Девять неизвестных

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Девять неизвестных
Слева направо: Севидов, Мефодий и Скарабеев.
Общая информация
Жанр
Страна производстваРоссия
Канал премьерного показаПервый канал
Когда выходил2005 год
Сезоны1
Всего серий12
Длина серии48-50 минут
В главных ролях:
Валентин ГафтСевидов
Егор БероевМефодий
Владимир ЕрёминАртур
Валерий БариновРадугин
Виктор РаковСкарабеев
Сергей ЕпишевАлек
« Нет, вы только подумайте! Какой сегодня день странный. А вчера всё шло, как обычно. »
— Эпиграф к первой главе...
« Боги говорят с нами лицом к лицу только тогда, когда у нас у самих есть лицо. »
— ...и к последней

«Девять неизвестных» — телесериал Александра Муратова по сценарию Владимира Брагина. Вышел в 2005 году, но несмотря на это, почитается образцовым представителем эстетики девяностых. Повествует о мистике, маньяках, колдунах, судьбе, любви и вере в Бога. От зрителей сериал получил неоднозначную реакцию: одни посчитали его псевдофилософской мутью, другие поставили в пример всему российскому кинематографу. Как результат, по телевизору «Девять неизвестных» теперь транслируют редко, зато в любом уголке сети, просто упомянув одну из озвученных в произведении тем, можно неожиданно столкнуться с преданным фанатом, который и сегодня назовёт его одним из лучших отечественных сериалов.

Название создателями позаимствовано, вероятно, у книги Тэлбота Манди[1] «The Nine Unknown» (на русский не переводилась). Оттуда же взята идея об одноимённом тайном обществе[2], хранящем опасные знания в секрете от остального человечества, чтобы оно себе по непросвещённости не навредило. Впрочем, в отличие от романа, здесь Союз Девяти играет незначительную роль в сюжете и представлен лишь одним персонажем.

Каждая серия здесь называется главой и имеет название и эпиграф. Эпиграфы взяты из дилогии Льюиса Кэрролла об Алисе, за исключением последнего, который принадлежит другому Льюису — Клайву Стейплзу.

В 2006 вышла новеллизация сериала за авторством того же Брагина.

Завязка сюжета[править]

Действие начинается в Берлине, куда Виктор Севидов, банкир русского происхождения с британским гражданством, приезжает для приобретения странного артефакта в виде черепа из хрусталя. Хозяин артефакта утверждает, что этот череп, если его попросить, способен исправить любое человеческое несчастье, но взамен заберёт у просящего что-то другое, дорогое ему. Однако Севидов, как ни странно, не спешит воспользоваться такой возможностью изменить свою жизнь; как становится ясно чуть позже, артефакт он приобрёл не для себя.

Сразу после покупки Севидова словно настигает какое-то проклятие. После приезда в Москву при непонятных обстоятельствах погибает его секретарь — миллиардер честно говорит, что убила несчастного упавшая на голову картина, но не может объяснить, как это произошло. Этот случай привлекает к нему внимание ФСБ в лице капитана Скарабеева, однако попытка последнего разобраться в происходящем кончается тем, что его в шоковом состоянии увозят в больницу. Тем временем заказчик артефакта Артур торопит Севидова, но тот почему-то не спешит отдавать череп. Сам Севидов планирует для решения своей проблемы найти человека с паранормальными способностями… и такой человек находится сразу же.

Мефодий Дарвин, добрый и честный парень, обладает целым набором сверхспособностей, и тем не менее не может найти себе места в жизни. Его попытка выиграть денежный приз в интеллектуальной викторине, пользуясь телепатией, срывается, когда он читает в мыслях противника, насколько тот нуждается в этих деньгах. Бизнес, основанный на способностях (вполне реальных!) к гипнозу и поиску потерянного, прогорает из-за плохо поставленной рекламы. И что хуже всего, его жена Татьяна больна из-за последствий травмы ноги, а он ничего не может сделать для улучшения её состояния. Поэтому, когда его друг Дмитрий, по прозвищу «Макарон», предлагает ему устроиться работать в открываемую Севидовым в Москве сеть банков, загипнотизировав интервьюера на собеседовании, Мефодий хватается за эту возможность. Но и здесь он в последнюю секунду сдаёт назад, не в силах переступить через свою совесть. На интервьюера это производит сильное впечатление, однако рабочего места для Мефодия он не находит.

Продезинфицировав душевные раны, Мефодий возвращается домой и обнаруживает, что жена его покинула. Её кот, которого она в оставленной записке попросила беречь, вдруг вздумал убежать из дома и забраться на крышу — и Мефодий не придумал ничего умнее, чем полезть за ним по пожарной лестнице. Сорвавшись, он едва было не расстался с жизнью — но, к счастью, именно в этот момент его находят телохранители Севидова, узнавшего о способностях Мефодия от того незадачливого интервьюера.

Севидов нанимает Мефодия для помощи, заодно рассказывая ему (и зрителям) подробности происходящего — о своей сделке с двумя загадочными магами, Артуром и Пифоном, о приобретённом артефакте, который он называет «Великим Уравнителем», и о том, что началось после покупки. Мефодию удаётся сразиться с преследующим Севидова полтергейстом, а на следующий день, при помощи знаний вернувшейся домой Татьяны и не без участия того же кота, установить с ним полный контакт и разрешить конфликт. После этого Севидов отдаёт хрустальный череп Мефодию на хранение, под честное слово, что тот не станет его использовать. Вот только Мефодий схитрил и не дал Севидову слова, после чего прибег к помощи запретной вещи, чтобы излечить болезнь Тани (других способов справиться с ней на тот момент уже не оставалось).

Великий Уравнитель, однако, исполнил эту просьбу витиевато — чтобы отменить причину, по которой Таня вообще заболела, он изрядно перекроил судьбы и Тани, и Мефодия, и Макарона, и даже ряда сторонних людей. Кроме Мефодия, память о том, как всё было раньше, сохранил один лишь Севидов. Последний решает обратиться за помощью к розенкрейцеру Гуго Лебранту, с которым несколько лет состоит в переписке. Но пока Лебрант едет, над двоими хранителями волшебного черепа вовсю сгущаются тучи: у заказчиков артефакта лопнуло терпение, и они собираются забрать его силой; в Берлине на след Севидова напали таинственные оккультисты, которых он интересует как участник некоего давнего эксперимента; а в подмосковном городе Пушкино, куда Мефодий отправляется увидеться с матерью, орудует серийный убийца

Персонажи[править]

Главные[править]

Алек (впереди-внизу) показывает Мефодию и Радугину статью про них на posmotre.li.
  • Мефодий «Миф» Дарвин[3] — протагонист. Молодой человек с твёрдыми принципами, нередко идущими во вред ему же, и мягким характером. Во время службы в армии получил ранение в правое полушарие, в результате чего приобрёл сразу несколько сверхспособностей: чтение мыслей, телекинез, способности к внушению (действует даже на неподдающихся гипнозу людей) и поиску потерянных вещей или людей, а также возможность чудесного обучения языку, для которого иной раз достаточно прочесть или услышать несколько слов на нужном языке. Несмотря на это, в начале он предстаёт как полный неудачник, не может найти себе работу и склонен искать утешения на дне бутылки. По мере развития сюжета его характер довольно сильно меняется.
  • Виктор Севидов (урождённый Самарин) — британский миллиардер и филантроп (но не плейбой и не то чтобы гений), родившийся в России. Довольно циничный человек, свободно пользующийся всеми привилегиями богача, но при этом далеко не лишён золотого сердца. Паранормальных способностей не имеет, хотя кое-каким защитным приёмам научился. Обладатель несчастливой судьбы: во время Второй мировой остался сиротой, детство провёл в немецком концлагере для военнопленных, где над ним ставили эксперименты, а за 14 лет до событий сериала лишился семьи. Последняя потеря подтолкнула его финансировать исследования в области жизни после смерти, проводимые парой магов, о которых речь пойдёт ниже.
  • Андрей Радугин, он же Гуго Лебрант — магистр ордена Розенкрейцеров (а точнее, великий командор главной коллегии ритуалов восточного предела Ордена Креста и Розы). Бывший физик-ядерщик (по словам одного из персонажей, академик и лауреат, а не какой-нибудь профессор Выбегалло). Обладает сильными способностями к целительству и ментальной защите, а также, внезапно, умеет бесконтактно открывать замки. Переписывался с Севидовым несколько лет, и сразу поспешил ему на помощь, узнав о произошедшем. В Москве встретился с Мефодием, для которого стал наставником. Член ордена Девяти неизвестных — последний как минимум в России.
  • Алек Азифов — ученик Радугина с непропорционально вытянутыми и тонкими чертами. Обладает высокоразвитыми слухом и осязанием: способен слышать на расстоянии в сотни метров, узнавать стоящего вдалеке человека по биению сердца, а коснувшись оконного стекла или стены здания, понять, сколько людей находится внутри, о чём они говорят и даже в каком они настроении. Эти способности делают его несколько нервным и трусоватым, предпочитающим, так сказать, кабинетную работу мага оперативной. Трудится над созданием периодической системы магических знаков; полагает, что она поможет ему обмениваться любой информацией с Мировым Разумом, наподобие языка программирования. У Алека есть характерный тик — волнуясь, он потирает руки, как будто умывает их.
  • Сергей Скарабеев — капитан ФСБ. Сын знаменитого футболиста Льва Скарабеева, сам же никогда не мог ни попасть по мячу, ни проявить себя на каком-то ещё поприще. При ближайшем рассмотрении видно, что он очень смел, довольно умён и начитан, и к тому же весьма нравственен — но невезуч до крайности. В компании Мефодия, Радугина и Алека пытается играть роль простого крутого смертного, нередко приводя к разрядке смехом. Однако именно ему удаётся остановить Пифона, причём дважды.
  • Левиафан, он же Артур Поляков — чёрный маг с соответствующими стилем и внешностью, не лишённый злодейского обаяния. Способностями (телекинез, внушение и, возможно, чтение мыслей) схож с Мефодием, но намного сильнее и опытнее; кроме того, умеет наводить иллюзии. Артур считает себя учёным без границ и жаждет любой ценой открывать неведомое, в особенности запретное. Однако у него есть принципы (которые он отказывается называть «моральными»): не обманывать деловых партнёров и никого не убивать. В дальнейшем мы видим, что от каждого из них Артур как минимум по разу отступил; что любопытно, своё наказание он получает за нарушение первого, через несколько минут после нарушения второго. Именно с ним Севидов заключил сделку: финансирование в обмен на возможность снова встретиться с погибшими женой и дочерью. Как выясняет Скарабеев, в прошлом Артур был членом секты «Братья Нефилимы», практиковавшей преступления с помощью нестандартных методов.
  • Пифон, он(а) же Алек Азифов — «брат» Артура по секте (после разгрома секты десять лет назад выжили только эти двое). В отличие от него, не ставит жизни других ни в грош. Как говорит Артур, «он мнит себя равным Мировому Компьютеру, и даже не прочь подхалтурить программистом». Себя Пифон искренне называет не человеком, а потомком падших ангелов. Уровень сил у него соответствующий — даже Радугин не рассчитывает с ним справиться — но из способностей долгое время известны только две: некая защитная аура, из-за которой его лицо невозможно сфотографировать без засветки, и манипуляция сновидениями. Связан с серийными убийствами, происходящими в Подмосковье, причём занимается этим из чистого озорства.

Значимые второстепенные[править]

  • Таня — жена Мефодия. Мягкая и спокойная, хоть и несколько замкнутая женщина, переводчица. Любит и поддерживает мужа, несмотря на его постоянные неудачи; при этом сама не хочет оказаться обузой для него из-за своей болезни. Готова была уйти из дома, когда узнала, что скорее всего охромеет. После перемены судьбы исцелилась, но забыла Мефодия. Важную роль в сюжете играет также подобранный ею на улице кот по кличке Брут.
  • Дмитрий «Макарон» Макарский — лучший друг Мефодия, эколог. В отличие от постоянно рефлексирующего Мифа, Макарон — человек действия и склонен к разного рода авантюрам, хотя результат схожий: он долго не мог найти себе постоянного занятия. Любит природу, музыку Джорджа Харрисона и Таню (причём последний пункт никак не мешает его дружбе с Мефодием). После перемены судьбы оказался богатым и успешным, но несчастливым человеком.
  • Вольфрам Сиверс, он же дядюшка Волли — реальное историческое лицо, как и появляющийся во флэшбеке Фридрих Хильшер. Оберфюрер СС и генеральный секретарь Аненербе, руководивший экспериментами над маленьким Севидовым. Постоянно является Севидову в кошмарных снах из-за установившейся между ними странной связи. На самом деле дух казнённого Сиверса живёт внутри сознания Севидова — таковы результаты эксперимента.
  • Павел — телохранитель Севидова (коренастый брюнет). Раньше служил в контрразведке, прошёл спецподготовку. Обладает обострённой интуицией. Зря Севидов не прислушался к нему, пока было время.
  • Микоша — второй телохранитель Севидова (высокий шатен). Простоватый парень, увлекающийся потусторонним. На самом деле гораздо хитрее, чем кажется.
  • Лилия Петровна — мать Мефодия, врач-реаниматолог. Очень близка с сыном и всегда на его стороне. Хорошо сохранилась, но личной жизни не заводит, потому что продолжает любить покойного мужа. Хотя с Радугиным у неё возникает взаимная симпатия, но тот сам говорит, что её сердце занято другим.
  • Александр Исповедев — полковник ФСБ, непосредственный начальник Скарабеева. Честный и бескорыстный служака, скептик и любитель картины Рериха «Брамапутра».
  • Альфред Хаген — шеф Европейского отделения нынешнего Аненербе (судя по фамилии, возможно, потомок основателя Аненербе Теодора Хагена). Возглавляет оккультистов, охотящихся за Севидовым. Владеет пирокинезом. Под видом Гуго Лебранта к Севидову приезжает именно он.
  • Моника Витальевна — начальница Макарона, высокая и корпулентная дама. Суровая бизнесвумен с громовым голосом, способная уволить проштрафившегося работника без объяснения причин. При этом лично к Макарону испытывает платоническую привязанность. Просила через Макарона помощи Мефодия на деловых переговорах. Ещё один случай, когда надо было слушать, что говорит чутьё.
  • Ирина Давыдовна — врач-психиатр, коллега Лилии Петровны. Добросердечная женщина и прекрасный специалист, не раз спасала безнадёжных больных. На её попечение оставляют Севидова, впавшего в астральную каталепсию. К концу повествования сильно сближается со Скарабеевым.
  • Лёнечка — младший брат Ирины, слабоумный безобидный парнишка. Из желания помочь ему Ирина и пошла в психиатрию. Несмотря на то, что сам Лёнечка может заблудиться в прямом коридоре, именно к нему приводит след серийного убийцы.
  • Данила Гуляев — капитан милиции, оперативник. Ретивый и грубый, но в целом добродушный человек. Впервые появляется как эпизодический персонаж, но затем вырастает до едва ли не одного из главных. Вышел на след Лёнечки и арестовал его, чем сразу заслужил сильную неприязнь Ирины. Позже стал дружен со Скарабеевым («Я капитан, ты капитан — мы с тобой два капитана!»). Его жизнь в результате сильно меняется, но он ни о чём не жалеет.
  • Палыч[4] — следователь, ведущий дело о серийных убийствах, коллега Данилы. Первоначально проявляется как въедливый мент, зазря докапывающийся до явно (для зрителя) невиновных подозревамых. Коснувшись его руки, Мефодий узнаёт, что перед ним самый настоящий оборотень в погонах: вынудил подозреваемую переспать с ним, подставил коллегу, украв с его стола документы, консультировал бандитов за деньги, и это только то, что лежит на поверхности мыслей. В придачу кармический Гудини: ни за всё это, ни за попытку убить Мефодия как опасного свидетеля, не заплатил ничем… хотя Мефодий намекнул, что претензий к следствию у него нет только «пока».
  • Константин Савич — серийный убийца, содержащийся в психбольнице на принудительном лечении. Причина его преступлений — неоперабельная опухоль мозга, вызывающая дикие боли и приступы агрессии. Когда держит себя в руках, вполне способен на человеческие чувства — например, дружит с Ириной и искренне сожалеет о своём нападении на санитара. В заточении рисует картины, на которых Алек обнаруживает связь с убийствами, происходящими сейчас. После того, как Радугин исцелил его опухоль, пришёл в ясное сознание, но не смог начать новую жизнь, задавленный чувством вины за совершённое, и покончил с собой.
  • Ростислав Дивов — адвокат с какой-то личной страстью к маньякам: берётся за все дела о серийных убийцах, а также коллекционирует их картины. В своё время защищал Савича, а теперь нанимается помочь Лёнечке, причём в качестве платы согласен взять несколько картин Савича, подаренных тем Ирине. Корыстный и чёрствый человек, хотя специалист неплохой. Предлагает вылеченному Савичу сделать из него суперзвезду, в ответ на что получает по морде. Потом ещё Ирина добавила, но всё равно не дошло.
  • Денис — молодой наркоман и мелкий преступник[5], напавший на Мефодия с целью ограбления. Позже неожиданно столкнулся с Пифоном, что поставило его жизнь под сильную угрозу.
  • Алёна — загадочная девушка, которую Мефодий видит во сне, а затем сталкивается с ней наяву. Марионетка Пифона; не то от осознания этого, не от от тоски по потере Алека, в которого была влюблена, попыталась покончить с собой.

Кроме того, сериал содержит массу ярких эпизодических персонажей, от забавной пары судебных приставов в исполнении Ефремова и Добровольской до не менее забавного толстомордого заключённого, поющего песню в сто пятьдесят куплетов. По мнению автора статьи, ради них одних уже стоит посмотреть сериал.

Цитаты[править]

Артур смотрит на вас, как на жертву своего гипноза.

Наряду с чудесами одной сцены сериал изобилует и чудесами одной фразы — как юмористическими, так и довольно глубокомысленными. Здесь приведены наиболее примечательные.

« — У меня временные трудности, я неправильно провёл рекламную кампанию. Понимаете, я правду написал в рекламе…

— Ну, Мефодий Иванович, вы даёте! Правду — в рекламе!

»
— Диалог Мефодия с судебным приставом
« Знаешь, я тоже иногда задумываюсь, зачем нужны люди... и вообще белковая жизнь. И пришёл к выводу, что космосу по барабану, есть мы или нет. Но мы, тем не менее, существуем!

»
— Макарон
« Древние не умели выдумывать!

»
— Артур о древнеегипетских мифах
« — Люди платят миллионы, чтобы залезть в чужие мозги, чужие письма. Тебе этот дар дала природа, и ты ни разу не заработал ни копейки — никого не предал, не обманул, не использовал свою силу во вред ближнему…

— Хотите сказать, что я неудачник?
— Ты дурень, Мефодий! Вот поэтому ты мне и нравишься!

»
— Циник Севидов очарован
« — Правда ли, что люди произошли от кошек?

— Неправда. Кошки — более совершенные создания.

»
— С Таней не поспоришь
« — Если есть загробный мир, почему оттуда никто не возвращался?

— Ну, ты мозгами-то поработай. Если все будут знать, что там у них ещё одна жизнь — все же расслабятся. Никто работать не будет, даже немцы… бардак начнётся!
— Но ты же работаешь.
— Так это я верю, а жена с тёщей — материалисты. Вот и приходится… а так, клянусь, давно забил бы на это дело!

»
— Беседа Павла и Микоши
« Я прагматик и верю во всё, что работает. Вы мне скажете, что существуют параллельные миры, что мысль материальна... а я представляю себе маленький консервный завод, где эту мысль шинкуют, как колбасу, заворачивают в банки и отправляют на рынок.

»
— Скептик Исповедев о своей работе с паранормальным
« Я раньше думал: как это может быть? Нас много, Бог один — за всеми не уследишь! А выходит, что мы все — часть его, и ему и следить-то не надо! И ещё я раньше не понимал, как это так: на всех места в раю и в аду хватает? А теперь понимаю, что у каждого рай и ад — свой… мы его всегда с собой носим!

»
— Тот же Исповедев, когда столкнулся с потусторонним всерьёз
« Вот и всё. Никакого волшебства — другая жизнь начинается! Я приму её, какой бы она ни была: я там не король, не кинозвезда, любовь — и та безответная… но она нужна мне. Наверное, просто потому, что она другая. И я счастлив только оттого, что есть такой шанс.

»
Последние мысли Макарона.
« Романтики хотят изменить мир. А мы, Математики, работаем только на науку. В крайнем случае — на себя.

»
— Артур о проблеме «физиков» и «лириков» среди магов
« Интернет — самый великий маг нашего времени. Задайте любой вопрос, и он ответит!

»
— Алек преувеличивает возможности поисковых систем
« Вера не нуждается в доказательствах. Истина не от ума идёт, а от сердца. Сердце не врёт!

»
— Скарабеев объясняет Даниле смысл фразы «Верую — ибо невозможно
« — Андрей Яковлевич, а вы верующий?

— Где-то верующий, где-то знающий. Но больше всего мечтающий...

»
— Радугин
« — Через науку и культуру мы пытаемся влиять на массовое сознание. Иначе говоря, мы пытаемся намекнуть людям, что Вселенная устроена не так, как они себе это представляли.

— Зачем?
— Это немного сбивает агрессию и тупую жажду наживы. Совсем немного.

»
— О целях Девяти неизвестных
« — Пойдём вместе? Быть человеком так скучно...

— Мне кажется, я ещё не был человеком.

»
— Пифон и Мефодий
« Человек всегда возвращается к человеку.

»
Сказано Артуром Пифону на том свете.

Что тут есть[править]

Основные темы сериала[править]

  • Суперспособности — это плохо — обыгрывается. Мефодию открывшиеся ему возможности долго не шли впрок. Телепатия? Будешь читать «не те» мысли и не дай Бог их озвучишь. Телекинез? «Стаканы двигать всякий умеет, вы покажите, что вы мани-мани можете заработать!». Знание языков? А какой в этом толк, если большая часть из них мёртвые, а остальные ты знаешь на поверхностном уровне? Да и вообще, настоящий волшебник должен уметь снимать порчу и венец безбрачия да питать космической энергией, а у тебя что — тьфу! Другие же маги и вовсе используют свои способности во вред простым людям, обманывая и грабя их. Но к середине сериала проявляется субверсия в лице Радугина, да и умения Мефодия начинают наконец идти на пользу делу. Так что суперспособности плохи не сами по себе, а когда им нет достойного применения.
  • Судьба-индейка — опять же. Хорошенького помаленьку, на счастье у Мирового Разума установлен строгий лимит. Счастье в личной жизни, плюс здоровье и безопасность близких, плюс богатство, плюс любимое занятие, плюс верные друзья (хотя бы один)? Это слишком много, чего-то всегда будет не хватать, а попытки наверстать одно неизбежно приведут к потере другого. Однако же и тут субверсия: в начале пути у Мефодия есть верный друг и любящая жена, но нет ни денег, ни занятия, да и жена нездорова; в конце же деньги и миссия появились, здоровая любимая обретена вновь, лучшего друга теперь можно встретить лишь во сне, и ещё двое старших друзей погибли, но появилось множество новых, не менее верных — то есть всё-таки сумму счастья в своей жизни можно увеличить, если выбрать верный путь.
  • Сделка с дьяволом — поначалу такой кажется сделка Мефодия с Севидовым[6], тем более, Мефодий предчувствует, что добром она не кончится. Но в куда большей степени это относится к договору самого Севидова с Левиафаном и Пифоном, обещавшими соединить его с погибшими родными. Подсвечивается неоднократно: сам Артур на полушуточный вопрос, дьявол ли он, с ухмылкой отвечает: «Я только учусь»; и его, и Пифона не раз именуют «демонами»; да и то, что они устраивают, вполне похоже на проделки тёмных сил. В конце Севидов приходит к выводу, что связываться с бесом было не нужно; чтобы вновь отыскать тех, кого любишь, достаточно просто любить.
  • Тайные общества и хранимые ими тайные знания — та самая тема, популярная в девяностые. Здесь представлены:
    • Розенкрейцеры в лице Радугина. Впрочем, позже Радугин сообщает, что из ордена вышел, но продолжает считать себя розенкрейцером по духу.
    • Нацистский оккультизм в лице старого Аненербе (во флэшбеках) и его обновлённой версии, отступившей от нацистской идеологии, но сохранившей знания, название и некоторые традиции своих предшественников. Фактически являются благонамеренными экстремистами — хотят с помощью вмешательств в сознание правящей элиты изменить мир к лучшему. Впрочем, что сами эти люди, не брезгующие брать заложников и убивать случайных свидетелей, считают лучшим для мира, ещё вопрос.
    • И собственно мифический орден Девяти неизвестных. По рассказанной Радугиным легенде, его основал индийский царь Ашока, потрясённый ужасными последствиями одной из своих битв. По его приказу все знания, которые могли принести вред человечеству, были собраны в девять книг, которые следовало хранить в тайне (хотя не очень понятно, как это должно работать). Эти книги, каждая из которых одновременно книга запретных знаний и манускрипт ботаника, с тех пор хранились в руках умнейших людей мира (утечкам информации оттуда мы обязаны боевыми искусствами и методами пропаганды). Члены ордена использовали знания оттуда только для защиты человечества, например, не дали Гитлеру сделать ядерную бомбу, а Хрущёву — повернуть сибирские реки. Пятая книга, «Ключи и двери», когда-то попавшая в руки того же Аненербе, играет (простите за каламбур) ключевую роль в сюжете.
    • Кстати, она является зашифрованным трактатом, а ключом к шифру, согласно сюжету, владел магистр тамплиеров Жак де Моле. Намекается, что и кое-какие знания из этой книги у него были…
  • Госбезопасность — здесь изображена с непривычной (хотя, учитывая сеттинг, не то чтобы неожиданной) симпатией. Скарабеев — персонаж однозначно положительный, при этом довольно комичный, а кое-где и трагикомичный; собственно, он и на эту работу попал, потому что ему нигде места не находилось. Его начальник Исповедев — честный патриот и профессионал, хитрый, но безобидный, и тоже не без комизма («Какие там у тебя успокоительные таблетки? О! А у меня другие»). Исключение — директор ФСБ в исполнении Бориса Щербакова, да и тот не палач и не игрок в престолы, а всего лишь мелкий бездушный карьерист, которого звёздочка на погонах заботит куда больше, чем жизни людей, которых он должен защищать. Да и вообще, вся система удостоилась едкой фразы от Исповедева: «У нас ведь как — если что-то толковое, сразу прикроют!».
« Ты знаешь, как возникло наше направление? Дочка бывшего президента посмотрела американский сериал. «—Папа, а у нас почему ничего такого нет? —Как нет! У америкосов есть — и у нас будет »
— Исповедев
  • Духовность — это хорошо — отношениям человека и Бога посвящена большая часть морали сериала. Несчастны как не нашедшие свой путь люди вроде Мефодия и Скарабеева, так и чёрные маги, считающие, что без всяких там высших сил во всём разберутся. Скептики типа Исповедева или Ирины изображены с симпатией, но при столкновении с потусторонним садятся в лужу и вынуждены пересматривать свои взгляды. Всем им противопоставляется мудрый Радугин, так или иначе влияющий на духовный рост всех положительных персонажей.

Внимание! Тропы в следующем разделе одним своим присутствием раскрывают некоторые детали сюжета, поэтому убраны под кат. Рекомендуется читать тем, кто уже посмотрел сериал.


Прочие тропы[править]

  • А 220 не хочешь? — зря Микоша не поверил, что Севидов в молодости почти стал чемпионом Ист-Энда по боксу.
    • Мефодий с перепугу выдаёт 220 Денису, которого принял за Пифона. Поняв свою ошибку, добавляет Денису (испуганному на тот момент не меньше) ещё 200… рублей.
    • Когда Мефодия пытаются прессовать в камере, 220 получает вся пыточная система. Начальник СИЗО едва ли не рыдает в трубку, как этот гад ему все основы работы порушил (что примечательно, даже не прибегая к насилию!).
    • Троп пародируется при случайной встрече Мефодия с Таней: «—У меня баллончик есть газовый, если вы приблизитесь, я его нажму! —Ой, пе-переверните его, а то в себя брызнете!».
  • Антигерой — собственно, любой из положительных персонажей. Мефодий честен, но безволен; Севидов очень твёрд, но не слишком морален; Скарабеев и честен, и упрям, но чересчур импульсивен и неопытен; Радугин обладает всеми недостающими вышеперечисленным достоинствами, но уклоняется от активных действий (что говорит о его мудрости, но иногда раздражает). Позже он подсвечивает, что только когда хорошие люди действуют заодно, у них может что-то получиться.
  • Антизлодей — опять же, почти любой отрицательный: у Артура есть принципы, у Аненербе — хорошие намерения, даже Сиверс когда-то, похоже, искренне привязался к своему «маленькому Виктору». Тем более отвратителен на фоне этих неоднозначных злодеев инфантильно-жестокий Пифон.
  • Антимагия — Печать Забвения, почти что ахиллесова фигня: нарисовать её может даже обычный человек, а маг, схлопотавший такую на лоб, не то что колдовать — говорить и шевелиться едва может. Причём эффект Печати всегда прямо пропорционален силе мага, и для маггла он будет нулевым.
  • Артефакт — Великий Уравнитель: узнаваемый, читерский и псевдороковой. А для Артура и Пифона он скорее макгаффин, потому что интересует их не своими способностями, а как источник энергии.
  • Варенье на завтра — Таня когда-то отшивала непрошеных ухажёров, говоря, что знакомится только с третьего раза. Мол, если три раза встретимся случайно — вот тогда это точно судьба! Что характерно, с Мефодием она познакомилась с первого.
  • Вечная любовь — Севидов, миллиардер и благотворитель, уж точно мог бы найти себе сколько угодно новых жён. Но кроме погибшей Любы, ему никто не нужен.
    • Мефодий и Таня друг для друга единственные. У Мефодия это к тому же наследственное.
    • Таня единственная и для Макарона, хоть он и уступил её Мефодию (см. ниже «Любовный треугольник»).
  • Волшебные кошки — Брут не то чтобы сам по себе волшебный (хотя иногда его поведение странным образом поворачивает судьбу), но духи родом из Древнего Египта его побаиваются. А если посмотреть между его ушей, можно увидеть демона (только аккуратнее, это же не бинокль!).
  • Враг силён твоим страхом — кредо Радугина. Он и Мефодия защищает освящённым крестом розенкрейцеров, который не поможет (но Мефодий-то думает, что поможет — и это главное!), и сам, сокрушив такого опасного противника, как Хаген, ценой сломанного посоха, резюмирует: «У меня одно оружие — ни капли страха перед тем, что они умеют!».
  • Гад-невидимка — Братья Нефилимы знают технику, позволяющую внушить окружающим свою невидимость. И если Артур её использует только для маскировки и забавных трикстерских проделок, то находиться рядом с невидимым Пифоном никому не пожелаешь.
  • Гладить собаку — многие (анти)злодеи этим занимаются:
    • Артур не убивает ни Мефодия, ни Макарона, ни Скарабеева, даже когда они встают у него на пути. А позже честно помогает Мефодию освободить Севидова.
    • Микоша снимает наручники с Севидова раньше положенного срока из уважения к нему. Кроме того, он явно жалеет, что пришлось убить Павла.
    • Хаген попросил спецназовцев отодвинуться от него, прежде чем сжёг своё тело. Те отделались лёгкими ожогами и испугом.
  • Говорящее имя — жену Севидова звали Люба, а маленькую дочь — Ангелина.
    • Когда вам желает приятного аппетита полковник ФСБ Исповедев, как-то сразу становится понятно, что будет не до еды.
  • Добрый доктор — Лилия Петровна, впервые появляясь в кадре, просит медсестру позвонить ей домой по поводу состояния одного из своих больных. На слова той «зачем я буду вас тревожить, вы и так не высыпаетесь…» отвечает: «Не позвонишь — я вообще не засну!».
    • И Ирина Давыдовна, для которой даже Савич, оборвавший не одну жизнь, прежде всего несчастный больной человек, нуждающийся в заботе.
  • Заткни ганнибало — в одном из кошмаров Сиверс начинает было описывать Севидову последние часы жизни его родных… и секунду спустя хрипит, пытаясь отнять от горла его руки. Просыпаясь, Севидов видит, что едва не придушил кое-кого наяву.
  • Крутой дедуля — Радугин, в студенчестве увлекавшийся туризмом, и сейчас способен ходить очень быстро (уж не говоря о его магии).
    • Севидов тоже в отличной форме для своего возраста. Стоит только взглянуть, как долго он переносил ужасный недосып, не теряя работоспособности!.
  • Любовный треугольник/Девушка выбрала друга — Макарон увидел Таню первым, сразу же влюбился, а Мефодия попросил прочитать в её мыслях, есть ли у него шанс на взаимность. В результате Таня влюбилась как раз в Мефодия. Надо отдать должное Макарону: прозлившись целый месяц и пострадав ещё несколько лет, он стал самым близким другом для них обоих. Даже помогал им переживать размолвки, иронизируя: «У меня личной жизни нет, вот и занимаюсь вашей!».
    • В той жизни, куда отправился Макарон, всё наоборот: это ему досталась Таня, а Мефодий для них обоих просто друг.
  • Меметика — ещё в детстве Севидова закодировали при помощи рождественского гимна «Тихая ночь». Теперь, стоит ему услышать эту мелодию, к нему возвращается образ Сиверса.
  • Микротрещины в канве — один из недостатков сериала:
    • Как много пил Мефодий? После изменения судьбы он показывает Севидову множество бутылок на своём балконе, свидетельствующих, что в этой жизни — очень много, да ещё и бузил по пьяни. Но ведь те же самые бутылки стоят на балконе и до этой перемены, Мефодий даже разбивает одну из них, когда выбегает за сбежавшим Брутом; при этом когда мы видим его пьяным, он вполне дружелюбен. А сам Мефодий на вопрос матери о том, пьёт ли он сейчас, говорит, что всего пару раз в жизни напился.
    • Ты и Вы — многие персонажи по несколько раз переходят друг с другом на «ты» и обратно. В случае Мефодия с Алеком даже подсвечен момент перехода на «ты», а вот Севидов всё никак не мог определиться, выкать ему Мефодию как деловому партнёру или тыкать как другу и младшему по возрасту.
    • Мефодий, обсуждая с Радугиным Пифона, подчёркивает его отличие от Артура, который избегал убийства. Но ведь Артур говорил об этом принципе только Севидову, с глазу на глаз, а Мефодий между этим моментом и обсуждением с Севидовым не контактировал. Откуда Миф это знает?
    • Бонус для пересматривающих — среди картин Савича, найденных Алеком в сети, на экране заметен и портрет Пифона. Просто чудо, что никто из троих не обратил на это внимания!
  • Мортидо — Севидов уже ничего не ждёт от этой жизни, его главная цель — встретиться с любимыми после смерти. Мефодия это довольно сильно тревожит.
  • На тебе! — разные персонажи редко, но метко проезжаются по:
    • Богачам. Севидов говорит, что финансирует ряд научных проектов в России «для души», а если бы, мол, души не было — стал бы самодовольным идиотом и купил какой-нибудь футбольный клуб.
    • Внезапно, телевидению. Оказывается, его появление — одна из неудач Девяти неизвестных, которые оттягивали этот момент, как могли!
    • Отдельно достаётся как раз спекуляциям на темы сверхъестественного в СМИ. Когда Скарабеев спрашивает, действительно ли ГПУ участвовало в экспедиции Рериха по поискам Шамбалы, Исповедев рекомендует: «Серёжа, перестань читать жёлтую прессу. И передачи по ящику на исторические темы не смотри — они ради рейтинга маму не пожалеют! Николай Константинович, прекрасный художник, искал в Гималаях свою Шамбалу, а наши ребята собирали разведданные на территории сопредельных государств. Материалисты они были — к войне готовились!».
    • И совсем уж внезапно — тем же тайным обществам. Радугин говорит о причинах своего ухода из розенкрейцеров: «Сейчас любое тайное эзотерическое общество быстро превращается в бюрократического монстра, со своей администрацией, бухгалтерией и отделом по маркетингу».
  • Навык Чехова — способность Мефодия понимать тексты на неизвестных языках неожиданно оказывается важнее для сюжета, чем телепатия и телекинез. Ведь он может расшифровать даже книги Девяти неизвестных…
  • Не в деньгах счастье — миллиардер Севидов не особенно-то счастлив. Да и Макарон, всю дорогу гонявшийся за длинным рублём, за один день принял решение избавиться от своей новой, богатой жизни, в которой был занят нелюбимым делом.
  • Нельзя просто так взять и... — сходить на тот свет за Севидовым, говорит Алек. «Льзя!» — хором отвечают Радугин и Мефодий.
  • Осрамиться по пьяни — именно так выглядит произошедшее с Исповедевым. Хотя на самом деле Исповедев был совершенно трезв, но над ним жестоко подшутил Артур.
  • Осторожная наука — так с потусторонним работает Радугин. Алек описывает его позицию лаконично: «Вы за то, чтобы всё узнавать, но ничего не трогать!».
    • А ещё это суть работы Девяти неизвестных.
  • Отсылка — кроме перечисленных выше отсылок к «Алисе», «Мастеру и Маргарите» и советской «Золушке», есть ещё отсылка к «Покаянию» Тенгиза Абуладзе в сцене, когда заблудившиеся Мефодий и Радугин выходят к храму.
  • Перенос личности в чужое тело — цель проекта «Сатчита». Именно этому хотят научиться члены Аненербе, а Пифон уже может, умеет и практикует.
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — когда Севидов соображает, что Мефодий не дал ему обещания, и звонит тому с угрозами и требованиями вернуть вещь, Мефодий отвечает: «Виктор Евгеньевич, я сейчас вызову милицию, пожарных и… Жириновского! И вручу им эту штуку как знак высшей власти!». Звучит смешно, хотя на деле представить себе Великий Уравнитель в руках Жириновского… как-то не по себе, да?
  • Прикинуться шлангом/Крутой в дурацком колпаке — Артур может неплохо замаскироваться, надев очки с толстыми стёклами и изменив манеру речи на сюсюкающе-шепелявую. Возможно, это самоирония Владимира Ерёмина, который близорук и известен своей работой в озвучивании.
    • У Пифона сменных дурацких колпаков полный шкаф: от тела Лёнечки до ложной личности Алека.
    • У Микоши колпак сидит неплотно и постепенно съезжает.
  • Проблемы с коммуникацией убивают — ироническая сцена с судебными приставами. Мефодий уже договорился с ними об отсрочке ареста имущества компании, но тут примчался Макарон и потребовал, чтобы Миф продемонстрировал гостям своё умение читать мысли. Мефодий, сам того не желая, раскрыл приставам неприятные факты друг о друге, и всё — прощай, бизнес!
  • Разум не вынес — с фитильком Скарабеев, проведший ночь в одном номере с Севидовым. Пришёл в себя довольно быстро, лечение ограничилось выписыванием успокоительных таблеток. Вероятно, этот случай закалил Скарабеева: в дальнейшем даже чертовщинка похлеще его не пронимала, хотя у любого другого после такой встречи с Артуром началось бы ПТСР.
  • Символическое имя — Радугин Андрей Яковлевич (фамилия намекает на все цвета радуги, инициалы — на буквы от А до Я). Можно трактовать как его всеобъемлющую мудрость, либо как позицию «весь мир — одно целое».
    • Имя Мефодия Дарвина — отсылка к двум людям, ставшими символами науки.
  • Сотряс — не простатит, за часок пролетит — двоим магам довелось быть вырубленными ударом по голове, после чего они довольно быстро пришли в себя и были вновь готовы к бою. Обосновано: они подпитываются энергией едва ли не от космоса, и поэтому обладают усиленной регенерацией.
  • Спаситель-разрушитель — Данила Гуляев. Может выбить дверь с одного удара, вот только важно заранее предупредить, какую именно.
  • Спецдефекты — ещё один существенный недостаток сериала. Нет, в некоторых местах всё выглядит довольно прилично, но вот эти взлёты и приземления Севидова… Сложно почувствовать, что его жизнь в этот момент под угрозой. И ещё непонятно, почему Хагена вырубил сброшенный сверху стол, когда было видно, что он успел его поймать.
  • Страна утренней свежести — Артур упоминает, что подземный ход к его дому был выкопан способом «три корейца». Вероятно, эти гастарбайтеры жили в той части Кореи, которая к северу от параллели 38° с. ш.
  • Участь хуже смерти — «астральная каталепсия»: состояние между жизнью и смертью, наподобие комы, из которого никто не способен вывести. Причём человек, судя по всему, остаётся в сознании
    • Савич вслух жалеет, что его не могут казнить. Он бы предпочёл смерть этой бесконечной боли, от которой не помогают никакие лекарства.
    • Судьба Сиверса. Вот так полсотни лет прожить запертым в сознании ненавидящего тебя человека, чтобы после краткого периода надежды снова оказаться запертым там, на этот раз без шансов когда-либо выбраться... неудивительно, что он истязал Севидова кошмарами.
    • А также судьба Пифона — вечность наедине с человеком, которого когда-то предал.
  • Хлипкий маг — собственно, здешние маги рассчитывают не на количество своих ХП, а на их быстрое восстановление. А так, если успеть достать мага обычным оружием, он будет не менее уязвим, чем любой человек. Подсвечено Радугиным: «Маги так могучи и так беззащитны!».
  • Ходячий крематорий — аверсия в случае Хагена (хотя Радугин именно так его и называет). Жечь немец умеет, может спалить человека как солому, но с самоконтролем у него всё в порядке.
  • Хроническое невезение — им страдают Мефодий, Макарон и Скарабеев. Первые двое вроде бы вылечились, с третьим сложно сказать.
  • Цветное настоящее, чёрно-белое прошлое — во снах Севидова. Субверсия: когда флэшбеки показываются как иллюстрация к рассказу Хагена, на них всё представлено в цвете.
  • Что стало с мышонком? — что же произошло с маленьким сыном Альтмана, прежнего хозяина артефакта? Можно только предположить: отец отправил его к доктору для осмотра. Возможно, доктор вместо прежней болезни заметил что-то более страшное…
    • На грани ляпа: в начале шестой главы к Хагену приходят двое его подручных… после чего один из них навсегда исчезает из повествования без видимых причин.

Примечания[править]

  1. Псевдоним Уильяма Ланкастера Гриббона.
  2. До Брагина к этой теме обращались многие фантасты, в том числе братья Стругацкие («За миллиард лет до конца света») и Лазарчук с Успенским («Посмотри в глаза чудовищ»), но роман Манди считается первым упоминанием.
  3. Совпадение с фамилией великого английского натуралиста случайное, хоть и с намёком. Как говорит сам Мефодий, его предкам Иван Грозный разрешил беспошлинно торговать вином. От сочетания «Дар-вино» фамилия и пошла.
  4. По телефону его называют «Михаил Игоревич». Если это не ляп, то можно предположить, что прозвище образовано от фамилии.
  5. Интересно, что его имя совпадает с именем внука эпизодической старушки из первой серии, тоже мелкого воришки. Впрочем, всё-таки вряд ли это тот же Дениска: внук бабушкину пенсию пропивал, а алкоголь с наркотиками не очень хорошо сочетается.
  6. К слову, Гафту довелось сыграть Воланда в постановке «Мастера и Маргариты» Юрия Кары.