Гражданская война в Испании

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« ¡No pasaran!
(Они не пройдут!)
»
— Республиканцы, 1936 год.
« Hemos pasado.
(Мы прошли.)
»
— Генерал Франко, 1939 год.

Гражданская война[править]

Роберт Капа. Смерть солдата-республиканца. Самый знаменитый кадр войны

К началу XX века Испания представляла собой отсталую и крайне бедную страну, правительство которой при этом и слышать не хотело о каких-либо реформах. В стране были сильны межнациональные разногласия — национальные меньшинства (баски, каталонцы, галисийцы) требовали предоставления им автономии. Добавили проблем и две войны — проигранная война с США в 1898 году и победная, но крайне затяжная Рифская война 1920-27 годов против поднявших мятеж марокканских берберов.

В 1923 году стабилизировать ситуацию в Испании попытался генерал Примо де Ривера, свергнувший испанское правительство и начавший реформы по образцу Муссолини, но его усилия перечеркнул экономический кризис. В 1930 году Ривера покинул Испанию, а в 1931 году была ликвидирована монархия и провозглашена Испанская республика, власть в которой получили либералы и социалисты.

Новые власти начали борьбу со старой элитой — крупными землевладельцами, духовенством, военной верхушкой и поднявшим за счет войны в Марокко авторитет офицерским корпусом, был взят курс на урегулирование межнациональных споров, в частности, была предоставлена автономия стране Басков. Реформы привели к радикализации общества — консерваторы и монархисты выступали резко против передела земли и ограничения прав католической церкви, коммунисты и анархисты требовали углубления и расширения реформ. В феврале 1936 года с небольшим перевесом над консерваторами победу на выборах одержал Народный фронт — коалиция левых сил (компартии Испании, ПОУМ (троцкистов), социалистов и левых республиканцев). Новая власть продолжила углубление социальных реформ и начала активную борьбу с консерваторами силовыми методами, а так же с церковью [1]. Это всё и стало поводом к мятежу.

16-18 июля 1936 года начался военный мятеж в испанских колониях (в первую очередь в Марокко), а затем и в самой Испании, возглавили мятеж генералы Эмилио Мола, Франциско Франко и Гонсало де Льяно (последний поднял мятеж в Севилье и Кадисе, чем обеспечил «марокканцам» возможность начать переброску войск из колоний). Успехом увенчались и военные мятежи в северо-западной Испании и в Сарагосе, но попытки взять власть в Мадриде и городах юго-востока Испании, а также в стране Басков потерпели неудачу, остался на стороне Народного фронта и испанский флот (путчистами было захвачено только несколько недостроенных или находившихся в ремонте кораблей).

N.B. Байка о кодовой фразе «Над всей Испанией безоблачное небо» — сигнале к мятежу — встречается только в советских источниках. Ни один испанец ее не упоминает — неизвестно даже, как она звучала по-испански. Настоящий сигнал к мятежу звучал как «Семнадцатого в семнадцать. Директор» (по прозвищу организатора мятежа генерала Молы).

Ни та, ни другая сторона на момент начала войны не имела внутреннего единства. Путчисты представляли из себя союз националистов, монархистов, помещиков и буржуазии, объединившихся под лозунгом «Вернём всё взад!», формальный лидер мятежа генерал Санхурхо погиб в авиакатастрофе в первые же дни войны. Республиканское правительство также являло собой образцовую коалицию лебедя, рака и щуки, то есть коммунистов, троцкистов, левых либералов и даже националистов (в первую очередь баскских и каталонских). На 20 июля путчисты контролировали все колонии и лишь отдельные участки метрополии — как правило, малонаселенные и аграрные. Почти всем иностранным наблюдателям и даже лидерам мятежа начало казаться, что восстание провалилось. Элитные части армии были блокированы в колониях республиканским флотом. Но всё изменило обращение обеих сторон ещё не разгоревшейся гражданской войны за помощью иностранных держав. Националисты сразу же получили новейшую военную технику Германии и Италии, а также помощь частей этих стран в переброске войск из колонии в метрополию. Республиканцы же подписали было договор о закупке оружия у Франции (правительство Франции также было народным фронтом из левоцентристских и левых партий), но вскоре под давлением Великобритании эти планы были отменены, и французские поставки ограничились гуманитарными грузами, а также старой военной техникой без снятого вооружения. С августа благодаря помощи итальянских и немецких войск элитные части восставших начали массово высаживаться на полуострове — и ситуация круто изменилась в их сторону. После мятежа у Республики почти исчезла сухопутная армия, и спешно набранному ополчению из рабочих и горстке оставшихся офицеров было нечего противопоставить отборным и имеющим боевой опыт подразделениям. Координация действий также отсутствовала — после путча из-за бегства поддержавших его чиновников правительственный аппарат Республики фактически рухнул, власть на местах и даже на флоте стали брать профсоюзы и комитеты трудящихся, что играло явно не на руку в борьбе против дисциплинированных военных. Благодаря всему этому силам путчистов удалось добиться определенных успехов (в частности, объединить захваченный район на севере Испании и плацдарм у Севильи), а осенью началось наступление на Мадрид. По другую сторону линии фронта шло лихорадочное формирование из рабочих отрядов, оставшихся верными республике офицеров и прибывших в Испанию добровольцев новой армии. Не последнюю скрипку в помощи Испанской республике сыграл СССР. Будучи её единственным последовательным союзником, Советский Союз активно присылал оружие, технику и советников, а через Коминтерн организовал набор добровольцев со всего земного шара в Интербригады. В октябре-ноябре 1936 года развернулись бои за Мадрид, в которых республиканские силы с трудом, но смогли удержать столицу. Повторное наступление на Мадрид испанских войск зимой 1937 года под Харамой и итальянцев весной под Гвадалахарой также не увенчалось успехом.

После провала наступления на Мадрид, целью фалангистов[2] стала страна Басков, с начала путча вместе с ещё двумя республиканскими провинциями, Астурией и Кантабрией, отрезанная от основной республиканской территории. Наступление, которое возглавили генерал Мола и итальянский генерал Бастико и активно поддерживали немецкие и итальянские самолеты[3], продолжалось три месяца и имело успех — к концу июня 1937 года фалангисты и итальянские добровольцы разгромили войска басков и ликвидировали автономию, а к ноябрю разгромили и другие действовавшие на Северном фронте республиканские силы. Сыграли свою роль и блокадные действия постепенно набиравшего силу флота фалангистов и итальянских и немецких ВМС, препятствовавшие доставке грузов из СССР.

В то самое время, кода Франко консолидировал консерваторов и националистов, в республиканском правительстве наступил раздрай. Весной 1937 года «Рабочая партия марксистского единства» (ПОУМ), ориентировавшаяся на Троцкого, подняла восстание в Каталонии, целью которого была объявлена социалистическая революция (а по факту имел место конфликт троцкистской ПОУМ и ориентировавшейся на СССР компартии Испании). Подавление этих выступлений не позволило Мадриду оказать помощь баскам, кроме того конфликт привел к оттоку из Испании добровольцев, не находившихся на про-советских позициях. Попытки республиканских войск перейти в наступление весной и осенью 1937 года не имели успеха, в декабре того же года после упорных боев республиканцам удалось взять город Теруэль, но в феврале 1938 года фалангисты отбили город, после чего в марте-апреле вышли к Валенсийскому заливу, отрезав Каталонию от остальной территории республики. После этого летом-осенью 1938 года фалангисты вышли на подступы к Валенсии, а в декабре 1938 — январе 1939 годов провели финальное наступление на Барселону, в которой с июля 1937 года располагалось республиканское правительство. 26 января Барселона была взята фалангистами, республиканское правительство эвакуировалось из страны. 27 февраля Великобритания и Франция официально объявили о признании правительства Франко.

Потеря Барселоны привела к полному развалу управления Испанской республикой, 6 марта в Мадриде произошел военный переворот, пришедшие к власти республиканские военные начали переговоры о прекращении войны. 26 марта — 1 апреля войска Франко без сопротивления заняли остававшуюся не подконтрольной им территорию Испании.

Разумеется, боевые действия на этом не прекратились, наиболее упорные сторонники павшей республики продолжили партизанское сопротивление, особенно в районах, пограничных с Францией. Партизанской войне способствовала и репрессивная политика новых властей, Франко и его сторонники прощать своих противников не спешили. Активное сопротивление продолжалось до конца 1940-х годов, но в конечном итоге затухло.

Помощь других стран[править]

Лига Наций создала Комитет по Невмешательству в дела Испании. Англия и Франция запретили своим фирмам поставлять оружие республиканцам. В то же время Италия и Германия, формально поддержавшие политику невмешательства, прислали Франко в помощь несколько (псевдо-)добровольческих дивизий, авиацию и «высокотехнологичный» Легион «Кондор» (до 150 самолетов, плюс зенитки и прочее) соответственно. СССР слал республиканцам россыпью танки и броневики, самолеты, прочее вооружение, а также советников и инструкторов[4]. Оказывали финансовую и иную поддержку Франко и иные государства и организации, в частности Ватикан. Кроме того, флоты Италии и в меньшей степени Германии принимали участие в блокаде подконтрольного республиканцам побережья, германский флот даже обстреливал республиканские позиции (справедливости ради — республиканцы сами нарвались, атаковав немецкий корабль с воздуха). СССР, возможно, и рад бы был помочь Испании флотом, но вот незадача — современных кораблей у Советского Союза было ровно ноль[5].

Но поток помощи из СССР постепенно уменьшался. Почему? Одна из версий: Сталин со временем разочаровался в республиканцах. Видимо первоначально планировалось «накачать» их техникой и добиться быстрой победы. В процессе боев выяснилось, что испанские части, даже хорошо обеспеченные, воевать не горят желанием. Серьезно наступать и вовсе не способны. А многопартийное правительство, видя это, занимается болтовней (и грызнёй между партиями) и ничего не делает. Поэтому поставки были урезаны до минимума, а в качестве советников стали присылать чуть не лейтенантов. Фактически Республику списали. Однако не стоит забывать, что европейские «союзники» сознательно противодействовали советской помощи Республики. Так, Франция отказалась быть посредницей в ее передаче.

Итоги[править]

В этой войне Испания потеряла почти полумиллиона человек (130 тыс. франкисты, 320 республиканцы). Было разрушено около 200 населенных пунктов. Диктатура Франко просуществовала до 1975 года (хотя настоящей диктатурой она была первые 15-20 лет, потом Франко становился всё либеральнее и либеральнее с каждым годом, даже отношения с СССР наладились, хотя и не дошли до обмена посольствами: в 1974 году я с удивлением прочитал в советской газете о визите в СССР испанского министра торговли (фамилию не помню)). В дополнение к военным потерям после войны Франко репрессировал или выслал из страны еще примерно полмиллиона. Население Испании составляло около 30 миллионов. То есть относительный размах репрессий в Испании в 1936—1940 годах превышал, для сравнения, масштабы всего политического террора в СССР с 1921 по 1953 годы. Гражданская война до сих пор оценивается испанскими историками и испанским обществом по-разному и служит предметом полемики.

А самое главное, эта война стала железным аргументом Франко против вступления Испании во Вторую мировую. «¡Teniamos suficiente!» Ни благодарность за военную помощь, ни прямой нажим Германии, ни соблазн расширить колонии — ничто не заставило каудильо втравить свой народ в еще одну мясорубку, гораздо более страшную. Для отмазки послали на помощь фюреру одну дивизию добровольцев — и тем убили двух зайцев: и своих ненавоевавшихся подальше сплавили, и алаверды (благодарность за легион «Кондор») сделали.

Тропы и штампы[править]

  • Анархист — в Испании анархисты представляли серьёзную силу. С началом войны они начали образовывать коммуны в Арагоне и Каталонии, передавая власть над промышленностью и сельским хозяйством в руки трудящихся. Коллективизация была заявлена как добровольная, но на местах, как водится, случались перегибы. Новое общество просуществовало год с небольшим, после чего было уничтожено своими же — просоветские коммунисты из КПИ очень противились социальным преобразованиям, считая Испанию не готовой к этому.
  • Горе побеждённым — Франко не жаловал никого из противоположного лагеря, даже если за кого-то из республиканских деятелей пытались заступиться его собственные генералы. После победы франкистов в Испании сотни тысяч людей были расстреляны и брошены в тюрьмы.
  • Дом разделённый — Республиканцы представляли просто эталон тропа. Смены правительства в разгар войны? Коллективизация, когда на горизонте маячат франкисты? Вооружённые столкновения между сторонниками республики? Конечно, всё это очень поможет победить франкистов!
  • Знают именно за это — Интербригады, бомбардировка Герники и ¡No pasaran!
    • Распространённое заблуждение, во многом популяризованное играми серии Hearts of Iron[6], где испанская гражданка существенно утрирована — что это была война между коммунистами и фашистами. В действительности с обеих сторон сражались сторонники множества различных, а зачастую и враждебных друг другу идеологий.
  • Избиение младенцев (метафора) — на сторону восставших перешла большая часть сухопутной армии, практически все элитные части и генералы. Республике приходилось воевать спешно сформированным ополчением из рабочих и отрядов политических партий без единого командования, которые почти всухую проигрывали марокканцам и легионерам. Итог немного предсказуем — к октябрю восставшие заняли половину территории Испании, и только появление у «красных» чего-то, похожего на регулярную армию, спасло Республику от разгрома за три месяца.
  • Интервенция — Войска Германии и Италии активно помогали националистам. У последних при этом хватало наглости обвинять республиканцев в том, что они марионетки СССР (хотя объёмы советской помощи были намного меньше).
  • Какой ни есть, а он за нас — несколько примеров с обеих сторон:
    • Страной Басков правили католические консерваторы, бывшие по идеологии гораздо ближе восставшим, нежели леволиберальным республиканцам-атеистам. Однако Республика дала баскам автономию, и вопрос о том, кого поддержать гордым и независимым горцам, решился в пользу «красных».
    • Генерал Антонио Эскобар был консерватором и католиком, но при этом сражался на стороне республиканцев.
    • У националистов-католиков тот же троп отыгрывался в отношении мавров-мусульман — благодаря их бесстрашию и жестокости одно наличие на поле боя марокканских подразделений вселяло в республиканцев ужас. Дошло даже до запрета обращать мавров в христианство.
    • Эмилио Мола, один из франкистских генералов, был сторонником республиканского строя, хоть и консерватором.
  • Красно-буржуазная сволочь — так видели Республику её враги.
  • Крутое кредо — знаменитое ¡No pasaran!. Прозвучало при обороне Мадрида летом 1936 года.
    • Бронебойный ответ — Hemos pasado от Франко, который два с половиной года спустя Мадрид-таки взял.
  • Не рой другому яму — фактическое оставление Республики Англией и Францией на растерзание франкистам и их иностранным союзникам дорого аукнулось западным демократиям, а Гитлер после Мюнхенского соглашения и победы националистов в Испании настолько осмелел, что менее, чем через полгода пошёл на Польшу войной. Вполне возможно, что победи республиканцы, никакой Второй Мировой бы не было.
  • Партизан — много и со вкусом. Тема раскрыта у Хемингуэя в «По ком звонит колокол». Организованное сопротивление Франко продолжалось до конца 1940-х годов, отдельные партизаны-«маки» ныкались по горам до середины шестидесятых.
  • Пережил свою полезность - Эмилио Мола, один из зачинщиков путча, давшего начало войне, примерно через год погиб в авиакатастрофе. Не исключено, что Франко избавился от соперника в борьбе за пост диктатора послевоенной Испании.
  • Ряженые под Рейх — националисты после унификации их в Фалангу. Униформа, вождизм, авторитаризм, национализм, милитаризм (в Испании времён Франко было целых три военных министерства для каждого вида войск соответственно), террор против политических противников, по отношению жертв к общей численности населения страны переплюнувший Большой террор Сталина. С другой стороны, до откровенного геноцида франкисты не доходили, да и Холокоста в Испании не наблюдалось.
  • Техничка — республиканцы активно клепали разномастные бронеавтомобили. Свои модели были почти у каждого подразделения. Появился даже особый термин для самодельных броневиков — «тизнаосы».
  • Что за идиот! (Или «Ай, молодца!» в зависимости от взглядов читателя) — поведение республиканских властей в первые месяцы войны. Особенно на этом фоне отличился предпоследний премьер-министр Республики Франсиско Ларго Кабальеро, считавший, что против войск националистов надо воевать партизанами (и противившийся строительству окопов, считая, что они подрывают боевой дух).

В искусстве[править]

Так Пабло Пикассо избразил бомардировку Герники
  • Тема войны в Испании была весьма популярна в СССР 1930-х годов. Молодежь наперебой рвалась в интербригады, потому что слава отцов и отчасти дедов, завоевавших свободу «на той единственной Гражданской», не давала покоя, а в близкую войну с и Германией официально верить не советовали. Поэтому стих М. Светлова «Гренада» сразу прогремел, а в 1970-е годы его положил на музыку В. Берковский.
    • Что характерно, стихотворение «Гренада» было написано в 1926 году. До всех этих революций и мятежей. Но через 10 лет пришлось как нельзя к месту! Причём, Светлов написал его, будучи троцкистом, одержимым идеями мировой революции. После формального отречения от Троцкого ему пришлось закосить под выпивоху, чтобы избежать репрессий 1930-х гг. Репрессии его не коснулись, но спился он в результате по-настоящему.
  • Великий испанский поэт Федерико Гарсиа Лорка, который симпатизировал коммунистам, был в самом начале войны арестован и расстрелян националистами. Есть, правда, версия, что расстреляли его не за политические симпатии, а за гомосексуализм: у националистов преобладали консервативные католики-традиционалисты.
    • Его гибели посвятили стихотворения: Николай Асеев, «Песнь о Гарсиа Лорке» (Почему ж ты, Испания, в небо смотрела), положенное Александром Градским на музыку, и Евгений Долматовский, «Романс о Гарсиа Лорке» (В Гренаде, точней — в Гранаде). В первом есть строчки «А жандармы сидели, лимонад попивая / и слова его песен про себя напевая» — явная аллюзия на культовое стихотворение Лорки «Романс об испанской жандармерии».
  • К. Симонов, стихотворение «Генерал» (памяти Мате Залки).
  • Лев Кассиль, рассказы («Матч в Валенсии», «Вдова корабля», «„Диско“»).
  • Юлиан Семёнов, «Испанский вариант». Штирлиц спасает в Испании нашего агента (который чуть менее, чем полностью списан с Кима Филби).
  • Андрей Платонов, рассказ «По небу полуночи». Главным героем является немецкий летчик, которого отправили бомбить республиканские позиции в Испании, и который по ходу сюжета отрекается от нацизма, разворачивает свой истребитель против немецких машин и встает на сторону Республики.
  • Из зарубежных деятелей культуры сильней всего отметился на тему войны в Испании, пожалуй, Эрнест Хемингуэй с романом «По ком звонит колокол». В 1943 году по роману сняли фильм с Гэри Купером и Ингрид Бергман в главных ролях.
  • Отдельно нужно упомянуть мемуары Дж. Оруэлла «Вспоминая войну в Испании». Честный социалист Оруэлл отвоевал в Интербригадах на стороне Республики, едва не загремел под расстрел как «троцкист» и через всю дальнейшую жизнь пронес офигение от того, как социалисты и коммунисты разных направлений перед лицом опасности вместо того, чтобы выступить единым фронтом, друг друга поедом ели. Что, впрочем, не помешало ему всю последующую жизнь бороться против «проклятых сталинистов», в том числе вместе с британскими спецслужбами, а в повести «Скотный двор» и романе «1984» вывести своих идеологических противников в качестве полных чудовищ.
    • Хотя, если бы он обратился к истории, то перестал бы удивляться: к еретикам относятся хуже, чем к иноверцам. Вспомним крайне кровопролитную Тридцатилетнюю войну, носившую религиозный характер: обе стороны были представлены христианами. К идеологии это тоже вполне относится: точно то же самое происходило и среди левых, трактовавших Маркса/Энгельса/Ленина по-разному.
  • «Лабиринт Фавна» — фантастические события происходят в Испании в 1944 г. на фоне борьбы отряда франкистской полиции с продолжающими сопротивление республиканцами, а командир полицейских — главный антагонист.
    • А действие фильма «Хребет Дьявола» происходит и того раньше — в последний год гражданской войны.
  • Фильм «Божественный свет». Сабж присутствует в начале и во флэшбеках главного героя (который застал эту пору в юности), но при этом тесно связан с сюжетом. В центре повествования — история чудом спасшегося поэта Федерико Гарсия Лорки, который выжил после расстрела, но получил серьёзную мозговую травму и превратился в невменяемого полупомешанного (который, впрочем, по-своему доволен своей судьбой). Главный герой в конце решает не пытаться вернуть ему память и всё оставить, как есть. Потому как осознаёт, что обретение воспоминаний сделает Лорку несчастнее, чем он есть сейчас. Да и найдётся ли ему место в современной (по сюжету прошло уже пятьдесят лет!) Испании?
  • The Fabulous Furry Freak Brothers — в арке «Идиоты за рубежом» Фредди, заруливший в Испанию, встречает там художника и изобретателя Пабло Пегасо, сражавшегося на стороне анархистов в Гражданской войне. У него даже есть «Ишачок», переделанный в спорткар.
  • Спецагент Арчер — в девятом сезоне Арчер был добровольцем в Испании и летал падал на И-153.
  • Libertarias (в различных адаптациях «Поборницы свободы» или «Анархистки») 1996-го — великолепный испанский фильм в жанре исторической драмы о роли женщины в этой войне.
  • Мерсе Родореда «Площадь Диаманд» — повесть об Испании времен гражданской войны глазами молодой девушки. По атмосфере произведение невероятно жуткое и депрессивное, при том, что в нем не описано ни одно сражение, а только голодный тыл.
  • Василий К., песня «Пей с ним» — сюжет практически один в один повторяет «По ком звонит колокол» папаши Хэма.
  • Shadow — один из эпизодов комикса происходит в Испании охваченной гражданской войной, где по сюжету Тень спасает Джорджа Оруэлла и вдохновляет его написать ессе Памяти Каталонии
  • «45 Cerebros y 1 Corazón» — известная в Испании песня. Для национального единения было решено забыть о преступлениях режима Франко и поэтому только в конце нулевых начали разбирать братские могилы республиканцев, чтобы опознать жертв и похоронить их отдельно. В одной из могил были обнаружены ещё не до конца разложившиеся 45 мозгов и одно сердце.

Примечания[править]

  1. Учитывая религиозность испанцев, этот поступок иначе как политическим самоубийством не назвать. Вот только у мексиканцев с третьей попытки всё замечательно получилось! Закончена война кристерос, правительство Карденаса продолжает вешать священников и всячески симпатизировать испанским социалистам. Проблема в том, что в Мексике реформам предшествовали сто лет махача, в течение которых попытки опрокинуть монархистов, консерваторов и священников предпринимались целых три раза (в первый раз правительством Фариаса при Санта-Анне, фэйл; второй раз при Хуаресе, кое-чего достиг, но в целом фэйл, и наконец при Кальесе, итог: война кристерос, и в кои-то веки win), а в Испании всё это время жевали сопли (там либеральное восстание подавили очень быстро).
  2. Весной 1937 года Франциско Франко, назначенный ранее главнокомандующим, укрепил свою личную власть, создав из путчистов и их сторонников единую «Испанскую фалангу традиционалистов и хунт национал-синдикалистского наступления».
  3. Именно в ходе этого наступления был проведен авианалет на Гернику
  4. Всего до конца войны СССР поставил Республике 410 танков и БА, 647 самолетов, 1186 пушек. Германия мятежникам — 200 танков, 600 самолетов. Италия — 950 танков и танкеток и 763 самолета. Правда стоит отметить, что эти 950 итальянских танков представляли из себя металлолом времен Первой мировой. Но это все же лучше, чем ничего.
  5. Испанский флот, состоянием далеко не блиставший, имел гораздо более современные крейсера и эсминцы.
  6. Хотя в последней итерации уже присутствуют анархисты, которые против всех, а без Франко мятеж националистов развалится на два: либо монархисты заявят о верховенстве идеалов короны, либо фалангисты пошлют династию куда подальше.