Махо-сёдзё

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Девочка-волшебница»)
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Magical Girl. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

Махо-сёдзё (魔法少女, Mahou Shoujo) — жанр аниме, посвящённый похождениям девушек школьного возраста (от младших классов до выпускниц), наделённых магическими (или подобными магическим) силами и способностями. Устоявшийся русский перевод — девочка-волшебница, хотя дословно скорее «волшебная девочка».

По ходу эволюции жанра выделились три основных подвида, а также один типологический вариант, на самостоятельный подвид не тянущий.

  1. Мадзёкко (魔女っ子, majokko, дословно «девочка-ведьма») — изначальная форма махо-сёдзё [1]. Возникли как отдельное явление в 1960-е гг., но прото-примеры встречались в манге и в 1950-х. Произведение в стиле мадзёкко — это история маленькой и миленькой волшебницы, которая постигает азы магических наук и попутно взрослеет, учится жизни и личностно развивается, и может в процессе погеройствовать. Стереотипная атрибутика ведьм вроде полётов на мётлах, фамильяров и характерной одежды (в кавайной обработке) или принцесс (коими мадзёкко нередко бывали) вроде тиары-короны и жезлов-регалий обычно прилагается, но бывают и другие подходы. Изначально поголовно сёдзё, но с годами появились и заходы в вотчину сёнена. Знаковые представители: родоначальники жанра Ведьма Салли и Секрет Акко-тян и революционная по меркам времени Кудесница Мэгу-тян.
  2. «Волшебницы-воительницы» — более современный вид, который обычно и подразумевают, говоря «махо-сёдзё». Возник как плод игр со штампами и попыток разнообразить и улучшить мадзёкко; массовую популярность обрели в 1990-е. Здесь команда из двух и более девиц принимает дар сверхсил, включающийся посредством сцен превращения с катсценоподобным переодеванием в вычурные/милые/привлекательные костюмы (часто в наличии все три аспекта), и сражается с ордами зла, защищая Землю/Вселенную от хитрых планов главгадов. Основной акцент именно на постоянных боях со злом и превозмогании (обычно в обрамлении милой повседневности), геройства строго обязательны, и милое добро с кулаками красиво побеждает зло. По сути — японское прочтение супергероинь; часто воительницы даже летать-левитировать умеют, или хотя бы наделяются чемпионскими способностями в атлетике и акробатике. В то время как мадзёкко чаще всего были девочками младшего возраста, воительницы по большей части являются уже старшеклассницами, что прямо способствует объёмам возможностей для фансервиса. Бывают ориентированы и на мальчиков, и на девочек, и одновременно на всех; особо загнутые могут доходить и до сэйнэна. Знаковые представители: Sailor Moon, кодификатор всего жанра в современном понимании и его глобальный популяризатор, а также неувядающая Pretty Cure и Наноха.
  3. Деконструкции жанра, почти поголовно тёмные и острые — плод популярности деконструкций всего и вся; деконструкции были всегда, но в новом тысячелетии пошли потоком. Деконструируются в основном волшебницы-воительницы, но не только. Характерные для махо-сёдзё штампы обыгрываются тёмно и зло, девушки оказываются жертвами вселенского ужаса и злобных менторов, много психически и физически страдают и нередко гибнут страшными смертями. Определённо не для детей. Главный ориентир и законодатель мод здесь Puella Magi Madoka Magica, но яркими примерами стали и Mahou Shoujo Site, и Проект воспитания девочек-волшебниц.

Изначально жанр был сугубо японским, но после триумфа луны в матроске обрёл всемирную известность и обзавёлся фанатами во всех уголках света. Появились и неяпонские произведения, созданные откровенно по канонам махо-сёдзё, а влияние жанра стало наблюдаться даже на внешне не связанных с ним произведениях. Стереотипная эстетика махо-сёдзё — как сейлормунная, так и обращающаяся к иным ярким примерам жанра — обрела устойчивую популярность в сетевых и фандомных кругах; где-то её любят пародировать и представлять смешной, а где-то и просто получают удовольствие от смешения милоты, крутизны и фансервиса. И, конечно, почти излишне говорить о том, что для анимешников всего мира махо-сёдзё стали неотъемлемой частью собственной культуры.

Характеристика и история жанра в деталях[править]

Жанр берёт своё начало в... американском сериале 1960-х гг. Bewitched про замужнюю красавицу-колдунью, под впечатлением от которого были созданы самые первые махо-сёдзё, хотя некоторые прото-примеры с очень похожими чертами единично возникали в мангах и в 1950-е. Изначально жанр был представлен стилистикой мадзёкко (魔女っ子, majokko, дословно «девочка-ведьма» или «юная кудесница»), сильно отличающейся от популярных сегодня эволюций: героиня обычно представала в виде подмастерья колдовства, которая «я не волшебница, я только учусь», и магия в её мире была делом или обыденным, или мистическим, но «нормальным», почти как в поттериаде (и да, могла присутствовать даже школа юных ведьмочек). Эти первые махо-сёдзё были посвящены постижению юной милашкой-колдуньей как науки волшебства, так и её личностному росту и взрослению, и ключевая смысловая нагрузка ложилась именно на аспект постепенного превращения из девчушки в девушку как моральный пример и урок для девочек, которые и являлись их целевой аудиторией. Бывали также по совместительству принцессами-наследницами волшебных королевств, для которых процесс личного становления и взросления был прямым долгом в пути к наследованию трона. Магия героине была присуща изначально и составляла часть её обаяния для аудитории; применялась ей как в быту, так и для выполнения какой-либо текущей миссии, возложенной на неё как часть её обучения/взросления, и тёмных и острых последствий не влекла. И, да, эти первые истории фокусировались на одной героине, а злодеев могли и не иметь, или же противники мадзёкко на титул злодея просто не тянули. Рассматривались и межполовые отношения, практически всегда в детско-романтичном ключе: с любовью и женитьбой, но без физиологии.

Со временем попытки разнообразить сюжет и атрибутику мадзёкко породили находки, сегодня считающиеся для жанра хрестоматийными. Стали рассматриваться более нестандартные героини-пацанки и вводиться более чем одна героиня, появились враждебные героиням тёмные волшебницы, возникли истории с большими главгадами и апокалиптичными злодейскими планами, которым мадзёкко надлежало противостоять, а самих героинь стали всё серьёзнее при этом бить. Сформировались ставшие отличительной жанровой чертой сцены превращения девушки в «боевую» версию с обряжением в особые костюмы. Героини реже оказывались «урождёнными» волшебницами/принцессами и всё больше ОЯШами, одарёнными волшебством из ниоткуда по воле высших волшебных сил или продвинутого маго-королевства; образ фамильяра ведьмы причудливо эволюционировал в фигуру милого маскота с совершенно иными функциями. Помимо магии, сверхсилы стали даваться героиням подобной волшебству сверхпродвинутой техникой. Наконец, начала набирать обороты ориентация манг и аниме про девочек-волшебниц не только на девчачью, но и на мальчиковую аудиторию — не секрет, что истории про похождения прекрасных юных девиц с магическим даром, в особенности уже вступивших в половозрелый возраст и одетых в подчёркивающие женственную красоту и милоту наряды, интересуют далеко не только девочек, и фансервисный аспект начал проявляться всё больше. В итоге данные новшества начали собираться воедино и породили новый облик махо-сёдзё, который и стал с тех пор подразумеваться под этим термином. Наиболее знаковым и ярким воплощением стала великая и ужасная Sailor Moon, практически кодификатор махо-сёдзё в современном понимании. Именно с этих пор махо-сёдзё почти всегда выступают исключительно в командах, состоящих из разных типажей, каждый из которых представляет тот или иной вид девичьей привлекательности (каждому зрителю — своя любимица!), и как обязательные воспринимаются великая миссия по борьбе с великим злом как главный метод самопознания и самосовершенствования, чудовища недели как регулярные груши для битья, милый разумный волшебный зверёк-маскот, хенсины со спецэффектами и силуэтной обнажёнкой (которые можно вставить в каждый эпизод, сэкономив усилия аниматоров на хронометраж), пафосные фразы про борьбу за любовь, мир, надежду и дружбу и эффектно-непрактичные платья в качестве боевой формы волшебниц, причём чем платье вычурнее и чем больше походит скорее на свадебный наряд или предмет недели моды в Милане пополам со спортивным купальником, тем круче олицетворяемые им силы.

Присущее Sailor Moon скрещивание аспектов былых мадзёкко с жанровыми чертами супергеройских комиксов и использовании волшебных сил скорее в качестве боевых сверхспособностей, а не мило-ведьминских черт, породили новое жанровое направление, условно названное «волшебницы-воительницы». Здесь вовсю разыгалась ориентация махо-сёдзё на мальчиковую и мужскую аудиторию (хотя и девушкам вполне себе заходит): в этом поджанре сохраняются общие для жанра махо-сёдзё черты — девчата всё так же учатся и обращению с магией, и жизни, взрослеют и развиваются — но особый упор делается на частый и с любовью поданный экшн-вынос зла командой красавиц-старшеклассниц в волшебной/технологической форме с большим потенциалом для фансервиса, с концентрацией превозмогания и боевой составляющей в котором не каждый драчливый сёнен может потягаться. При этом классические волшебницы-воительницы сочетают в себе боевитость супергероики с идеалистичным романтизмом мадзёкко: героиням придётся сражаться, превозмогать, нередко пострадать и многое пережить, но в итоге добро победит зло, красота, любовь, дружба и надежда безусловно спасут мир, и все (кроме злодеев) будут счастливы. В дело иногда вступают и мужские персонажи, но по большей части на стороне тёмных сил, а парни-союзники у волшебниц по сравнению с ними — редкость, и в основном вся работа по спасению мира от чужеродных угроз ложится на хрупкие девичьи плечи. Эталонный пример поджанра — франшиза Pretty Cure, которая из года в год, вновь и вновь обыгрывает концепцию с разных сторон, но из амплуа не выходит.

Со временем попытки рефлексировать ситуацию изменили. Стало модно поднимать вопросы о жанровых чертах махо-сёдзё и деконструировать их по типу «а давайте без идеализма, серьёзно представим, каково неопытным молодым девушкам вдруг быть втянутыми в волшебные битвы насмерть против чужеродных чудовищ и при этом пытаться сохранить свою жизнь, личность, рассудок наконец?» С какого перепугу зверушки-маскоты вдруг будут одаривать сверхсилами случайных девчонок, и какие силы могут за этим стоять? Что будет с волшебницами, пережившими свою полезность? А кто вообще может волшебницей стать, и как, и какие это имеет последствия? Из этой деконструктивной рефлексии выросло жанровое движение, остающееся и сегодня на коне: попытки так или иначе препарировать бывшие традиционными черты махо-сёдзё и добавить сурового реализма и тёмной остроты (а то и вообще чернухи, в пику ассоциирующейся обывателями с жанром пряничности), регулярно оформляющиеся как психологический триллер, драма и хоррор, в особых случаях доходя до форменного вселенского ужаса. Бедняжки-волшебницы оказываются чуть ли не главными мученицами-жертвами сурового и жестокого мироздания или какой-то недоброй силы, которая прямо завязана как на дарованные им волшебные способности, так и на врагов, с которыми они призваны сражаться, или же одаривает и добрых, и злых девушек без разбора, и по ходу сюжета регулярно погибают, травмируются и калечатся (в отличие от иных махо-сёдзё, кровищщща здесь не просто котируется, а любима и уважаема), переживают кошмарные ситуации и зарабатывают ПТСР и иные проблемы с психикой. Здесь царят безысходность и отчаяние, выставляющие полных надежды и светлых чувств волшебниц обречёнными наивными инженю и с садистским упоением переламывающие их через колено, а вместо фансервиса регулярно выстреливает фан-диссервис, причём куда более сильно, чем обычно позволено фансервису. Безусловный кодификатор здесь — Puella Magi Madoka Magica, на которую оглядываются хорошо если не все деконструкции.

Сбоку от тёмных и острых махо-сёдзё возник также и малый подвид несколько иных деконструкций, в котором акцент делается не на темноте и остроте, а на нестандартности подхода к жанровым чертам: попаданчество в роль махо-сёдзё, рассмотрение судьбы волшебниц после выхода из обычного для жанра школьного возраста и в их дальнейшей жизни, превращения в девушек-волшебниц мальчиков, выставление махо-сёдзё как злодеек, выбор уж очень нестандартной тематики для образа волшебницы (магическая сила через суицид? А почему бы и нет!) и т.д.; в них дополнительно и по желанию могут опускаться даже такие считающиеся священными черты, как хенсин и чудовища недели, а в редких случаях даже устраиваться приближение к аспектам мадзёкко.

На выходе имеются три основных этапа-подвида махо-сёдзё, возникших по результатам двух волн переосмыслений и деконструкций: изначальные мадзёкко, «повзрослевшие» волшебницы-воительницы и преимущественно тёмно-острые деконструкции жанра. Несмотря на моду на последние, нельзя сказать, что век иных подвидов прошёл: засилье тёмных и острых деконструкций порождает спрос на более тёплые, ламповые и милые варианты махо-сёздё. В этом смысле лидируют всё же воительницы, в то время как мадзёкко в современности почти не производятся (из последних ставших знаковыми мадзёкко выделяется Cardcaptor Sakura, вышедшая аж в 2000-2004 гг.); влияние деконструкций тоже даёт о себе знать, поскольку более современные махо-сёдзё всё больше любят добавить реализма и чутка остроты, даже если история деконструировать ничего не собирается. Острые деконструкции, в свою очередь, не всегда тотально злы и иногда позволяют волшебницам достичь доброго и светлого, словно нормальным девушкам-воительницам, а изредка при этом даже выжить, несмотря на общие густо-чёрные тона. Также как тенденцию можно отметить частый уклон новых командных махо-сёдзё в юрийность и одновременное чурание романтизма девушек к противоположному полу как чуть ли не запретной любви, на 180 поворачивающее от изначальной обработки темы отношений девушек и юношей как неизменно важной стороны жизни героинь и их подруг; юри среди волшебниц не так уж редко встречалось и раньше, характерный для всего жанра анимешный феминизм ему всегда сильно способствовал, а японская мораль к гомоэротике среди юных дев относится снисходительно, но теперь ощущаются и влияние моды конца 2010-х на однополое всё подряд, и желание приманить побольше юрийщиков.

Типичные жанровые игры со штампами[править]


Ниже приведено сложившееся стереотипное представление о том, как выглядит отдельно взятый сезон/том махо-сёдзё наиболее популярного извода жанра. Сюжет, обобщённо представленный в данной рыбе с типичными опциями, является собирательным образом из главных и самых влиятельных представителей жанра; именно на подобное ориентируются как создатели новых историй про волшебниц, которые стремятся в этом что-то разнообразить или обновить, так и деконструкторы, которые смотрят на описанные идеи как на площадку для сноса, выворачивания наизнанку и иных сюжетных извращений.


И примерно так выглядят условно-обобщённые попытки деконструкторов с ним поиграть:


Примеры[править]

Классика жанра[править]

2000-е и наше время[править]

Неяпонские представители жанра[править]

  • «Winx» и «WITCH» — примеры западного подхода к махо-сёзде, что забавно, обе итальянского производства и обе созданы под большим вдохновением от «Сейлор Мун». В первой больше фансервиса, вторая немного посерьезней.
    • Lolirock — французского производства.
  • Также «Друзья ангелов»
  • «Сказочный патруль» — попытка пересадить жанр махо-сёдзё на русскую почву.
    • «Царевны» — ещё одна попытка. Смахивает на эпигонство, уж очень много сходства между двумя мультсериалами.
  • Сетевой роман Saga of Soul — оригинальное произведение про девочку-волшебницу — тринадцатилетнюю японскую школьницу с замашками рационального Поттера, коим роман явно и навеян.
    • Или это уже в раздел «деконструкции»?
  • «Леди Баг и Супер-кот» тоже нередко относят к неяпонскому махо-сёдзё. Причём присутствуют также элементы махо-сёнен (мальчик-волшебник).
    • Близко к обычной супергероике, но всё же налицо характерные жанровые признаки махо-сёдзё: способностями наделяют волшебные духозверушки-маскоты, для их включения герои проходят классические анимешные хенсины, а ежеэпизодические злодеи поневоле создаются главгадом с помощью вливания части своей силы.
  • Дочерняя четвёртому изводу My Little Pony субфраншиза «Девочки Эквестрии» — по сути форменное махо-сёдзё со сниженным акцентом на волшебном выносе зла и повышенным в сторону ситкома и на милую повседневность. В наличии: команда из старшеклассниц с чёткой идентификацией по цветам (не только одежды/волос, но и кожи, копирующей цвета шкуры пони-версий (за исключением Твайлайт среди основных героинь, у которой в человеческом обличье цвет кожи более светлый, чем в облике пони)); существо из сказочного мира магии, наделяющая их волшебными способностями, в лице Твайки из основной вселенной; угрозы из магического же мира и хенсин для использования основных волшебных сил для защиты мира обыденного. С каждым последующим фильмом количество жанровых черт махо-сёдзё только нарастало — во втором фильме был первый полноценный махосёдзевый бой против злодеек-пришельцев из мира магии, в третьем включился штамп превращающей обычных людей со слабостями и даже предметы в монстров «злой» магии и появился маскот команды в лице мелкого пса/параллельномировой версии дракона Спайка, в четвёртом добавилась волшебная бижутерия, на которую завязываются магические силы героинь. К моменту перехода в режим псевдофильмов-телеэпизодов серия уже полностью вписывалась в стандарты жанра, а в короткометражках они и действовать начали совсем как типичная команда юных волшебниц.
    • Материнская франшиза и сама создана под очевидным сильным влиянием махо-сёдзё. Хенсины не в наличии, но команда героинь явно построена по тем же принципам, что практикуются у волшебниц, а история Твайлайт идеально-дословно вписывается в стилистику мадзёкко (включая даже акцент на взрослении и последующее повышение по результатам достигнутого); в ранних сезонах основная сила главгероинь заключается в одним им подвластных магических «элементах гармонии», которые прямо зависят от их «силы дружбы» и работают точь-в-точь как добивающий злодеев луч победы у волшебниц — по сути это те же самые аксессуары для трансформации плюс оружие махо-сёдзё, просто без самой трансформации. Да и роль дракоши-Спайка тоже смахивает на маскота: он малополезен в битвах, но прямо связывает их с местной доброй королевой волшебной страны, которая и сама когда-то была носительницей махосёдзевых элементов и в первом сезоне служит в качестве ментора Твайлайт, аки волшебница-ветеран для новенькой. В конце четвёртого сезона единичный хенсин таки имел место, но после этого не возвращался. По ходу множащихся сезонов, однако, черты махо-сёдзё (и очень многое другое) растерялись вплоть до выпадения из сюжета почти всего вышеупомянутого.

Деконструкция, пародия и прочие игры со штампами[править]

  • Mahō no Princess Minky Momo — один из первопримеров ещё зарождающегося тогда жанра. Типичные приключения девочки-волшебницы, однако в середине мультсериала главная героиня теряет все свои магические силы, в следующей серии умирает, попав под колёса грузовика, а все события последующих эпизодов являются снами перерождённой в семье своих приёмных родителей Момо-младенца
  • «Mahou Shoujo Madoka Magica» — ввергающая в ужас деконструкция жанра. Считается чуть ли не родоначальником жанра-деконструкции махо-сёдзё, но разумеется это не так. Скорее это первая деконструкция, ставшая популярной в массах.
  • Mahou Shoujo Site — тоже изрядно злобная деконструкция с элементами триллера и чернухи. Или же что ближе к правде, наоборот, чернушный триллер с элементами махо-сёдзё, и его деконструкции. Удар Чака Норриса ногой с разворота ниже пояса всему жанру: палочки высасывают жизнь из переживших страшное (травлю, смерть родственников, долги, одиночество, даже осознание того, что родился девочкой или из-за терминальной стадии рака тебе осталось полгода) владелиц под надзором сюрреалистичных рож Админов.
  • Мне надоело быть девочкой-волшебницей! — старательная аверсия всего и вся. Миссия по спасению Земли? Все миссии уже завершены предыдущим поколением волшебниц. В нынешнем поколении никакой особой нужды нет и в волшебницы они записались чисто из любопытства. Черт знает какие костюмы, которые всеми воспринимаются как должное? Неа, Юдзука как раз таки бесится из-за того, что ей достался купальник. Причем, у всех остальных то костюмы вполне нормальные, поэтому даже волшебные зверушки удивляются, что за фигня у Юдзуки произошла. Главная героиня — обычная школьница с кучей подружек? Вообще-то, Юдзука — гений-социопат, обходящаяся одной подружкой (тоже не самой общительной). В аниме-адаптации кстати, от асоциальности пошли открещиваться. Видимо, такой нестандарт только в манге и прокатывает. И 75 % населения Японии и так живут в одиночку, а население всё стабильное из-за «порчи крови нации таскетекудасай спаситяпамагитя набижалагайдзинота».
  • Dai Mahou Touge — на сей раз злая пародия. Главная героиня Пуниэ — принцесса Волшебной страны с пряничными домиками, прям таки кричащей о своей сказочности… Вот только пряничные домики соседствуют с трущобами, в которых живут угнетаемые и запуганные люди (угадайте с трех раз, кто приводит в движение волшебные поезда). Короче, там — фашизм, и далеко не сказочный. У Пуниэ есть две маленькие сестры (Пьюн и Потару) и троица искренне любит друг друга, но эти бой-девчонки готовы убивать за корону, просто так их воспитали. ГГ с виду девчушка-попрыгушка, но это не более, чем маска. Она не садистка и маньячка, но в случае необходимости легко включает режим Кэнсиро (правда, до ОМАЭВАМОУСИНДЭИРУ никогда не доходило) и безжалостно решает все вопросы кулаками, да так, что местные боги зла удирают от неё (а она спец по суставам, сочленениям и связкам). Ну и ещё есть милый, маленький маскот Пая-тан (-тан — самый мягкий и неформальный гонорифик, даже к детям с ним редко обращаются). Отслуживший в армии и ранее бывший авторитетом в местной деревне головорезов. Кстати, он хоть и верен Пуниэ, но попыток её убить всё ещё не оставил. А та и не против — ну что это из неё за принцесса, если никто её убить не хочет? Волшебную страну захватила злая ведьма — мать Пуниэ, и весь антураж пряничности и милоты не более, чем призраки прошлого. Мамаша заявляет, что некие Салли, Юми и Мами были самыми сильными из её соперников. Знакомы эти имена? Нет? Посмотрите на списки старых тайтлов выше.
    • У Паи, её маскота, суставы вращаются на все 360. Проиграв в поединке, Пуниэ признала его силу и сделала своей правой рукой.
    • Ририкару Токарефу, киру зему о-о-ору!
  • Akahori Gedou Hour Rabuge: ещё одна злая пародия с главгероинями-педофилками, что в борьбе со злом, не моргнув глазом, взрывают целые улицы, искренне не понимая, чего все так возмущаются. А местные «злодейки», неспособные и муху обидеть, набиваются к этим маньячкам в ученики, как к образцовому злу.
  • Ох, не ту девушку я сделал волшебницей: сама история не слишком оригинальна, но её тащит главгероиня — милая и богатенькая (вычурный причесон в наличии) гопница-психопатка, которая пьёт пивас банками, дымит как паровоз, корчит страшные рожи и выносит монстров с кулака не хуже Сайтамы. Причем её маскот под этот кулак попадает едва-ли не чаще, чем монстры. Да и волшебницей-то маньячка согласилась быть только потому, что можно кого-нибудь убивать. Дополняет картину фансервисный костюмчик, какой не в каждом этти увидишь, и регулярное сверкание труселями, но как раз на это психопатке наплевать.
  • Судьба/Девочка-волшебница Иллия (Fate/Kaleid Liner Prisma Illya) — поначалу кажется обычным махо-сёдзё, просто привязанному к популярному сеттингу, но со временем набирается серьезности, да и то что будущее у этого мирка, как бы не хуже оригинального мира Насуверса, тоже несколько выбивает из колеи.
  • Проект воспитания девочек-волшебниц — на удивление жуткий пример. На первый взгляд самое обычное аниме про девочек-волшебниц, но уже во второй серии умирает (правда, за кадром) Нэмурин, а чем дальше идёт сюжет, тем всё становится страшнее и кровавее. Ох, не зря в одном из любительских переводов это аниме назвали «Королевская битва девочек-волшебниц»
  • Yuuki Yuuna wa Yuusha de Aru — а здесь ещё интереснее: вроде обычная повседневная комедия с элементами махо-сёдзё. однако чем дальше лес, тем больше жутких секретов.
  • Kantai Collection (сериал и ОВа, в игре с жанрами хуже) — начиналось как нечто среднее между махо-сёдзе и фансервисным кейоном, к ОВАшке превратилось в гримдарк с махосёдзями.
  • Strike Witches и его ответвления — вполне себе фансервисное махо-сёдзе с элементами мрака и ужаса (иногда у холодильника, иногда прямо в процессе просмотра до зрителя доходит, что там за ад).
  • Magical Change — пародия на жанр. Главный герой Хироми Манака вынужден оборачиваться именно что девочкой-волшебницей, в результате лорд демонов ищет встречи с Манакой…чтобы взять ее в жены и искренне считает девичью форму подлинной. Сам Манака же в первой главе первым делом использует свой жезл с сердечком… чтобы трахнуть его по макушке, а потом и вовсе избивает его ногами.
  • Mahou Shoujo Tokushusen Asuka. Даже сразу и не поймешь — то ли деконструкция, то ли пародия, то ли просто смешение жанров сабжа с западным боевиком категории Б. Девочки-волшебницы в этой истории победили монстров из другого мира ещё до начала сюжета, но… вы таки правда думаете, что в обычных земных делах не найдется вакансии для трудноуязвимой бестии с магической вундервафлей? И, думаете, пяти выжившим И ещё одной невыжившей, хе-хе из одиннадцати первых волшебниц победа далась бескровно и безопасно для психики? В итоге эти военные социопатки постоянно кого-то убивают или пытают кроваво и больно, волшебные жезлы соседствуют с «калашами» и «волшебными калашами», противниками оказываются наркоторговцы и террористы, спецслужбы, не сильно-то внешне от последних отличающиеся и целая подпольная контора «Вавилон», клепающая волшебниц нелегально ради нового мирового порядка!
    • Хочешь быть ОЯШ-цей и волшебницей? Готовься потерять семью и подруг (так с Аской и сделали). А также стиранию памяти подруги после того, как она, пережив пытки, находится на волоске от необратимого даже магическими препаратами тяжёлого ПТСР.
    • А что будет, если волшебницей сделать забитую омегу? Защитница добра и справедливости? Ага, щас. В худшем случае получите садистку и маньячку, кромсающую людишек направо и налево (Нелегалка «Кнут» Чисато, , чья жизнь была специально пущена под откос Вавилоном ради того, чтобы сломать психику и воспользоваться этим при вербовке), а в лучшем — садистку и маньячку, кромсающую, пытающую, а иногда вообще совращающую или обращающую в натуральную БДСМ-субмиссию в рамках тайных допросов спецслужб (Медсестра Куруми).
    • Между собой ещё и люто стебутся над стереотипами: «Чего так разгорелась, Тамара? Иди водки выпей.» «Нет, спасибо, американочка. Мне нет восемнадцати.»
  • Puni Puni Poemi — ещё одна пародия на жанр. Чего только стоит одно начало, где главгероиня колошматит других девочек-волшебниц из более старых аниме, от ведьмочки Салли до Сейлор Мун!
  • Venus 5 — хентайная пародия на «Сейлор Мун».
  • «Красавцы из клуба защитников Земли» — пародия с бисёнэнами и трапами вместо девушек.
  • «Star vs. the Forces of Evil» — В то время как сам сериал можно интерпретировать как американский подход к махо-сёдзё, в нем присутствует персонаж Мина Лавберри, которая является махо-сёдзё именно анимешного разлива. Вот только она этот нездоровый образ жизни ведет слишком долго и, похоже, успела слететь с катушек, и уже не различает, где добро, а где зло. Сама Стар тоже нехилая деконструкция образа девочки-волшебницы — она столь эгоцентрична и эгоистична, что строятся гипотезы об ее аутизме или прочих психических заболеваниях.
    • ЧУШЬ. Нет у неё никаких психических заболеваний. Она просто перестала получать свою дозу внимания, к которой привыкла с детства (статус всё-таки).
    • Фаны вселенной CLAMP хихикают над жезлом Стар. Неужто увела у Сакуры?
  • Figure 17 — Своеобразная помесь махо-сёдзё с мехой и попытка реалистичного подхода к теме. Волшебному превращению дается НФ-обоснование, а девочка ему подвергаемая психологически достоверна, а потому необходимость по ночам воевать с инопланетными монстрами оборачивается для нее психической травмой.
  • Бакуган - Эльфин своим характером, внешностью и превращениями в значительной степени основаны на Усаги Цукино, главной героине популярного аниме-сериала «Сейлор Мун»
  • Рыцари магии Райета — не такая глубокая и впечатляющая деконструкция, как выше перечисленное, но всё же. Принцесса, захваченная злым жрецом, вызвала в свой мир школьниц, которые переквалифицируется в девочек-волшебниц. Наверняка, чтобы спасти мир и освободить её! Ну, для спасения мира придётся делать кое-что резко противоположное. А ещё это махо-седзе с мехами!
  • «Моя жена — волшебница» — именно грустная деконструкция, а не простое мочилово. Главной героине Уресико 26 лет и она уже выросла, во всех смыслах, из своего фансервисного наряда волшебницы. Она весьма несчастлива замужем и загибается от тяжёлой работы. Старейшины посылают парочку более молодых волшебниц её сменить, но Уресико наотрез отказывается уступать им пост, так как небезосновательно боится, что молодняк, с помощью магии перекраивая реальность под свои капризы, разрушит до основания всё прежнее. Ах, да — ещё волшебницам нельзя целовать простых смертных, иначе лишатся всей своей силы.
  • «Летняя вьюга» Павла Сормова — Сравнительно добрая деконструкция от отечественного автора, в красках показывающая, что произойдёт, появись девочка-волшебница в реальности. В наличии научное обоснование «магических» способностей (которые здесь ближе к псионике, чем к магии) и бесчисленные попытки сильных мира сего добраться до бедной девочки и использовать оную в своих целях. Сама героиня пытается применять новообретённые способности на общее благо, но порой выходит это, мягко говоря, не очень…
  • В прицнипе, выше упомянутые Токийские кошки тоже с натяжкой сюда подходят. То, что один из помощников девочек-волшебниц окажется альтерэго парня главной героини, более чем ожидаемо, а вот как вам то, что главзлодей - его второе альтерэго?
  • Majokko Tsukune-chan — абсурдная пародия на штампы и тропы, свойственные классическим сериалам про девочек-волшебниц, особенно самым старым, вроде той же «Ведьмы Салли». Взрыв мозга начинается уже с опенинга, обладающего довольно сюрреалистичным видеорядом.
  • Apricot Cookie(s)! — веб-комикс, маскирующийся под мангу, переведённую на английский язык. Его действие разворачивается в параллельной Вселенной, в которой почти все японские девушки наделены магическими способностями… за исключением заглавной героини Априкот (т. е. «абрикос»), над которой из-за этого смеются и издеваются все прочие волшебницы. Примечателен тем, что пародирует и деконструирует не только жанр «махо-сёдзе», но также штампы и тропы всего аниме в целом, особенно те, которые касаются фансервиса и избитых сюжетных ходов и элементов.
  • Mahou Shoujo ni Akogarete — весёленькое садо-мазо-махо-сёдзё. Перед прочтением лучше подготовиться, так как оторваться будет невозможно. Помимо ожидаемого, умудряется также поставлять вполне годный для жанра серьёзный сюжет.
  • Youjo Senki — на первых страницах манги так и написано «Маленькая девочка патрулирует границу», прямо со сценой полёта этой самой девочки. Думаете вас ждёт стандартный сюжет про ОЯШа и войну? А потом мы уже узнаём что это 30-летний перерожденец из Японии и социопат и затем понеслось… Да чёрт побери, автор завернул всё так, что вокруг этой дикой деконстркции до сих пор идут фанатские споры можно ли отнести этот тайтл к данному жанру и можно ли вообще считать Таню девочкой! А ещё там есть фансервис, и юри намёки, и НЕДОПОНИНАНИЯ!!!
  • MGCM/Magicami — условно-бесплатная браузерная пошаговая тактика пополам с визуальным романом, где дюжина милых махосёдзей на любой вкус борется с ордами суккубоподобных демонов с анатомией Барби. Яркая, пропитанная фансервисом игра, да ещё и с хентайной версией, начинается как несколько таинственный, но разудалый вынос типичной нечисти прекрасными юными волшебницами и развитие их дружбы… а после набора изначальной команды резко выкручивает руль — сначала в сторону Madoka Magica с внезапной и ужасающей гибелью членов команды и отчаянными попытками предотвратить трагедии, которые делают только хуже; затем ещё и в сторону Проекта воспитания девочек-волшебниц, вводя сюжетную необходимость сражаться против альтернативных миров с целью создать единый оптимальный. Хентайная версия ухитряется вдавить педаль дальше, добавив и без того кошмарным поворотам и сценам новых красок. Сюжет всё же выводит героинь из совсем чернушных ситуаций и возвращает на круги своя, но всё же получились на редкость широкого размаха эмоциональные качели, особенно для внешне чисто фансервисной истории: тональность отчаянно выписывает зигзаги от жути до вполне героически-жизнеутверждающих волшебниц-воительниц и обратно, и это не баг, а фича.
    • Вторая сюжетная арка вообще легко тянет на прямое признание разработчиков в любви к Проекту воспитания: тут появляется параллельный мир, где альтер-версии героинь не занимаются совместной борьбой за выживание, а волей местной злой версии героя насмерть дерутся друг с дружкой за приз в виде обещанного права исполнения любого желания (тут тёплый привет также и Горцу, и Мадоке). На момент попаданчества протагониста от рук друг дружки уже успели погибнуть больше половины волшебниц, выживших хочется обнять и плакать, а за первую главу арки приходится лицезреть различной степени жестокости убийства и половины оставшихся; на фоне пустой растраты махосёдзей расплодившиеся демоны превратили Токио в город-призрак и вообще грозят переквалифицировать его из городского фэнтези в постапокалипсис и кайдзю.
    • Помимо редкостного размаха тональности и одновременных/попеременных деконструкции и реконструкции штампов игра примечательна сравнительно большой для махо-сёдзё командой аж в 12 девушек, каждая с хорошо развитым и прописанным характером и кучей позитивных и негативных личностных черт, а также тем, что за процесс их набора в строй она успевает перепробовать все популярные методы раздачи Зова волшебницам.
  • Robo Girls Z — махо-сёдзё-пародия на Мазингера и частично на некоторые другие меха-аниме. Состоит чуть менее, чем полностью из злодеев-недотёп и общественно опасных «героев», которые вообще больше заняты выяснением отношений между собой, чем спасением мира.
  • Suusaido Gaaru — типично-милейшая протагонистка по имени Аокигахара Кирари в качестве собственного представления читателю… заявляет о стремлении самоубиться как своей мечте и с гиперактивным энтузиазмом на полном серьёзе сразу же на это идётс десяток раз!!! Самоубиться никак не получается; вместо этого Кирари оказывается избранной кандидаткой в волшебницы, охотящиеся на духов отчаяния и самоубийства, от засилья которых стонет страна. Манга полупародийная-полузлободневная, поднимает и препарирует тему эпидемии суицида в Японии, ухитряется одновременно и годно сыграть на чёрноюморном бафосе (как вам хенсин путём самоповешения?), и вполне серьёзно обсудить проблему японской суицидомании с разных её сторон.
  • Love Hina — не об этом, но в паре серий касается жанра через безбашенную Каоллу Су, оказавшуюся принцессой с магическими способностями, хотя и практически не применяющей их в остальном сторилайне.
  • Maji Tora! — в школе открывается клуб махо-сёдзё...чья глава разработала волшебное приложение, которое реально обращает в махо-сёдзё! Да, никаких врагов, никаких монстров - просто радостное осваивание ОЯШем Минами новых возможностей при поддержке его подруги детства. Позднее появляется самозваная злая махо-сёдзё, но на самом деле она тоже парень из студсовета, который решил сыграть за другую сторону.
  • Mahou Shoujo Kakeru — все пошло не так, и махо-сёдзё по воле случая стал брат назначенной ранее стать волшебницей школьницы. Увы, но магическая сила напрямую зависит от женственности, так что силен наш герой как дохлая улитка - вот и приходится под руководством старших проходить курс молодого трапа.

Примечания[править]

  1. В Японии термины махо-сёдзё и мадзёкко и по сей день иногда употребляются как аналоги-омонимы; по крайней мере, если назвать махосёдзю маздёкко и наоборот, собеседник понимает.