Готтентотская мораль

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngОсторожно, деликатная тема!
Posmotre.li  — не цитатник острополитического публициста. Мы никак не затрагиваем текущую политику, не конфликтуем ни с кем — и не разжигаем никакой сторонний конфликт. Меньше рецептов, больше культурных отсылок.
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Moral Myopia, Protagonist-Centered Morality. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Миссионер: Ты знаешь, в чём разница между добром и злом?
Готтентот: Конечно. Добро — это когда я украду чужой скот и чужих жён, а зло — когда у меня украдут.
»
— Автор неизвестен
« В грядущей битве нет правильной стороны, друг мой. Они постоянно сражаются, потому что никто из них не может или не хочет заняться ничем другим. Обе стороны жаждут крови. Мы с тобой уже видели подобное раньше — две стороны конфликта, вне зависимости от того, кто из них и насколько разными были изначально, вне зависимости от того, кто из них и насколько правомерно начал войну — становятся практически неотличимы друг от друга. Жестокость против жестокости, глупость против глупости. »
— «Малазанская Книга Павших», книга «Охотники за костями»
« Ещё больше иронии в том, что оба крайних крыла политического спектра сходятся в средствах и методах; очень многое их объединяет — жестокость к колеблющимся, кровь, которую они готовы пролить за «правое» дело, защищая свою версию реальности. Ненависть, которую они высказывают тем, кто проявляет сомнения. Скептицизм, в конце концов, прикрывает презрение, а нет раны глубже и кровавее, чем когда тебя презирает кто-то, у кого нет никаких убеждений. »
— «Малазанская Книга Павших», книга «Буря жнеца»

Готтентотская мораль — всё, что идёт на пользу/ведёт к счастью протагониста — хорошо; всё, что идёт ему во вред/ведёт к несчастью — плохо. Как правило, является неотъемлемой принадлежностью Мэри Сью. Готтентотской моралью отличается также среднестатистический попаданец и выживальщик. Названием обязано готтентотам — африканскому кочевому народу, чьи представления о собственности сильно отличались от европейских. (Нет, не так, как это описано в эпиграфе: они считали, что, продав корову, владелец сохраняет право на её будущий приплод, а белые колонисты считали, что, купив корову они заодно покупают и право на этот приплод). Посмотре.ли не пропагандирует расизм, но так уж название исторически сложилось.

На первый взгляд, это похоже на случаи чёрно-серой, cеробуромалиновой и морали всех оттенков серого, но есть резкое отличие: автор, исповедующий готтентотскую мораль, действительно ВЕРИТ, что добро и зло существуют, и что граница проходит по отношению к протагонисту.

Нюанс как бы с прикрученным фитильком — комбинация готтентотской и чёрно-белой морали. Вкратце: если вам удар по морде — это плохо, а если другому — ну, это конечно тоже плохо, но в 10 раз менее плохо.

Пропатченная версия сабжа — так называемые «двойные стандарты». В этом случае в тезисе «хорошо то, что хорошо для меня» «Я» расширяется до родных, друзей, союзников и просто симпатичных людей. Некоторые готтентоты считают, что других людей за готтентотскую мораль следует уважать, а потерпевших от них — презирать («молодцы, в люди выбились, а потерпевшие — лохи, лузеры, быдло и т. п.») конечно, если потерпевшие — не сами готтентоты. При выходе на политический уровень получаем троп Вам террористы, нам партизаны. Где-то рядом находится определение «Наш сукин сын», которое дал какой-то американский президент какому-то диктатору какой-то банановой республики Анастасио Гарсиа Сомоса, диктатор Никарагуа. Цитата Рузвельта относилась к объявлению каудильо войны Германии в момент, когда от него, как и от других латиноамериканских диктаторов, ожидали сотрудничества с Гитлером..

Не стоит путать с тропом «Я хороший, мне всё можно» — к таким «хорошим» относятся те, кто искренне верит, что они добрые в традиционном понимании, но творят что-то мерзкое.

Однако стоит учесть, что те, кто со стороны выглядят «готтентотами», в части случаев либо движутся не эгоцентричными мотивами (но могут приблизиться к тропу, убедив себя, что хорошим всё можно), либо считают, что сами ведут себя аморально, но имеют смысл так поступать (этот случай, конечно, не заслуживает оправдания, но относится, скорее, к другому тропу или ещё к одному).

  • «Нравственно то, что в интересах пролетариата» (В. Ленин). (Эту цитату использует советский сыщик Шельга во время диспута с инженером Гариным). Самого себя Ленин, разумеется, считал не пролетариатом, а его верным слугой и защитником. Однако Ленин действовал в интересах пролетариата не потому, что пролетарии — хорошие люди, а потому, что согласно марксистскому учению, пролетариат — передовой класс, который совершит революцию и установит более прогрессивный строй. При таком подходе классы-эксплуататоры — объективное зло сами по себе, а всё, что помогает угнетённым избавиться от эксплуататоров, — объективное добро, каким бы жестоким ни казалось с точки зрения «старой» морали.
  • На войне никто практически не говорит: «Я — значит, хороший, свой — значит, хороший, чужой — значит, плохой». Там скорее «я убиваю его, чтобы он не убил меня» и «я служу своей армии и просто выполняю её приказы».
  • Гопники не считают себя центром добра, их философия строится скорее на том, что «не мы такие, жизнь такая».
  • В религиях вероотступничество тоже объясняется иначе, чем «добро — это Мы, а зло — это Они»: ренегат видится как человек, предпочитающий ложь истине и пренебрегший истинным Богом (или богами) ради тёмных сил или вымышленных существ.

Бесспорно же можно считать носителями готтентотской морали только тех, кто морально равноценный поступок равного себе человека не считает таковым по эгоцентрическим соображениям.

Ворон ворону глаз не выклюет — вариант, когда с «чужими» можно поступать дурно, а со «своими» — ни-ни!

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • Библия — повелением Бога и благом Израиля оправданы в Ветхом Завете геноцид, жестокие массовые казни, рабство и многое другое. Разумеется, по отношению к Избранникам Божьим непозволительно поступать точно так же. Им — можно. Их — нельзя.
    • Когда все-таки случается, то непременно с божьего попустительства, в качестве кары за их грехи.
  • Адова куча анекдотов: «Пойдём бить других! — А если они нас? — А нас-то за что?» Видимо, у каждого народа есть что-то подобное, меняются только действующие лица.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • В. И. Даль, «Денщик» — заглавный герой: «весь мир распадался для него на две половины: на мы и не мы. Мы — это были для него сам он с барином своим и со всеми пожитками: не мы — это были все прочие господа, весь видимый мир. В более обширном смысле мы означало также свою роту, батальон или даже полк, а в самом пространном значении мы принималось в смысле: вся армия… Вор … был у него тот, кто готов был обокрасть барина своего или собрата, сотоварища, кто ворует у той половины вселенной, которую Яков называл мы и наше. … Но если б вы сказали ему, что и сам он вор, потому что в хозяйстве его находится некупленный ухват, взятая где-то мимоходом сковородка, сапоги, стоящие рубля четыре и купленные по известным причинам за двугривенный[1], — то Яков выпучил бы на вас глаза и с чистейшею совестью, покачав головой, сослался бы на барина своего и на весь полк: они-де знают его, Якова, как человека, которого можно осыпать золотом, и он ничего не тронет».
  • Е. Замятин, притча «Арапы».
  • Братья Стругацкие, «Град обреченный» — антисемитизм Эллизауэра «сделался в значительной степени абстрактным» после того, как Кацман смог найти склад с соляркой, которая очень сильно помогла экспедиции: «Я ненавижу жидов! Нет ничего хуже жида! Но я ничего не имею против евреев, вот взять хотя бы Кацмана…».
  • В цикле «Отблески Этерны» Веры Камши всё, что делается во благо государства Талиг и лично Рокэ Алвы, Первого Маршала — добро. Всё, что делается им во вред — зло.
    • Справедливости ради стоит отметить, Рупперт фок Фельсенбург любит Дриксен не меньше, чем Савиньяк Талиг, а Карло Капрас испытывает те же чувства к Гайифской империи. Другое дело, что «хорошие» патриоты других стран быстро понимают, что с Талигом надо дружить, а Алвой восхищаться. А если не понимают, то они мерзавцы или вовсе одержимые.
    • В последнем томе, «Полночь», педаль уходит в пол: Лионель Савиньяк принимает к исполнению план, согласно которому в не заражённый скверной город привозят заражённого, а потом убивают всех заразившихся от него жителей. Иными словами, всех, кто не устойчив к заразе, под нож, даже если они еще не заразились, и могли бы не заразиться. Цель, как известно, оправдывает средства.
  • «Тайный город» Вадима Панова: всё, что идёт на благо Тёмного двора и его вассалов — хорошо. И это при том, что тайногородские Навы — довольно человечные на общем фоне дарксайдеры в фэнтези.
    • По большому счету люды и чуды рассуждают точно так же, как навы (особенно показателен вылившийся в войну дележ синтетического Золотого Корня и лаборатории по его производству). Но поскольку у них нет собственных интриганов уровня Сантьяги, то и попытки усилиться за счет соседей стабильно проваливаются.
  • Оливулская империя в цикле Анастасии Парфёновой «Танцующая с Ауте» страшно возмущена тем, что «эльфы» перебили их правящий род и захватили власть. Захватчиков показательно ненавидят, героиню, ставшую новой Императрицей, называют Кровавой Ведьмой. То, что войну начали сами оливулцы, а, когда военная экспансия не принесла результатов, воспользовались биологическим оружием, выкосившим добрую половину эль-ин, наоборот, воспринимается как вполне допустимое поведение.
    • Когда какие-то террористы нападают на Императрицу Алтею добропорядочные оливулцы бросаются на её защиту, выхватывая отовсюду тяжёлое вооружение. Антея при этом размышляет, откуда бы у случайных прохожих взялись магнитные гранатомёты и что они с этими игрушками делали поблизости от своей императрицы.
« Они могли ненавидеть захватчиков всеми фибрами и жабрами, но это были их захватчики. Они могли презирать и бояться свою Императрицу, но, в пробирку её душу, это их Императрица! И никто не смеет нападать на властительницу Великого Оливула в самом сердце их Империи! »
— Это уже троп «Свои собаки грызутся, чужая не встревай»
  • Как уже было сказано, большинство циклов о попаданцах, изо всех сил укрепляющих Государство Российское под мудрым руководством Сталина/Петра I/Ивана Грозного. Ясное дело, любые противники России — злодеи и упыри.
  • Герои книг Виталия Зыкова (обеих серий) делятся на законченных корыстных сволочей, наивных идеалистов (быстро вымирают) и мрачных мизантропов, живущих по принципу «за свою страну/нацию/расу я вам всем глотки перегрызу». Судя по эволюции характеров всех POV-персонажей в сторону последней категории, именно таким автору видится нравственный идеал. Всех героев, имевших глупость поставить любовь, дружбу, честность или нравственность выше политической целесообразности ждет быстрая и беспощадная кара.
    • Впрочем, это не мешает им обвинять друг в друга в этом же самом. Сотрудничала с врагами? Предательница и мразь. Под угрозой смерти? Неважно.
  • Герои Иара Эльтерруса в принципе частенько этим грешат, но особо показательный пример можно найти в «Сером Мече». Дракон Рохарх (положительный персонаж) с целью забрать на тот свет побольше врагов активирует амулет и подрывает целый город, большую часть населения которого составляют вполне себе гражданские лица. Взрыв уносит «больше ста тысяч жизней», причём позже разные персонажи вспоминают это как совершенно рядовое происшествие. Ну ладно, думает читатель, мир чудовищно перенаселён, человеческая жизнь почти ничего не стоит… такой вот сеттинг. Но. Через некоторое время для избавления от ГГ, небезосновательно почитаемого за главную угрозу всему миру, вражеские маги активируют заклинание, принося в жертву ровно сто тысяч человек (с сопутствующим самопожертвованием одного из инициаторов ритуала). И все чуть ли не в один голос начинают стенать: ах, да как же так, да ведь это было чудовищное преступление, да нельзя платить за победу такую цену! Напрашивается вывод — массовые убийства вполне оправданы, но только если ты на правильной стороне.
  • Фомичев, «Пусть Бог не вмешивается». Главный герой совершает изнасилование! При этом, когда то же самое делает главный злодей, автор его явно осуждает.

На других языках[править]

  • Сознательно сделано в романе «Рыжий Орм» Франца Гуннара Бенгтссона. Герои (викинги X века), угодив в рабство на галеры, ненавидят и рабство, и оковы, и плети, и надсмотрщиков (которым мстят при первой возможности). Позже героям удаётся стать владельцами собственной галеры с рабами, и очень быстро герои приходят к выводу, что оковы и плети — полезные и нужные вещи.
  • Книги Дэйла Брауна, отставного капитана и байкера, про лётчиков и бананотехнологии. Описания действий американцев вполне можно использовать в пропаганде, выдавая за творчество российских ура-патриотов — крышевание наркоторговли и терроризма в Косово, в том числе Красным крестом и европейскими странами НАТО вопреки их интересам. Но американцам нужны базы в Персидском заливе, а для этого нужно дружить с исламистами вообще и Саудовской Аравией в частности. А ещё они летают, где хотят, и бомбят, кого сочтут нужным, невзирая на всякие там суверенитеты. Когда на Балканы приходит российская армия, принеся с собой мир, стабильность и процветание — это плохо, так как пугает местное население воспоминаниями о советской оккупации во время Второй мировой и приносит доход российскому нефтяному магнату, а в прошлом наркобарону (и им же спровоцировано путём тайного авиационного удара по лагерю беженцев, под который был закамуфлирован созданный американцами лагерь подготовки террористов). Американцам нужна туркменская нефть — нет проблем, натравим на Туркмению талибов из Афгана и будем бомбить российские войска, вошедшие в страну по незаконной просьбе законного правительства. А когда президент России называет компашку главных героев международными террористами, обосновывая их действиями ни много ни мало ядерный удар по США, американский президент понимает, что ему реально нечем крыть, кроме как матом. Это могло бы сойти за все оттенки серого или даже чёрного, но автору это не мешает снабжать свои книжки эпиграфами типа «я посвящаю эту книгу американским воинам света, борющимся за мир и свободу во всем мире».
  • Валерьян Подмогильный, «Город» («Місто») — внутримировой пример (роман написан без выраженной авторской позиции, но мало кто станет оправдывать поведение Степана, во всяком случае, ближе к концу). Главный герой с начала и до конца романа убежден, что он всегда прав и ему все должны. При этом, если в начале этим оправдывается скандал в центре занятости (как так он должен прийти в приемный день в нужный кабинет?! Нет, работу ему должен искать лично начальник, и немедленно!) и хамство в адрес тех, в чьем доме он живет, то в конце — нанесение в буквальном смысле смертельного (покончила с собой) оскорбления своей любовнице, «в отместку» за то, что он хочет уйти от нее, но все еще ее любит. У холодильника становится понятно, что закидоны Степна связаны с пережитой войной, но это его все равно не оправдывает.
  • «Властелин колец» — диалог орков, обнаруживших тело Фродо, в конце второго тома «Две крепости». Горбаг: «Тому, большому, с мечом, он был вообще без надобности, вот он его и бросил на дороге. Обычное дело для эльфов.» Шаграт: «Ты помнишь, старого Уфтака? Он пропал, а через несколько дней мы нашли его в углу: он висел вниз головой, был в полном сознании и страшно злился. Ох, как мы смеялись тогда! Она, наверное, забыла про него. Мы, конечно, не стали его трогать, нельзя ей мешать.»

Кино[править]

  • Американские боевики — США всегда поступают правильно.
  • «Свадьба в Малиновке» — «С тебя честный человек сапоги снял, а с меня — бандит».

Мультсериалы[править]

  • «С приветом по планетам» «Мaленький вoин» (Сезон 1, Серия 6). Уэсли — один из неопытных, но ретивых прихвостней лорда Злыдня. В течении серии исповедовал готтентотскую мораль, но потом перевоспитался.
  • «Тука и Берти» — Тука. «Ничто никому не принадлежит. Приятно это говорить. А вот слышать…»
  • «Охотники на драконов»: такую мораль открыто исповедуют братья Форесталл. Да и вообще распространённое явление среди детдомовцев-наёмников из-за суровых условий жизни, поэтому с переменным успехом Лиан-Чу делает всё возможное, чтобы Гвиздо, его шебутной друг с кучей тараканов в голове, держался от этой скользкой дорожки как можно дальше.

Комиксы[править]

  • Автор правки много лет назад начинал собирать журнал комиксов по мотивам итальянского мультсериала «Хантик: Искатели секретов» (что-то среднее между покемонами и Гарри Поттером) и отчетливо помнит, как в первом выпуске злодеев порицали за использование обмана и хитрости в битве. При этом через пару выпусков, когда в битве с этими же злодеями герой тоже использовал обманный маневр, это подавалось как достоинство и проявление смекалки.

Веб-комиксы[править]

  • Living with hipstergirl and gamergirl — Клара. Особенно обращает на себя внимание история ее приобщения к радикальному феминизму. Оказывается, в младенчестве она считала себя мужчиной и высказывалась в духе «и чем эти бабы недовольны? У них и так привилегированное положение». Когда ей объяснили, что «это у тебя не пенис, а пуповина», ее взгляды немедленно изменились.

Аниме и манга[править]

  • Kimetsu no Yaiba: Хантенгу, (а точнее его воплощенная Ненависть), сожравший сотни человек, внезапно обозвал противостоящих ему охотников настоящими злодеями, ведь мечники на такого слабого и бедного него нападают и всячески обижают!
    • Кайгаку тоже носитель такой морали.
    • Да и вообще, многие о́ни ведут себя так, когда встречаются с охотниками. Мол, «Мы бедные и голодные, а вы мешаете нам покушать»
  • Area 88: многие наёмники ведут себя совершенно спокойно, когда убивают вражеских пилотов, но когда один из них гибнет в бою, они демонстрирует скорбь и возмущение.
    • Потому что убить противника на поле боя — это совершенно нормальная ситуация для войны, а смерть своего пилота — это трагедия, хотя бы потому что он сидел с тобой за одним столом.

Видеоигры[править]

  • «Mass Effect» — организация «Цербер» является носителем данной морали. Для достижения превосходства человечества над остальными расами галактики не гнушаются убийств, терактов, похищений, шантажа. Причём страдают от них и представители официальной власти самого человечества. Соответственно любые действия иных рас в в их глазах выглядит как попытка ущемить людей, а Альянс, который с ними сотрудничает воспринимается как предательство человечества.
  • «Call of Duty: World at War» — рядовой Полонски вовсю поносит дикость японцев за то, что те делают гранаты-ловушки на трупах убитых американских лётчиках, но безумно радуется, когда американский огнемётчик заживо сжигает засевших в доте японских солдат.
    • Справедливости ради, первое является нарушением законов и обычаев войны, а второе — нет. А безумная радость может быть и в бою, где за слова спроси другой.
  • This War of Mine — субверсия: Бруно будет не доволен, если кто-то из вашей команды откликнется на чужую просьбу о помощи, так как по его мнению, вы ничем и никому не обязаны… Но, если он САМ поможет нуждающимся, то это не только не понизит его настроение, но и может повысить. Его мораль можно трактовать как «Кто-то помогает другому — пустая трата ресурсов и времени, я помогаю кому-то — ресурсы и время потрачены с пользой». Вероятнее всего, он опасается, что остальные расщедрятся и отдадут больше, чем надо, а он окажет помощь в том объеме, в котором требуется.
    • Хотя, если вы пожертвуете все лекарства, спирт и консервы в больницу, будут рады все без исключения.

Музыка[править]

Часто встречается в песнях, описывающих времена изменившейся морали или не вполне положительных героев.

  • Manowar - March of Revenge (by the Soldiers of Death): пополам с неадекватное возмездие. «Вы убили моего брата, вы за это заплатите»... ребят, а в прошлом куплете не вы ли сами устроили набег с массовыми убийствами и порабощением женщин и детей? Брата-то в честном бою убили, причём, похоже, из самозащиты.
  • «Каким бы ты ни был проворным, но по законам собачьих стай все коты висят на заборах, все псы попадают в рай»…

Прочее[править]

  • «Ералаш»: «А ты ему хрясь по сопатке!» — «А если он нам сам накостыляет?» — «А нам-то за что?»

Реальная жизнь[править]

Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
осторожнее с примерами в этом разделе! Никаких упоминаний НЕДАВНИХ политических и военных событий. Иначе раздел придётся удалить напрочь, со всеми удачными и неудачными абзацами.

По-хорошему, весь раздел надо стереть и оставить одну огромную надпись: Готтентот живёт в каждом из нас. Все эти примеры — лишь частные случаи одного и того же общечеловеческого эгоизма. И не надо изображать из себя святошей и считать, что уж ты-то, читатель строк, не такой. Мы все такие. Человеку свойственно искать оправдания своим плохим поступкам и возмущаться точно такими же чужими[2]. Это не хорошо и не плохо, это просто есть. Deal with it.

Но если так нужны примеры, то пусть они будут:

  • «Я не сдержал обещание — ну что ж, я был слишком занят, и вообще, ничего страшного не произошло. Другой не сдержал обещания, данного мне — гад, как он мог так обмануть моё доверие?».
  • «Я избил лоха и отжал у него мобилу — хорошо, а лох сам виноват, что не смог постоять за себя. Кто-то избил меня и отнял мобилу — плохо, он конченный урод и преступник».
    • «Лох написал на меня заявление, и мне впаяли пять лет — ой-ой-ой, что за звери, за что они так с человеком?! Я написал заявление и того, кто избил меня, посадили на пять лет — правильно, вор должен сидеть в тюрьме, хорошо, что у нас ещё есть правосудие».
    • Некоторые консультанты по самообороне могут предостерегать от следующей ситуации. Вам некий субъект «предлагает выйти», чтобы «перетереть» как «настоящие пацаны» «честно» — один на один. Но если в драке победите вы. То ваш оппонент сразу забывает про «кодекс чести настоящего пацана», а бежит в травмпункт, а потом в полицию. Пишет, что на него напали, избили и проч.
  • «Я женат и хожу по бабам — я мачо, это хорошо; жена переспала с соседом — жена шлюха, сосед — ублюдок». И гендерная инверсия: «Муж изменил — козёл и бабник, я изменила — он козёл, уделял мне мало внимания».
  • «Меня обманули — они негодяи. Я обманул — я молодец. Меня поймали на вранье — они вдвойне негодяи. Я заметил чужую ошибку/оплошность/ложь — я большой молодец». Особенно тяжко, если таких взглядов придерживается начальник, от которого вы прямо или косвенно зависите.
  • Классовая мораль — логичное продолжение сословной. Бывает и буржуазная, и пролетарская. В последнем случае угнетённый всегда прав, потому что такова его компенсация за прежние угнетения, и это нужно для построения нового, справедливого мира, где уже можно будет всех уравнять (что в СССР в итоге и сделали — поражение «лишенцев» в гражданских правах отменили уже в 1936-м, а к 1950-м уже и не вспоминали, кто чей дедушка был до революции).
    • Ещё один вариант — когда подставляют любые категории, которые были не равны. И объявляют, что отныне отбеливание — плохо, а расовый лифт — хорошо.
  • Собственно, почти любая война. По крайней мере, любая захватническая война или вражда тупоконечников с остроконечниками. И дело даже не в том, кто в таких войнах прав и виноват — правда в том, что война сама по себе направлена против отдельно взятого индивида.
  • Любая революция. Победили дружественные нам? Это народное восстание во имя демократии. Победили наши противники? Это происки иностранных агентов, а восставшие — террористы.
  • Многие националисты, ратующие за чистоту крови и желающие изгнать со своей земли «чужих», которых считают «низшей расой», заслышав об аналогичном отношении к ним, начинают вопить об угрозе фашизма/расизма.
    • Рассуждения националистов о дегенерации и вырождении в духе Григория Петровича Климова. Как правило, сопровождаются фотографиями иудейских ортодоксов, вступающих в брак только с себе подобными. Затем вышеописанные тезисы о чистоте крови предлагаются для спасения от вырождения собственной нации.
    • Туда же — упоротые антирасисты, которые всячески оправдывают (или в упор не замечают) случаи, когда защищаемые ими «угнетаемые» притесняют «угнетателей».
  • Среди заключённых воровство у своих называется «крысятничеством» и наказывается. В то же время воровство само по себе почётно, воры — это элита преступного мира.
  • Схожих взглядов придерживаются некоторые современные школяры: стучать на одноклассников недопустимо, а вот на учителей (а подчас и на родителей) — другое дело.
  • Сетевые тролли. «Я затроллил, у жертвы баттхёрт — это хорошо, я получил лулзы, жертва сама виновата, что у неё нет чувства юмора и низкий IQ. Меня троллят — плохо, они моральные уроды, это очень низко издеваться над другими».
  • «Они посмеялись над чем-то, и это оскорбило нас — у них низкопробный юмор, основанный на низменном стремлении поиздеваться над другими. Мы посмеялись над ними и они оскорбились — у них нет чувства юмора».
  • С точки зрения религиозных индифферентистов — большинство религий, где вероотступничество считается грехом наравне с убийством, в то же время переход из другой веры всячески приветствуется.
  • Готтентотская мораль часто перекликается с обвинением жертвы. Морально близорукий индивид без зазрения совести скажет жертве несчастья «самадуравиновата», но если сам попадёт в подобную беду, негодовать будет только на своих обидчиков.
    • С прикрученным фитильком — чужое хулиганство против других людей готтентот снисходительно оправдывает «баловством» или «удалью», но стоит ему самому столкнуться с подобным, как вчерашние удальцы-баловники сразу оказываются достойными посажения на кол.
  • Мем про «неповорачивающуюся стрелочку». Так одна популярная феминистка Ника Водвуд объясняла, почему белые гетеросексуальные мужчины всегда угнетают всех остальных, но никогда — наоборот. Стрелочка означает направление угнетения, где «угнетение» — буквально любое неприятное действие.[3]
  • Женщина плохо следит за своим внешним видом? «Фу, чушка, к такой стрёмно подкатывать… Эй, красавица!.. Что значит „неряха“? Да мужчина должен быть чуть красивее обезьяны! Жди дальше своего принца!»

Примечания[править]

  1. Видимо, купленные у вора.
  2. Простейшее практическое приложение этого правила — фундаментальная ошибка атрибуции: свои плохие и чужие хорошие действия списываются на случайность и обстоятельства, свои хорошие и чужие плохие объясняются личными качествами.
  3. Можно привести для контраста один, самый неистово лютый пример сексизма, не основанный на этом тропе. Это тезис «часто встречается безнаказанное ложное обвинение в изнасиловании с целью шантажа, но зато большая часть настоящих изнасилований остаётся безнаказанной», он же «большая часть настоящих изнасилований остаётся безнаказанной, но зато часто встречается безнаказанное ложное обвинение в изнасиловании с целью шантажа». Не вдобавок к тому же, а но зато, мать вашу, но зато! То есть организм, ляпнувший такое «на серьёзных щах», на самом деле рассматривает мужчин и женщин как некие монолитные массы, для которых нормально отдуваться невинными жертвами с одной стороны за невинные жертвы с другой стороны. Не ужасаться тому, что один сорт преступлений подстёгивает и делает безнаказанным другой сорт, а тот, соответственно — его, раскручивая порочный круг ещё сильнее, а считать, что в этом есть какое-то гармоническое равновесие. При этом видны попытки нарисовать какое-то «равенство» (т. е. этот троп отсутствует), но сексизм как таковой достигает, пожалуй, своего абсолюта — сложно представить ещё более дикий клинический уровень полного сведения человека исключительно к его половой принадлежности. «Любой случайный мужчина отвечает за любого случайного мужчину, любая случайная женщина отвечает за любую случайную женщину», примерно такая логика выходит. К сожалению, такое встречается не только с целью троллинга, а на полном серьёзе, и даже не является показанием для госпитализации.
      • Тут автора, кажется, малость занесло. Слово "зато" в этом примере нормальными людьми употребляется не в значении "в качестве компенсации", а как противопоставление, по типу "всё лето батареи шпарили, зато как холода настали - отключили". Никому же в голову не придёт и здесь такой же подтекст искать, что это, дескать, рассматривается в качестве какой-то глобальной справедливости.