Горе от ума

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« О стихах я не говорю, половина — должны войти в пословицу. »
— А. С. «Наше всё» Пушкин был полностью прав

«Горе от ума» — самое известное, значительное и единственное крупное произведение русского писателя Александра Сергеевича Пушкина Грибоедова. Это пьеса в стихах, написанная неравностопным ямбом. Закончена она была в 1824 г., но впервые полностью опубликована лишь в 1862. Впрочем, это ей не помешало разойтись на крылатые слова. Пьеса относится к комедиям, однако автор статьи считает её довольно грустной.

Тут надо сказать пару слов об авторе. В отличие от многих русских писателей-дворян, которые жили на доходы от поместий, а литературой баловались, он работал дипломатом. (Правда, пошёл работать он не от хорошей жизни — его овдовевшая мать так круто взялась за управление поместьем, что крестьяне устроили бунт, и все деньги ушли на его подавление). У него был выбор — отправиться в Америку или в Персию. Грибоедов выбрал последнюю. Учитывая опасность миссий, в которые его отправляли, он и воевать умел. Но этого его не спасло — в Тегеране разъярённая толпа захватила русское посольство и убила всех его сотрудников, кроме одного. «Его [Грибоедова] тело было настолько изуродовано, что его опознали только по следу на кисти левой руки». Персидский монарх Фетх Али-шах долго извинялся, в том числе прислал знаменитый алмаз — лёгкого желтовато-бурого оттенка, с глубокой бороздкой — алмаз носили как талисман — и тремя выгравированными именами его владельцев.

Но это никак не могло ни вернуть России талантливого писателя, ни утешить вдову. Грибоедов женился на грузинской аристократке, красавице Нине Чавчавадзе. Они обвенчались, когда ему было 33 года, а ей всего 15, а уже вскоре после свадьбы она овдовела. От неё долго скрывали известие о смерти мужа, но когда она всё-таки узнала, то преждевременно родила мёртвого ребёнка. Она так и не вышла повторно замуж и всю оставшуюся жизнь носила траур по мужу.

Персонажи[править]

  • Александр Андреевич Чацкий, главный герой. Резонёр. «Пишет, переводит». До этого был госслужащим немалого ранга: «с министрами про вашу связь, / Потом разрыв…». Как выразился Пушкин, имеет привычку постоянно метать бисер перед свиньями. Обладатель редкого умения читать монологи в разговоре с другими.
  • Софья Фамусова, 17 лет. «Не то б**дь, не то московская кузина» (Пушкин). Когда-то в детстве часто общалась с Чацким, по мере взросления переключилась на Молчалина, который всего лишь использует её, причем последнее вывело протагониста из себя. Ее мать, вероятно, умерла при родах.
  • Павел Афанасьевич Фамусов, её отец (мама умерла, вероятно, недавно — семья в трауре), высокопоставленный чиновник. Старик Похабыч — приставал к Лизе. (И лицемер: «Свободен, вдов, себе я господин… / Монашеским известен поведеньем!..») Постоянно заискивает перед выгодными людьми, заводит деловые связи. Представитель поколения, заставшего французскую революцию и якобинский террор в сознательном возрасте, скорее всего в свои 15-20 лет, чем отчасти и обусловлен его консервативный настрой.
  • Алексей Степанович Молчалин, возлюбленный Софьи и секретарь Фамусова, живущий у него в доме. Тоже лицемер и хамелеон: «В мои лета не должно сметь / Своё суждение иметь». Выходец из Твери, возможно даже не дворянин по происхождению.
  • Сергей Сергеевич Скалозуб, потенциальный жених Софьи. Буревестник фанатского сообщества: единственный нормальный человек и настоящий полковник, который косит под тупого солдафона, или «Скотинин своего времени»? Выходец из бедного или захолустного дворянского рода, поскольку из всех родов войск служил в одном из наименее предпочтительных для дворян родов войск. Ныне богат и успешен («и золотой мешок, и метит в генералы»), отчего и является, с точки зрения Фамусова, завидным женихом для Софьи.
  • Прислуга: Лиза, горничная Софьи, её возлюбленный Петрушка, буфетчик, который также выполняет для Фамусова секретарские обязанности, безымянный лакей Чацкого и швейцар Филька.
  • Антон Антонович Загорецкий, «отъявленный мошенник, плут», шулер и сплетник.
  • Репетилов, отчаянное трепло. Внутримировая пародия на Чацкого.
  • Хлёстова. Её прототипом считается Настасья Дмитриевна Афросимова, которая в романе «Война и мир» получила имя Мария Дмитриевна Ахросимова.
  • Супруги Горичи — Наталья Дмитриевна, которая ведёт себя по отношению к мужу как идише мамэ, и подкаблучник Платон Михаилович, кавалерийский офицер, ушедший в отставку по настоянию жены под предлогом болезни и скучающий от ничегонеделания.
  • Две графини Хрюмины (бабушка и внучка) и прочие гости Фамусова — малозначительные, но интересные светские лица.

Сюжет[править]

Действие I. У Софьи и Молчалина было ночное свидание (по словам Софьи, все ограничилось игрой на пианино). Фамусов едва их не застукал, но Лиза всякими хитростями смогла этому помешать. Всё-таки двое мужчин встретились, и папенька был очень недоволен, что его дочь общается с бедняком. Потом Софья стала обсуждать с Лизой своих кавалеров, и служанка высказала мнение, что Чацкий очень хорош. Вскоре он явился собственной персоной,

Чацкий опять выдал длинный монолог, закончив его словами: «Карету мне, карету!» Последнюю реплику в пьесе произнёс Фамусов: «Что станет говорить / Княгиня Марья Алексевна!»

Тропы и штампы[править]

Пьеса недаром разошлась на цитаты. Кое-какие из них даже стали названиями для тропов на нашем проекте:

«

— Здесь нынче тон каков На съездах, на больших, по праздникам приходским? Господствует ещё смешенье языков: Французского с нижегородским?

»
— Чацкий
  • Читать, как пономарь — а это уже Фамусов наставляет слугу: «Читай не так, как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой».

Прочие тропы:

«

…Профессоры!! — у них учился наш родня, И вышел! хоть сейчас в аптеку, в подмастерье. От женщин бегает, и даже от меня! Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник, Князь Федор, мой племянник.

»
— Княгиня
  • Бонус для современников:
    • Биография Чацкого. Что именно случилось с его блестящей карьерой (а она действительно блестящая, раз уж слухи об его успехах дошли в Москву из Варшавы через Петербург) — из пьесы неясно, но момент, когда эта карьера внезапно обрывается, по времени совпадает с резким сворачиванием александровских реформ и поворотом в сторону реакции.
    • Гостей на празднике встречает сама Софья, а не хозяин дома. Согласно этикету того времени, такое могло происходить только на именинах, в её шестнадцатилетие. Было хорошим тоном в это время предъявлять претензии на руку и сердце девушки именно в день её шестнадцатилетия. В общем, Чацкий не просто так спешит в Москву.
      • А почему в тексте упомянуто, что ей 17 лет?
      • Ну, именины — это не день рожденья. Зачастую кстати для имени выбирался святой, день которого совпадал с крещением (то есть после ДР).
    • «Клоб» — это клуб, где тусуются. Нет, не сельский и даже не ночной (и не ещё какой-нибудь), а элитный, вроде того, в котором любил проводить время Майкрофт Холмс.
    • Фармазоны — это не мошенники (как по нынешней фене), а (франк)масоны: насчёт них в начале XIX века мутили не меньшую конспирологию, чем теперь. Тем более что они в то время были поактивнее (см. хотя бы «Войну и мир»).
    • Когда графиня говорит «пусурманы». т. е. «бусурманы», она вряд ли имеет в виду именно мусульман. В старые времена бусурманами звали и западных христиан (см. «Бородино» Лермонтова: «Вот затрещали барабаны — и отступили басурманы»), так что эта фраза может быть отсылкой к скандальному переходу Чаадаева (прототипа Чацкого) в католицизм.
  • Нёрд — возможно, им был «химик и ботаник князь Фёдор», который «от женщин бегает» (и даже от тётушки), персонаж-призрак.
  • Гувернантка — мадам Розье, гувернантка Софьи, тоже «призрак».
  • Домашний варвар. Хлёстова: «Какая у меня арапка для услуг, Курчавая! горбом лопатки! Сердитая! кошачьи все ухватки! Да как черна! да как страшна! Ведь создал же Господь такое племя! Чёрт сущий…» (опять «призрак»).
  • Единственный нормальный человек:
    •  С точки зрения составителей программы по литературе для средней школы — Чацкий. А вот Пушкин не без оснований считал его наивным и глуповатым молодым человеком, наслушавшимся речей человека умного (скорее всего, самого Грибоедова) — и пихающим свежеусвоенные идеи куда надо и куда не надо.
    • А вот Гончаров, хоть и восхищался Чацким, наиболее разумным персонажем считал Софью. Хотя она приняла за чистую монету ухаживания Молчалина (но ей же всего 17!. И она наивна, как большинство людей в этом возрасте. Так что не тянет на самого разумного… На хорошую интриганку — да.).
    • Не исключено, что на самом деле единственный нормальный человек — это Скалозуб.
    • Женский вариант — Лиза. Как она Молчалина раскусила, в противоположность Софье, да какой решительный отпор ему даёт! «Её — по должности, тебя… — От скуки! Прошу подальше руки!»
    • Фольклорное мнение гласит, что в Китае умным человеком считают Фамусова. Конфуцианство действительно одобряет карьеру через соблюдение приличий, формальностей и субординации.
    • А психотерапевт Михаил Литвак в своих книгах указывает, что умный человек — Молчалин. По той же причине, что выше:
«

…Мне завещал отец: Во-первых, угождать всем людям без изъятья — Хозяину, где доведется жить, Начальнику, с кем буду я служить, Слуге его, который чистит платья, Швейцару, дворнику, для избежанья зла, Собаке дворника, чтоб ласкова была.

»
— Мочалин
  • Знают именно за это — все помнят множество удачных фраз. А ещё знают, что Скалозуб — тупой солдафон, а Чацкий — вольнодумец и почти декабрист. Хотя разве что дурак Фамусов может усмотреть вольнодумство в утверждениях, что нужно служить, а не прислуживаться, думать о деле, а не о лицах, и не вести себя так, будто на дворе до сих пор век матушки Екатерины.
  • Конфликт поколений — Чацкий и Фамусов. Хотя тут дело не только и не столько в поколениях.
  • Красавица Икуку — старая графиня Хрюмина плохо слышит:
Загорецкий: Нет, Чацкий произвел всю эту кутерьму.
Графиня: Как, Чацкого? кто свёл в тюрьму?
Загорецкий: В горах изранен в лоб, сошёл с ума от раны.
Графиня: Что? к фармазонам в клоб? пошёл он в пусурманы?
  • Любит слабых мужчин — Софья. Есть умный и независимый, пусть и наивный, Чацкий, смело противопоставляющий себя мнению общества; есть блестящий жених Скалозуб. А она предпочитает Молчалина — не только самого слабого и ничтожного из них по личным качествам, но ещё и низшего по положению, подчинённого её отца. (Ох уж этот романтизм!)
    • НД: Вероятно, оттого, что Молчалин не слабый и ничтожный, а уравновешенный карьерист, не желающий участвовать в бессмысленных разговорах и интригах. И кроме того, весьма перспективный жених: в свои 25-30 лет уже получил от Фамусова чин коллежского асессора (майора) и потомственное дворянство, и если б ничего не омрачило его служебного роста, явно сделал бы столь же впечатляющую карьеру по гражданской части, что и Скалозуб по военной.
    • Только Софья вряд ли может себе позволить ждать, пока Молчалин выслужится настолько, чтобы его сочли подходящим для неё женихом: она вот сейчас на выданье, и пока он сделает карьеру, она, скорее всего, будет давно замужем. Так что молчалинские перспективы едва ли её вдохновляют, а вот то, что он из её поклонников выглядит самым тихим и послушным — вполне возможно.
  • Любовный многоугольник — Чацкий любит Софью, Софья любит Молчалина, Молчалин любит (или хочет) Лизу. Лиза любит буфетчика Петрушу. Сбоку торчит Фамусов, который начал приглядываться к той же Лизе. Та подобного поворота весьма боялась («Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь»). Но пронесло.
  • Мы для них животные! — Хлёстова «Взяла с собой / Арапку-девку да собачку; / Вели их накормить ужо, дружочек мой, / От ужина сошли подачку». И действительно, между крепостной (или рабыней?) и собачкой нет разницы!
  • Надмозги. Некий начинающий переводчик переводил французскую фразу «Ne pas etre dans son assiette». Одно из значений слова assiette — это «глубина морского или речного дна, достаточная для прохода конкретного корабля». Соответственно, фраза «Ne pas etre dans son assiette» буквально означает «быть не на своей (т. е. недостаточной для данного корабля) глубине», а в переносном смысле — «чувствовать себя неуверенно, подобно кораблю, заплывшему на слишком мелкое место». Но «assiette» может означать и «тарелка», а товарищ перевёл как «не в своей тарелке». Грибоедов вложил эти слова в уста Фамусова, чтобы подчеркнуть его малограмотность; так фраза и пошла в народ.
  • Не дождалась — мнение Чацкого о Софье. Хотя ему вроде бы никто ничего и не обещал. С другой стороны,
«

Я очень ветрено, быть может, поступила, И знаю, и винюсь; но где же изменила? Кому? чтоб укорять неверностью могли. … Ах! если любит кто кого, Зачем ума искать и ездить так далёко?

»
— Софье тоже неудобно
    • Хотя, если они «три года не виделись», сколько той было раньше? 13 лет?
  • Ненадёжный рассказчик — чуть менее чем все.
  • Поседеть за одну ночь — тётушка Софьи поседела за три дня после того, как «молодой француз сбежал у ней из дому». Пародия, так как она просто забыла с горя подкрасить волосы.
  • Сирано — Лиза. Поневоле помогает барышне встречаться с Молчалиным втайне от отца.
  • Словоерс — обращение с ним тишайшего Молчалина к Чацкому понятно. Но внезапно так заговорил сам Фамусов, обращаясь к сделавшему блестящую карьеру Скалозубу, за которого он не отказался бы выдать дочь.
  • Смищной аксэнт — старая графиня Хрюмина произносит звонкие согласные глухо. Никаких объяснений нет, Возможно, она немка?
  • Скомпрометированность. В XIX веке актрисы отказывались играть Софью со словами: «Я порядочная женщина и в порнографических сценах не играю!». Такой сценой они считали ночную беседу с Молчалиным, который не был мужем героини.
  • Субретка — амплуа Лизы.
  • Супружеская измена — Фамусов намекает на «покойницу жену». «Бывало, я с дражайшей половиной / Чуть врознь — уж где-нибудь с мужчиной!»
  • Умный — не значит мудрый — конечно же, Чацкий. Действительно умный человек и говорит умные вещи. Но при этом зачем-то троллит Фамусова, мечет бисер перед дураками и явно не может понять, почему это Софья на него сильно обижена, хотя она несколько раз открыто высказывала претензии. Допрыгался до того, что та пустила слух о его безумии, чтобы отомстить. В защиту Чацкого можно сказать, что он в этот момент сильно не выспался, пребывает в некотором шоке от того, что представляет собой московское общество, которое он успел подзабыть, да и вообще ещё молод.
  • Упущенная любовь: он пытается вернуть любовь Софьи после трёх лет отсутствия… ага, щас!
  • Характерное имя:
    • Чацкий, согласно распространённой версии, аллюзия на Чаадаева, которого тоже прозвали сумасшедшим за опасные идеи (в черновиках его фамилия так и пишется — Чаадский). Ещё в черновиках были варианты Чадский и Чатский (от английского chat). В окончательный версии всё это очень гармонично соединилось.
    • Скалозуб — очевиднейшая анаграмма от «зубоскал». И действительно: остроумие полковника даже подсвечено в пьесе.
    • Репетилов — позёр без собственного мнения (фр. répéter — повторять).
    • Фамусов — известный и уважаемый аристократ (англ. «famous» — известный; этот язык в России тогда знали куда меньше, чем французский).
      • Впрочем, не менее вероятен латинский корень, означающий «молва» или «репутация». Даже в развязке пьесы Фамусов больше всего беспокоится о том, что будет говорить княгиня Марья Алексевна.
    • Молчалин — лицемер, антагонист пьесы.
    • Софьей (греч. «мудрая») — с IQ у неё всё в порядке, хоть она и легковерна. Более того, Гончаров (да-да, тот самый отец Обломова) в своём очерке по пьесе «Мильон терзаний», доказывает, что именно Софья — самый умный персонаж, умнее Чацкого. Если вспомнить, кто на ходу придумал схему уничтожения репутации героя, и походя запустил, веришь.
    • Загорецкий — очень легко всем загорается.
    • Хлёстова — словами реально хлещет. «Не поздоровится от этаких похвал — И Загорецкий вот не выдержал, пропал!»

Альтернативные мнения о Чацком[править]

Чего только о нем не говорят. Его рисуют кем угодно, от романтического героя до негодяя и шута. На самом деле, кем будет Чацкий зависит от того, как поставить пьесу: дайте этой роли актера с твердым голосом и хорошей игрой, а на остальные комический актеров и Чацкий станет тем, кому захочется сочувствовать, а дайте роль Чацкого комику — вы получите историю про дурака, мнящего себя умным. Тем не менее, ниже мы приведем несколько самых распространенных взглядов на этого персонажа.

Чацкий — единственный нормальный человек[править]

Например, потому что он единственный думает о том, что в действительности все не так уж радужно, приводя в пример ситуацию с продажей детей («зефиров и амуров») поодиночке в отрыве от семей. Он единственный думает о том, что с этим надо что-то делать. Скорее всего он перевел своих крестьян с барщины на оброк, чем уменьшил доход от имения (вероятно, именно это имеет в виду Фамусов говоря «именьем, брат, не управляй оплошно» — кстати, так же поступил и Евгений Онегин), но облегчил участь крестьян.

Можно понять, почему Чацкого так раздражает общество, преклоняющееся перед глупым французом только потому, что он француз, но при этом кичащиеся своим патриотизмом («а потому что патриотки»).

Раздражает его и слепое почитание мундира, пустого и способного только следовать приказам, то же тупое подчинение и порядок, при котором повышают того, кто лучше подлижется, а не того, кто лучше работает, в штатской службе, и Фамусов, который считает это образцовым поведением — в такой службе и в самом деле трудно найти смысл.

К тому же это общество считает чтение и занятие наукой ненормальным (не только для Чацкого, в разговорах за это осуждаются князь Фёдор и брат Скалозуба).

Да и сумасшедшим его объявили за то, что он говорил, а не за то как: если вспомнить, то не один Чацкий не понимает, с кем имеет дело — и Фамусов, и Скалозуб, и Репетилов часто не видят, с кем говорят (например, разговор Фамусова и Скалозуба), а Хлестова рубит сплеча и ничуть не менее прямолинейна. Но когда обсуждают безумие Чацкого, признаком его безумия для света является не резкость фраз и не их подача (хотя это, конечно, могло повлиять на говорящих), а слова о том, что барышни-дворянки подражают заграничным модисткам (графиня-внучка приняла эти слова на свой счёт, хотя далеко не факт, что Чацкий имел в виду именно её), мужу Натальи Дмитриевны нужна свобода от мелочного контроля жены, а выслуживаться — мерзко.

Что же касается Софьи, то здесь Чацкий, кажется, склонен переоценивать других. Характеристику, которую даёт Софья Молчалину, он просто не в состоянии принять за похвалу. Разница в возрасте для того времени не является таким уж страшным делом — женить тридцатилетнего и шестнадцатилетнюю было нормой (ну или по меньшей мере допустимым), даже наоборот — не приветствовались браки равного возраста. Вопросом остаётся, почему же уехал Чацкий. Он уезжал со слезами на глазах, при этом вроде как по доброй воли, но писал мало писем, если вообще их писал.

Чацкий — самовлюбленный дурак[править]

Говоря откровенно, Чацкий отнюдь не кажется таким уж умным человеком. Он спорит с Фамусовом, совершенно не слушая, что тот говорит, и не замечая, что его самого не слушают, не может понять, когда Софья почти прямо говорит ему, что любит Молчалина, не замечает почти ничего, что происходит вокруг. Да и любовь к Софье, если слегка подумать, выглядит несколько… странновато: как бы хороша Софья ни была сейчас, но влюбился в неё Чацкий до своего отъезда, после чего, хотя и говорит, что вспоминал ее, но не разу не писал ей на протяжение трех лет.

Упоминаемое Софьей и Лизой остроумие относится к тем временам, когда молодой человек щеголял своими шуточками и подколками перед четырнадцатилетними девчонками. Тогда, возможно, Софья и восторгалась умом Чацкого — но сейчас, когда он едва появившись начинает презрительно высмеивать и родню Софьи, и ее знакомых — неудивительно, что девушка быстро охладевает к острослову: «Не человек — змея!».

Чем дальше, тем больше поведение Чацкого становится капризным и детским: он влезает в беседу Фамусова со Скалозубом, так что старик прямо и довольно грубо приказывает ему заткнуться «Эй, завяжи на память узелок; просил я помолчать, не велика услуга»; толкает пафосную речь о своём презрении к мундиру (Скалозуб ловко сделал вид, будто речь только о гвардии, или, будучи человеком придерживающимся формальностей, и самом деле не понял, что Чацкий имеет виду вообще все мундиры). Во всей красе Чацкий показывает себя, когда Софья от страха за упавшего с лошади Молчалина падает в обморок: сперва истерит от ревности, а в заключение, убедившись, что перед ним не собираются расстилаться в благодарностях за помощь уходит: «Моим усерднейшим стараньем, И прысканьем, и оттираньем, Не знаю для кого, но вас я воскресил». Кстати, ничего этого он не делал, а только командовал: помогала барышне Лиза.

В общем и целом, ничего удивительного, что московский бомонд охотно признал Чацкого сумасшедшим. Псих не псих, а ни приятным, ни полностью адекватным человеком его назвать нельзя.

Чацкий — такой же дурак, как и все в пьесе[править]

Тайна личности Скалозуба[править]

Итак, кем же является Скалозуб? Классическое и советское литературоведение, начиная с самого Белинского, дают однозначный вердикт: «Скотинин нашего времени» — пустоголовый бахвалистый солдафон. Детально расписывать эту позицию не нужно, она знакома любому, закончившему среднюю школу. Совершенно другой точки зрения придерживается Кирилл Еськов, явно вдохновлённый изысканиями Могултая (Александр Аркадьевич Немировский) в ЖЖ.

« …Павел Андреевич тут же реконструировал для меня боевую биографию Скалозуба — государев человек Грибоедов-то, оказывается, прописал ее со множеством точных и понятных военному деталей. Что в словах «Засели мы в траншею», применительно к 3 августа в Силезскую кампанию 1813-го, нет решительно ничего уморительного, и Георгий второй степени, что «на шею», за такое — в самый раз; что все полки, где тот служил — по их номерам — егерские: это про «созвездие маневров и мазурки»; что как раз Сорок пятым егерским Ермолов в ту пору имел обыкновение затыкать все дыры в кавказских Линиях, и оттого сентенция «Довольно счастлив я в товарищах моих…» — это привычный могильный цинизм фронтовика, а вовсе не откровения простодушного карьериста; ну, и так далее. Итак, перед нами — «метящий в генералы» тридцатипятилетний примерно полковник специальных войск, добывший серебряное шитье на эполеты не где-нибудь, а на Кавказе: сделать столь стремительную карьеру можно лишь там, где, по вышеозначенным причинам, «вакансии как раз открыты»… «А теперь возьмите пьесу, Григорий Алексеевич, — предлагает мне ротмистр, — и просто перечитайте все реплики полковника, подряд, твердо исходя из того, что с мозговыми извилинами в той голове — точно лучше, чем в среднем по больнице»… И ведь — действительно так! Все эти «пожар способствовал ей много к украшенью» и «фельдфебеля в Вольтеры» — это же откровенное, в глаза, зубоскальство-скалозубство над тем столичным бомондом — и сановным, и фрондерствующим. И кстати — он ведь там, по факту, сумел заткнуть саму княгиню Марью Алексевну!.. Вот такое любопытное вышло у нас литературоведенье от разведслужбы… »
— К. Еськов, «Америkа (reload game)»

Впрочем, персонаж Еськова (а возможно и сам Кирилл Юрьевич), кое-что путает: взбесить Скалозуб сумел не Марью Алексевну, а Хлёстову, и Георгия «на шею» (не путать с «солдатским Георгием»!) получить в 1813 он не мог — его давали лицам в звании не ниже полковника. За 3 августа 1813 он получил «Анну на шею» (2-й степени), тоже далеко не последний орден, означающий к тому же что к тому моменту Скалозуб был награждён Анной 3-й степени и ходил в чине штабс-капитана.

С другой стороны, Скалозуб ничуть не стесняется «Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы», очень оскорблён тем, что его «за полком два года поводили» (не давали должность, соответствующую званию), и откровенно говорит «Мне только бы досталось в генералы». Кроме того, Чацкий добавляет меткий эпитет «Хрипун, удавленник, фагот». Фаддей Булганин, вспоминая о кампании 1805 года, говорил так: «Офицеров, которые употребляли всегда французский язык вместо отечественного и старались отличиться светскою ловкостью и утонченностью обычаев, у нас называли хрипунами, оттого, что они старались подражать парижанам в произношении буквы r (grasseyer)». Ну и нельзя отрицать откровенной комичности персонажа, регулярно изрекающего фразы, достойные Козьмы Пруткова.

В итоге персонаж складывается очень интересный. В ЖЖ даже реконструировали биографию Скалозуба. С одной стороны — крутой вояка и явно неглупый человек (при этом, в отличии от Чацкого, прекрасно понимающий, когда и кому стоит демонстрировать свой ум), с другой — циник и карьерист. Гораздо более глубокий и многогранный образ, чем кажется на первый взгляд, и, к сожалению, ставший жертвой того, что большинство читателей и критиков плохо разбираются в особенностях истории российской армии.

Цитаты[править]

Чацкий[править]

  • Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног. (Софье)
  • Блажен, кто верует, тепло ему на свете!
  • Когда ж постранствуешь, воротишься домой, / И дым Отечества нам сладок и приятен!
  • Числом поболее, ценою подешевле.
  • Молчалины блаженствуют на свете!
  • А впрочем, он дойдет до степеней известных, / Ведь нынче любят бессловесных. (О Молчалине)
  • Вон он на цыпочках, и не богат словами. (О нём же)
  • Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей. (О нём же как о возможном муже Софьи)
  • Но чтоб иметь детей, / Кому ума недоставало? (И это всё о нём)
  • …Ум с сердцем не в ладу. (О себе)
  • Хотел объехать целый свет, / И не объехал сотой доли.
  • Служить бы рад, прислуживаться тошно.
  • Как посравнить да посмотреть / Век нынешний и век минувший.
  • Свежо предание, а верится с трудом.
  • Дома новы, но предрассудки стары.
  • А судьи кто?
  • Времен Очаковских и покоренья Крыма.
  • Кричали женщины: ура! / И в воздух чепчики бросали! (Об отношении к носителям придворных и офицерских мундиров)
  • Когда в делах — я от веселий прячусь, / Когда дурачиться — дурачусь, / А смешивать два эти ремесла / Есть тьма искусников, я не из их числа.
  • Я глупостей не чтец, / А пуще образцовых.
  • …Мильон терзаний. (Об общении с гостями Фамусова).
  • В Россию, к варварам, со страхом и слезами; / Приехал — и нашел, что ласкам нет конца; / Ни звука русского, ни русского лица. (О приезжем «французике из Бордо»).
  • Послушай! ври, да знай же меру; / Есть от чего в отчаянье придти. (Репетилову)
  • И вот общественное мненье! (О слухе про собственное «сумасшествие»)
  • Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. / Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету, / Где оскорбленному есть чувству уголок!.. / Карету мне, карету! (В финале)

Фамусов[править]

  • Ей сна нет от французских книг, / А мне от русских больно спится.
  • …Нельзя ли для прогулок / Подальше выбрать закоулок?
  • Обычай мой такой: / Подписано, так с плеч долой.
  • Что за комиссия, Создатель, / Быть взрослой дочери отцом!
  • При мне служащие чужие очень редки; / Все больше сестрины, свояченицы детки; / … / Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, / Ну как не порадеть родному человечку!..
  • Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой. (О московских девицах).
  • Ученье — вот чума, ученость — вот причина. (О безумии).
  • Уж коли зло пресечь: / Забрать все книги бы да сжечь. (Там же).
  • Ба! знакомые все лица! (Увидев дочь в компании Лизы и Чацкого)
  • Вот то-то невзначай, за вами примечай; Так верно с умыслом.

Другие[править]

  • Лиза:
    • Минуй нас пуще всех печалей / И барский гнев, и барская любовь.
    • Ах! амур проклятый! И слышут, не хотят понять…
    • К лицу ль вам эти лица! (Фамусову, который пристаёт к ней)
  • София: Счастливые часов не наблюдают.
  • Скалозуб:
    • …Мне совестно, как честный офицер.
    • Дистанции огромного размера.
    • По моему сужденью, / Пожар способствовал ей много к украшенью. (О Москве)
    • Фельдфебеля в Волтеры дам.
  • Молчалин:
    • Ах! злые языки страшнее пистолета.
    • Мне завещал отец: / Во-первых, угождать всем людям без изъятья — / Хозяину, где доведется жить, / Начальнику, с кем буду я служить, / Слуге его, который чистит платья, / Швейцару, дворнику, для избежанья зла, / Собаке дворника, чтоб ласкова была.
  • Платон Михаилович: Я правду об тебе порасскажу такую, / Что хуже всякой лжи. (О Загорецком)
  • Репетилов:
    • Об детях забывал! обманывал жену! / Играл! проигрывал! в опеку взят указом! / Танцовщицу держал! и не одну: / Трех разом! (О себе в прошлом)
    • Шумим, брате́ц, шумим! (О деятельности «секретного» общества в Английском клубе)

«Не надо называть, узнаешь по портрету»[править]

Репетилов так описал этого анонима из Английского клуба:

«

Ночной разбойник, дуэлист, В Камчатку сослан был, вернулся алеутом, И крепко на руку нечист.

»
— Да умный человек не может быть не плутом

Прототипом был Фёдор Иванович «Американец» Толстой, двоюродный дядя Льва Николаевича. Но Грибоедов кое-что приукрасил. Толстой никогда не был сослан на Камчатку, что он сам не раз подчёркивал после выхода книги в свет. Кроме того, он упрекал Грибоедова в том, что по строке «И крепко на руку нечист» можно подумать, будто Толстой взяточник. Когда Грибоедов на это возразил: «Но ты же играешь нечисто», Толстой ответил: «Только-то? Ну, ты так бы и написал».

Однажды граф Толстой в очередной раз опроверг слух о своём взяточничестве, показав при этом, что не обделён чувством юмора. На одном из представлений «Горя от ума» после монолога Репетилова он встал и громко сказал, обращаясь к публике: «Взяток, ей-богу, не брал, потому что не служил!», что было встречено аплодисментами.

Сохранился один из списков пьесы, в котором рукою Толстого-Американца была внесена поправка: вместо «В Камчатку сослан был» — «В Камчатку чорт носил (ибо сослан никогда не был)», а вместо «и крепко на руку не чист» — «в картишках на руку не чист» и приписано пояснение: «Для верности портрета сия поправка необходима, чтоб не подумали, что ворует табакерки со стола».

С другой стороны, Грибоедов вполне мог ужесточить протрет вполне осознанно, чтобы подчеркнуть склонность Репетилова повторять чужие сплетни, а то и приукрашивать их, чем этот вольнодумец не отличается от того же Загорецкого.

Примечания[править]