культурную/дипломатическую победу, в то время как Порядок (коммунизм) в этом плане более гибок, а милитаристам вроде Зулусов или Монголов надо и вовсе принимать Автократию (фашизм).
  • Стратегии Paradox Interactive:
    • Victoria 2 — в чистой демократии какую партию тебе избиратели всучат, с той и будешь править, даже если она вообще не подходит ситуации. Слишком широкий избирательный ценз ещё приводит к застою с единой партией власти. Оптимальный расклад — конституционная монархия.
    • Crusader Kings 2 — торговая республика очень хороша для игрока, но допустить в ней конкурентные выборы — настоящий ад. Вполне реально оказаться в загоне, пытаясь за жизнь дожа просто накопить денег на избирательную кампанию сына. Поэтому большинство игроков закономерно превращаются в Эль Президенте, который отжимает бизнес у олигархов и сажает конкурентов в тюрьму, попутно устраивая у себя сатанинскую ложу.
    • Hearts of Iron — демократии не могут объявлять войну первыми, если враг еще не разнес полмира, и не могут в военное время урезать расходы на потребление граждан. Как плюс они получают ивенты на выборы, по которым можно бесплатно сдвигать свою политику.
    • Stellaris — с прикрученным фитильком. При демократии каждые 5-10 лет происходят «выборы» с возможной сменой удобного по скиллам правителя на нечто левое, да ещё с потерей ценного учёного/адмирала. Можно протолкнуть нужного, но на это нужен расход большого количества ценного Влияния. Но зато механика избирательных мандатов позволяет зашибать плюшки в виде единства.
  • Fallout: New Vegas:
    • Мнение Цезаря о загнивающей НКР. При президенте Танди Республика была могущественной силой, цивилизованным обществом, но… Танди заняла президентское кресло после отца, Арадеша, и выдержала 13 (!) президентских сроков. Больше на наследственную монархию смахивает, не так ли? Но нет, это было общество, построенное по образцу старой американской демократии, и после смерти Танди грешков за ним повелось много. Власть подмяли толстосумы-коррупционеры, с простого люда дерут нехилые налоги и не в состоянии обеспечить его безопасность, за военщиной НКР водятся и преступления, о которых стараются лишний раз не вспоминать. Альтернатива НКР, предложенная Цезарем — фашистско-сексистско-рабовладельческий Легион — хотя в некоторых отношениях превосходит НКР, всё же производит ужасное впечатление.
    • Мистер Хаус — отвечая на утверждение, что он диктатор говорит «Ничто не должно тормозить прогресс. Если хочешь узнать о судьбе демократий, выгляни в окно
  • Tropico — по неизвестным причинам жители банановой республики не всегда голосуют за светозарного Эль Президенте. Проигрыш на выборах — один из вариантов проигрыша в задании. Второй — демократическая оппозиция штурмует ваш дворец.