Датировка по экономике

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« …и даже самый последний землепашец имел не менее трёх рабов. »
Античные писатели мыслили в рамках своего времени

Экономика, как известно, есть совокупность производственных отношений, соответствующих данной ступени развития производительных сил общества. Ключевое слово тут — «соответствующих ступени развития». То есть мы, стоя на данных ступенях выше наших предков, и экономические отношения имеем, безоценочно говоря, другие. Каковые отношения наши предки, воображая себе то будущее, в котором мы живем сейчас, не могли и представить. Но разве мы превосходим их в этом? Да ни фига. В лучшем случаи фантасты, описывая экономику будущего, выдумают какую-нибудь энерговалюту, в среднем случае постараются деликатно обойти подобные темы, в худшем же просто, оглянувшись вокруг себя, срисовывают экономические отношения будущего с окружающего их настоящего.

Тут нельзя не процитировать ЛЛео: «А ведь вряд ли мы сможем догадаться, чем будет занята основная масса человечества через пару сотен лет. Но уже сейчас ясно, что не собирательством, не охотой, не скотоводством и не строительством хижин[1] (вариант: колпаков вокруг звезд). Иными словами, не покорением материального мира. Ведь даже с учетом немыслимого количества неизученных звездных булыжников Вселенной покорение материи — уже пройденный этап и представляет интерес только для горстки специалистов. Уже сегодня все наши силы брошены на освоение мира социального и духовного (вариант: информационного). Как долго человек будет осваивать эту свежевыстроенную вселенную и в какие миры обратится его взгляд после этого — мы не знаем. Неандерталец тоже был бы удивлен, узнав, что в 21 веке практически не осталось собирателей и охотников, а ходовыми профессиями стали водитель, автослесарь, бармен… А если попытаться разъяснить пещерному человеку смысл более современных профессий — веб-дизайнер, инспектор ГИБДД или менеджер по рекламе, — наш охотник на мамонтов просто сойдет с ума, настолько мир „я и мы“ далек от привычного „я и природа“. В его представлении счастливое будущее — это гигантские дубинки, неимоверно крепкие кулаки, избыток съедобных кореньев и фантастические изобретения типа горящей бочки с мазутом, которая греет мощнее костра, хотя выглядит похоже…»[2]

Особо запущенные примеры пересекаются с «Не в ладах с экономикой».

Примеры[править]

Литература[править]

  • Фаддей Булгарин, «Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в XXIX веке» — протагонист, попав в будущее, интересуется, из чего тут чеканят монету. «Из самого дорогого материала, что у нас есть: дубового, соснового и берёзового дерева» — отвечают ему. Экология в будущем ни к чёрту, лесов настолько мало, что натуральная древесина стала драгоценностью. За мета-пророчество насчет деревянного рубля спасибо конечно, но, Фаддей Венедиктович… первые фидуциарные деньги (ассигнации) были выпущены в России в 1769 г. А у вас тысячу лет спустя человечество продолжает пользоваться каким-то изводом золотого стандарта.
    • Кстати, на Колонии Бета дерево — предмет роскоши.
    • У Фредерика Пола в «Торговцах Венеры» перстни деревянные. Экология не та.
  • Чернышевский, «Что делать?» — Вере Павловне снится светлое социалистическое будущее, где все будет сделано богато, из алюминия: «Великолепная сервировка. Все алюминий и хрусталь» в общей столовой. Опять же мета-пророчество получилось, в советской столовой действительно было полно алюминия (какой-то остряк-антисоветчик вспомнил по этому поводу, что в гулаге посуда была люминьевой), а в квартирах еще и хрусталь присутствовал. Причина таких странных представлений в том, что на момент написания романа алюминий был металлом труднодобываемым и очень дорогим, его удешевление произошло только после всеобщей электрификации.
  • Клиффорд Саймак, «Кимон» — открывшие новую планету с разумной жизнью на ней земные звездолетчики телепортационно присылают своим родным отпечатанные специалистами этой планеты наличные. Премию от местной разумной жизни за её открытие. Позже на связь выходят сами инопланетяне и поясняют, что купюры они напечатали совершенно как земные, со всеми степенями защиты, а чтобы их не считали фальшивомонетчиками, то они немедленно телепортируют в земной центробанк энное количество золота, полностью соответствующее обеспечению напечатанных ими денег. В 1954 г., когда рассказ был написан, до конца бреттон-вудской системы оставалось 20 лет…
    • Вообще-то они ещё уран с алмазами присылают. Хотя вопрос их ценности для межзвёздной цивилизации тоже пока открыт. Да и дело не в ценности, а в позиционировании этих посылок: прямо проговаривается, что они идут «в обеспечение» отпечатанной кимонцами наличности.
    • Современная "отвязанная от золота" система существует чуть более чем полвека. Кто знает, окажется ли она жизнеспособной? Судя по всё чаще происходящим кризисам - вряд ли. Возможно, уже через несколько десятилетий наши дети будут смеяться над написанным выше. Дети, если posmotre.li будет существовать в 2070 году, вы же напишете, как у вас тогда будет, ладно? Только не удаляйте наши заблуждения, пожалуйста, а добавляйте комментарии о своих.
  • Вселенная Гарри Гаррисона, в которой разворачивается действие серий «Стальная Крыса» и «Мир смерти». Что грабитель и мошенник Джеймс Боливар ди Гриз, что профессиональный игрок и авантюрист Язон ДинАльт набивают карманы и кейсы кредитными билетами и монетами. Безналичный расчёт если и упоминается, то явно в виде чеков и расписок на предъявителя, известных со средневековья. Хотя уже в наше время многие не носят с собой не то, что наличности, но и банковских карт, расплачиваясь при помощи телефона.
    • Тут, конечно, фитилёк слегка прикручен — человеческая цивилизация несколько раз создавала объединения галактических масштабов и несколько раз рушилась, так что значительная часть планет представляет из себя забытые колонии, с уровнем жизни от неолита до раннего XX века. Многие из них лишь недавно вернулись в лоно общечеловеческой цивилизации. Однако причина архаичности описанных платёжных средств явно не в этом, она везде такая. И в целом, мир далёкого галактического будущего выглядит практически как современный Гаррисону XX век, только с роботами, космическими кораблями и гаусс-пистолетами.
    • Между прочим, в первой книге Джиму удаётся вывезти с собой крупную форму наличности именно ввиду недоразвитости местной межпланетной системы денежных переводов. В поздних книгах уже и электронные преступления проворачивает.
  • Atlas Shrugged — игра с тропом. Местные радикалы помнят, что когда-то деньги были обеспечены золотом полностью, потом долю покрытия уменьшали, потом полностью отменили и в конце запретили золото, чтобы не создавать конкуренции. Это картина мира времен Рузвельта и вселенная Атланта это и есть антиутопичная версия тех лет. На дворе уже стояла Бреттон-Вудская система, которая в мире книги не случилась.
  • Ф. Карсак, «Львы Эльдорадо». В далёком несветлом будущем Земля выживает за счет экспорта минеральных ресурсов с других планет. Зависимость столь сильна, что скромное Международное Металлургическое Бюро при ООН превратилось в практически всемогущую преступную корпорацию и де-факто если не мировое правительство, то сильнейшего агента влияния. Всё это вызывает вполне уродливые проявления, типа неоколониализма и расизма против разумных аборигенов иных планет. Вот только сравнительно небольшой металлический астероид содержит в несколько раз больше металлов (в том числе редкоземельных), чем сейчас добывается на Земле за год, а масса крупных металлических астероидов превышает суммарные запасы этих элементов в земной коре. Ничего удивительного: такие астероиды являются остатками несформировавшихся планет, а ядра землеподобных планет, по современным представлениям, целиком металлические. Даже органические вещества, вроде углеводородов, легко можно найти в космосе[3]. Никакого смысла наживать головную боль, ведя добычу на планетах с биосферой и тем более — разумными аборигенами, не имеется[4]. Это ближе к не в ладах с логистикой, но тем не менее. Автор попросту перенес в космос реалии освоения Земли в период колониальных войн, которые на момент написания романа были не очень далёким прошлым, не задумавшись, что на космические масштабы эти реалии ложатся плохо.
  • Кир Булычев, «Сто лет тому вперед». Алиса, застрявшая примерно в 1970-х годах XX века в Москве, проговаривается своей новой подруге по больничной палате о рецепте экзотического блюда, в котором используется «обыкновенный мангустин». Подруга издевательски вопрошает: «И откуда ты его возьмешь?», подразумевая, что это совершенно нереально. Алиса простодушно отвечает, что возьмет из Индии. Современный школьник, у которого в соседнем продуктовом на полках лежит манго и авокадо, не очень-то и поймет, почему подруга издевается над Алисой. Ну, может быть именно мангустин придется поискать без гарантии на успех, но в целом, купить растущий в Индии фрукт — что тут такого?[5] А «такого» тут то, что в пребывавший за железным занавесом СССР завозилось далеко не все, и даже совсем напротив — весьма скудный список, партия и правительство валюту считать и экономить умели. Банальные по нашему времени бананы за пределами столиц практически не появлялись или продавались только по большим праздникам. Да и другие продукты могли быть в дефицитом (в разное время и в разных регионах по-разному). Загранпоездка же для большинства советских граждан была чем-то совершенно нереальным. Так что беспроблемный доступ к экзотическим фруктам и правда выглядел фантастикой, которая, может быть, через сто лет и сбудется.
    • Беспроблемного доступа к экзотическим фруктам и в 2021 году нет. По крайней мере, к тем, что плохо хранятся (тот же «мангустин» ни разу в магазинах мне не встречался). Это заставляет владельцев складов и магазинов либо продавать маринованные и засахаренные подобные фрукты, либо недозрелые (если сравнить «магазинный» и свежий дозрелый персик, то разница очевидна: первый твёрдый и почти не имеет вкуса, а второй великолепно пахнет, сладкий и очень мягкий и сочный; то же и с помидорами: запах и вкус «свойских» овощей очень сильны и характерны для них, а «магазинные» почти не имеют их). Мир Алисы тем и отличается от современного, что в нём нет капиталистической заботы о максимальных сроках хранения продуктов в ущерб их вкусовым качествам и полезности. Вот когда появится мгновенная доставка (или телепортация) продуктов в магазины, позволяющая продавать даже то, что может храниться всего один день — тогда и можно будет говорить, что мы достигли развития мира Алисы хотя бы в этом. Но это будет невозможно при нынешнем экономическом строе, потому что ситуация «продаем недозрелое и невкусное, потому что оно дешевле и лучше хранится» описана ещё в 1930-е годы Ильфом и Петровым в «Одноэтажной Америке», и пока у торговцев сохранится то же пренебрежительное отношение к покупателям — ситуация эта не изменится.
      • Пусть умученный капиталистами автор абзаца выше воспользуется империалистическим сервисом google, вбив в него «мангостин москва купить» — узнает хоть, что это такое. Опционально при помощи капиталистических же авиперевозчиков ему можно будет съездить в Таиланд, или где там этот фрукт водится, на предмет сравнения вкусов свежего и привезенного. Не скажу насчет мангустинов, но я так с красной смородиной регулярно делаю: сравниваю свою с дачного куста и европейскую из магазина. Дачная, кстати, пока с трудом удерживает ничью по вкусу и безнадежно проигрывает по размерам.

Прочее[править]

  • «На складе» Жванецкого — протагонист попадает на склад где «всё есть» и просит пива. Его просят уточнить какого, ведь у них (аж) восемь сортов. И сама идея склада и скудный ассортимент пива выдаёт эпоху «развитого социализма».
    • С такой точки зрения можно рассматривать любой советский эстрадный номер, бичующий «отдельные и редкие недостатки». От «кто-то выдумал в стройтресте туалет и ванну вместе» до райкинского «Дефицита» (автор, кстати, тоже Жванецкий. «Товаровед обувного отдела — как простой инженер!»). Или скажем фильм «Блондинка за углом» (СССР, 1984 год): «Голубушка, откуда это всё?» — спрашивает Татьяна Васильевна с таким изумлением, будто перед ней выложили шоколадный пудинг «Фаберже». А там разносолов-то — колбаса, чай, пиво, консервы какие-то.
  • Диафильм «В 2017 году» (год выпуска — 1960). В 2017 году учитель организует классу экскурсию в советский заполярный город Углеград. Это подземный моногород, занимающийся, как ни странно, добычей угля. Подземные заполярные города, мезонные реакторы, летающие машины управления погодой и прочие футуристические штуковины — а они продолжают отнимать у чертей топливо
    • Субверсия, потому что получаемый из угля кокс играет роль не только топлива, но и восстановителя в металлургии, да и углехимия существует.
  • Хемуль в мультфильме про Муми-троллей, объясняя зачем нужен рубин для Морры, употребляет слово «дефицит». Опять же маркер развитого социализма.

Примечания[править]

  1. Конечно, если не случится какая-нибудь всепланетная пакость, которая отбросила бы человечество в прошлое на сотни, тысячи или даже миллионы лет.
  2. Намного раньше нечто подобное писал Станислав Лем в своей «Сумме технологий».
  3. И даже солнечную систему покидать не придется — на Титане, спутнике Сатурна, углеводороды лежат прямо на земле, точнее говоря, они там и есть земля.
  4. Кэмерон в этом смысле умней оказался: в «Аватаре» прямо подчеркивается, что добываемый через героическое превозмогание пандорианской биосферы, разумной и не очень, хренполучий только на Пандоре и встречается.
  5. Конкретно мангустин отвратительно хранится, поэтому даже в наши дни на постсоветском пространстве попадается крайне редко и стоит весьма недёшево; обыкновенным его точно не назвать. Скорее школьники 1970-х банально не слышали о таком фрукте, и не поняли бы, что он вообще из себя представляет