Даниэль Клугер

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Даниэль Клугер (фото из Википедии)

Даниэль Клугер, он же Даниил Мусеевич Клугер, он же Виталий Данилин (род. 1951) — советский писатель, переводчик и бард. В начале девяностых воспользовался шансом и уехал на историческую Родину.

Отличительная особенность творчества Клугера — выискивание у известных персонажей еврейский корней. Так, по его мнению, совершенно точно евреем был Портос и с большой долей вероятности — сам д’Артаньян, капитан «Летучего голландца», Иван Липранди.

Творчество[править]

Библиография[править]

добавьте информацию в этот раздел

В настоящее время у Даниэля Клугера издано более двадцати книг, не считая многочисленных публикаций в журналах ещё с советских времён. При этом до эмиграции было издано только две: исторический роман «Жёсткое солнце» и книга стихов «Молчаливый гость», остальные — уже во время проживания автора на Земле Обетованной. Основной жанр — детектив с элементами фантастики и/или исторического расследования.

  • «Мушкетёр». Портос описан как как прикидывающийся шлангом крутой еврей.
  • «Новые времена» — «официальный» фанфик по повести АБС «Второе нашествие марсиан». Пришельцы улетели, и как же теперь жить?

Дискография[править]

Фанатская иллюстрация к песне «Возвращение в Яворицы», которая очень нравится самому Даниэлю Клугеру. Хотя форма козаков, кажется, несколько современна
  •  ? — «Театр постаревшего любовника» (альбом записан в домашней обстановке, включал лирические песни созданные в период с 1978 по 1998 годы).
  • 2004 — «Еврейские баллады».
  • 2005 — «Готика еврейского местечка».
  • 2007 — «Предания еврейской старины».
  • 2008 — «Полночные сказки».
  • 2010 — «Вернётся ли ветер».
  • 2011 — «Дорогами судьбы».

Тропы в творчестве[править]

  • Благородный разбойник — Чёрный Генрих в «Легенде о Черном Генрихе» (альбом «Полночные сказки»): «горемыкам был защитой и несчастьем — для врагов». По сюжету песни не испугался угрожать самому Вельзевулу, чтобы спасти душу своего верного товарища Вершка, чьё повешение он не смог предотвратить.
    • Собственно Вершок из этой же песни: «не по росту был он предан, не по росту благороден».
    • Клаус Штёртебеккер, герой «Пиратского вальса» с того же альбома, перед казнью просит помиловать товарищей и делает всё, чтобы этого добиться, даже лишившись головы. Кроме того, в народных легендах (но не в упомянутой песне) он и без того стал немецким аналогом Робина Гуда.
    • Корсары, подобравшие Давида Абарбанеля в «Балладе о капитане Дэвисе» (альбом тот же). Могли ведь просто продать нехристя в рабство, но вместо этого выходили, дав возможность самому впоследствии главой пиратской шайки.
    • Олекса Довбуш — настолько примечательный исторический персонаж, что ему Клугер посвятил целых три песни на разных альбомах и одну из них даже перепел на украинском.
  • Бонни и Клайд — песня «Леди удача» с альбома «Полночные сказки» повествует о любви Кровавой Энн и Безумного Джека. Бонусные очки за то, что Кровавая Энн — исторический персонаж и её настоящая фамилия Бонни.
  • Бонус для гениев — часть песен обретают совершенно другой смысл, если знать некоторые особенности еврейской и иудейской культуры.
  • Ботать по фене — в таком стиле звучит «Баллада о Париже» с альбома «Полночные сказки», являющаяся переводом поэмы Француа Вийона с языка кокийяров, который обычные французы понимали ничуть не лучше, чем обычные россияне феню.
  • Вторая мировая война — сеттинг, в котором происходит действие песни «Солдатский вальс» с альбома «Еврейские баллады».
    • «Подлинная история Ромео и Джульетты» — основана на реальных событиях — совершенном с помощью Эдварда Любуша (возможно, фольксдойч?) побеге из Освенцима влюбленных Эдека Галинского и Малы Циметбаум
    • «Грустная песенка о дураках из Хельма» — только в конце становится ясно, что строили эти самые дураки.
  • Дед Отмороз — визуальная отсылка в «Легенде о Черном Генрихе» (альбом «Полночные сказки»), только представьте: по свежему снежку идёт «путник с длинным жезлом и мешком». Ассоциации будут вполне законны, но как потом оказывается, это сам Вельзевул.
  • Дьявол в «Польской легенде» (альбом «Вернётся ли ветер») выполняет роль обличителя погромщиков. Те так увлеклись резнёй в синагоге, что заодно убили и закопали самого Спасителя, сошедшего с креста.
  • Изменившаяся мораль — сжечь человека за то, что он перешёл из христианства в иудаизм?! Для современного человека — дикость, но для времени действия «Баллады о Валентине Потоцком» и «Баллады о капитане Возницыне» — обычное дело.
  • Инквизиция и её самый яркий представитель Томазо Торквемада — ключевой персонаж в песне-дилогии «Месть прекрасной дамы», а песня «Великий инквизитор» и вовсе вся о нём (альбом «Еврейские баллады»).
  • Католики плохие — в песне «Польская легенда» с альбома «Вернётся ли ветер» конфессиональная принадлежность христиан, устроивших резню в синагоге, напрямую не указывается. Однако, судя по названию, место действие Польша, а следовательно, они, скорее всего, именно католики.
  • Красный октябрь — сеттинг песни «Хасидский вальс» с альбома «Предания еврейской старины», а также воспоминаний главного героя в песне «Монолог Меира Зайдера» с альбома «Полночные сказки».
  • Крошечная армия:
«

Вражеский лагерь огнями залит, Что именинный торт. Старый вояка по имени Шмит Мрачен и зол, как черт: Шведы из пушек по стенам палят И готовят таран. А у него – двенадцать солдат, Горсточка горожан.

»
— «Чудотворец»
  • Летучий Голландец — свою версию происхождения «Летучего голландца» Клугер высказал в песне «Баллада о капитане Дэвисе» с альбома «Полночные сказки». И таки да, капитан Дэвис — еврей.
  • Неадекватное возмездие — ладно, изменившаяся мораль и всё такое, но Родриго из «Ночной серенады» (второй части дилогии «Месть прекрасной дамы») попал на костёр даже не изменив веру, а только дав согласие венчаться по иудейскому обряду. Хотя, конечно, сволочь он порядочная…
    • Не факт — Сюзанна обвиняет его на основании кольца, принадлежавшего ее отцу… что же — он такой дурак, что поперся в невесте с этим кольцом? Больше похоже на подставу или роковую случайность (если инквизиторы продавали часть конфискованного имущества).
  • Ни один город не пострадал — и в книгах, и в песнях упоминается местечко Яворицы, придуманное Клугером специально для этой цели. Кстати, у местечка, судя по песням, ещё и хорошо проработанная история.
  • Откровение у холодильника — похоже, красавица Сюзанна (песенная дилогия «Месть прекрасной дамы») проявила своё коварство ещё до того, как узнала о поступке Родриго, и разыграв саму невинность, оправдывала перед Торквемадой дона Диего, прекрасно зная, кем тот является на самом деле. Иначе откуда ей, христианке (скорее всего — марранке), были известны иудейские обычаи настолько, что она смогла один из них осуществить самостоятельно. Да и с рабби Симхи, после ареста отца, она вряд ли могла свести знакомство (к дочери вероотступника, скорее всего, было повышенное внимание со стороны святой инквизиции), а значит, она уже его знала, как друга отца.
    • Родриго, впрочем, либо страдает несовместимой с жизнью тупостью (это ж додуматься надо — явиться к невесте с кольцом ее казненного отца!), либо невинная жертва — если отцы-инквизиторы реализовали хотя бы часть конфискованного имущества, а Родриго угораздило купить это самое кольцо…
  • Ошибка нарочно — крайне сомнительно, чтобы советский еврей-писатель не знал особенности употребления слов «еврей» и «иудей» в русском языке, но тем не менее эти понятия Клугер постоянно смешивает.
    • В песне «Возвращение в Яворицы» покойный (на момент своего разговора с героем) рабби Элиягу одних и тех же людей называет то козаками, то гайдамаками. Автор правки, конечно, может ошибаться, но вроде бы это разные понятия.
  • Любовный треугольник — Хаим-Лейб, Лея-Двойра и Лилит в «Балладе о солдате Хаиме-Лейбе». Ничем хорошим это не закончилось.
  • Основано на реальных событиях. Довольно много произведений — это авторская трактовка определённых исторических моментов (убийство Котовского и предшествующие этому события — «Монолог Меира Зайдера»), биографий известных личностей (история Давида Абарбанеля — «Баллада о капитане Дэвисе») и народных преданий (казнь Клауса Штёртебеккера — «Пиратский вальс»).
    • Впрочем, с Меиром Зайдером действительно не очень понятно, так что есть простор для фантазии.
  • Пастырь добрый — рабби Бешт, второй главный персонаж в песнях об Олексе Довбуше.
  • Пастырь недобрый — Ашмодей в полной версии «Баллады о солдате Хаиме-Лейбе» исполняет роль раввина на свадьбе Хаима-Лейба и Лилит. Ничего плохого, в принципе, не делает, но вообще-то он демон Преисподней.
    • Покойный рабби Элиягу — тоже, в принципе, не злой, но обе его встречи с героями баллад заканчиваются их смертью.
    • Раввин в «Балладе о коэне и вдове» напрямую зла не желает. Он просто хочет, чтобы всё было по закону, но из-за этого мешает соединиться героям песни, что в конечном итоге приводит к их гибели (хотя, тут богатое поле для дискуссии).
  • Пейсы, кашрут и день субботний — первые [1] три музыкальных альбома барда полностью посвящены еврейской теме.
  • Пересказ анекдотов или юмористических баек: «Три хасида», «Разбойник Хаим», «Баллада о повитухе»…
  • Пират. Не раз автор обращался к этой теме в песнях:
    • Клаус Штёртебеккер и его команда в песне «Пиратский вальс» (сам песенный Клаус ещё и под следующий троп попадает)
    • в «Балладе о капитане Дэвисе» целых три группы пиратов: испанцы, потопившие судно «Тортуга», на котором юный Давид Абарбанель путешествовал со своей семьёй и невестой; корсары, подобравшие и выходившие Давида после гибели «Тортуги»; сам Давид, назвавшийся именем Дэвис, и его шайка на корабле «Иерусалим»
    • песня «Леди Удача» рассказывает о знаменитой пиратке Кровавой Энн (Энн Бонни) из Корка и её возлюбленном пирате Безумном Джеке (Джек Рэкхем)
    • «Капитан испанского флота» — дон Яаков де Куриэль.
  • Пиратская нежить — именно таким по сюжету песни становится Клаус Штёртебеккер, главный герой песни «Пиратский вальс»: «И Клаус безголовый шагает впереди». В народной легенде, откуда Даниэль Мусеевич взял этот сюжет, такого не было, там атаман просто спас свою банду, обойдя каждого после собственной декапитации.
  • Реальность нереалистична — в «Солдатском вальсе» еврей служит в вермахте, находится на хорошем счету, сражается на Восточном фронте и получает награды — это ж надо было додуматься! А вот и нет, персонаж песни имел реального прототипа.
  • Роман однодневки с вечностью — отношения Хаима-Лейба и Лилит в «Балладе о солдате Хаиме-Лейбе». В принципе, было сказано, что солдат будет жив, пока Лилит будет его женой, но это не отменяет того, что он просто смертный, а она демонесса.
  • Смена жанра — «Грустная песенка о дураках из Хельма» начинается как весёлый рассказ о строительстве под руководством не очень умного раввина, только к концу песни становится ясно, что строили они печально известный концлагерь близ Освенцима, становится уже не весело.
  • Смердяковщина — по сюжету «Шахматной баллады» первосвященник, наместник Петра обрёк римских евреев на изгнание. В финале становится понятно, что он сам тоже еврей — брат протагониста.
  • Твист Амброза Бирса пополам с Это был только сон — песня «Картуш» («Баллада о Картуше») с альбома «Полночные сказки». Героя должны казнить, он чудесным образом спасается, опоив палача до невменяемого состояния, после чего обчищает всех зевак на площади и наставляет рога королю. Проблема в том, что всё это было сном Картуша в ночь перед казнью.
  • Шахматы в «Шахматной балладе» с альбома «Еврейские баллады» являются настоящими макгаффином, решающем судьбу одного из героев. Да и всех римских евреев заодно.
  • Я просто исполнял приказ — песня «Капрал и шпион» с альбома «Вернётся ли ветер». Капрал искренне жалеет своего собрата-еврея, задержанного за шпионаж в пользу русских, но лично командует его расстрелом, ибо приказ надо выполнять. После казни, оставшись в одиночестве он молится об убитом.

Примечания[править]

  1. если не учитывать «Театр постаревшего любовника», дата выхода которого не известна