Деконструкция

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Смолкли звуки сладостных песен, Сдохли в кущах все соловьи.

»
— Ну как-то так…
Роршах из «Хранителей» — деконструкция образа супергероя

Деконструкция — переосмысление. Термин изобретён французским философом Жаком Деррида в 1967 году.

Деконструкция разбирает текст до момента, когда вскрываются его предполагаемые внутренние противоречия между идеями, на которых основан. Цель — показать, что эти основания непреодолимо сложны, нестабильны или невозможны. Деконструкция в целом демонстрирует, что любой текст не является целым, а состоит из нескольких непримиримых и противоречивых смыслов, и потому интерпретация текста не может двигаться дальше определенной точки. Деррида называл эту точку «апорией в тексте», а само деконструктивное чтение называл «апоретическим».

Деконструкция появляется, когда автор подвергает сомнению какой-либо троп или жанр. Она может включать в себя альтернативную интерпретацию мотивов типичного героя, рассматривая, как определённый фантастический элемент повлиял бы на общество в целом, либо делая неприятные предположения, которые классическая интерпретация отметает или не обсуждает.

В целом, в художественной литературе есть два пути для проведения деконструкции:

  • Последовательно и неизменно использовать нужный фантастический элемент, показывая его последствия «в жизни» для «обычных людей», не скрывая ни плохих, ни хороших сторон.
  • Попробовать представить, какие условия в реальности могли бы этот элемент породить, а затем показать, как эти условия повлияли на общество в целом.

Естественно, обе техники могут встречаться как вместе, так и порознь.

Обратным деконструкции процессом является реконструкция. После того, как деконструкция покажет ошибочность и невероятность предыдущей фантазии, новые авторы реконструируют её, учтя критику так, чтобы она была более приближена к реальности. Наконец, устав от рамок жанра или набора штампов, кто-нибудь непременно его деконструирует.

Хорошим примером может служить архетип супергероя: сначала рыцарь без страха и упрёка, затем — рыцарь, у которого есть чувства, чуть дальше — рыцарь с проблемами, и в конце концов — злодей на стороне добра.

Содержание

Примеры[править]

  • Дон Кихот — Сервантес хотел написать пародию, а получилась деконструкция всей идеи рыцарства.

Супергеройство? А так ли всё просто?[править]

  • Watchmen является классическим примером деконструкции комиксов о супергероях. Алан Мур последовательно рассказывает о том, что происходит с людьми, которые однажды решили, что они стоят над законом. В лучшем случае они разочаровываются и уходят на покой, писать мемуары. В худшем — возможны варианты. И превратиться в озлобленного ожесточённого параноика — не самый худший из них…
  • Марк Миллар является большим любителем игры с тропами. Например, деконструкции образа супергероя посвящены Kick-Ass и новый MPH, о людях получивших сверхскорость благодаря наркотику.
  • Уоррен Эллис проезжается бульдозером по самой супергеройской тематике в своей неофициальной трилогии серий комиксов «Black Summer», «No Hero» и «Supergod». Последняя ещё и озаглавлена провокационным эпиграфом: «Мольбы о спасении летающим человеком вас погубят». А чего ещё можно было ожидать от автора «Transmetropolitan»?
  • Misfits — педаль в пол. Чуть ли не всё население Великобритании после мистической грозы получает суперспособности. В основном — невероятно отстойные, но иногда и полезные. Это порождает своеобразный рынок суперспособностей (появляется чувак, суперспособностью которого становится умение забирать чужие суперспособности и передавать их другим людям), злоупотребление суперспособностями (одна девица хочет выстроить утопию морализма, второй косплеит Иисуса, третий неудачно смотался в прошлое убить Гитлера, а вместо этого сделал его сверхмогучим) и прочую фигню — но никак не меняет жизнь людей в целом: они всё такие же тупые, жадные, злые и порой весьма трогательные твари.
  • А ещё есть межавторский цикл «Дикие карты» под эгидой Джорджа Мартина, где тоже с переменным успехом деконструируется супергеройство: все супергерои получают суперспособности от одной и той же инопланетной НЁХ (нефиг плодить сущности!), которая работает хардкорным рандомом: выдаёт самые разные суперспособности, но только одному проценту заражённых — ещё девяносто просто умирают в мучениях, а девять — превращаются в уродливых, всеми презираемых мутантов. При этом суперы остаются по характеру и мировосприятию обычными людьми со своими проблемами и слабостями, которые далеко не всегда можно компенсировать умением стрелять лазерами из глаз. Увы, для того, чтобы искоренить преступность и остановить войны, этого тем более недостаточно.
  • «Лига Справедливости: Боги и Монстры» — жёсткая деконструкция всех историй о Лиге справедливости и других подобных командах. Начнём с того, что местная версия Лиги — не столько благородная геройская организация, сколько грозная и внушительная сила, жестко поддерживающая порядок, которую опасаются правительства и благоговеет и боится простой народ. Супермен здесь носит генетический материал не альтруиста Джор-Эла, а ярого милитариста генерала Зода, воспитывался бедной семьёй мексиканских эмигрантов, не стесняется убивать, используя при этом все свои способности. Местный Бэтмен — это жутковатенький молодой учёный, обратившиеся в вампира в результате неудачного эксперимента, героем он стал, решив так сказать, убить двух зайцев одним выстрелом: и кровушки попить, и мир от плохих парней избавить. Ну а Чудо-Женщина здесь одна из новых богов, внучка правителя Нью-Генезиса (покинула родной мир после того, как её дедушка на заключении перемирия с Апоколипсом отдал приказ убить Дарксайда (!!) и всех его подчинённых (!!!), включая её возлюбленного — Ориона (!!!!)). А Лекс Лютор, которого все традиционно считали злодеем, оказался вполне положительным, хоть и весьма расчётливым чуваком, которого уже давно интересует не власть, а знания. Здесь вполне умирают хорошие люди, а порой и дети, ибо герои не всегда успевают спасти всех. А многие враги (такие, как Харли Квинн и Брейниак) живут недолго и умирают бесславно. Главным антагонистом оказывается самый неожиданный и неподходящий персонаж, но и у него были на то свои причины.
  • «Червь» — данное произведение полностью деконструирует само понятие супергеройства. Например, чтобы стать кейпом (супергероем), надо пережить какое-либо ужасающее событие, называемое триггером. Оно должно очень сильно повлиять на человека, чтобы тот получил силу. Но вот что после этого будет с таким человеком… Да и сам источник сверхсил тоже является загадкой. Несколько сверхсущностей даруют способности через шарды, которые позже помогут уничтожить мир, в котором они проявились.
  • Цикл «Super Powereds» — чтобы получить лицензию Героя, необходимо пройти четыре года обучения в одном из пяти ВУЗов страны, где существует эта программа. Но вот из более сотни кандидатов по окончанию отсеивания лицензию получает не более десяти в год (ну, по-десять за ВУЗ, то есть пятьдесят в целом). Думаете, это означает, что все Герои поголовно являются отборными символами доброты и ответственности? Не-а. Даже после этого Героям нужен богатый опыт, чтобы хоть как-то приблизиться к этому идеалу. Некоторые срываются, некоторые погибают. В книге «Корпы» группа молодых Героев крупно лажает, что приводит к крупной битве Суперов в городе. Естественно, жертвы среди мирных граждан и крупные разрушения неизбежны. Двоих из группы отстраняют от дел. Остальным дают шанс исправиться. А ещё в этом мире есть Суперы-террористы и большое количество Одарённых (людей с абилками, которыми они не могут управлять), причём три четверти людей с абилками являются Одарёнными, которых презирают и Суперы, и обычные люди. А что будет, если внезапно появится возможность превратить всех Одарённых в Суперов? Всеобщее братание? Ага! Щас! После десятилетий унижения? Вариант только один — тройная мировая война между людьми (которым порядком надоело быть на низшей ступени эволюции), Суперами и бывшими Одарёнными.
  • «Кодекс злодеев» — здесь многие злодеи показаны нормальными людьми, которые просто не вписываются в штамп «героя», тогда как немало «плащей» оказываются подонками, способными совершать любой акт злодеяния во имя добра. Самое плохое, что делает главная героиня — совершает пару ограблений, при этом так, чтобы никто не пострадал. Да и её наставник — бывший известный злодей Форнакс — теперь предпочитает сидеть тихо-мирно на работе менеджера в среднестатической компании, а также видеться с детьми по-выходным. Тем временем, группа героев решает, что им надоела современная бюрократия и перемирия между героями и злодеями. Они содействуют с ГлавГадом, который тоже хочет развязать войну между героями и злодеями. Ну и кто после этого герой?
  • «Музыкальный блог Доктора Ужасного»: единственный показанный супергерой — Капитан Молоток — является полным козлом и тупицей, которого, однако, все обожают. В комиксе-приквеле даже показано, что именно он виновен в том, что главный герой стал суперзлодеем, избив его просто за то, что он выглядел «умником».
  • Irredeemable и Incorruptible же!

Сверкающие доспехи среди бластеров и звёзд?[править]

  • Телесериал «Орвилл» деконструирует сам жанр космооперы, чем и примечателен.
    • Капитан и старпом угодили в зоопарк на планете Каливон, и, по законам жанра, каливонцы должны осознать, что люди тоже разумные существа. Ага, как же! Мы для них — не более чем животные. Поэтому попавших в беду офицеров можно выручить, обменяв их на подборку сериалов и реалити-шоу: это же целая бездна материала для изучения повадок! Причём на переговоры об обмене отправляется представитель кибернетической расы, признаваемый каливонцами за равного.
    • Когда у пары однополой расы мокланов рождается девочка, родители настаивают на хирургической коррекции пола, как принято на их планете. Одного из родителей удаётся переубедить, и он требует решения вопроса на трибунале. Экипаж корабля находит единственную женщину на планете мокланов, и, после того, как она произносит речь, да ещё и оказывается величайшим писателем и философом расы, суд не находит причин откладывать операцию.
    • Внедрившись на корабль враждебной расы криллов, капитан и пилот обнаруживают, что на его борту находится неатомная бомба, с помощью которой готовятся уничтожить сотни тысяч мирных людей-колонистов. Герои находят способ уничтожить весь экипаж корабля, кроме детей и девушки-крилла, с которой у них сложились тёплые отношения… Результат? Она теперь их ненавидит, да и дети прониклись не благодарностью за проявленное благородство, а жаждой мести.
    • Экипаж корабля сталкивается с путешественницей во времени, которая занимается… Исследованиями прошлого? Исправлением исторических ошибок? Да ничего подобного! Она ворует из прошлых эпох ценные артефакты (которые по хроникам как раз должны пропасть или быть уничтоженными, нечего тут парадоксы плодить) для продажи коллекционерам своего времени.
    • Экипаж обнаруживает планету, практикующую электронную демократию, в которой граждане голосуют за или против определённого решения. Утопия? Да ну? Там всё действует по-принципу соцсетей. Людям плевать на правду. Никакого суда и следствия за нарушения. Всё решает популярность. Двух человек арестуют за то, что не уступили место беременной женщине на общественном транспорте? Плохой поступок? Возможно, но она стояла за ними, а они просто были заняты делами, чтобы смотреть по-сторонам. Результат: один получает пулю в спину, а другой — лоботомию. Да ну её, эту электронную демократию, пока люди не научатся мыслить рационально!
  • «Восхождение Юпитер»: фильм представляет собой деконструкцию звёздных королей, вот только лучше он от этого не становится.
  • Star Wars: The Last Jedi — деконструируется огромный ворох старых шаблонов, пронесённых «Звёздными войнами» через десятилетия. Так плохо, что уже ужасно.
  • Captain Harlock (2013) — намеренная или нет, но деконструкция образа главного героя. Да, благородный пират. Да, со старым надломом в сердце. Да, сражается против крайне неприятных личностей. Только вот методы у него такие, что лучше бы уж он был тем самым головорезом, за которого его выдают власти. Нет, он не пинает собак и не идёт по трупам в привычном понимании. «Всего лишь» хочет уничтожить вселенную вместе со всем неразрешимым клубком проблем. И да, когда он в прошлый раз попытался проделать это в меньшем масштабе, то угвоздал Землю, вполне возможно, что непоправимо. Многим фанатам превращение чёрно-белого мира в чёрно-тёмно-серый пришлось не по вкусу (хотя, справедливости ради, в фильме хватает и более однозначных минусов, вроде плохо продуманного сеттинга и противоречащей самой себе предыстории).

Элегантное оружие цивилизованной эпохи?[править]

Вы ожидали, что если в научно-фантастическом или космооперном сетинге появится оружие ближнего боя, то оно будет более-менее гуманным и отлично подходящим для благородных воинов, и при этом ещё трудно крафтиться и требовать наличия сверхъестественных способностей? Ага, щас! Данная деконструкция также несколько пересекается и с «разборкой» образа космооперных «людей-плюс», которые обычно становятся счастливыми обладателями подобных устройств.

  • Собственно, даже в самой вселенной «Звёздных войн» есть оружие, которое, хоть и предназначено для ближнего боя, назвать полностью соответствующим Гаагским конвенциям язык не поворачивается. В приквельной трилогии засветились только электропосохи магнастражей, которые мало того, что используются только сепаратистами, а потом — имперской тайной полицией, так ещё и драться ими может кто угодно (а само оружие, судя по всему, производится на заводах, а не собирается вручную при помощи Силы). А что насчёт гуманности… скажем так, эти посохи использовались не только в бою, но и для пыток.
    • Подобного добра было особенно много в теперь уже неканоничной Расширенной Вселенной. Видать, не всем фанатам понравился идеализированный лайтсайбер.
    • Лайтсайбер изначально показан крайне поганым оружием в умелых руках. Да, форсюзеры могут сколько угодно превозносить его как «цивилизованное оружие», на деле же он очень хорош, чтобы искалечить врага, не убивая, что и проделывают многие персонажи. А отрубить конечность лайтсайбером — это больно, очень больно. А ещё светомечом тоже можно пытать. А можно приделать к рукоятке какие-нибудь дополнительные лезвия и оттяпать противнику пальцы.
  • WarHammer 40,000 — цепные мечи рвут плоть так, что кровь и мясо летят во все стороны, силовое оружие не менее брутально, а про псайкеров, способных в мгновение ока поджечь противника или содрать с него кожу, и говорить нечего. Причём всё, кроме псайкерских способностей, присутствует в стандартном вооружении Адептус Астартес.
    • А ведь есть ещё Тёмные Эльдары, для которых самое главное, чтобы жертва побольше мучилась. Оружие, которое предназначено для взятия в плен и последующих пыток до смерти, прилагается.
  • XCOM 2: дубинка «копейщика» ADVENT устроена так, что удар её в любом случае будет весьма болезненным, вызовет сильные судороги и на некоторое время выведет цель из строя, созданное на её основе оружие оперативников XCOM — тоже. Зато высокое останавливающее действие. Опять же, штампуется обеими сторонами в промышленных масштабах.

Фэнтези? А как насчёт вот такого?[править]

«Песнь Льда и Огня»[править]

  • Мартин (см. выше о «Диких Картах») вообще знатный деконструктор. Его opus magnum, сага всей его жизни — ПЛиО — изобилует деконструкцией самых разных первооснов жанра фэнтези. Из короля-повстанца, устроившего войну, чтобы свергнуть сумасшедшего тирана, выходит никакой правитель, пьяница и дурак. Его добрый, честный и справедливый советник лишается головы вместо того, чтобы восторжествовать над злыми интриганами. Законный наследник престола, которому помогает добрая (добрая, шланг мне в ухо!) волшебница — мрачный, неприятный и опасный тип, которого опять же бьют в хвост и в гриву.
    • Наследник свергнутой династии, верный заветам Пола Атрейдеса, бежит в страшные гребеня, встречает суровых дикарей, являющихся по совместительству мега-воинами, становится для них авторитетом и ведёт в победоносный поход за возвращение незаконно отобранного. Щас.
    • Рыцарский орден, стоящий на страже добра, защищающий мир живых от потусторонней хтони… который давно уже деградировал в банду убийц, воров и насильников. Которые действительно стоят на страже добра и защищают мир от потусторонней хтони, поди ж ты… в перерывах между бунтами и убийствами собственных командиров.
    • Рыцарь убил тирана и спас от лютой смерти семьдесят тысяч человек. Аплодисменты? Щас! Его за этот поступок все поливают помоями и называют Цареубийцей. Потому что убить законно коронованного короля, будь он хоть тысячу раз психически больной пироман — настолько страшно по местным понятиям чести, что спасение целого города этого не затмевает. А разгадка проста — все помешались на «покорности орудия»: боязно держать в руке «меч, способный осудить и рубануть собственного хозяина» (цитаты не из ПЛиО).
      • Ещё об этом рыцаре. Мыслима ли более зачётная деконструкция образа Ланселота! Первый меч королевства? Есс. Златокудр и хорош собой? Есс. Любит королеву? Есс. Вот только королева — редкостная сука и его родная сестра-близнец, он ей сделал трёх детей, старший — полное чудовище, и когда сестре грозит казнь, наш Ланселот вместо того, чтобы мчаться во весь опор спасать даму сердца, скачет за страшной бабой куда-то в леса к ещё более страшной бабе и исчезает с горизонта.
      • В этой рыцарской саге есть и ещё один Ланселот. С именем, куда уж прозрачнее, сир Лансель. Тоже любит королеву (ту самую). Тоже златокудр и хорош собой. Становится крепок в вере — столь крепок, что присоединяется к ордену боевых монахов, чтобы творить в столице полную арканарщину. В сериальной версии — даже становится командором при великом магистре Его Воробейшестве.
    • Прекрасная юная леди (в переводе на земные титулы — герцогиня) рождена на то, чтобы вдохновлять на благие дела и светлые подвиги своего прекрасного принца (будущего короля), а сердца загрубелых воинов будут оттаивать при одном взгляде на неё? Огануканешно. Прекрасный прынц оказывается конченой мразью. А герцогиня-несостоявшаяся-принцесса почти всех интересует лишь постольку, поскольку её можно использовать, благодаря её династическим правам расширив свои владения, или просто вволю побить и помучить, или вырастить из неё свою верную ученицу злодея… Один только изуродованный, страшный и грозный вояка питает к ней какие-то нежные чувства — но девушка сторонится его.
    • Трогательно-милая, настрадавшаяся, харизматичная юная королева хочет стать народной заступницей, искренне жалеет простой народ, страстно мечтает «всех спасти и всем помочь». И она не ограничивается хныканьем и вздохами — ей попало в руки супероружие, и она решительно берётся за дело. И что же?.. Она нифига не умеет править — и не спешит этому учиться. Она совершает ляп за ляпом. На оставленных ею территориях — беспредел (прежний уклад порушила, новый не построила); в кое-как контролируемом ею регионе — мятеж, экономический коллапс и моровое поветрие. Она подвержена приступам глупой мстительности. Она восстановила против себя собственных подданных — её начали считать монстром и экстремисткой, а в кадрах из шестого сезона сериала можно увидеть надписи на стене: «„Матерь“ — такая же хозяйка [рабов], как и все остальные!»
    • Один из самых светлых, порядочных и добрых (и при этом, что ценно, эффективных) персонажей саги, защитник обиженных, в известном смысле рупор автора — при этом далеко не ангел в быту. Бухает как не в себя[1]; трахает всё, что шевелится; озлоблен и мстителен. Не оскорбляйте его — он растопчет кисть вашей руки, переломав вам пальцы! Не шантажируйте его — он велит сварить вас в супе (буквально)! Докажите свою полезность и безвредность, иначе он хладнокровно прикажет вас утопить! А какого ещё поведения вы ждали от увечного человека, которому с раннего детства старательно давали понять: «Ты отброс, ты не нужен!»?..

«Князь Пустоты, или Второй Апокалипсис»[править]

  • Цикл Р. Скотт Бэккера «Второй Апокалипсис». Думали, Мартин — чернуха? Ха! Читатели Бэккера смотрят на Мартина как на розового пони.
    • Истинный крутой король из благородного древнего рода, который придёт и всех спасёт? Да, он таки пришёл! И начал всех спасать! И он таки действительно представитель благородного древнего рода! И крутой! Вот только он при этом совершенно бездушный манипулятор и хладнокровный убийца. И спасти хочет только самого себя. Ну, может, ещё свою семью. То, что от неё осталось. Путём слияния земли с Адом!
    • Шлюха с золотым сердцем? Неа, Эсменет — шлюха с нормальным сердцем. Когда она уже в императрицах узнала, как издевались в борделе над её дочерью, то велела вырезать и сжечь весь злачный квартал.
    • Рыцарь в сияющих доспехах, спасающий прекрасных дам и сражающийся в первых рядах? Ага, конечно. Жестокий до безумия маньяк-убийца, насильник всего, что движется, и каннибал, поедающий своих жертв заживо. Справедливости ради можно добавить, что Кутий Сарцелл был убит и заменён оборотнем-шпионом, а они все такие. Оригинал, возможно, подходил под этот троп.
    • Прекрасный народ? Все, как один, психи с хроническим спиннокинжальным расстройством.
    • Эльфийский король, могучий колдун и воин, друг людей, участник древних сражений с силами зла? Поприветствуйте спятившего от запредельно долгой жизни наёмника.
    • Ментор героя, могучий и при этом добрый маг? Есть такой! О, чёрт… он трахается с дочкой своей любимой женщины и намерен пойти на службу к силам зла, чтобы отомстить тому самому бывшему ученику, который увёл у него ту самую женщину…
    • Крутой генерал, отец солдатам? Ну да, именно такой. Но при этом готов на всё ради власти, считает себя богом и может заниматься сексом, лишь когда смотрит на своё отражение, поскольку по-настоящему в себя влюблён. А ещё он настоящий социопат, не знающий ни любви, ни совести, ни других человеческих чувств, кроме гордыни… И, внезапно, это делает его единственным нормальным человеком среди прочих Людей Бивня, поддавшихся манипуляциям Келлхуса.
    • Благородный дикарь? Ага, щас! Отцеубийца, безжалостный мясник и насильник. Но не судите строго: он и впрямь хороший человек, просто вырос среди потомственных почитателей Древнего Зла, мучился от собственного ума и бисексуальности, а насилует банально потому, что не знает, как ещё выразить свои чувства — у скюльвендов по-другому сексом вообще не занимаются. Но при всём этом он не бросит в беде женщину с ребёнком и вывезет их из пекла, рискуя жизнью. Двойная, а может и тройная деконструкция.
    • Боги добра и справедливости? Ну да, если вы сатанист. Поприветствуйте совершенно инфернальных сущностей, питающихся душами, от которых можно откупиться лишь жестокостью и фанатизмом. Точнее, нельзя, так как этим сволочам до лампочки, кто грешил а кто нет, так что любой «праведник» просто попадет в личный ад своего бога, а не в общий ад к мелким демонам.

«Первый закон, или Земной круг»[править]

  • Джо Аберкромби тоже знатный деконструктор. В светлой фэнтези добрые побеждают злых, в тёмной фэнтези злые побеждают других злых, в фэнтези Аберкромби хорошие люди делают свою работу. То есть режут, душат, грабят, сажают в тюрьму без суда и следствия, пытают и казнят ни за что ни про что. Чем человек лучше, тем лучше у него это получается. (с) Отзыв одного сильно деконструированного читателя.
    • Благородный герой-варвар, сражающийся на стороне цивилизованного государства, которому предстоит свергнуть короля-диктатора, захватившего трон его родной страны, и самому надеть на себя корону? Скорее, очень тёмный антигерой, носитель крови демонов, в бою превращающийся в натурального берсерка, так ещё и совершавший ранее в спокойном состоянии далеко не самые благородные поступки. И да, он таки убил короля и сел на его трон. И в следующее мгновение был свергнут и был вынужден бежать.
    • Воительница, стремящаяся отомстить за свою сожжённую деревню и тяжёлое детство? Совершенно неадекватная и неуравновешенная психопатка, расистка, нигилистка ненавидящая всё, что её окружает, ведущая бессмысленную партизанскую войну против родного народа. Но не стоит её осуждать, она, как и предыдущий пример, является носителем крови демонов, а её соотечественники — религиозные фанатики, поклоняющиеся пророку, который нарушил второй закон, разрешив своим последователям есть человечину. Да и в редких случаях способна на альтруизм и сострадание, хоть и старается не показывать этого. В общем, до зла с женским лицом ей буквально один шаг.
    • Мудрый ментор, могущественный маг с посохом и в белом балахоне, помогающий герою-варвару занять трон на Севере, а истинному наследнику престола в центральной стране? Псевдомилый злодей и полное чудовище, готовый лгать, манипулировать и посылать на верную смерть тысячи, лишь бы отомстить старому врагу.
    • Прекрасный золотоволосый принц и прекрасная золотоволосая принцесса? Первый — самовлюбленный и изнеженный пижон, бездарный полководец и насильник. А вторая — обнаглевшая в край стерва и лесбиянка.
    • Король тиран и милитарист? Да, но ему удалось объединить Север. Да и попытка превратить его в полноценное цивилизованное государство заслуживает уважения. Вот только методы, которыми он действовал, одобрили далеко не все.
    • Чудесным образом нашедшийся бастард умершего бездетного короля? Сын шлюхи, которому тайно покровительствовал верховный маг, чтобы посадить на трон марионетку. Причём удачливый — он ведь не один был в запасе.

«Сварог»[править]

  • Цикл «Сварог» тоже можно рассматривать как деконструкцию жанра фэнтези. Например, в «Летающих островах» могущественные лары могли бы уничтожить Глаза Сатаны без особых проблем, но этому мешает клубок интриг и бюрократии. Поэтому на тайную операцию по их уничтожению отправляют протагониста.
  • Сам протагонист, став королём и подмяв под себя практически весь единственный на планете континент, моментально обнаруживает, что «правитель» и «добрый» — очень плохо сочетающиеся понятия. Хотя остаётся субъективно добрым и даже время от времени вспоминает о совести.
  • Два воплощения всемогущего Князя Тьмы совершенно безо всякого пафоса, просто между делом, уничтожаются не таинственными заклинаниями и недоступными артефактами, а самым обычным, хоть и высокотехнологичным, оружием.
  • «Команда поддержки» главного героя, прошедшая с ним огонь и воды и всегда побеждавшая, глупо и бессмысленно гибнет в полном составе, отправившись на очередной подвиг.

«Меч Добра»[править]

  • «Меч Добра» Элиезера Юдковски. Фэнтези. Магия. Герой — попаданец и избранный, на чей счёт есть пророчество о том, что он должен будет выбрать между добром и злом. Злодей — тёмный властелин, правящий мерзкими народами Злоземелья и творящий Заклятье Абсолютной Погибели. Казалось бы. «Уничтожение равновесия», которого так боится маг, означает, что Властелин обретёт безграничное могущество. Он собирается использовать его, чтобы принести счастье всем и даром, и вроде бы нет никаких препятствий к тому, чтобы у него получилось. Вся тёмность властелина в том, что он не подчиняется законным правителям и якшается с тёмными народами. Они в свою очередь тёмные потому, что уродливые, непонятные и воюют против рас света. Что неудивительно, учитывая то, что расы света пытались их полностью истребить безо всякой причины.
    • И сразу же — деконструкция деконструкции: протагонист, даже пожертвовав собой в пользу этого Осчастливливателя Человечества, не спешит ему полностью доверять. Да революционер и сам себе не доверяет, в чём прямо признаётся.

«Плоский мир»[править]

  • Пратчетт, Discworld — деконструирует всё, что можно и что нельзя.
    • Герой-воин — да, вот несколько от 70 лет. Артрит, геморрой, отсутствие зубов прилагаются. Спасти девушку от жертвоприношения? Не вопрос, и ему нет никакого дела, что она не хочет быть спасённой.
      • Вот только он всё ещё величайший воин мира, кладущий врагов пачками, а при попытке интима с девушкой его одолевают сомнения — а справится ли она?
    • Могущественные маги. Кхм!.. Волшебники изо всех сил избегают магии и заняты интригами. Мир спасает самый слабый и самый трусливый (правда, не слишком человек, идущий в бой с каким-нибудь чудовищем, от которого все разбегаются/под которого приспосабливаются, похож на труса) из них. Обучение в Незримом университете поставлено из рук вон плохо. У автора правки, часто сталкивающегося с учащимися постсоветского пространства в их худшем проявлении, при упоминании аудитории, где «проводятся» занятия и «мы их поместим рядом со знаниями, может, что-то усвоят» (хотя сам метод-то рабочий, компьютер, например, большинство не-технарей осваивают примерно так) было стойкое дежавю.
    • Ведьмы почти не колдуют, а исполняют работу социальных служб и психологов.
    • Законный наследник придёт и займёт пустующий престол? Пришёл — и служит в страже, подчиняется патрицию (читай — наместнику) и не имеет ни малейшего желания возрождать монархию.
      • Также он является владельцем уникального абсолютно немагического меча. Зачарованных мечей — пруд пруди, а вот меч вообще без магии — пойди поищи.
    • Боги вершат судьбы мира? Как бы да. Вот только для них главное, чтобы им молились и приносили жертвы. Да, и ещё не сомневались в их существовании. Принятием жертв/молитв и наказанием сомневающихся/недовольных их активность и ограничивается. Впрочем, иногда они поигрывают людьми как в DnD.
    • Прекрасный народ. По прочтении понятно, что это безжалостные убийцы и дикие расисты, для которых все прочие формы жизни — максимум неразумные животные. Вот только действия самих эльфов могут у читателя породить сомнение в наличии у них разума (не считая королевы и нескольких старейших, прочие показанные ведут себя не умнее хищных зверей). А когда умерла королева, Смерть за ней не явился. Авторский недосмотр или у них нет души?
    • Да и сам Смерть, умный и воспитанный собеседник, любящий отец и дед, хороший хозяин, как-то не вяжется с образом Смерти из мифов и сказок.
    • Дева приручает единорога? Да, только деве за 70.
    • Незаконный сын короля при угрозе прерывания династии занимает трон. Только он, как и официальный наследник, отрёкшийся от престола, сын королевского шута. Правит новый король мудро, внедряя новые методы ЖИВОТНОВОДСТВА. Видимо, кроме Его Величества в теории сельского хозяйства во всей стране никто не разбирается.
      • Не разбирается. Вся остальная страна — сугубые практики, которым новомодные теории были бы до лампочки, если бы не исходили от короля. Да даже от короля — были бы до лампочки и тихо саботировались, но так уж вышло, что именно к этому королю они испытывают странное и противоречивое чувство, как к подростку, который, конечно, максималист и глупости говорит, но это же не повод его жестко обламывать, почему бы и не попробовать.
    • Великая и чистая любовь (тоже ведь типично для фэнтези). Да, отправлять девушке предложение по почте, живя с ней в одном городе. А потом, когда из-за прекращения работы почты оно не доходит, принять отсутствие ответа за отказ. И это житель прагматичного до мозга костей Анк-Морпорка? Свадьба через несколько десятилетий прилагается. У обоих уже взрослые дети. Н-да.
    • Дракона убивает волшебный меч. Да что ты каким-то прутиком, машешь, человече. Дракона «побеждает» маленький болотный дракончик.
    • Зомби — чудовища? А не хотите зомби в страже? Или во ГЛАВЕ влиятельной Гильдии? А ведь логично — юридический опыт мистера Криввса превышает срок человеческой жизни, а Реджа Башмака попробуй убей, учитывая, что он ужё мертв.
      • Орки — ужасные чудовища. Огромные, кровожадные, страшные, как сама смерть, точнее, гораздо страшнее, чем сам Смерть. Вот только единственный известный орк (кажется, последний в своём роду) работает посудомоем в Незримом Университете и думает о чём угодно, только не о том, как бы кого порвать на клочки и сожрать. Хотя мог бы без проблем.
    • Вампиры — черноленточники. Не пьют кровь, а глушат какао, например. Или работает фотографом, рассыпаясь в прах после каждого срабатывания вспышки. Или идут чистить чеснок/обрабатывать осину/на производство святой воды.
    • Верность родине, монарху, народу? «Патриоты» неоднократно вызывали кризисы («Пехотная баллада», «Патриот»), из которых страны и народы выводили прожжённые циники, для которых все слова о чести воина, любви к Родине, и т. д. и т. п. — пустой звук.

Dragonlance[править]

  • Dragonlance, вторая трилогия, по которой поставлен мюзикл «Последнее испытание». Что будет, если Тёмный властелин чужими клинками, обманом и манипуляциями добьётся божественной власти? Думаете, он наконец-то сможет повеселиться, устроив всему мир Ад при жизни? Нет, Ад при жизни-то у Тёмного властелина вышел, только вот мир, которым правит человек, неспособный создавать жизнь, хоть какую-нибудь, стал настолько быстро и ужасно разрушаться, что новоявленный Тёмный властелин предпочёл отправиться в прошлое, переиграть события к чёртовой матери и выбрать для себя участь хуже смерти.
    • Инстинкт старшего брата к ЭТОМУ младшему брату? Ой, господа, просто ой.
    • Поговорим также о попаданцах. Итак, в прошлое попадают трое человек — священница, воитель и маг, единственный, у кого в прошлом действительно были дела и кто готовился к этому путешествию. Спустя несколько часов воитель продан в рабство на гладиаторскую арену, священница сочтена… нет-нет, мы не говорим вам «сумасшедшая», дорогая, но вам выпали такие тяжкие испытания… В это время маг очень, очень тихо и прагматично выгрызает глотку противнику, ради которого затеял эту авантюру, занимает его место… и тщательно следит, чтобы никто не заметил подлога, а история не изменилась. Оставшиеся несоответствия подчистил очень удачно наставший локальный Апокалипсис.
    • (link)

      Отречение
      Романтическая любовь между служительницей света и служителем тьмы? Чистая, бесконечная, превыше времени, пространства и смерти? Право слово, лучше всего об этом рассказали в мюзикле по мотивам арией «Отречение».

Heroes of Might and Magic[править]

  • Внезапно, Heroes of Might and Magic IV. Фанаты Тройки ехидно смеются — мол, она вся и есть деконструкция Геройской серии… но речь не о том, а о сюжете кампаний. Чем были HoMM до того? Этаким стратегическим фэнтези, где сюжет вертится вокруг войны фракций. Если кто-то кого-то предал — то и расу сменил. Ну, или наоборот: идёт махач между кучей одинаковых замков, ибо кусять хоцца. А тут…
    • Рыцари — белая белизна? Да нет, обычные средневековые феодалы. В замках Жизни и интриги плетутся, и сепаратизм бывает, а недобросовестный рыцарь… нет, не в андеда или демона мутирует, просто тусуется с разбойниками и подделывает геральдические реликвии.
    • Варвары собирают Орду, чтобы пройтись кованым нацистским сапогом победоносным маршем по всей Ойкумене? Всё проще: хотят объединить племена, чтоб совсем не скатиться. Не все, правда.
    • Академия — добрый замок? Смотря какая Академия. Король Бракады хочет привести мир к согласию, лишив живых свободы воли. Джинн-приспешник поначалу тоже, но делает поворот направо. Милейшая протагонистка при всей доброте иногда перегибает с пацифизмом. И да, никаких радостных фейерверков в конце — Эмилия после финального боя становится инвалидом.
    • Эльф — мастер выживания в дикой чаще? Пф-ф. А если светский франт, на ходу обучающийся готовить походную хавку? За что он воюет с конкурентом, кстати? Да-да, не с демоном и не с королём мёртвых, а с другим эльфом, просто падлючим. А за эльфийку. Отношения у них тоже вполне человеческие.
    • С некромантом самый смак. Нет, по сравнению с Криганами они и так могут сойти за антизлодеев, но невинно пострадавший от крестьянского самосуда интеллигент, который всего лишь крал цыплят, в качестве Тёмного Лорда… В конце он ещё и окружённый толпой детишек ходит, натурально.
    • Хаоситка теперь не «матерь драконов» с наполеоновскими планами и уж тем более не апокалиптическая маньячка магической линии, а просто дочь пирата. Бандитка, в общем-то, заурядная, но хитрая и волевая. Несмотря на общую магичность замка Asylum (это почти как Dungeon, только вылезший наружу), коллизии сугубо бытовые, не считая борьбы против русалок, а повествование ведётся в стиле исторически-криминального детектива.
    • Ну, а в дополнениях «The Gathering Storm» и «Winds of War» сюжет неплох, но представляет собой сказочно-эпическое ля-ля на тему «борьбы против мирового зла» и «завоевания пятью государствами шестого» (впрочем, в первом есть всякие психологические заморочки героев, а во втором ещё жёстче деконструируют Жизнь, так что покатит).
  • Сюжет HOMM V в ту же копилку:
    • Славный рыцарь героически отражает полчища демонов, а его сильная и независимая королева сама пошла по пути героя и возлюбленные вот-вот должны встретиться, пройдя сквозь орды разделяющих их врагов? Ага, щас. Лишняя самоуверенность бывает смертельна, особенно для принцев. Но ничего, юный король завещает свой трон королеве, могучей как легендарные воительницы прошлого, теперь-то страна заживёт! Ничего подобного, умение махать мечом хорошим правителем не делает, более того, эта сентиментальная дура довела страну до трёх гражданских войн, перешла на сторону зла, побыла антагонистом и случилась похищенной и подменённой демонами. Хорошо хоть в конце хватило приличия от трона отказаться.
      • И демонов, кстати, никто не убивал. Славный рыцарь оказался юзером читерского артефакта, который изгоняет их обратно.
    • Злодей, сражённый красотой героини, сделал поворот кругом, очистился, вернулся и объединил родную землю, изгнав демонов, чтобы спасти свою любовь. Ну, спас. Теперь они будут править вместе? Чёрта с два — он из эгоизма предал родину, а потом и возвысившего его господина, вы действительно ожидали, что он трудился ради того, чтобы улаживать неприятности между кланами, участвовать в большой политике, исполнять церемониальные функции и заниматься другим управлением? Ничего подобного — он это сделал ради того, чтобы жить с возлюбленной в праздности в тайном убежище. Что, бросит сразу две страны? Что, народ страдает? Ну пусть страдает, немаленькие, выкрутятся.
    • Миру угрожает уничтожение и только объединённые некроманты могут помешать этому? Идите все конём, у нас свои разборки. Да-да, с теми самыми магами, которые предложили вам это куда как раньше.
    • Герой выступает, чтобы спасти страну от нашествия нежити? Чёрта с два, быстрее стараться надо было. Спасти мир? Ей, я думал, это моя личная месть была! И вообще больше с вами гулять не пойду.
    • Единственный нормальный человек, могучий, возвышающийся маг с огромным потенциалом, наконец-то явился, чтобы спасти мир? «Сбегать за спасателями» будет правильнее. Зря штоль персонажи из предыдущих пунктов качались?

WarCraft[править]

Ещё третья игра из серии деконструировала порядочно по сравнению с предыдущими. В WoW тенденция продолжилась.

«Меч и радуга»[править]

Здешние эльфы горделивы и надменны, гномы жадны и хитры, что куда там стереотипным евреям, а у дракона и вовсе обнаруживается три головы. Собачьих. Вдобавок он ещё и петь умеет, и разумеется, не собирался ни на кого нападать и похищать.

Преданья старины глубокой[править]

Славянское фэнтези. Дилогия (в будущем трилогия) Александра Рудазова. И сплошная (несомненно, сознательная) деконструкция всех сказочных архетипов — да и более поздних тоже.

« В мечтах ему виделось триумфальное шествие по Костяному Дворцу. Челядь кащеева разлетится, как сухие ветки, а потом будет героическая битва один на один. Конечно же, быстрая победа. Может быть, легкое ранение — чтобы потом остался героический шрам, напоминающий о великом подвиге. Злодей повержен, прекрасная Василиса спасена, их уста сливаются воедино на фоне рушащегося дворца… С чего вдруг дворец Кащея должен обрушиться, Игорь особо не задумывался — просто именно так ему это представлялось. »

Только вместо этого Кащеева стража притащила к нему Игоря, как котёнка, за шиворот. Да и самого Кащея не напрасно прозвали Бессмертным. А Василису он, как оказалось, вовсе и не похищал

  • Василиса — сама по себе деконструкция ее сказочного образа. Вместо несчастной красавицы — интриганка, попавшая в плен к Кащею, а затем и превращённая им в лягушку абсолютно заслуженно.
  • Иван-дурак, он же и Иван-царевич, то есть княжич — в сказках традиционно прокачивается, приобретает новые способности и новые полезные знакомства, и вообще, оказывается в итоге, что он-то на самом деле был всегда сильнее и умнее своих старших братьев, и теперь во всём превосходит их. А здесь он — действительно дурак. Просто феерический. И, хоть ему и везёт соответственно, но исправить всего, что он натворил, вряд ли когда-нибудь получится. Последний его «подвиг» — утопление острова Буян, средоточия магии в мире.
  • Ну а Кащей Бессмертный — разумеется, полное чудовище, кто ж ещё. И Змей Горыныч — чудовище. И слуги у Кащея все должны быть ему под стать. А здесь вот — и так, и не совсем так. Кащей не сам себя превратил в жуткий живой труп, лишённый каких-либо эмоций. Это результат пыток, которым его когда-то подвергли враги, а ритуал бессмертия, лишающий души и всех эмоций, провёл лишь, когда у него не оставалось выбора, в лучшие же времена его настолько дефективное бессмертие отнюдь не устраивало. И Змей-Горыныч — конечно, огромный трёхголовый дракон, с удовольствием пожирающий людей. Но когда узнаёшь, что он — последний в своем роде, а его родителей и весь остальной их выводок уничтожили люди — воспринимаешь с долей сочувствия. Ну а среди прочих слуг и приближённых Кащея есть самые разные: встречаются и откровенные чудовища, и демоны, и нежить, но есть и вполне порядочные существа, кое в чём — благороднее иных людей. А если учесть, что люди перед нечеловеческими народами действительно во многом виноваты, то и не всегда ясно, кому здесь следует сочувствовать…

Найденный мир[править]

Этот роман Андрея Уланова и Владимира Серебрякова представляет явную деконструкцию обручевской «Плутонии» и отчасти «Земли Санникова». Недаром же автор этих романов здесь сам участвует в экспедиции в открывшийся неведомый затерянный мир. Но, если у Обручева четверо героев, пусть и оснащённых по последнему слову науки и техники, проходят через всю Плутонию как на параде, и из всех опасностей выходят, не получая серьёзных повреждений, то у современных авторов даже куда более многочисленная экспедиция, состоящая не только из учёных, но и из военных моряков, несёт большие потери. А динозавры, оказывается, и не думают падать от одного выстрела, как у Обручева — напротив, они, как и положено рептилиям, обладают распутинской живучестью: так, не самый крупный, с человека размером, оперённый динозавр — дейноних, получив четыре смертельных раны, успевает ещё вспороть человеку живот. А о более крупных и говорить не приходится. А ещё динозавры, оказывается, отнюдь не выглядят как неуклюжая «смесь крокодила и кенгуру» — напротив, описываются, как, безусловно, огромные, причудливые, но по-своему гармоничные существа, отлично вписывающиеся в окружающую обстановку. А ещё они обладают куда более сложным поведением, чем можно ожидать: стадные их виды способны играть между собой, заботиться о потомстве. Как-никак, со времён Обручева прошло сто лет, за это время удалось узнать много нового о вымерших существах.

А вот метровых муравьев «не от слова метро, а от такого роста», здесь нет.

Да и сам Разлом в Тихом океане, сквозь который можно стало подойти к берегам существовавшей в Меловой период земли, отнюдь не просто так скрывался во льдах и не менялся за прошедшие тысячи лет. Есть намёк, что это — шутка или эксперимент каких-то таинственных сил либо достаточно развитых инопланетян, и к концу книги её герои опасаются, что теперь их собственный мир изменится до неузнаваемости.

Наконец, если доисторический затерянный мир в самом деле найдётся, кто сказал, что туда смогут проникнуть только русские учёные? В «Найденном мире» в Разлом проникают люди разных национальностей: кто-то, как и русская экспедиция, придёт туда сознательно, кого-то занесёт в Разлом случайно, а кто-то снарядит лишь военную экспедицию, не задумываясь, что именно представляет собой новая земля. Так что в итоге разгорается самый настоящий военный конфликт, унёсший жизней куда больше, чем все ящеры открытого мира.

А найденные там драгоценные камни и образцы драгоценных металлов не обсуждаются, как в «Плутонии», бескорыстными учёными, ищущими, как бы лучше предложить их народу — напротив, их прячут от своей же команды, обоснованно боясь, что людей охватит несовместимая с жизнью жадность.

Ну а знакомство молодого геолога Дмитрия Мушкетова с филиппинкой Талой с разбившегося американского судна — похоже, деконструкция тропа Джентльмен и прекрасная дикарка, и относится уже к «Земле Санникова», где один из героев уводит с собой онкилонскую девушку Аннуир. Там никто не задумывается, как она сможет освоиться в совершенно непривычных для себя условиях, среди чужих людей. В «Найденном мире», по крайней мере, высказываются опасения, что дикарке, даже самой умной и способной, в цивилизованном обществе может быть несладко.

«Охотники на драконов»[править]

При невнимательном взгляде здесь у нас вроде как предсказуемая анимационная сказка/героическое фэнтези. На деле же имеем около-космическую ветропанковую фантастику с элементами социальной сатиры, драмеди и постапокалипсиса, повествующую о профессиональных рисках и моральном становлении самопровозглашённых борцов с вредителями в очень и очень далёкие времена от Рождества Христова.

К слову, в этом мире каноничный рыцарь в сияющих доспехах (а такие встречаются), даже обладая отличной физической подготовкой, имеет меньше шансов победить в столкновении с монстром, чем лишённый гордости проныра, легко согласный обмазаться драконьим помётом, чтобы не дать себя почуять. Так что главные герои здесь — вовсе не паладины и Марти Сью, а почти самые обычные парни из «низов»: не шибко смазливые и удачливые драконоборцы-самоучки, полные завышенных ожиданий от карьеры и вынужденные проходить многолетнюю закалку неуспехами, а заодно — активно совершенствовать свои взгляды на жизнь, пока не прошла молодость. Но также, к своей чести, это неунывающие и энергичные ребята, для которых каждое новое задание является не столько возможностью обрасти славой/деньгами/рекомендательными письмами, сколько — поводом (как минимум) разобраться с внутренними тараканами или (как максимум) действенно помочь существу, до которого до сих пор не было дела никому другому.

«Сага о тёмной прибыли»[править]

  • Легендарный паладин, спасший принцессу из лап злобного колдуна — символ правды и справедливости? Ага. А хитрожопого манипулятора не хочешь? А потом ещё и короля своего убивает и на королеве женится.
  • Известная героиня-эльфийка, почивающая на лаврах прошлых подвигов. А может, ещё и пьянчужка и наркоманка при этом?
  • Великое пророчество об избранном, призванное вершить великие деяния. Вот только таких избранных за последние пару сотен лет набралось десятки, и большинство из них ничего не делало.
  • Орки — злобные твари, которых надо убивать, причём быстро? А вот и не все. Клан Гуз’варда решил, что хватит с них бесконечных набегов и убийств. Можно отстроить себе завод по производству лучшего в мире оружия и переквалифицироваться в торговцев.
  • Орда нежити под предводительством злобного некроманта-лича… члены которой постоянно ведут философские диспуты на тему кастовой стратификации орды по принципу типа нежити и проводят маркетинговые совещания, о том как правильно представлять орду живым.
  • Дворфы-алхимики (именно дворфы, гномы там тоже есть — отдельная раса) нашли способ создавать огромное количество золота. Богатство для всех? Ну да! Будто основы экономики в школе не проходили. Какое там богатство — экономический крах от девальвации драгоценного металла и уход от золотого стандарта.

«Последний кольценосец»[править]

  • Средиземье — всего лишь окраина континента (вроде нашей Скандинавии), за её пределами есть другие страны, народы и даже как минимум ещё один континент.
  • И в Средиземье, и вокруг него есть (о, ужас!) экономика и спецслужбы.
  • Мордор — «кузница мира», единственное нормальное индустриальное государство на планете, развивающее науку, промышленность, начавшее создавать летательные аппараты тяжелее воздуха, имеющее университет и парламент, закономерно приближающееся к овладению атомной энергией. Но при этом, на свою беду, зависимое от внешних поставок продовольствия.
  • Эльфы — светлый магический народ? Ну да, магический. Только вот людей они рассматривают примерно как своих домашних животных, которых можно гладить, а можно стричь. И самый страшный сон для эльфов — это люди, нашедшие свой источник могущества и ставшие с ними на одну ступень. Именно поэтому растущее могущество Мордора вызывает у них головную боль.
  • Война кольца спровоцирована про-эльфийским интриганом Гендальфом вопреки всем усилиям центриста Сарумана: достаточно было нескольких провокаций на торговых путях, чтобы Мордор, вставший перед реальной перспективой голода, решил обеспечить свою продовольственную безопасность силой оружия.
  • Орки, гоблины, тролли — просто человеческие расы, превратившиеся в нежить усилиями правильных историков, которые должны были как-то оправдать геноцид, устроенный под руководством эльфов на мордорской территории после победы.
  • Арагорн — ставленник эльфов, его династические права, мягко говоря, несколько туманны («На Севере каждый следопыт числит себя потомком Исилдура»). В меру умный, в меру жестокий, в меру подлый. В общем, обычный узурпатор. Кстати, тут же начал интриговать против эльфов и втайне собирать остатки мордорской науки и техники, как только понял, что ему отвели роль марионетки на троне.
  • Арвен — просто эльфийский наместник в Воссоединённом королевстве, чьё присутствие для порядка изображено в виде династического брака. Любовь? Какая может быть любовь между хозяйкой и домашним животным? (Любовь таки бывает довольно часто. А если речь идёт за секс — это называется зоофилия). Вы ещё вспомните за разницу в их возрасте, да: «А ведь с высоты моего происхождения не видно разницы даже между Исилдуром и каким-нибудь чернокожим вождем из Дальнего Харада… Но даже это пустяк по сравнению с главным — возрастом: ведь ты для меня даже не мальчишка, а младенец. Ну не назовешь же ты женой трехлетнюю девчушку — даже если та внешне будет выглядеть как взрослая…» (с) Арвен Ундомиэль
  • Назгулы — выдающиеся интеллектуалы, учёные, пытавшиеся спасти Мордор и его науку от гибели.
  • Пресловутое кольцо — просто безделушка с легендой, которую назгулы запустили в оборот, чтобы вбить клинья между противниками. Судя по всему, именно из-за него и именно Арагорн втихую прирезал Боромира, но в долгосрочной перспективе это эффекта не дало.

Попаданец? И чё?[править]

(link)

Оружейный историк поясняет, почему быть попаданцем не так здорово, как кажется на первый взгляд
  • Рассказ Александра Рудазова «Избранные» деконструирует институт попаданства. Там показывается, что никчёмные людишки и в другом мире никчёмные и ни на что, кроме рабского труда, не годны.
  • Виталий Зыков в обоих циклах Дорога домой и Конклав бессмертных делает то же самое, но более развёрнуто и завуалированно, в особенности во втором цикле. В нём один из второстепенных героев прямо говорит, что серая, никчёмная личность, не способная ничего изменить в своём мире, ничего не сможет поменять и в другом. И напротив, Личность с большой буквы останется таковой в любом мире. Что касается главных героев обоих циклов, то их автор последовательно проводит через ад, буквально уничтожая их прежние личности и взращивая другие, сильные и цельные. И до тех пор, пока новые личности полностью не заменят старые, личности чеховских «маленьких людей» и типичных русских интеллигентов, их лупят все и все, кому не лень, вытирают о них ноги, даже не смотря на то, что кое-какие «сверхспособности» они уже успели получить. Процесс заходит настолько далеко, что ближе к середине циклов уже непонятно, почему именно этим сволочам среди десятка точно таких же сволочей мы должны сопереживать.
  • В рассказе Харлана Эллисона «Иллюзия для драконоубийцы» та же самая деконструкция концепции попаданчества сделана на двадцать лет раньше Зыкова и на тысячи страниц короче.
  • «Мы погибнем вчера» А. Ивакина — группа попаданцев, оказавшаяся в районе Демянска в 1942 году, просто-напросто гибнет в боях. А единственный из них, кто предпринимает попытку добраться до высшего руководства, погибает при авианалёте, так и не доехав даже до штаба дивизии.
  • У Людмилы Астаховой и Яны Горшковой в «НЧЧК. Дело рыжих» попаданцы — головная боль для населения, ибо не всегда приятные люди, часто спиваются и употребляют наркотики, нечистоплотны и очень быстро размножаются. Проживают в собственном гетто, которое местное население без крайней нужды не посещает.
  • Re Zero Kara Hajimeru Isekai Seikatsu, KonoSuba и Drifters — пожалуй, три самые известные современные произведения из страны восходящего солнца, являющиеся деконструкцией попаданческого жанра. Первые два показывают (в первом случае упор делается на жестокость и драму, второе больше высмеивает и пародирует), что простым школьникам из современности в мире фэнтези будет непросто не то что жить, а банально остаться в живых. А третье показывает, что в мире фэнтези будет гораздо проще существовать и добиться успеха именно людям, жившим примерно в похожую эпоху (и добившимся успеха в ту эпоху), а не неженкам из XXI века, так ещё и под тщательным присмотром местных наставников.
  • Hai to Gensou no Grimgar — тот же смысл, что и в прежних примерах, только менее известно. Скажем так, если вы попали в фэнтезийный мир и впервые взялись за холодное оружие, можете ли уверенно заявить, что одолеете хотя бы обычного гоблина? А посетив город гоблинов, осознаете, что, убивая гоблинов за квесты и лут, вы не гордые «искатели приключений»™, а банальные мародёры и убийцы.
  • Ima, Soko ni Iru, Boku — а здесь герою-подростку совсем повезло: он попал не в фэнтезийный мир, а в постапокалиптический. Да ещё и на войну не за правое дело, а за идеи фикс безумного князька. То, что подросток выжил и остался человеком — уже нехилое достижение!
  • Futurama — с чего бы начать? Хотя бы с того, что главный герой — забитый омега, и уже в первом эпизоде показывают, как его все «любят». В будущее он попадает из-за глупой шутки, но ничего по сути не меняется. Он по-прежнему лузер, работа, по сути, та же самая. Да, в «Межпланетном экспрессе» на космическом корабле, но круто это выглядит только в твоих глазах, а для местных это рыдван, работающий на спирту. Друзья есть, но для них ты придурок, они не скрывают пренебрежения к тебе, и с такими друзьями врагов не надо. А в довершение всего девушка, которая тебе понравилась, скорее переломает рёбра (тебе), чем пойдёт на свидание. В общем, создатели хотели показать, что «лох — это судьба», и у них получилось на все 150 процентов.
  • «Бесконечное лето» — хорошая концовка рута Лены. Главный герой, попав из РФ 2000-х годов в СССР 1980-х, остаётся там вместе с любимой девушкой. Но глобально что-либо изменить у него не выходит: Союз всё равно разваливается и наступают лихие девяностые. Семён пару раз пытается использовать своё пост-знание, но это ему не помогает. В результате он проживает свою вторую жизнь как самый обычный человек (правда, в конце концов он всё-таки становится известным писателем).
  • «Попадец» — представитель «офисного планктона» даже в мире фэнтези остался посредственностью.

Вы ждали добрую сказку?[править]

  • Большинство современных полнометражных фильмов Диснея деконструируют… ранние полнометражные фильмы Диснея. Постмодернизм во всей красе.[2]
  • «Однажды в сказке»: ВЕСЬ сериал — одна сплошная деконструкция. Вот целая россыпь примеров:
    • Фундамент саги базируется на событиях, происходящих с семьёй Белоснежки. Практически во всех адаптациях это инженю, друг всему живому и девочка для битья у своей мачехи. Здешняя Белоснежка — крутая принцесса и лучница, которая не особо парится по поводу окружающей фауны. Вдобавок она харизматичный лидер и выдающийся оратор. Вот такой героине хочется подражать, в отличие от общепринятого образа.
    • Кстати, о её мачехе. Везде напирают на то, что это полное чудовище и злая королева, готовая пойти на всё ради собственного превосходства над всеми красавицами в мире. В сериале она, во-первых, получила имя (Реджина Миллс), а во-вторых — особую жизненную историю, бьющую рекорды по трагизму. Не говоря уж о том, что данная Королева — злодейка поневоле, надевшая позже на себя козлиную шкуру и ставшая мрачным добряком. А отомстить падчерице она хотела отнюдь не из-за красоты…
    • С лучшей подругой Белоснежки отдельная песня. Можно ли представить себе более зачётную деконструкцию образа Красной Шапочки! Молодая крестьянка по имени Руби живёт с бабушкой (кстати, та далеко не немощна и может постоять за себя в любой ситуации) и вынуждена зачем-то носить красный плащ. Деревню их нещадно терроризирует чудовищный волк, а против него бессильны лучшие охотники. И Руби, имеющая талант следопыта, решает разведать, кто этот монстр, заручившись поддержкой приятельницы. Лучше бы ей этого не делать… Кто ж знал, что волк — оборотень в третьем поколении, и им является она сама!
    • Также создатели «Однажды в сказке» имели привычку чудовищно смешивать родственные и дружеские связи персонажей, и понять, кто кому кем приходится, могут только самые бывалые фанаты. В сеттинге присутствуют герои чуть ли не всех известных европейских сказок, причём они сколько-нибудь связаны друг с другом. Принцип шести сезонов был таков: «И что ни шаг, то новая беда иль новый враг». В общем, нет мира в Сторибруке. Ах да, ещё: основные действия происходят в упомянутом городке, в штате Мэн, а вовсе не в сказочном мире.
  • Техно-опера «Русалочка» Виктора Аргонова, с утилитарной моралью и наноассемблерами.
  • «Шрек Третий». У Спящей красавицы — многолетняя нарколепсия. Не прошло ей даром то давнее ведьмино проклятье — казалось бы, давно снятое.
    • Рапунцель, оказывается, совершенно облысела и носит парик. Вот оно как — долго жить со слишком длинными волосами! Истощились и выпали. А если ещё и учесть, что всякие там злые колдуньи и прекрасные принцы использовали их как канат для карабкания…
    • У Золушки-то, похоже, шизофрения (сильно, видать, она старалась абстрагироваться от тяжкой реальности, пока жила у мачехи, третируемая ею!). Потому что на сильный стресс психика её отвечает реактивным состоянием и истерическим неосмысленным повтором окончаний фраз того, кто рядом ораторствует (в данном случае — Белоснежки).
      • А в более спокойном состоянии — Золушка то и дело ведёт себя неадекватно, чрезмерно фиксируется на малосущественном в ущерб важному. Тоже симптом. Как и периодические вспышки глупой восторженности на фоне общей эмоциональной уплощённости.
    • Белоснежка — классическая истеричка. А чего вы хотели, при её-то биографии?
    • Принц Чаминг — деконструкция прекрасного принца. Ну да, внешностью прекрасен, а вот личность у него довольно козлиная. А ещё он — маменькин сынок и не прочь завоевать любовь принцессы обманом.
  • «Легенды завтрашнего дня» — четвёртый сезон посвящён именно деконструкции сказок и сказочных существ, которые по вине Легенд попали в наш мир. Милые и добрые сказочные персонажи (вроде единорога или феи-крестной) оказываются далеко не милыми и совсем не добрыми.
  • 12 ji no kage ga naru — родня принца невзлюбила Золушку и отравила её, после чего принца женили на принцессе из другого королевства.
  • «Разочарование» — сериал состоит чуть менее, чем полностью, из деконструкции сказочных штампов.

Романтическая любовь?[править]

  • Евгений Онегин. Старше, чем радио. До А. С. Пушкина никому из романтиков в голову не приходило а) что девушка может признаться в любви первой; б) что мужчина может… просто отказать ей; в) что всё может закончиться плохо, и при этом не романтичной смертью героев, а просто… н-ну, не срослось у них!
    • Александр «наше всё» Пушкин далеко не одинок в этом. Его современник М. Ю. Лермонтов, в стихотворении известном по первой строке «Они любили друг друга…», деконструирует воссоединение в смерти, а его же «Герой нашего времени» — любовь к прекрасной дикарке и таинственной незнакомке.
  • Советский фильм «Сорок первый» — белогвардеец и красноармейка-снайпер на острове, трагическая концовка прилагается.
    • И литературный первоисточник — повесть Б. Лавренёва.
  • «Шрек». Просто «Шрек», дорогие вы мои ромео и джульетты, ненаглядные вы мои берены с лутиэнями.
    • Впрочем, любовь там действительно романтическая, очень нежная и искренняя… Между двумя ограми. Что может быть романтичней, чем играть с возлюбленной в «кто ядовитей пукнет» в грязевой ванне![3] Без воздушных шариков не та романтика, а шариков взять негде — ну так вместо них надуем воздухом живых (упс, уже неживых…) лягушку и змею!
    • «Шрек Третий». Безжалостно — но в то же время очень по-доброму — высмеивается страх современных (начала 21 века) муженьков перед отцовством. С детишками же хлопот невпроворот, они орут и не дают спать (или ещё чем интересным заняться), они писают и какают, они срыгивают и блюют, они всюду лезут и постоянно рискуют повредить самим себе, а то и дом сжечь нафиг!!! И ведь мало один раз пережить это испытание — нет, наверняка будут рождаться новые и новые, ка-ра-ул! Кому нужны эти спиногрызы! Возлюбленной разве что…
      • А возлюбленной тоже немножко не по себе. Подружки знай запугивают её тем, о чём в сказках обычно ни полслова: растяжками на коже живота молодой мамы, детскими «какульками» (с), детскими болезнями, порчей отношений с мужем, отчего «начнёт-де расползаться по швам брак как таковой»…
    • «Шрек навсегда». И опять то, чего в сказках обычно не показывают: у протагониста классический «кризис среднего возраста», да ещё и пародийно поданный. Героя задолбало однообразное[4] «долго и счастливо», наступившее после окончания всех его квестов. Герой впал в тоску. До того сильную, что даже, от большого-то ума, подставил всё и всех под козни коварного злодея — и только разрулив то, что сам натворил, научился ценить то, чем обладал.
  • «Холодное сердце». Принц, в которого влюбилась главная героиня, оказался подлецом? Как же так?! Ведь у них же была любовь с первого взгляда!
  • «Бесславные ублюдки». Хотите Ромео и Джульетту в декорациях Второй мировой войны? Получите: Ромео — нацистский герой, а Джульетта — одержимая местью еврейка. И закончится всё тем, что они пристрелят друг друга.
  • Byousoku 5 Centimeter — аниме полностью ломает представление о том, что любовь вечна. Даже если герои были не разлей вода в детстве, даже если потратили кучу сил на то, чтобы встретиться и немного побыть вместе, совсем не факт, что парень не перестанет поддерживать связь, а девушка не выйдет за другого. И никаких чудесных воссоединений в конце. Да, в жизни так бывает.
  • Kuzu no Honkai — по сути, является деконструкцией жанра романтика в аниме. Главные герои влюблены в далеко не идеальных учителей и изображают из себя пару, при этом игнорируя чувства тех, кто влюблён в них (однако, не прочь разделить с ними постель без обязательств), а под конец, так и не добившись взаимности от учителей, прекращают свою игру. И всё это сдабривается откровенными сценами, почти граничащими с хентаем.
  • Oyasumi, Punpun Инио Асано — главный герой в пятом классе с первого взгляда влюбился в новенькую, причём взаимно. В «школьные годы чудесные» они так и не смогли стать полноценной парой из-за проблем в семье парня и его постепенно формирующейся депрессивно-пассивной личности. Повзрослев, герои снова встретились и поняли, что несмотря на все свои тараканы в голове и непонимания, любят друг друга. Счастливый финал, «зализывание ран друг другу» и детишки в эпилоге? Ага, щас! Из-за токсичности, психотравм и комплексов люди и в реальной-то жизни разбегаются, предварительно помучив и себя, и партнёра, а у Пунпуна с Айко вообще страшно всё обернулось. Дети в финале всё же будут, но не у них. С Сачи у него тоже ничего толком не вышло, хотя её дочь и называет его папой. И мучения от «невыносимой радости бытия» у Пунпуна не закончились, потому что мангака решил, что жить гораздо труднее, чем умереть. И что эта полностью деморализованная, разбитая и потерявшая всякую цель в жизни личность будет делать дальше — вопрос тот ещё!
    • Umibe no Onnanoko того же автора. Девочку отшил старшеклассник и она с горюшки завязала «роман без обязательств» с влюблённым в неё сверстником, которого преследует чувство вины за смерть старшего брата. Только вот «секс по дружбе» превратился в обоюдный обмен не только физиологическими жидкостями, но и психологическими загонами, и ребята окончательно в себе запутались. Постепенно героиня поняла, что любит парня, только вот он с ней после всего, что между ними произошло, быть уже не может.
    • Инио Асано вообще обожает деконструкцию жанров «slice of life» и «coming-of-age», причём в очень жестоком и натуралистичном ключе. Знакомые автора правки до сих пор не решаются читать «Пунпуна», потому что подорвать хрупкое душевное состояние эта манга может запросто — автор и сам почти месяц отходил.

Бей зомбей, спасай Землю?[править]

  • «The Walking Dead» («Ходячие мертвецы») — комикс и телесериал, созданные под руководством Роберта Киркмана. Думаете, борцы с зомби — это такие паладины в декорациях постапока? Великолепная четвёрка друзей из L4D? Может, ещё и цветочков с глазами хотите? Да хрен там был. Зомби тут — даже не животные, а как погодное явление. В конце концов, некромантов или пришельцев нет, просто неведомый вирус покосил планету. Уже намёк на то, что косякнули-то ненаглядные Homo sapiens. И дальше всё о том… Сюжет (особенно комиксов) вводит в тотальный ангст живописанием нравов в группках выживших людей. Предательство? Местечковая диктатура? Изнасилования? Детоубийство? Каннибализм? Всё в комплекте! Ну ладно, это злодеи и примкнувшие к ним козлы. А что там у добряков? Общий принцип: если кто-то смелый, то наверняка впадёт в режим берсерка, а если добрый — то в лучшем случае наивный идеалист, а нередко и трус, которого жизнь будет закалять в режиме 24/7, пока не покроется каменной кожей. Протагонист, бывший полицейский Рик Граймс, почти в начале сюжета вынужден убить лучшего друга и своего спасителя за излишние притязания на власть в группе. Жена его с этим самым персонажем спала, к слову. Сын (тот самый КААААРЛ из мемов) пристреливает собственную мать, когда ту укусили; собственно, стёбный комикс основан на кадрах после той ситуации, а мы всё хохочем. Священник в группе жалеет зомби (!), а околобуддистский мужичок с шестом не желает убивать головорезов, только выводит из строя (это вредит группе). Бывшая забитая жертва домашнего тирана становится бой-бабой 100 уровня и впоследствии со скупой слезой убивает заражённую девочку, почти приёмную дочь. А что с Риком стало во время всей этой вакханалии? Успел зубами перегрызть шею бандиту, который пытался изнасиловать не только бой-бабу Мишонн, но и Карла. Мда. То ли ещё будет… Деконструкция удалась на славу!
    • В сайд-проекте «Fear the Walking Dead» добавляются ещё и злонамеренные власти с откровенно бандитскими методами и абсолютным небрежением к человеческой жизни.
  • The Last of Us — практически аналогичный пример. Ибо сразу после того, как началась эпидемия и закончилась еда, люди и показали свои истинную сущность. Приличных людей в игре можно пересчитать по пальцам одной руки, а постапокалиптическую Америку главным героям приходится делить с разрозненным тираническим правительством, революционерами у которых цель оправдывает средства и, само собой, группами бандитов, мародёров и каннибалов.
  • Crossed — очень жестокая и циничная деконструкция «зомби-апокалипсиса». Местные «зомби» — это заражённые «вирусом ненависти» живые люди, которые одержимы желанием пытать, насиловать и убивать максимально кроваво всех незаражённых (а иногда — и других заражённых). И они не вытворяют ничего такого, чего не сделал бы обычный человек, у которого внезапно пропали бы все сдерживающие его запреты и моральные преграды. Куча «на тебе!» в адрес большинства штампов, связанных с зомби, прилагается.
  • Becchin to Mandara — локальный зомби-апокалипсис начался после того, как этих самых зомби вражеские самолёты сбросили на квартал Сугинами во время авианалёта. И кто же будет зачищать от них город? Наверное, специальный отряд — всё-таки ситуация в сеттинге не такая уж катастрофическая. Но нет, расхлёбывает эту кашу компания маргиналов из городского сумасшедшего, который бегает без штанов и называет себя принцем Аситакой и двух напросившихся к нему в помощницы сбежавших из дома старшеклассниц: одна гопница с серьёзным психическим расстройством, а другая и вовсе житель Страны Эльфов! Очень тёмных эльфов. Если вообще существует. Выдадим им оружие и огнемёты, а вот насчёт защитных костюмов и даже нормального пайка извиняйте, не завезли — сражайтесь в чём есть (и в чём мать родила в том числе) и ешьте просроченные консервы. Девчонкам приходится спать в душной и тесной кабине заброшенного танка, не мыться, не бриться и не менять бельё неделями и мучиться от последствий пищевого отравления. Но не ждите весёлого трэша: из-за того, что все основные персонажи, мягко говоря, не в ладах с реальностью, повествование в манге очень рваное и представляет не то рассказ психотерапевту, не то предсмертные глюки — чего только стоит высовывающаяся из кустов Рей Аянами или внезапная стилизация под интерфейс RPG. И да, нелюбовь «принца Аситаки» к трусам и брюкам ему аукнулась — зомби укусили его прямо в это самое. Финал выжимает педаль в пол: Вельвет погибла под колёсами грузовика, куда её «толкнула Мандала» и сама стала зомби, однако сохранила человеческое сознание и эксперимента, а заодно экономии средств ради, её назначили новым смотрителем и оставили дальше зачищать Сугинами. Одноногую и одноглазую инвалидку-то! Мандала, которую Вельвет так и не сумела убить, стала пианисткой и устроила кровавую баню на интервью перед отъездом в Европу. А всё потому, что она, скорее всего, всего лишь плод больного воображения главной героини — это и объясняет часть сюра.

Гигантские роботы — это круто?[править]

  • Neon Genesis Evangelion. У нас отличная новость: мы сделали не совсем робота, чтобы бороться с не совсем чужеродными чудовищами. Пилотировать нашего робота может один человек из миллиарда, и этот человек — ты! Как это — не хочешь пилотировать? Не выдумывай, полезай в робота и не хнычь! Что, говоришь, ты никому не нужен? Нет, почему же — ты нам очень нужен, ты же пилот. Что, одноклассник тебя избил за то, что в процессе убийства очередного монстра ты разрушил дом, где жила его семья, и теперь его сестра лежит в коме? Так аккуратнее надо мир спасать, знаешь ли. Говоришь, даже сослуживцы тебя презирают и гнобят? А кто сказал, что пилотирование робота разовьёт твои личностные качества и ты станешь от этого крутым в повседневной жизни? И не спрашивай, зачем нам нужно, чтобы именно ты пилотировал робота. Тебе такие вещи знать необязательно, обойдёшься (и зрители тоже обойдутся).
  • Bokurano. Думаете, «Ева» деконструирует меху? Ха! По сравнению с Бокурано Евангелион — это история про розовых пони! Начнём с того, что сражения колоссов в городе — это реальные разрушения и смерти точно таких же живых людей, как и ты, пилот гигантского робота. Кстати, мы тебе не сказали, что робот использует тебя как батарейку, и после боя ты умрёшь, даже если победишь? А сможешь пересечь моральный горизонт событий для спасения своей Вселенной[5]? А захочешь ли ты вообще её спасать, зная, что всё равно умрёшь, и никто не заметит твоей жертвы?
  • Роман «Фиаско» Станислава Лема, часть первая. Это не аниме-деконструкция, как в примерах выше, это именно что реальные «мехи» (называемые здесь большеходами), в реальном мире и сделанные из реального металла! В итоге, большеход, повторяющий все движения пилота, в принципе, может двигаться со скоростью человека, вот только возникающие при этом перегрузки в металле и, особенно, сервоприводах конечностей, очень быстро выведут машину из строя. Так что двигаться пилоту приходится меееедленно и ооооосторооооожно. И не дай бог, забывшись, вытереть пот со лба, не отключив обратную связь — робот сам себе вмажет в лобовуху тяжеленной дурой-конечностью, и привет…
  • «Космоолухи», книга первая: да, ОБЧР — это круто, вопросов нет. А управлять вы им умеете? С такой техникой даже штатный крутой хакер (который на «ты» с любой вычислительной и электронной техникой, а также вполне сносно пилотирует корабль) с наскоку совладать не смог даже на минимальном уровне — куда там этим вашим ОЯШ

Война сделает тебя настоящим героем?[править]

  • Spec Ops: The Line — в игре наглядно показано то, как война превращает человека в безумного кровожадного психопата. Жестокая деконструкция самого жанра военных шутеров, которые лицемерно обходят неприглядную сторону боевых действий. Бомбардировка мирного населения зажигательными боеприпасами? Распишитесь, пожалуйста! Инфильтрационные лагеря и пытки пленных? Извольте! Глюки и ПТСР у главного героя после устроенного им кровавого безумия, которого вполне можно было избежать! Да, да, да!
  • BioShock Infinite — война превратила Букера ДеВитта в угрюмого жестокого головореза, алкоголика и картёжника с кучей долгов. И в скверного отца, продавшего своего ребёнка, чтобы рассчитаться с этими самыми долгами. И да, не все грехи можно смыть.

Классика неприкосновенна? Да щас![править]

  • А. С. Грибоедов, «Горе от ума» — Скалозуб настоящий полковник, фронтовик, спецназовец и по сути дела — единственный полностью положительный герой, тонко троллящий местное общество (первоисточник — К. Еськов, «Америка Reloaded»).
  • «Три мушкетёра» — мушкетёры подонки, алкоголики и предатели родины, Миледи — агент спецслужб и настоящая патриотка (Александр Бушков, «Д’Артаньян, гвардеец кардинала», и Юлия Галанина «Да, та самая миледи»).
  • «Собака Баскервилей» — Стэплтон был невиновен, его жена — неверная сука, злодей — доктор Мортимер, Холмс облажался (первоисточник — В. Щепетнёв, «Подлинная история Баскервильского Чудовища»).
  • «Остров сокровищ» — весь роман — намеренная мистификация Стивенсона, оставившего массу зацепок и намёков для расшифровки подтекста, почти что все герои — не те, за кого они себя выдают, события развиваются отнюдь не так, как описываются, и из-под маски приключенческой классики для детей и юношества лезет очень мрачное и кровавое произведение (первоисточник — Точинов, «Остров без сокровищ»).
  • А. Волков, «Волшебник Изумрудного города» — в образе Урфина Джюса Волков изобразил стереотипного еврея, захватившего власть в России в 1917 г. Урфин носит «шляпу без полей» (намёк на кипу), носатый, его имя в переводе означает «безродные евреи» (Orphan Jews) (первоисточник неизвестен, причаститься можно тут).

Научная фантастика[править]

  • «Мир Полудня» в целом — приглаженная помойка, построенная на садистском промывании мозгов в интернатах и неограниченно-беспредельных полномочиях КОМКОНа-2 (поддержано Лукьяненко и Харитоновым).
  • «Гостья из будущего» — Алиса прибыла из мира, пережившего ядерную войну (первоисточник — Карен Налбандян, «Постъядерный мир Алисы Селезневой»).

Гарри Поттер[править]

  • Да, деконструируют произведение, которое само по себе является постмодернистским. Пример — роман Э. Юдковского «Гарри Поттер и методы рационального мышления». Плюс, в среде фанатов популярна альтернативная трактовка о том, что Дамблдор — интриган и дамбигад, Волдеморт — идиот и самоуверенный мерзавчик (первоисточник — знаменитый фанатский разбор «Большая игра профессора Дамблдора», хотя «дамбигад» вдавливает педаль этого разбора в пол).

Детективы[править]

Классический детектив, рецепт которого ввёл еще сэр Артур Конан Дойл: совершается преступление, умница-детектив роет носом земле, его наблюдательный хронист тщательно всё подмечает, а в конце преступник пойман и детектив рассказывает, в чём же была суть. Дальше набирает моду герметичный детектив — замкнутое помещение, совершается убийство, один из присутствующих виновен в нём.

  • Эта формула так надоела ещё при Агате Кристи, что она же первая и начала её деконструировать. Кто сказал, что убийцей должен быть всего один из присутствующих? Пусть будут ВСЕ сразу, давая друг другу перекрёстные алиби и путая детектива! И почему детектив априори непогрешим? Пусть он и будет убийцей! Все игнорируют рассказчика? Прекрасно, он-то и окажется убийцей, просто недосказывая читателю пары фактов. А ещё можно сделать убийцей человека, которого якобы пытаются убить. Убийца придёт к сыщику, попросит помощи — а потом убьёт свою жертву, да так ловко, что все будут убеждены, что убить собирались убийцу. Преступник — тот, кто изначально вне подозрения? — А бабуля Марпл говорит: «Но ведь в жизни именно тот, кого заподозрили в первую очередь, обычно и оказывается преступником!» Публика была в шоке, критики в ярости, но поезд деконструкции было уже не остановить:
  • Преступление показано зрителю в самом начале, ещё до титров. Вы знаете, кто убил, как убил и за что убил. В чём интрига? Как именно полицейский сыщик Коломбо выведет преступника на чистую воду. Это уж даже не псевдодетектив. Это — антидетектив.
  • Детектив роет носом землю, замечает все улики и делает из них выводы? А что если детектив настолько толст и ленив, что отказывается покидать свой дом, а места преступлений осматривает его чрезвычайно наблюдательный помощник, потом рассказывающий всё своему напарнику? Ниро Вульф и Арчи Гудвин оказываются невероятно эффективной командой даже в таком случае.
  • Невероятно наблюдательный китайский судья раскрывает преступления силой своей дедукции? Это всё-таки средневековый Китай, так что пытками он тоже не гнушается. Призналась? Виновна!
  • Да, кстати, сам Конан Дойль уже начал деконструировать классический сюжет. Например, совершённое убийство может оказаться самоубийством, выданным за убийство — уж очень злодейке-покойнице хотелось подставить недруга. А может быть, никакого убийства и не было, а был несчастный случай, просто похожий на убийство.
  • Братья Стругацкие, «Отель „У погибшего альпиниста“» — «ещё одна отходная детективному жанру». Мало того, что никакого «убийства» на самом деле не было, и половина подозреваемых — инопланетяне или роботы, но и само применение детективного метода в данном случае приводит к трагическим последствиям.

Весело ли быть девочкой-волшебницей?[править]

  • Mahou Shoujo Madoka Magica. Вся концепция данных аниме и манги — это сплошной разрыв канонов жанра махо-сёдзё. Вроде как есть и пряничные ОЯШцы в фансервисных нарядах, и магия, упавшая им с неба, и няшные петы, и бессмысленно-тупое зло, с которым они борются. Да вот только за магическую силу надо платить своей душой и жизнью, бои настоящие и смерть там очень даже реальна, выживание и победа в бою — всего-навсего ещё один шаг к превращению в демона, милый пет — пожинатель энергии твоей же умирающей души, да и само зло, с которым надо бороться — это точно такие же дурочки, которые просто продали свою душу на один-два месяца раньше тебя.
  • Mahou Shoujo Site. Кандидатки в волшебницы — поголовно одержимые маньячки или забитые омеги с нелеченными психотравмами. И волшебную силу им дарят, по сути, только ради возможности восстановить, гм, справедливость, наказав тех, кто испортил им жизнь (и тем самым, объективно, увеличив количество ненависти в мире). И, кстати, вся «сила» находится в «волшебных гаджетах», и гаджеты эти может использовать любой (даже девочкой для этого быть не обязательно). Красивых волшебных тряпок не завезли, увы — сражайтесь в чём мама родила том, в чём в школу ходите. В качестве вишенки на торте — гаджет при использовании расходует жизнь пользователя, а предупредить об этом, как водится, не считают нужным.

ОЯШ и его гарем[править]

  • School Days — пожалуй, самый известный пример деконструкции жанра. Аниме начинается как вполне безобидный романтический гаремник, но уже вначале начинают закрываться некоторые сомнения из-за почти полного отсутствия юмора и зловещей неспешности. В конце добрый парень оказывается похотливым и эгостичным кобелем, а милые девушки преображаются в яндэрэ, что приводит к кровавой развязке.
    • Кроме того, стоит отметить, что именно поэтому многие фанаты оригинального визуального романа так не любят адаптацию.
  • Doki Doki Literature Club! — роман начинается как безобидный симулятор свиданий, а потом… Лучше не продолжать, ибо даже упоминание о том, что в романе есть спойлеры, само по себе является спойлером.

Консервы, радиоактивные свалки и выживальщики[править]

  • LISA — одна из необычных деконструкций жанра. В результате апокалипсиса погибли все женщины на Земле, а выжившие мужчины в отчаянии решили, мол, «сгорел сарай — гори и хата!» — всё равно их поколение последнее, и всего за десяток лет мир превратился в помойку, полную бандитов, маньяков и просто обезумевших фриков. А ещё местные драгдилеры толкают всем желающим наркотик под названием Радость, который превращает употребляющих в мутантов — невероятно сильные бесформенные горы плоти на радость Карпентеру. И вы думаете, что это самое опасное? Как бы не так! В большинстве своём мутанты удивительно инертны и ничем, кроме мусора на песочке, не интересуются, пока их палкой в глаз тыкать не начнёшь. Капризы ПМС-ной природы тоже особо не досаждают. А вот что могут сделать с людьми другие живые люди, зачастую даже не ради какой-то выгоды, а просто потому что захотелось — это действительно ужас! И есть один-единственный человек, который хоть что-то с этим пытается сделать, только вот преданные ему люди за его же спиной занимаются грабежами и мародёрством.
    • Сюда же и деконструкция образа выживальщика с ребёнком. Протагонист нашёл последнюю девочку на Земле и решил втайне вырастить её как родную дочь, чтобы она не стала инкубатором и секс-рабыней у какого-нибудь местного варлорда. Героический и достойный уважения поступок? Безусловно! Только вот нюанс и не один: наш герой — алкоголик и наркоман с медленно разрушающимся сознанием и пышнейшим букетом разнообразных застарелых психотравм. А девочка ему нужна по большей части из желания искупить вину перед своей погибшей сестрой Лизой, в честь которой игра и называется. Но себя-то он, конечно же, убеждает в обратном и постепенно защита превращается в тотальный контроль: ребёнка просто силой удерживают взаперти, заставляя наблюдать регулярные «папины» запои и бэд-трипы. Приправим это садистскими «тренировками». Педаль ночного кошмара и преемственности поколений в пол: то, как протагонист поступает со своей приёмной дочерью и сыном лишь с небольшой разницей повторяет поведение его собственного родителя. Собственно, и выросло из дочери (но не из сына — единственного светлого (во всех смыслах!) основного персонажа трилогии) ровно то же самое.
    • Вам ещё мало? Так вот, апокалипсис и вся история с усыновлением — часть плана главгада, ещё и умело сыгравшего на чувстве вины одного влюблённого дурачка, которому его покойная возлюбленная неслабо так покалечила психику. И ради своей поехавшей пассии он рад стараться мир уничтожить, а заодно и её «виновному» братцу жизнь попортить! А какая же роль отведена в этом плане спасительнице человечества? Обычной пешки, которую точно также уничтожат, как только переживёт свою полезность…
    • Ну и на сладкое немного про эту самую спасительницу. Мессия и ещё один шанс для человечества? Извините, но бедная девочка натерпелась настолько, что превратилась в полное чудовище с манией величия, готовое вытирать ноги даже о тех, кто искренне о ней заботится. И видела она всё это человечество в гробу. Примечательно, но точно такой же мразью и манипулятором была её тётя по приёмному отцу, из-за которой всё и завертелось. И тоже из-за мужского насилия. А представитель мессианского архетипа здесь только один, да и тот из-за своего идеализма нелепо погибает.

Классная школа[править]

  • Школа — весь сериал — деконструкция школьной жизни.
  • South park
  • Gakkou gurashi.- Строгие учителя , друзья-одноклассники , веселые мероприятия в клубах-кружках , шкафчики вдоль стен ... только вот все это в голове жительницы страны эльфов Юки , а в реальности самый настоящий апокалипсис , люди погибли и превратились в зомби и в живых остались только несколько девочки , среди которых та самая .

Примечания[править]

  1. Будучи лишён бухла, превращается в невротика с приступами вегетососудистой дистонии и паническими атаками. Что намекает, что именно таков он и есть, настоящий Тирион, а винцо он хлещет просто из-за отсутствия во вселенной транквилизаторов, в которых, в паре с антидепрессантами, реально нуждается.
  2. Что интересно, старые фильмы Диснея сами по-мягкому действовали в том же направлении: если в сказках принц мог увидеть мёртвую принцессу, тут же влюбиться и поцеловать её, то в старых мультфильмах Диснея принц и принцесса до этого должны были видеться хотя бы раз в жизни. Сейчас же и этого раза недостаточно, деконструкция идёт дальше и жёстче.
  3. Сцена из «Шрек 2».
  4. Хотя никто не мешал этому гопнику привнести разнообразие — если бы он по-настоящему этого захотел.
  5. Ведь если ты проиграешь в битве роботов, твоя вселенная будет уничтожена. А если победишь, будет уничтожена одна из параллельных вселенных. Таковы правила битвы.