Деконструкция задала новые каноны

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Деконструкция разрушает жанр? Нет, хорошая деконструкция сама задаёт новые каноны жанра!

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Дон Кихот» — беспощадно деконструируя жанр рыцарского романа, Сервантес неожиданно создал новый архетип героя. Точнее, даже героический пары: Санчо Панса архетипичен не меньше.
  • А. Конан Дойл — «Собака Баскервилей» для своего времени была деконструкцией готического романа. Старинный особняк, загадочное убийство, древнее проклятие, призрачная собака-чудовище, прекрасная дева в беде, скептики-рационалисты, которые почти начинают верить в мистику… но вот хрен вам, джентльмены, всё это подстроено коварным злодеем, который хотел, чтобы вы поверили в мистику и проклятие, а чудовище было его ручное. С тех пор сюжет а-ля план Стэплтона ну просто повсюду, объявлять готические проклятия делом рук человека стало мейнстримом — «Скуби-Ду», «Сонная лощина» (тут хоть всадник настоящий), «Братство волка», «Таинственный лес», «Вий 3D», далее везде.
  • Легендариум Толкина — Профессор деконструировал облик тогдашних эльфов (крошечных, крылатых, светящихся и живущих в цветах) и создал канон облика эльфов нынешних.
  • В фэнтези попаданцы изначально появились для упрощения отождествления читателем себя с протагонистом, но оказались знатным подспорьем для деконструкции, когда персонаж помимо своего «я» притаскивает с собой также здравый смысл и банальную логику (а временами ещё и какие-никакие научные и технические познания) в сказочный мир, начиная раздавать направо и налево очевидными для простого обывателя и неведомыми сказочным героям тактическими ходами. Деконструкция удалась. Теперь это затёртый до дыр шаблон для данного жанра, который уже сам подвергается то деконструкции, то реконструкции, то чёрт-его-знает-чему ещё.
    • Ой ли? Янки из Коннектикута в артурианской Британии (придуман задолго до эпидемии попаданчества) именно так всем и раздавал. Unbuilt Trope?
    • Скорее просто ранний пример. Плюс тут всё же подразумевается историческая эпоха, пусть и легендарная, а не полноценно документированная, то есть физически это всё ещё наша вселенная, а речь именно о конкретном подвиде попаданцев, а не всех попаданцах вообще. Эпидемия попаданчества пошла большей частью с попаданцев в фентезийные сеттинги, где существует намеренно плохо проработанная магия или какой-нибудь прикладной флеботинум, который прогрессивному попаданцу удаётся прикладывать гораздо изощрённее, нежели закостеневшим в своих шаблонах жителям сказочного мира.
  • Майкл Муркок, «Элрик из Мелнибонэ». Герой героического фэнтези — не лихой варвар-забияка, не ловкий вор, не любимец женщин, а угрюмый одиночка с трагической судьбой и седыми, несмотря на молодость, волосами? Тогда — что-то новое. Сейчас — кто сказал Дриззт? Фесс? Артас?
  • Во многом роман «Интервью с вампиром» для вампирских ужасов. Тогда: вау, вампиры — бывшие люди, у них есть чувства, и они не обязательно чудовища! Сейчас: а что, когда-то считали иначе?
  • Макс Брукс, «Мировая война Z» — ставшая культовой книга про зомби. Когда весь жанр зомбо-хоррора утонул в трэшаке и казался изжитым — шо, опять они?! Да, они. Но Брукс деконструировал жанр, сделав упор не на противостояние людей с зомбями, а на то, как менялось человеческое общество в результате зомбо-эпидемии. Конечно, книга Брукса была полна клюквы и откровенных неладов со всем, чем только можно, но она задала новые каноны жанра и породила немалое количество идейных продолжателей — «Эпоху мёртвых» Круза, например.
    • Дальше, к сожалению, с задаванием канонов не получилось: как носились страдающие бомжеватые снежинки-дегенераты, которые мало того что не способны выжить по определению. (так ещё и самоцелью выставили срачи) — так и носятся и страдают. Так что ЭМ, можно, скорее отнести к деконструкции dick-онструкции (см. Валькин Дед)

Кино[править]

  • Зомби в фольклоре и ранних фильмах — это загипнотизированный раб колдуна, человек с промытыми мозгами, а не оживший гнилой мертвец, кушающий мозги-и-и. Но потом европейские прокатчики вздумали переименовать «Ночь живых мертвецов» Джорджа Ромеро в «Зомби», а Лючио Фульчи снял свою серию «Зомби»…
    • Быстрые зомби были введены в оборот в кино в «28 дней спустя», в играх — Resident Evil 4.
    • На самом деле — реконструкция. В ранних фильмах про зомби они были быстрыми.
  • «Хороший, плохой, злой» — деконструируя тогдашний вестерн, фильм сам стал каноническим вестерном.
  • Горбун Игорь — канон задала даже не деконструкция, а пародия. В комедии «Молодой Франкенштейн» этого уморительного персонажа слепили из двух каноничных (для ужасов Universal, не книги): слуги Фрица и громилы Игоря. С тех пор Игорь именно такой, как в пародии, — обязательный третий участник везде, где есть Франкенштейн и его чудовище.
  • «Крик» высмеял штампы молодёжных слэшеров и перенёс эту самоиронию на мета-уровень: теперь герои и злодеи помнят о существовании фильмов ужасов и сравнивают себя с их персонажами. Штампы ужастиков от этого не исчезли… но пополнились приёмами «Крика».
  • Фильмы по комиксам DC когда-то были лёгкие и смешные: сериал про Бэтмена с Адамом Вестом, «Супермены» Доннера… Новые каноны в комиксах задал Фрэнк Миллер (см ниже), а в кино — Тим Бёртон, сделавший Бэтмена зловеще-готическим. С тех пор среди обывателя есть стойкое мнение, что правильная вселенная DC это исключительно такой мрачный стиль. Даже снятые всего через 5-10 лет красочно-смешные фильмы Шумахера уже воспринимались как «неканон», зато мрачную трилогию Нолана приняли на ура.
    • Аналогично, Marvel это не всегда шуточки, цветные трико и семейные ценности. Там, как и в DC, бывали и лёгкие, и серьёзные комиксы, а в кино первой крупной экранизацией был вообще «Блэйд». Просто фанатам DC нравится считать свою франшизу более серьёзной и мрачной; они ожидают и даже требуют этого от экранизаций.
  • Поджанр «элевейтед хоррор» проделал это с ужасами в целом. Отказ от штампов, скримеров и весёлого трэша? Ужасы как артхаус? Ужасы как социальное высказывание? Теперь этого от ужасов и ждут!

Телесериалы[править]

  • «Светлячок», разумеется. Мало того, что удачной деконструкцией дал новое дыхание практически мёртвому жанру космического вестерна, так ещё и оказал влияние на такие столпы коспооперы, как «Звёздный путь» и «Звёздные войны» (в особенности это заметно в сольнике про Хана Соло и сериале «Мандалорец»). Сериал «Орвилл» также многое перенял от «Светлячка» и сделал деконструкцию своей фишкой, поэтому имеет все шансы однажды пополнить список в этой статье.

Мультфильмы[править]

  • «Шрек» в своё время высмеивал многие клише более ранних мультфильмов, а в результате стал чуть ли не эталоном современных.

Комиксы[править]

  • Комиксы DC до 1980-х — это вполне традиционная супергеройская франшиза с юмором и яркими костюмами, не сильно отступающая от Marvel. Деконструкцией, задавшей новые каноны, стали комиксы Миллера («Возвращение Тёмного рыцаря», «Год первый») и Мура («Убийственная шутка»), а чуть позже ещё «Смерть в семье» Старлина. Стиль лёгких и наивных комиксов золотого и серебряного века сменился мрачным неонуаром. На их фоне даже фильмы Бёртона потом казались не такими уж мрачными.

Аниме и манга[править]

  • Macross — деконструкция космооперы с меха.
  • Gundam — деконструкция супермехи создала реалмеху.
  • Evangelion тоже породил новый поджанр.
  • Puella Magi Madoka Magica стала самой успешной попыткой в тёмное переосмысление махо-сёдзё, что породило целую плеяду подражателей.
  • «Моя реинкарнация в отомэ-игру в качестве главной злодейки» — кажется, именно это ранобэ перевернуло с ног на голову типичный эскапистский шаблон «девушка попадает в игру в героиню и всех романсит», но прорвало целую плотину из подражателей и последователей, использующих новый канон «девушка попадает в игру в злодейку и меняет ее судьбу в лучшую сторону, попутно всех романсит».
    • Вообще первой была Koushaku Reijou no Tashinami (Благоустройство дочери герцога). Здесь появился канон открывающей сцены: финал игры, принц стоит рядом с главной героиней игры и требует ответа от злодейки, почему она издевалась над героиней, и нашей попаданке в злодейку нужно срочно придумывать, как выйти из положения живой и свободной.
  • Kaifuku Jutsushi no Yarinaoshi — именно она задала моду на негативизированные версии привычных фэнтези, где товарищи и окружающие типичного доброго и наивного героя упыри и сволочи всех калибров, а сам он терпит от них неисчислимые муки, после чего возвращается назад во времени и вместо типичного ОЯШевского всепрощения начинает загодя мстить всем и каждому долго и со вкусом, попутно активно насилуя и порабощая все живое.
  • School Days — деконструкция «гаремников».

Видеоигры[править]

  • Half-Life — для своего времени это была деконструкция жанра шутеров от первого лица того времени. Что там Джон Кармак говорил? Сюжет должен быть как в порнофильмах («просто чтоб был — но не так уж он и важен»)? Окей, пусть в игре будет полноценный сюжет, в котором есть какое-никакое развитие. Крутой накачанный морпех даёт леща пришельцам из глубин космоса? Не-а. Пусть главным героем будет научный сотрудник, а военные будут плохими парнями. Абстрактные уровни, где оружие лежит где попало? Эй, у нас тут не Dungeons and Dragons, так давайте сделаем уровни так, чтобы они выглядели как можно достовернее. А оружие нужно хранить в складах, а не в потайных комнатах. Как итог, Half-Life породила кучу подражателей, и разработчики поняли, что шутерам важны реалистичность и сюжет.
  • LSD: Dream Emulator — игра 1998 года про сновидения. Ни стрельбы, ни противников, ни какой-либо цели, ничего, кроме чистого сюрреализма, основанного, кстати, на записях из одного настоящего дневника снов. Автор намеренно плюнул на игровые каноны; в итоге имеем последователей вроде Yume Nikki и аналогичных по духу.
  • Penumbra 2 — если игроку не интересны экшн-механики в сюрвивал-хорроре, то почему бы их вообще не убрать? Игрок избавлялся от менеджмента патронов, кривой боёвки и ситуации, когда хоррор превращался в шутер после получения первого ствола. Отчасти возродил игромеханику старых игр (типа Clock Tower), и породил кучу инди-игр в жанре «бегай по лабиринту от монстра, иногда смотри кат-сцены» и такие игры как Outlast, Layers of fear и пр.
  • Resident Evil 4 также деконструировал игровой штамп, что зомби могут быть только в нарочито тягучих хоррорах… и породил орду экшенов с зомби.