Гулаги и рабы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Dirty Communists. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Я другой такой страны не знаю,
Где так больно дышит человек.

»
— Филк
« В Советском Союзе мы жили безобразно! До 91-го года я слонялся по помойкам в поисках корки чёрного хлеба. Каждый раз, уходя с работы, я выглядывал в окно, чтоб проверить, не приехал ли за мной воронок. »
— Пародийное использование тропа
Gulagia.jpg

«Гулаги и рабы» — это изображение жизни в СССР как сплошного государственного террора. В этой интерпретации Советский Союз предстаёт всамделишной империей зла, где кровожадные маньяки-коммунисты или жирные коррумпированные партократы тиранят нищий бесправный народ. Половина населения томится в концлагерях-«гулагах», вторая половина нищенствует и трясётся от страха, потому что любой чих или писк без позволения КПСС немедленно привлечёт внимание ВЧК/ОГПУ/НКВД/МГБ/КГБ (в зависимости от эпохи), и тогда либо отправят в тот самый гулаг, где условия жизни ещё хуже, либо сразу расстреляют (и то и другое — без суда и следствия). И всю семью тоже посадят или расстреляют, а как же иначе.

Желательно упомянуть о миллионах погибших от коммунистического террора (сколько именно невинных душ загубили коммунисты — зависит от конкретного автора, но полагается, чтобы «больше, чем нацисты»). Всех, кого пощадили кровавые чекисты, держат впроголодь и промывают мозги пропагандой. Всё (абсолютно всё) по карточкам, на заводах производят либо оружие, либо никому не нужное барахло, во всех магазинах (кроме специальных для партийной элиты) всегда пустые полки.

Положительных сторон жизни в стране Гулагии нет от слова «совсем». Всякое достижение советской власти либо отрицается, либо считается слишком незначительным, либо подвергается «срыву покровов» и оказывается всё теми же злодействами режима.

В гулаго-рабском сеттинге часто встречаются доносчики, тюремщики, каратели-отморозки, политруки (все с омерзительными харями), а среди положительных персонажей — невинные жертвы режима, диссиденты, а также, если действие происходит между 1941 и 1945 годами, полицаи и коллаборационисты (они не виноваты — их жизнь заставила, и вообще, они выбрали меньшее зло!) и, опционально, добрые иностранцы (не исключая и немцев). Реквизит включает холодные бараки и не менее холодные квартиры без элементарных удобств, гурман-гуро, глухие деревни прямиком из навозных веков и суровую тайгу, где расположены гулаги. Стандартные сцены: подсвеченная убогость советского быта, неправый суд, пытки невиновных (чтоб сознались в преступлениях, которых не совершали), казни (желательно массовые), изнасилования (чекисты насилуют советских женщин, советские солдаты — немецких), гонения на церковь и верующих, декадентские утехи партийной элиты на фоне разрухи и нищеты и побег положительных персонажей от всего этого на свободный демократический Запад. И всё это выполнено в угрюмой серо-чёрно-коричневой гамме.

Как правило, коммунистам мало того ада, что они устроили у себя дома, и они хотят захватить весь остальной мир.

Опциональные компоненты — шовинизм (у зарубежных авторов) и смердяковщина (у отечественных). У первых всё это сдобрено клюквой, вторые обычно противопоставляют ужасам гулагов хруст французской булки. В большинстве современных российских фильмов о Великой Отечественной/Второй Мировой СССР показан именно так, и немцы на его фоне зачастую выглядят вполне прилично.

Как ни странно, троп (в комически-утрированном виде) используют также коммунисты и те, кто им симпатизирует. Самый яркий пример — «миллиард расстрелянных лично Сталиным».

Противотропы — Славное советское прошлое, Товарищ-коммунист.

Параллельные политические тропы — красная угроза (если речь идёт об агрессивной внешней политике) или конспирология (если Октябрьская революция представлена как результат заговора жидомасонорептилоидов). Может быть и банальная чернуха — если причиной плохой жизни являются маленькие гадёныши, мерзкие родственники, учителя-самодуры, мерзкие алкаши, гопники, уголовники, коррупционеры и оборотни в погонах.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Антисоветские анекдоты — не все, но многие.
«

Идёт генерал КГБ по пустынному коридору своих органов, тут за дверью слышит взрыв смеха. Открывает — там заседают его подчиненные:
— Почему смеёмся?
— Да вот анекдот про Брежнева придумали, по пять лет давать будем.

»
— Например

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Александр Солженицын. Для многих — кодификатор: кирпич «Архипелаг ГУЛАГ» (пишется именно так). Ангажированность и отсутствие доступа к архивам привели к тому, что автор свалил в одну кучу всё, что слышал плохого, подарив историкам простор для отделения зёрен от плевел, а обладателям кинка на садо-мазо — кайф.
    • Его же рассказ «Один день Ивана Денисовича», романы «В круге первом» (про «шарашку») и «Раковый корпус» (про ссылку в Среднюю Азию). Первый, впрочем, с прикрученным фитильком, потому как не представлял собой практически ничего особенного и лишь поверхностно рассказывал о жизни в уголовно-исправительном учреждении, благодаря чему и поступил в печать. Ну, и благодаря редактору «Нового мира» Твардовскому. Справедливости ради, когда пишет не публицистику, а беллетристику на основе собственного жизненного опыта, — пишет неплохо, разве что излишне вычурно.
  • Виктор Суворов, он же Владимир Резун. Бывший сотрудник ГРУ, перебежчик, автор активный продвигатель тезиса «Сталин хотел напасть первым». Справедливости ради, когда пишет не о злобных коммунистических упырях, а о том, что, как и почему устроено в Советской Армии/ГРУ — пишет интересно и даже душевно (верить ему или нет — другой вопрос[1], однако его «методология» не имеет никакого отношения к науке).
    • Сама теория, типа «злой Сталин хотел напасть первым, а злой Гитлер его опередил», принята на вооружение другими умниками, причём даже не обязательно фриками, а вполне, казалось бы, серьёзными историками, к примеру, Н. В. Невежиным. Хотя и отнюдь не всегда план Сталина по удару по фашистской Германии трактуется, как нечто плохое.
  • Пелевин, «Омон Ра». Чёрноюморная пародия на многие клише типа «власти скрывают»: про сгоревших космонавтов, про одну винтовку на троих и прочее мясозакидательство… В повести все эти клише — самая что ни на есть реальность, поставленная на поток — и, похоже, имеющая какой-то мистический смысл.
  • Эдуард Тополь, «Завтра в России». Роман посвящён перевороту, устроенному в разгар перестройки молодой партноменклатурой против Михаила Горбачёва (в романе — Горячева), и последующей попытке построения сабжа (вдобавок отягощённого антисемитизмом), вызвавшей революцию и вмешательство добрых американцев. Сюда же относятся его же «Любожид», «Чужое лицо», «Красный газ» и т. д.
  • Эдуард Успенский, комментарии к «Юности честному зерцалу». Берётся сочинение Петра I, разбивается на цитаты, к каждой цитате даётся комментарий, каждый второй комментарий сводится к данному тропу. Не то чтобы детям совсем нельзя было читатьписалось вроде бы для детей, но выглядело на фоне других произведений как-то странно:
« «Цесарь Фридрих третии, обычаино говаривал: громовые стрелы разбивают высокия башни, а низкия хижины минуют». И опять же я бы посоветовал Фридриху номер три почитать «Архипелаг ГУЛАГ» писателя Солженицына, чтобы он убедился, что и простых инженеров, и рабочих, и крестьян убивали громовые стрелы Сталина и своры его уголовников-партсволочей из ЦК КПСС. »
Что за фигня, автор?
  • Александр Бушков, цикл «Байки времён перестройки».
  • Марик Лернер, «Совсем не прогрессор» — СССР в параллельном мире не развалился после 1991 года и вполне бодро держится на плаву и в XIX в. Вот только описанный автором в романе Советский Союз не вызывает ни малейшей симпатии: в стране царит такое махровое «Чучхе» вперемешку с натуральным рабством и оголтелым национализмом, что даже времена сталинизма вспоминают там чуть ли не как Золотой Век. При всем при этом, что самое интересное, подобная людоедская система на поверку выглядит и оказывается гораздо более жизнеспособной и самодостаточной, чем знакомый нам СССР нашего мира.
  • Николай Никулин «Воспоминания о войне» (не путать с Юрием Никулиным, у которого кстати тоже есть мемуары, но никаких ужастиков вы у него не встретите). Эпичная сага в жанре альт-хистори от престарелого гвардии сержанта и кандидата искусствоведения-босхианца Николая Николаевича Никулина, объявленная некоторыми отдельными штатскими лицами едва ли не единственной и самой правильной и правдивой правдой о Великой Отечественной войне. Эта правда гласит: гонимые ужасом перед ГУЛАГом и пулемётами заградотрядов НКВД, возглавляемых лично Жуковым и прочими бездарными генералами и маршалами, рюсско-азиатские коммунистические бойцы шли в атаку как стадо и заваливали своими трупами сытых и довольных арийцев, которые несли невосполнимые потери только от того, что сходили с ума от назойливых комми. Придя в Просвещённую Европу, ума и желаний у советских воинов хватило только на то, чтобы срать в брошенных домах, бухать краденный спирт, насиловать немок и тырить друг у друга трофеи. Никулина как из душа окатило, ему безмерно стыдно перед всем цивилизованным миром за недостойное поведение азиатской орды в Европе. Также, ему жалко, что все достойные люди погибли, а выжили лишь сплошь подлецы, бюрократы, штабные крысы и политруки (он сам не в счет, разумеется).
    • Впрочем, если абстрагироваться от идеологии, а читать просто, как мемуары, то книга — обычная рефлексия домашнего интеллигентного мальчика, попавшего на фронт, и ругать автора за всё это так уж сильно не надо. Другое дело, что Н. Никулин, как и А. Солженицын с «Архипелагом ГУЛАГом», свалил в одну кучу практически все фронтовые байки и сплетни.
  • Писатель-эмигрант Борис Ширяев — абсолютно все творчество. Роман «Кудеяров дуб об оккупации Кавказа немцами во время Великой Отечественной — педаль в пол. Здесь нацистские захватчики предстают положительными героями и изображаются как благородные рыцари-аристократы в противовес грубым и жестоким садистам-коммунякам. Это более, чем за 50 лет до киношедевра „Утомленные солнцем-2“ с его „Я офицер Вермахта, а не палач“
  • Будьте готовы, Ваше Высочество! Лев Кассиль — родители Тони явно из жертв такого режима. Подсвечено в спектакле по сюжету книги на Youtube-канале Arbat School — „их расстреляли ни за что“ (слова самой героини)
  • А. Ахматова, вдова Н. Гумилёва и мать его сына Льва, поэма „Реквием“.
  • С. Антонов, „Васька“ — о судьбе раскулаченной.
  • М. Алексеев, „Драчуны“ — опять-таки о раскулачивании и голодоморе.
  • М. Шолохов „Поднятая целина“ — тут раскулачивание одобряется, но посмотреть можно и под другим углом. Автор многие вещи не одобрял, что и осветил в романе.
  • М. Булгаков, „Мастер и Маргарита“ — есть несколько прозрачных намёков: причастность милиция к бесследным исчезновениям людей из „нехорошей квартиры“; кошмарный сон Босого о зале с мужчинами, от которых требовали сдать валюту; жалоба Алоизия Могарыча на то, что Мастер хранит у себя нелегальную литературу; слова Маргариты „Алоизий? Его арестовали вчера. А кто его спрашивает? Как ваша фамилия?“
  • Е. Евтушенко, у которого дед по отцовской линии, прибалтийский немец Гангнус, сидел в 1938-43, а дед по материнской линии, красный командир белорус Евтушенко (Явтушенко), расстрелян в 1938, уделял этой теме много внимания:
    • Поэма „Братская ГЭС“ — история инженера-гидростроителя Карцева.
    • Поэма „Фуку“ — главы „Семьдесят, если я помню, седьмой…“ и „Но на Колыму попадали разные люди…“.
    • Роман „Ягодные места“ — раскулачивание семьи Дарьи Севастьяновны.
  • Братья Стругацкие тоже испытали это: их отец Натан Стругацкий в 1937 г. отделался исключением из партии и увольнением, а вот его младший брат был расстрелян. Был репрессирован один из героев повести „Дьявол среди людей“. Также мотивы возникают в произведениях „Хромая судьба“, „Град обреченный“, „Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики“, „Жиды города Питера“.
  • Б. Васильев, „Завтра была война“ — арест и скорое освобождение отца Вики Люберецкой, главного инженера авиазавода.
    • Вика Люберецкая наглоталась таблеток, чтобы избавить своих одноклассников от необходимости клеймить её на комсомольском собрании как дочь врага народа. Самое ужасное, что она сделал это напрасно.
  • К. Симонов, „Живые и мёртвые“ — один из главных героев, генерал Серпилин, был репрессирован.
  • А. Приставкин, „Ночевала тучка золотая“ — о депортации чеченцев и их терроре против русского населения.
  • Он же, „Кукушата, или Жалобная песнь для успокоения сердца“ — о жизни в детдоме для „социально опасных детей“. POV узнаёт, что он — сын репрессированного.
  • Лев Разгон, „Непридуманное“, и Евгения Гинзбург (мать Аксёнова), „Крутой маршрут“ — воспоминания.
  • Сам В. Аксёнов, „Московская сага“ и отчасти написанный в жанре альтернативной истории „Остров Крым“.
  • Евгения Семёновна Гинзбург, мать Аксёнова. Автор воспоминаний „Крутой Маршрут“.
  • А. Рыбаков, „Дети Арбата“ и продолжение.
  • В. Шаламов, „Колымские рассказы“ и др.
  • А. Жигулин, автобиографическая повесть „Чёрные камни“.
  • В. Войнович, „Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина“. Впрочем, поскольку это роман-анекдот, то не страшно: сначала смешно, потом скучно.
  • В. Гроссман, „Жизнь и судьба“.
  • Ю. Семёнов, „Отчаяние“ — вернувшись в 1948 г. в СССР, Штирлиц угодил прямиком на Лубянку. Прототипом стал швейцарец, шпионивший в пользу Советского Союза и посаженный по приезде… за шпионаж!
  • Отец В. Крапивина был священником и переехал в Тюмень из Кирова (Вятки), спасаясь от репрессий. Этот эпизод семейной истории оставался тайной для самого писателя до его преклонного возраста. Неизвестно, по этой ли причине в некоторых перестроечных книгах из цикла о Великом Кристалле этот троп появился?
    • „Белый шарик матроса Вильсона“ — половина книги об этом: невинно посаженный отчим Юлий Генрихович, подвергнутый страшным мучениям в застенках НКВД, чем был морально сломлен, и в итоге доведённый злобными НКВДшниками до самоубийства. После чего НКВДшники продолжили терроризировать главного героя и его мать.
    • „Сказки о рыбаках и рыбках“ — действие происходит в иной вселенной, в Восточной Федерации, являющейся СФК, точнее злой карикатурой на Советский Союз. Спецслужбы, кошмарящие свободомыслящих интеллигентов, присутствуют. При этом, несмотря на события, аналогичные Перестройке, давление спецслужб на инакомыслящих не ослабевает.
    • „Кораблики, или помоги мне в пути“ — в самом начале ГГ исключают из пионеров за то, что не сдал в металлолом найденную им жестяную часть оклада иконы. В остальном же роман совсем не об этом.
  • Д. Рубина, „Любка“ — про дискриминацию евреев в связи с делом врачей.
  • Лия Симонова, „Круг“ — упоминают о репрессиях.
  • Братья Вайнеры, „Петля и камень в зелёной траве“. Действие происходит в вегетарианские 1970-е. Но главные герои, частным образом расследуя убийство Михоэлса спецслужбами в сталинские времена, постепенно убеждаются, что, как говорится в известном одесском анекдоте, „а люди всё те же“.
  • Борис Акунин, „Счастливая Россия“. Террор 1937 г. глазами НКВД-шного офисного планктона.
  • Захар Прилепин, „Обитель“. Мрачная повесть о жизни заключенного в СЛОН, жестокости следователей и охранников, коррумпированности начальства и рабском труде. И автор не сочувствует никому — почти все сидящие сидят там за дело и не изображают из себя невинно пострадавших, да и персонал лагеря не сильно от них отличается. Милый интеллигентный старичок, говорящий на трёх языках, оказывается бывшим белым контрразведчиком, пытавшем людей при Колчаке; соловецкие монахи, ставшие после революции вольнонаемными в лагере, язвительно говорят бывшим попам: „Мы тут веками в аскезе жили так, как вы сейчас сидите, так что не жалуйтесь“; начальник лагеря, внешне приятный и справедливый человек, рассуждающий в социалистическом перевоспитании людей, отбирает среди заключенных команду для поиска спрятанного золотого клада, чтобы прикарманить его себе… Подчеркнуто плохим хорошим концом: приехавшая из Москвы комиссия расследует все случае превышения полномочий в лагере, сажает или расстреливает всех виновных и наводит в лагере относительный порядок. Впрочем, главгерою это не помогает — он хоть и выживает, но ломается психологически и теряет те остатки человечности, что пытался сохранить всю книгу.
  • Гузель Яхина, „Зулейха открывает глаза“. История раскулаченной татарской крестьянки.

На других языках[править]

  • Том Роб Смит, „Ребенок 44“ — педаль в Австралию. Советская Россия — смесь ужаса и абсурда, как выразился сам автор. Вкратце: в СССР объявляется опасный маньяк, но органы его не ловят, потому что якобы по линии Партии и лично Сталина в СССР нет может быть убийств — и поэтому органы заняты репрессиями невинных граждан и особенно гомосексуалов, а единственного сотрудника, который хочет поймать маньяка, система всячески за это гнобит. Где Сталин утверждал подобное и чем занимались Жеглов с Шараповым — первые вопросы, ответа на которые нет…
    • Экранизация, конечно, тоже попадает под троп, но самую соль оттуда убрали.
      • Ну как убрали… Оказывается, сотрудники НКВД при задержании подозреваемого могут прямо на месте расстрелять его жену и детей, чтобы „преподать урок“. Самое смешное, что авторы как-то не задумываются, что при злом тоталитаризме совершившего это скорее всего самого бы взяли в оборот — „а зачем ты их застрелил? Уж не знали ли они про тебя что-то?“. Да и снижение градуса угарности, как ни странно, пошло во вред - фильм стал "слишком слабым для серьеза, слишком скучным для курьеза".
      • И даже пентотал натрия, в реальности расслабляющий и тем самым лишающий (по идее) воли врать, в этом зловещем царстве тьмы работает как адский наркотик боли!
    • Также приложение к книге „44 факта сталинской эпохи“, из которого можно узнать, что на 150-тысячный Новосибирск имелось три бани, а в детдоме на 200 детей полагалось 20 тарелок и 12 ложек, норму 5 тонн угля в сутки при пайке в 150 грамм хлеба[2], а в Ленинграде случались очереди в магазины в 6 000 человек.
  • „Третья мировая война: Август 1985“ британского генерала сэра Джона Хекетта. Коммунисты — злобные орки, которые бьют своих, чтобы чужие боялись. СССР описывается по Буковскому, Резуну и Солженицыну, все это приправляется черно-белой моралью а-ля „Властелин Колец“. Нет, серьезно, СССР — именно черное ЗлоЪ, которое можно только тотально изолировать, а любая страна, поддерживающая отношения с СССР, не имеет права на существование.
    • А вот Китай хороший. Там и социальное равенство (в отличие от СССР), и Вьетнам им захватить можно, разогнав вениками вьетнамских коммуняк (ха-ха). Потому что Вьетнам за СССР, а Китай дружит с Западом. Доходит до того, что Вьетнам обвиняют в свержении Пол Пота, потому что Вьетнам был за СССР. А поскольку все, что делает СССР — зло, то и свергать Пол Пота было зло (нет, серьёзно!).
  • Дядя Том Клэнси, куда ж без него:
    • За мятеж на „Стерегущем“ было расстреляно 27 человек
    • Нерусские не могут служить в советской армии. Однако литовец Марко Рамиус смог стать капитаном стратегической АПЛ. Но вот незадача — жену прохватил аппендицит, но единственный на все Гаджиево хирург был в дрова и соорудил перитонит. Французские антибиотики кончились, а в ампулы с советскими ради перевыполнения плана на заводе закачали воду. И хирургу за это ничего не было, ибо родичи из Партии. Да и экипаж хороший подобрался — кого то сплавили на северный флот за то, что еврей, кого-то за уличение замполита в нетрадиционной ориентации… Как тут не свалить на запад всей подлодкой?
    • Случайный вроде как прохожий напал на сотрудников Штази, дупливших ЦРУ-шника на улицах Западного Берлина. Конечно, нужно его утащить в ГДР, там три дня бить-пытать, а потом, когда он заговорит по-русски и скажет, что он советский перебежчик, думавший, что это фашистские западные полицейские били простого пролетария, передать КГБ. Который, в свою очередь, просто возьмет да и засунет в ГУЛАГ в Пермском краю без суда и следствия, не выясняя, ни кто, ни что, ни почему такого гражданина нет ни в каких документах и почему у него чисто британская ряха а-ля „английский бульдог“ (потому, что это британский агент, постоянно ездивший в СССР под видом местного и которого, надо понимать, никто никогда не „водил“). В 1992 году же его просто так выпустят из колонии, потому что тогда выпускали всех политических. Нет, именно что выпустят — выведут к воротам зоны и дадут пика под зад. До британского консульства придется добираться своим ходом, чуть не сдохнув от голода и холода.
      • Если в тюремную санчасть (конец 80-х) привозят подхватившего тиф zek, который в бреду утверждает, что он — агент КГБ на задании, то следует доложить куда надо, иначе весь персонал санчасти бы расстреляли, когда бы выяснилось, что он действительно агент.
      • А в Штази, кстати говоря, всех задержанных облучали рентгеном, чтобы всю оставшуюся, пусть и весьма недолгую жизнь они светились на детекторах при попытке сбежать за границу.
      • Ну и китайцам досталось, куда же без них. Программа одна семья один ребенок? Значит, если решили завести второго, ему прямо во время родов вгонят в голову инъекцию формалина, и, ну извините, родился мертвым.
  • Джон Шеттлер, эпопея „Киров“ — автор вообще очень кичится своей проработкой исторической части и тем, что использует в качестве исторических персонажей вплоть до последнего матроса только реальных людей… Применительно к СССР это ограничивается генералом Гнечко во время десанта на Шумшу, да и там в разрезе „советские… мнэээ… не самые хорошие солдаты и не самые умные люди вообще даже на подаренной американцами технике по тупому бы угробились, если бы не случайно оказавшийся рядом ракетный крейсер из будущего“. В остальном действуют…
    • … Абстрактные скотские пьяные рожи с субординацией в стиле „— Ты хто? — Капитан НКВД. — А тут всем покласть. — А бутылкой по кумполу?“. Они действительно не знают документов и ориентируются исключительно по значкам различия на шапках, дающим определенное количество очков на понты. Разборки переодетых в сотрудников НКВД попаданцев и реальных НКВД-шников ведутся строго по принципу „кто кого передавит харизмой, а если не выйдет, то и даст в морду“. В частности, лейтенант НКВД может спрашивать у полковника НКВД кто тот такой и почему лезет в его дела, а „полковник“ в ответ приказать пересадить зэков из товарных вагонов в пассажирские, а конвой загнать в тендер паровоза. И все это под аккомпанемент прицеливания друг в друга из трехлинеек и „Бизона“
    • Попаданец, стыривший форму капитана НКВД и получивший тем самым право свободно грабить прохожих в случае нехватки денег, ведёт охоту на комиссара, который под видом эвакуации беженцев из прифронтовой полосы набивает грузовики белокурыми азербайджанками для Берии (точнее как набивает… По шесть женщин в „Студебеккер“ — вот такое вот использование дефицитного автотранспорта). Кстати, получать приказы этот комиссар может только от Лаврентия Палыча лично, а так ему никто не указ, поэтому „капитана НКВД“, попытавшегося подкатить на теме „у меня пакет для комиссара“, пакуют под белы рученьки в подвалы Махачкалинского ЧК[3].
    • Зэков везут аж в Хабаровск до суда в товарных вагонах по 90 человек (причем от 10-летних детей включительно, на которых допустимо замахиваться штыком), где офицеры НКВД решают, посадить или расстрелять. Да, кстати, для НКВД-шников зэки Mongrels, то есть „полукровки“, в сугубо нацистском смысле этого слова. Причем зэков добрый „подполковник НКВД“ может приказать пересадить в пассажирские вагоны, а конвой загнать в тендер, так как всецело уверен, что никто не сбежит и вообще ничего плохого не сделает. А ведь это не немцы евреев в газенваген везут, вроде бы, чисто за национальность…
      • Советская гражданка из 1942 совершенно открыто разглагольствует перед первым встречным про то, что „товарищ Сталин воюет одной рукой с немцами, а другой с собственным народом. Война нас добьет. Гнусная сталинская война с самой жизнью“. Но тут же крайне пугается, что первый встречный — беглый зэк, ведь за разговор с ним ее саму тоже посадят.
    • А самый эпичный пример стойкости и несломленности в ВОВ — это когда немцы, окруженные под Сталинградом, устроили на рождество „праздничный салют“ в небо дефицитными патронами, отчего советские солдаты просто офонарели.
    • Ну и до кучи — британского адмирала Фрезера, который всего лишь помогал белым организовывать флот на Каспии и попал вместе с еще 30 британцами в 1919 в советский плен (это как раз исторический факт), красные сажают в тюрьму, где в наказание держат в одной камере с разлагающимися трупами, а также заставляют смотреть на расстрелы и потрошения (предположительно, заживо), особенно женщин![4] Но если уж фантазия разыгралась, то разум должен был вопросить: на кой? Чтобы после освобождения адмирал рассказал соотечественникам об ужасных Советах?
      • Как бы освобождать его не собирались(!). Но красным потребовался переводчик для переговоров с грузинской армией, и никого (!!!), кроме одного из пленных матросов, не нашли. Тому удалось сбежать и довести до сведения британского руководства, то грозно посмотрело на Ленина и Ко, те испугались, и Фрезера с немногими выжившими отпустили
    • Убийство Сталина в альтернативной ветке истории спасло миллионы от отправки в лагеря смерти. О важности терминологии — этим словосочетанием назывались даже не все нацистские концлагеря, а только Майданек, Биркенау, Хелмно, Собибор, Белжец и Треблинка — те, что были приспособлены для поточного уничтожения „унтерменьшей“ по методу „привезли эшелон евреев — пятьдесят человек оставить трупы выносить, а остальных в газенваген“
  • „Архангел“ Роберта Харриса — тут и миллионы расстрелянных лично Сталиным, и секретная операция по производству Сталиным наследника посредством специально отобранной комсомолки, и Архангельск, в котором опасно ходить по улицам из-за радиации после того, как рядом проводили ядерные испытания на 15 миллионов ссыльных кулаков, и не менее злобные коммунисты, которые хотят всё это вернуть посредством ждущего своего часа на тайной заимке под Архангельском того самого сына-наследника Сталина.
  • Иван Багряный. Это как Солженицын, только из Украины, и соответственно национальная тема у него на первом плане.

Фанфики[править]

  • Автор правки как-то раз встретил упоминание концлагеря Gulag-3 в одном из рассказов по вселенной Fading Suns. Вкупе с тем фактом, что руководил оным концлагерем полковник Kolya, то автор правки, хоть и очень далек от просоветских взглядов, не выдержал, и сорвался в хохот от передоза клюквы.

Кино[править]

Внимание! Для попадающих под сабж фильмов о войне, снятых на постсоветском пространстве, выделена отдельная статья, упоминать их здесь лишний раз нет особого смысла. Все остальные примеры добавлять не только можно, но и нужно.

  • „Враг у ворот“ — западный фильм о Василии Зайцеве и Сталинградской битве, состоит из тропа практически полностью.
    • Солдат везут на фронт, как зэков — в вагонах, закрывающихся на замок снаружи. Что, вообще-то, прямо запрещалось — ну знаете, вдруг авианалёт…
    • Толпы бойцов переправляются на корабля через Волгу. БЕЗ ОРУЖИЯ. На берегу им выдают винтовку Мосина и обойму на двоих, причём одному винтовку, другому обойму (и, вероятно, в обойме два патрона украли, два — холостые и один — резиновый). И отправляют на пулемёты в лобовую атаку. Почти все бесславно погибают, остатки бегущих, конечно, расстреливает заградотряд. Про 13-ю гвардейскую до зубов укомплектованную дивизию Родимцева, которая реально высаживалась под пулемётным огнём на набережную Сталинграда, перешла врукопашную и вынесла уже праздновавших выход к Волге и победу немцев аж до Мамаева кургана, где и заняла оборону — не, не слышали!
    • Весь командный состав в фильме почему-то представлен комиссарами. Командующему обороной города толстому трусливому генералу прилетевший из Москвы Хрущёв предлагает застрелиться. Видимо, обороной города потом командует он, потому что больше командиров мы не увидим. Про крутого генерала, будущего маршала, отца солдатам Василия Ивановича Чуйкова, получившего за оборону Сталинграда прозвище „Генерал Стойкость“ мы полслова не услышим. Про прибывших на кризисный участок фронта Жукова и Малиновского — тоже.
    • Хрущёв спрашивает комиссаров, как же удержать город. Следуют дельные ответы — расстрелять трусливых генералов и начальников штабов, репрессировать членов семей побежавших солдат, на что Хрущёв устало отвечает, что всё это уже сделано.
      • Персонажи острят на тему того, что украинцы в СССР — это как негры в США. Учитывая, что руководит ими „негр“, т. е. украинец Хрущев.
    • Всё, что нужно, чтобы стать снайпером — это пойти добровольцем. Туда берут всех и без всякой подготовки.
    • Ах да, Зайцев у нас неграмотен. Какой такой ликбез? Враньё это все! Не будем упоминать, что к 1942 Зайцев служил уже пять лет на Тихоокеанском флоте. Сначала писарем, а потом начфином. Неграмотный писарь и неграмотный бухгалтер — это мощно, надо сказать.
  • „К-19“ — замполит обладает властью, данной ему Партией, отстранить командира подлодки от командования. И осталось даже после того, как участники событий написали коллективное письмо, из-за которого из фильма вырезали гораздо больше соответствующих теме статьи эпизодов.
  • „Горькая жатва“, фильм канадского украинца о голодоморе. Жителей украинского села злые большевики хотят заморить голодом, но те почему-то не морятся и даже не худеют — и тогда злые большевики начинают просто расстреливать всех подряд. Опереточно-злой Сталин и жыдокомиссары прилагаются.
  • „Шпионский мост“. Восточный Берлин в 1961 г. лежит в руинах, потому что русские запрещают его восстанавливать после того, как все здесь разбомбили. Крепкие ребята из Штази занимаются расстрелами за любой чих, но одновременно там голод, там не действует закон, а действуют банды, в частности, шпана прямо у КПП снимает пальто с важного иностранца. Серо-синий фильтр и снег летом при входе на территорию Тьмы прилагаются. Ну и до кучи Пауэрса обливают водой, светят лампой в глаза и просто дуплят.
  • „Советская история“ же! Она же Padomju stāsts, она же The Soviet Story. Катехизис и краткий путеводитель по сабжу. Особенно доставляет жуткими медицинскими экспериментами в ГУЛАГ, в которых почему-то легко угадывается банальное вскрытие в морге (советский Менгеле пилит никак не зафиксированное тело со следами удара топором по голове)
  • Последняя часть японской эпопеи „удел человека“. Из-за того что снималось в 1959—1961 в черно-белом формате, советский лагерь для военноплаенных и интернированных японцев из Квантунской армии выглядит как раз как троп. Однако с японцами обращаются гораздо мягче чем те обращались с китайцами в первой части фильма. Вдобавок скотской сущностью советские солдаты не обладают, они скорее держат нейтралитет, а вот зверствуют там всё те же японцы, занявшие уютные коллаборационистские места переводчиков и надсмотрщиков: сознательно перевирая в переводе на русский слова главгероя переводчик доводит советского командира до взрыва бешенства, в котором тот сыплет выражениями типа „фашист-самурай!“.
  • „Огненный лис“ — секретный советский супер-самолет разрабатывают подневольные еврейские диссиденты, который убьют, как только они самолет доделают. Поэтому они с радостью помогают шпиону угнать самолет на запад.
    • Обнаружив потерянный шпионом паспорт на имя советского гражданина, КГБ не придумывает ничего умнее, как взять гражданина под белы рученьки и запытать насмерть.
    • В случае чрезвычайной ситуации группе охраны самолета вполне допускается палить длинными очередями по специалистам из числа разработчиков самолета.

Отечественное (не о войне)[править]

  • „Ледокол“ — нет, не по Резуну, а про советский ледокол в Антарктике. Оказывается, в СССР вообще всем не до ледокола — идет борьба за власть. И вообще, никто не хочет становиться виноватым за то, что отправили ледокол за полярниками слишком поздно, поэтому хотят застрявший в Антарктике ледокол там и бросить, и сказать, что так и было. Видимо, тогда никто не понесет ответственности. Запрещают выходить на связь, и в итоге отправляют на помощь откровенно слабосильный кораблик, со злым гэбистом, бьющим по лицу жену главного героя, дабы заставить ее убедить его взять вину на себя.
  • „Черновик“ 2018 г. — здесь уж скорее шутки ради[5]: одна из версий России в мультиверсе, Нирвана, что характерно, мир-тюрьма для провинившихся функционалов, превратилась именно что в сабж, причём, судя по тому, что тут происходит, Гражданская война в этой альтернативной России таки ещё не закончилась, а всё ещё громыхает, хотя индустриализация уже проведена. Имеется кстати, и самая мирная вселенная, которая подозрительно похожа на „хруст французской булки“ в стиле стим-панк (во всяком случае, сообщается, что здесь Россия всё ещё империя, нефти в этом мире нет, а значит и не было мировых войн и революций.). А повар-кондитер Луи из „Кухни“ прямым текстом вещает, что Земля-1 („Аркан“) стала продвинутыми, потому что там… Запретили коммунистическую партию. В оригинале, однако — антураж идентичен советской Москве 1950-х гг. Что интересно, так это то, что у самого Лукьяненко в книге такого безобразия нет. Что не мешало ему положительно оценить этот кусок… Кина. Занавес.
  • „Заложники“ (2017) — группу грузинских представителей золотой молодежи кровавый режим запретом купаться после 23.00 доводит до того, что те не находят другого пути сбежать из этой страны, кроме как захватить самолет (притом, что „герои“ уже ездили за рубеж по турвизам и могли свалить и без захвата самолета, но им хотелось именно прославиться и представить себя борцами с режимом), ну, немножко, чисто случайно, убив стюардессу и еще пару человек, которые, разумеется, из КГБ. Идиоты из числа военных палят по сбежавшему из хвоста самолета пассажиру, умудрившись расстрелять половину салона и кабину пилотов. На суде их лишь поносят на тему „чего вам тут не хватало“ и „никакая свобода не стоит убийств“ (т. е. просто захват самолета — это свобода), а приговор встречают только что не праздничным салютом. А также кагэбэ берет под белы рученьки священника, который сам ничего не делал, просто духовно вдохновлял. А еще у него были пластинки с „Битлами“, иметь которые было в 1983 году преступлением! Пластинки, выпущенные советской фабрикой „Мелодия“, Карл! В общем мораль: заложники — это главные герои и вообще все, потому что они заложники и жертвы кровавого режима.
  • „Какая чудная игра“ — все герои за свое мелкое хулиганство были расстреляны (реальные прототипы схлопотали аж выговор от руководства института, при том, что кровавый режим требовал аж… исключения из комсомола!)
  • Одна из сцен фильма „Больше-меньше“ (2013) — образцовая пародия на троп, а вернее, на тех, кто его продвигает. Героиня вспоминает, как когда-то написала в школьном сочинении, что её дед воевал за Родину и за Сталина. Реакцию председательницы районной комиссии образования просто надо видеть.

Телесериалы[править]

  • „Однажды в Ростове“ 2012 года. Казалось бы — что общего может быть у Расстрела в Новочеркасске 1962 года и криминальной карьерой братьев Толстопятовых из Ростова? Казалось бы, ничего, ибо если первое — действительно трагедия, долгое время замалчиваемая в стране и академический пример административной глупости и человеческой тупости, то второе — история четырёх негодяев, решивших поживиться за счёт вооружённого разбоя и в итоге после суда расстрелянных. Но это — лишь в представлении здорового человека. В представлении же Константина Худякова, Елена Райской и других — именно что данный сериал. По сюжету, скромный и застенчивый театральный художник Славик Толстопятов в 1962 году очутился в Новочеркасске, где и становится свидетелем расстрела. Ну, в виде того, что там был показан митинг, на котором были женщины, дети и старики ещё из „старых коммунистов“, и которых солдаты в упор расстреляли из „калашей“ и ДШК. Свидетелей убил КГБ… Славика как из душа окатило, он решил отомстить большевикам… Толстопятов вместе со своим старшим братом, киномехаником Владимиром, его женой Тамарой и другом Александром организует бандитскую группировку и начинает мстить. Они грабят государственные сберкассы, предприятия, магазины, скрывая свои лица под плотными капроновыми чулками. За подобное получают в народе прозвище — „фантомасы“ (по аналогии с известным французским злодеем Фантомасом). Успех им обеспечивает, с одной стороны, талант Славика, который не только продумывал каждую операцию до мелочей, но даже запилил для себя и своих „мстителей“ оригинальный образец пистолета-пулемёта собственной конструкции и собственного же кустарного производства. Разумеется, менты ничего поделать с бандитами не могут, ибо все до одного злобны, тупы и оснащены допотопной техникой. Но кровавая гэбня такая кровавая, что в итоге всех „фантомасов“ находят и убивают. Выживает только Тамара, но и её арестовывают. Дальше её явно отправят на Колыму, обольют водой на морозе, заставят пахать по 25 часов в сутки за миску баланды, а потом скормят белым медведям! Понятно, что получилась по большему счёту клюква, при том планировалось снять эдакую „Ликвидацию 2“, а в результате получилось больше „на тебе“ в сторону „Ликвидации“. Историческая же достоверность всего показанного в сериале может быть охарактеризована как несуществующая:
    • Насчёт показанного в фильме массакра в Новочеркасске… до сих пор можно спорить, как именно всё там было в реале. Хотя и ответственности начальства за эту трагедию это всё равно не снимает.
    • Вячеслав Толстопятов никак образом не мог находится в указанное время в Новочеркасске, так как в эти дни благополучно сидел в тюрьме за фальшивомонетничество.
    • Бандитка и певичка Тамара — вообще персонаж вымышленный. Жалко, Владимира и Тамару не превратили в Бонни и Клайда — на это было бы здорово посмотреть!
    • Само время преступлений банды „фантомасов“ — 1968—73 годы, а никак не 1962.
    • Многие обстоятельства реальных преступлений „фантомасов“ вообще мало соотносятся с сериалом. Так, в реальности бандиты за всё время убили лишь трёх человек. В сериале — больше десятка (видать, все до одного были крупными представителями соввласти, включая инкассаторов и сторожей, не иначе!). Да и сама известность к реальным „фантомасам“ пришла благодаря лишь наглости и изобретательности злодеев — ну ни сталкивался до этого СССР 1960-70-х с какими бы то ни было гангстерами, да ещё имеющими автоматический огнестрел! Послевоенное веселье к тому времени уже основательно забылось. Остальное — слухи и легенды, плюс разгильдяйство. По меркам того же Запада и весёлых 1990-х годов, „фантомасы“ — вооружённые гопники, пойманные на первом же серьёзном деле (а до этого тоже обломавшиеся по-крупному, причём в тот раз поймать бандитов не удалось только из-за халатности участкового), когда нападать пришлось не на безоружных тётенек-продавщиц и кассиров, а на вооружённую охрану.
    • Из всех „фантомасов“ во время задержания был убит только один, Самасюк Сергей: был застрелен прямо на мешке с деньгами, когда вознамерился кинуть в сыщиков самодельную гранату. Остальные были арестованы и судимы, потом расстреляны. К слову, сам Самасюк в сериале отсутствует, вместо него некто Пятипалов.
    • Политические мотивы „фантомасы“ сами пытались приписать себе на суде, но доказать не смогли.
    • Окружающая обстановка в фильме, транспорт и реалии также мало похожи на 1960-е годы. К примеру, показанные в одной из серий диссиденты относятся больше к 1970-80-м, но не к 1962 году.
  • „Палач“ — из серии о сыщике Черкасове, о „Тоньке-Пулеметчице“. Зачем-то вставлена линия с невинно осужденной кровавой гэбней женщиной, которую ошибочно приняли за ту самую Тоньку. Осудили на том основании, что ей в вещи подбросили маску, в которой „Тонька“ несла смерть. Мало того, что сослали на Колыму, так и там от забивания зэчками спас только влюбившийся вертухай.

Телевидение[править]

  • „Нереальная история“ — „Павлик Морозов“ же! Ну, и „Советские учёные“. Впрочем, здесь все сюжеты исключительно шутки ради, поскольку состоят из баек и стереотипов.

Комиксы[править]

  • „This Godless Communism“, брошюрка для учащихся церковных школ США. Сферический (и топорный) пример.
  • The Red Star — пример настолько специфический, что может даже быть аверсией. Это просто надо видеть. В любом случае, Союз Краснозвёздных Республик выглядит эпично.
    • По мотивам есть и видеоигра.
  • Uber — комикс выглядит как влажные мечты нацистов о том, как бы они покарали коммунистов, если бы у них были суперсолдаты. Авторы настаивают на том, что РККА у них показана „аутентично“, ведь они „научную книжку читали“. Какую именно, правда, не уточняется. Судя по содержанию комикса — немецкую, года этак 45-го.

Аниме и манга[править]

  • Odoru! Kremlin Kyuuden — так грубо, что уже смешно. В комплекте идёт такое количество мерзостей и просто ахинеи, что впору звать психиатров. Например, когда рождается ребёнок без рук и ног, коммунисты отрезают конечности всем младенцам, «чтобы все были равны». Не говоря уже о том, какими там показаны советские вожди. Короче говоря, Сорокин по-японски.
  • Usavich — с прикрученным фитильком. Советский быт изображен довольно мило и уютно (даже тюремный), но милиция там все равно ведет себя крайне жестоко и имеет на вооружении тяжелую бронетехнику, а одного из главных героев посадили в тюрьму за то, что он проспал один день работы из-за похмелья — причем его прямо в похмельном виде в тюрьму и привозят.

Мультсериалы[править]

  • Спецагент Арчер“ — „Какая вы, нахрен, сверхдержава?“ Сериал, конечно, пародийный, но все равно советский быт даже на советский-то не больно похож, а скорее на неблагополучный район где-нибудь в Детройте.
  • „Белка и Стрелка: Звездные собаки“ — конечно, мультфильм, но обращает на себя внимание то, что герои — фактически зэки.

Видеоигры[править]

  • Сеттинг Red Alert, хоть и клюква, тоже этим отдаёт. Гуглите описания советских юнитов из третьей части. Впрочем, в большинстве своём шутки ради, как и принято в серии. К тому же, все описания даны с точки зрения Альянса.
  • Серия Call of Duty: относительно маленькие дозы в первых частях.
    • Первые миссии про Сталинград в советской компании для первой Call of Duty воспроизводят фильм «Враг у ворот» с расстрелами при попытке бегства с баркаса во время переправы, отправки в бой одного с винтовкой другого с патронами и заградотрядом с немецким пулеметом. В ходе миссии также нужно помочь советскому снайперу застрелить комиссара, расстреливающего пытающихся отступить, выманив его «на живца», чтобы занять занятый комиссаром уютненький окопчик и навести артиллерию на немецкие огневые точки, косящие советских солдат. То есть, если кто-то не понял, у советских войск все это время была возможность абсолютно безболезненно покрошить немцев в капусту, но они вместо этого гнали солдат на пулеметы, видимо, из любви к искусству.
      • Кстати, в советской кампании и только в советской кампании стрельба по своим никак не карается для игрока.
    • Во второй части нас учат бросать гранаты при помощи картофелин, потому что «настоящие гранаты дороже вас» (в русском дубляже говорят: «Потому что гранат у нас слишком мало. Граната должна прикончить фашиста!»), но, в целом, клюква достаточно добрая. Разве что инструктаж проводит, почему-то, комиссар, на время боя куда-то предусмотрительно сваливающий. Более важный вопрос — почему для тренировок используют еду? Учебные гранаты? Не, не слышали!
      • Ан нет! Дело в том, что всю клюкву… Вырезали перед релизом - половина московской миссии и две сталинградских(потому советская кампания и кажется какой-то рваной): а там вам и комиссары с манией расстрелов и драпающие солдаты и угрозы клюквогенерала сослать в штрафную роту. И да — всё взято из трижды проклятого «Врага у Ворот».
    • С пятой части начинается эпоха CoD как рассадника клюквы. Психованный русский сержант, вооружённый мачете УВСР (появившимся сильно позднее ВОВ), на руинах Сталинграда объясняет ГГ: немцы пришли жечь наши города и истреблять наш народ, так мы потом за это сожжём их города и истребим их народ! И таки приводит свою угрозу в исполнение при штурме Берлина, где игроку предоставляется садистский выбор: либо он расстреливает сдающихся с поднятыми руками немцев, либо НПС сжигают их коктейлями Молотова (хорошо хоть не действительно мирных дойчей — этих почему-то не нарисовали). А, да, и ещё здесь красноармейцы носят шапки-ушанки летом.
    • В Black Ops градус клюкво-гулаговости резко подскочил. Злые коммунисты скорешались с нацистским учёным, испытали чудо-отравляющий газ на собственных солдатах, засунули главгероя в лагерь в Воркуте — а он, бедный, всего-навсего пытался убить Фиделя Кастро (устроив в процессе эпичное побоище в на улицах Кубы)… Ах да: химическую дрянь над Лаосом и Вьетнамом тоже распыляли они, а вовсе не американцы.
      • Ну и просто еще заставляют пленных американцев играть в «русскую рулетку», а отказавшихся забивают обломком трубы. Нет, эту сцену просто нужно видеть!
      • Персонажи постоянно по поводу и без повода разглагольствуют на тему того, какими нужно быть мразями, чтобы сотрудничать даже с бывшими нацистами (и даже не в увлекательной химии, а, например, в ракетостроении). Эээ… А ничего, что «Сатурн-5» проектировал бывший штурмбаннфюрер СС (но мы то знаем, что бывших эсэсовцев не бывает…) Вернер фон Браун?[6]
      • Сюда же милые советские опыты на людях (в лаборатории на Аральском море), в том числе с применением страшного аппарата, который в реальности применялся в США для разработки грудной клетки и поддержания дыхания у больных полиомиелитом.
      • А все для того, чтобы устроить в 1968 году вторжение в США с массовым применением хренохимии!
    • При этом перед началом игры на экран выводится предупреждение, дескать, это наши фантазии, мы никого не хотел оскорбить, не нравится — не играйте. Угу, мы никого не хотели оскорбить, просто вылили на вас ведро говна, но обидеть ведь не хотели…
      • Справедливости ради: всё вышеперечисленное является не зловещими планами Кремля и даже не КГБ, а инициативой всего одного не в меру амбициозного генерал-лейтенанта с польской фамилией Драгович, который, прекрасно понимая, какие последствия его могут ожидать за такую инициативность, старательно подчищал за собой следы. Непонятно только, как он тайком от чекистов умудрился организовать все эти махинации. Ну и добавим сюда тот факт, что, заполучив в руки запасы Драговича с тайным фашистским биооружием, «добрые» американцы решили тут же его применить на Советах при помощи…другого нацистского эксперимента с телепортом и зомби, этой самой «Новой-6» заражёнными. А Мэйсона, Вудса, Хадсона и Уивера — людей, раскрывших заговор Драговича, — вовсе убрать, как свидетелей. Конец немного предсказуем.
  • Анабиоз: Сон разума — атомный ледокол «Северный ветер», гордость Северного флота СССР, используют для перевозки… заключенных! Вообще-то ледокол на то и ледокол, чтобы колоть лёд и вести караван судов, которые и везут всё что нужно в порты. Если ледокол что везёт сам, то как правило то, что нужно доставить куда-то на крайнюю точку севера, куда другое судно просто нет смысла посылать. Страшно подумать, куда корабль мог везти заключённых. Да и во времена СССР (как впрочем, и сейчас)ледоколы с ядерной силовой установкой были предметом законной гордости страны наравне с освоением космоса и балетом, применение этого статусного объекта в качестве плавучей тюрьмы так же абсурдно, как использование авианосца США в качестве борделя (без отрыва от его боевого применения, ага).
    • В игре троп, на первый взгляд, раскрыт ещё шире: капитан корабля, не понятый товарищами (помощником, надзирателем и главным инженером) — оказывается, в тайне забитый верующий, охранник прямо называет бедных заключённых «животными», когда же ледокол из-за попытки старпома прервать "самоубийственный" манёвр капитана терпит крушение, все три товарища капитана вместе с ним пытаются сбежать на вертолёте, стреляя (хоть не насмерть) по бунтующей команде… С другой стороны, если присмотреться, команда корабля и сам капитан — настоящие герои.[7] К тому же стараниями Нестерова (ГГ игры) все события (от первой размолвки между капитаном и помощником до самого крайнего инцидента, приведшего к трагедии) нужно переиграть. Собственно, в этом — и цель игры, чтобы в конце нас встретил живой, дружный и счастливый экипаж «Северного ветра», готовый к новым приключениям и открытиям.
  • Operation Flashpoint же! Советский остров Колгуев — темный и глухой, настоящее мертвое царство зла с несколькими разрушенными деревнями, причем где-то вроде говориться, что после того, как остров стал советским в 1945, местное население было просто уничтожено… Ну и в остальном тоже неплохо, особенно в «Resistence» — захватывать гражданское население в заложники? Разумеется. Со злости приказать спалить весь остров напалмом? Да вообще не вопрос, это в полномочиях полковника! Получить генерала за проваленное вторжение? А что такого! А затем замутить военный конфликт с целью свержения Горбачева способом, попахивающим паленой водкой? Дополнение Red Hammer — наш протагонист, собственно, бывший офицер спецназа, отправленный рядовым в мотострелки за отказ расстреливать мирных афганских онижедетей…
  • Старый квест «KGB», он же «Conspiracy» — перестроечная разруха удивительным образом сочетается с «кровавой гебней».
  • Sniper Elite — всю игру ГГ, по совместительству, сбежавшему к союзникам немецкому снайперу, предстоит отстреливать советских вурдалаков, намеревающихся захватить ядерные секреты Рейха для использования в самых гнусных целях. Плюс не покидает ощущение того, что мирный город Берлин трагически пал под натиском орд советских оккупантов, припершихся туда просто по фану.
    • К счастью, у издававшей первую часть в России «Буки» — тогда еще была совесть и яйца адаптировать игры для нашего рынка. Посему, сюжет оной был кардинально переделан в… Сторону меньшей идиотии. У ГГ изменили ФИО на Кирилл Фёдоров и сделали спецагентом НКВД (что подчеркивается загрузочными экранами). Ну, а из чудовищно аляповатых советских солдат сделали эдаких «власовцев». Которых немцы отстреливают «по ошибке» (импликация идет на то, что советские части остаются «за кадром»). Со второй частью — не повезло.
  • Rise of the Tomb Raider — в 1960-е советская армия порабощала свободные народы Сибири, заставляя их работать в урановых рудниках. Неугодных, естественно, держали в тюрьмах, ужасам которых поражается главная героиня. Но, согласно сюжету, местные жители все же собрались с силами и изгнали советы со своей земли, что вообще странно, учитывая, что все события происходят на когда-то советском, а теперь российском Алтае. И кстати, бесславная гибель целой советской армии (в смысле, военного объединения, стоящего между дивизией и фронтом), прошла совершенно незаметно, потому что советскому руководству, видимо, было пофигу.
  • Odium, известный в локализации как «Горький-17». В обоих локализациях (от Snowball и от Дмитрия Пучкова) от этого душка избавились, переиначив сюжет.
  • Company of Heroes 2 — Великая Отечественная, как её видят разработчики из Канады, по совместительству, основные разработчики игр по «Вархаммеру 40000». Оно и видно — игра про имперскую гвардию из вахи, только со скинами советских бойцов[8]". Героизмом тут и не пахнет, одно сплошное закидывание мясом и пинание Тузиков, густо замешанное с самыми чернушными стереотипами про Великую Отечественную.
    • Как нетрудно догадаться, в первой части американские и британские войска показаны именно как герои, и даже немцы (!) в своей кампании не смешиваются с грязью. В кампании за немцев ко второй части, кстати, тоже не предлагается грабить, вешать, сжигать и сгонять в концлагеря.
    • Советские же войска позволяют себе: слать солдат без оружия на передовую, гнать новобранцев, как леммингов, на пулемёты, расстреливать на месте тех, кто осмелился отступить на десять метров, расстреливать пленных, сжигать дома со своими мирными жителями из огнемётов, сжигать поля с собственными солдатами из огнемётов, взрывать город (наверно, ядерной бомбой) с собственными солдатами, не успевшими отступить, расстреливать солдат, осмелившихся спасти командира без приказа, без суда и следствия. И это только первая пара часов игры!
    • Главный герой открытым текстом говорит, что немцев к Москве не пустили морозы, а солдаты под Сталинградом сражались только из-за приказа № 227, а вся война была только для того, чтобы сфотографировать красное знамя над Рейхстагом. Вот такой вот героизм.
  • War Front: Turning Point. В этой вселенной вместо Гитлера Германией руководит более положительный фюрер, а значит, в роли негодяев — Советы. С полным комплексом негативных стереотипов.
  • Метро 2. Поскольку разработчики местные, с прикрученным фитильком. В конце концов игра не поощряет убийства пленных немцев, диалоги про Мосгаз вставлены для атмосферы, а к советским солдатам (и милиционерам) у героя, по сути, ничего личного: у них приказ убить его, ему приходится убивать их. А вот в сиквеле уже оттянулись по-полной. На протагонисте первой части в том числе: по сути весь «сюжет» этой халтуры сводится к тому, что жена спасает его из застенков Лубянки.
    • Занятно, но ремикс «Марша коммунистических бригад» оттуда не зазорно использовать даже идейным коммунистам по случаю Первомая.
  • Metro: Last Light (с предыдущим пунктом не связано). В постапокалиптической Москве злобные коммунисты построили локальную Империю Зла на «красной линии» метро. Внешность их главаря Корбута срисована с нацистских агиток. Они намного гаже фашистов-нацистов, торгашей из Ганзы и даже бандитов, которые в сюжете не являются врагами рода людского. Впрочем, с «метра» взятки гладки.
  • Cold War. Шутер про журналиста, который так хотел получить Пулитцеровскую, что оказался втянуть в дворцовые интриги плохих бояр при хорошем царе Горбачеве. В комплекте полный джентльменский набор: диссиденты, КейДжиБи, копиркин Сталина из КейДжиБи, коварные планы оного по захвату власти с использованием атомной бомбы, шизотех вроде рентгеновского фотоаппарата… и, в качестве вишенки на торте, сомнительный и чисто «советский» же посыл истории: товарищ Горбачёв ничего не знал, в политбюро пробрались враги ©
  • You are Empty: с уклоном в сюрреализм.
  • Mother Russia Bleeds: инверсия. На первый взгляд кажется, что сеттинг этой альтернативноисторической игры — наш троп, но на самом деле это Лихие девяностые уже в восьмидесятые, без развала СССР, но с полным разложением (и криминализацией) правящих элит. А вот идейный коммунист там — положительный персонаж.
  • SIИGULAЯITY — действие происходит в секретном советском научном центре под милым названием «Каторга-12». Игра рассказывает о том, как злобный СССР своими безрассудными экспериментами с элементом Е-99 последовательно превращает нашу Землю в мир-помойку, попутно жестоко насилуя законы мироздания (правда, советский быт 1955 года больше попахивает американскими 50-ми). В хорошей концовке эпичная субверсия: СССР при помощи передовой советской науки, возглавляемой замечательным дядькой Виктором Барисовым, мирно устанавливает на всей Земле социалистический строй и строит светлое советское будущее.
  • Fallout: New Vegas: листовка для сотрудников Посейдон Энерджи пугает потенциальных болтунов, что их дети будут горбатиться в трудовых лагерях СССР потому, что их родитель по неосторожности выдал государственную тайну. При этом роль главных Bad Dirty Communists в сеттинге Fallout отводится Китаю, а в самой свободной демократической Америке стоял не один концлагерь для азиатов.
  • Black the Fall — хотя и не указывается напрямую, что действие разворачивается в СССР, детали сеттинга в наличии. Люди горбатятся на заводах; на стенах висят портреты вождей; то там, то тут встречаются эмблемы серпа и молота, а также красных звёзд.

Музыка[править]

  • А. Галич — немало песен.
  • А. Городницкий, «Перелётные ангелы», «Испанская граница», «Полночное солнце». Да и знаменитая «На материк» — тоже.
  • Владимир Высоцкий, «Банька по-белому», «Дорожная история» (Я вышел ростом и лицом). Также есть упоминания в других песнях: «Баллада о детстве», «Летела жизнь», как и в неоконченном «Романе о девочках».
  • Гражданская оборона — одна из главных тем альбомов, вышедших до распада СССР (песни с «Так закалялась сталь» все об этом). Что интересно, после этого Егор Летов из анархиста стал коммунистом и записал два «красных» альбома — «Солнцеворот» и «Невыносимая лёгкость бытия».
  • Янка Дягилева, «Гори, гори ясно», «По трамвайным рельсам», «Ангедония», «Особый резон», «Деклассированным элементам».

Сетевая литература[править]

  • Лев Натанович Щаранский, его друг Соломон Хайкин, а также его многочисленные сторонники, объединённые в партию КПСС(щ)[9]: в творениях Льва Натановича и его сторонников СССР выглядит именно что сабжем, причём педаль — в бесконечность и далее. Что интересно, сегодняшняя Россия описывается как чистого вида чекистско-бандитский мордор. Что совершенно неудивительно, так как проект прямо пародирует современных «либералов»: антипатриотов и антисоветчиков всех мастей, используя все известные «либеральные клише».

Интернет-проекты[править]

Прочее[править]

  • Рисунки тюремного надзирателя Балдаева, сделанные на основе фольклора мест заключения. «Рисунки из ГУЛАГа».
  • Крипипаста из серии «Russia Spoofs». В большинстве случаев источником ужасов оказывается либо КГБ, либо КГБ является на помощь и отправляет всех пострадавших в ГУЛАГ, потому что Родине не нужны слабые граждане! Такова жизнь в России.

Что такое ГУЛаг[править]

На самом деле ГУЛаг расшифровывается как «главное управление лагерей». Это было подразделение НКВД, заведующее трудовыми лагерями, а не сами лагеря (а то в западном масскульте пошла тенденция называть гулагами отдельные тюрьмы и колонии, причем даже в современной России, и даже в СФК). В 1960 году ГУЛаг переделали в ГУИН. Сейчас это называется ФСИН и подчиняется Министерству Юстиции.

Примечания[править]

  1. Правильный ответ — нет. Как минимум, в части, касающейся армии; в ГРУ автор комментария не служил (но по концентрации вранья во всём остальном творчестве Резуна предполагает схожую картину).
  2. 5 тонн угля в смену для шахтера даже мало, норма была 7 тонн, а вот 150 грамм хлеба работающий физически мужчина не получал даже в блокадном Ленинграде
  3. Что порождает определенную коллизию: а если „капитан“ хотел передать, что Лаврентий Палыч срочно вызывает?
  4. На всякий случай: … marched out and forced to watch executions, disembowelments of condemned prisoners, particularly the women
  5. Во всяком случае, выглядит это как пародия.
  6. И, если сравнивать вклад в развитие ракетной программы США и СССР бывших нацистских ученых — то результат будет явно не в пользу США
  7. Капитан провёл большую часть своей жизни в море (дураков на ледоколы не брали), отсюда и его громадный опыт и приход к вере, но в тоже время и напрасный фатализм и самоуверенность, а надзиратель стал мрачным типом потому, что охранял на севере явно кого-то поопаснее карманных воришек.
  8. Собственно, в Dawn of War от этих же разрабов тоже перегибают палку с жестокостью ИГшного командования. В каноне они, конечно, человеческую жизнь ни в грош не ставят, но гробить своих солдат для «посмотрите, какие мы злые» станет только неадекватный Горлов, который долго на своём месте не усидит, спасибо особенности «Oops, sorry, sir!».
  9. Нет, разумеется, не Коммунистическую партию Советского Союза, а Креативную Партию Свободы Совести (Щаранского).