Год Крысы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The Year Of The Rat. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Обе книги дилогии

«Год Крысы» — фэнтезийная дилогия белорусской писательницы Ольги Громыко о деревенской девочке Рыске, у которой неожиданно просыпаются магические способности.

Мир[править]

Кусок мира, представленный в дилогии, невелик. Подробно описаны лишь две страны: Ринтар на юге и Саврия на севере. Они разделены рекой (Ринтар на южном берегу, Саврия на северном) и являются непримиримыми врагами. Тем не менее обе страны исповедуют одну и ту же религию, согласно которой богиня Хольга поддерживает порядок в мире, а её муж и антагонист Саший, наоборот, стремится вносить в мир хаос. Саврия местами косплеит Польшу — книга писалась, когда авторшу нехило штырило по «Ведьмаку» (беловолосость и желтоглазость саврян толсто намекают).

Магия в данном мире относится к магии вероятностей и позволяет увидеть возможные пути развития событий в данный момент (талант «видения») или даже изменить вероятность наиболее благоприятного исхода, заставив его наступить (талант «путничества»). Путников обучают, и ни один из учеников не может с уверенностью сказать, останется ли он человеком или проведёт жизнь в теле крысы, из которой качают магические силы (если сил одного человека на предсказания еще хватает, то на изменение пути уже в большинстве случаев уже нет, а то что не большинство, то каст с хитов).

Персонажи[править]

Главные[править]

Второстепенные[править]

  • Мать Рыски — именно то, что написано на упаковке. Скверная мамочка, которая на протяжении всей книги даже не названа по имени. Полностью равнодушна к дочери и никак не мешает мужу избивать её. Отчасти оправдывает её то, что Рыска — ребёнок, рождённый от насильника, да ещё и вражеского солдата.
  • Колай — отчим Рыски, домашний тиран и ничтожество, постоянно вымещающий на девочке злость от собственной неудачливости. Один из самых бедных крестьян в селении. Во второй книге его призывают в армию и отправляют на войну с Саврией.
  • Викий, более известный, как Сурок — двоюродный брат Колая, зажиточный хуторянин, отвратительный толстяк, работящий и жадный. Домашний тиран ещё почище кузена, но более справедливый: если у Колая окружающие огребали в основном за его плохое настроение, то у Сурка всё-таки за настоящие косяки, но регулярно. Именно к нему Рыску отдали в работницы, когда она ещё была ребёнком.
  • Корова — жена Сурка, склочная и надменная, и такая же толстая.
  • Муха — жёнка, младшая жена Сурка, распоряжается слугами. Женщина суровая и жёсткая, но не злая.
  • Пасилка — ленивый и недалёкий старший сын трудолюбивого и успешного Сурка, несостоявшийся муж Рыски. Родители сговорились отдать её в жёнки (работящая, местное хозяйство как свои пять пальцев знает, по крови не родня — самый лучший вариант), чем и сподвигли Рыску бежать из селения.
  • Молец (это не имя, а духовное звание) — старый деревенский священнослужитель, пастырь добрый, но нерадивый, глуповатый, фанатичный и почти не имеющий авторитета среди прихожан, впрочем в какой-то мере ими всё же любимый. Обувью пренебрегает и, судя по его поведению, вообще мало заботится о мирских вещах.
  • Цыка — в первой книге батрак Сурка, во второй книге — как и Колай, становится солдатом. С вески требовалось отрядить в армию троих человек, которых выбирали жребием, и Сурок, которому не повезло, нанял его вместо вместо себя.
  • Феся — батрачка, позднее — жена Цыки. Подружилась с Рыской и взяла ту под неофициальное покровительство.
  • Мих — батрак Сурка, позднее забритый в солдаты. Добродушный гигант, бывший наёмник, единственный нормальный человек из троих хуторян-рекрутов.
  • Сива — наёмник, приехавший на курорт задирать трактирных вышибал. Напоролся на Алька и развлечение это вынужденно бросил, зато с саврянином подружился, а к Рыске пытался даже свататься. Сражается двумя мечами. По косвенным свидетельствам ранее состоял в том же отряде, что и Мих.
  • Райлез — сокурсник Алька по путничьей Пристани, которому саврянин достался в качестве крысы. Типичный золотой молодожоп, много возомнивший о своей роли в истории ринтарской интеллигенции. Прохлопал армейским способом Алька, а заодно и нетопыря, которого крыс укусил и заставил сбросить седока. Насилу вышел к людям, кое-как добрался до Пристани — только чтобы узнать, что права на крысу его лишили. Предсказуемо не смог с этим смириться и долго гонялся за Альком. Догнал на свою голову.
  • Наставник Алька — старый путник, искренне привязанный к своему ученику, но считающий, что его сопротивление участи крысы ни к чему не приведёт.
  • Дед Алька — пожилой отшельник, уверенный, что Альк не должен противиться участи «свечи», раз его избрали таковым.
  • Невралий — прославленный странствующий сказитель и мудрец. На самом деле — завистливый пакостник, не гнушающийся плагиатом чужих историй. Явное «На тебе!» кому-то из критиков.
  • Крысолов — Путник которого отрядили на захват Алька, и который саботирует приказ, из смеси сочувствия к Альку, и любопытства к тому, как он выкрутится из ситуации в которую умудрился влезть.

Что тут есть[править]

  • Ай, молодца! — дед Алька, бывший путник. Именно на него мечтал быть похожим Альк, из-за чего и пошёл в путники. Дед не сумел отговорить внука от такой сомнительной карьеры, а при встрече обвиняет его во всех семейных страданиях.
  • Безумие — это страшно — Райлез. У путников разум и так часто не выносит потери крысы, а у этого тётушкиного племянника ещё и наполеонтьевских планов было громадьё, так что из обыкновенного бездаря получилось одержимое идеей фикс отмороженное на всю башку бельмондо.
    • Сам Альк, в принципе, тоже. Даже если оставить в стороне постепенно овладевающую его крысу — не раз высказывается небезосновательное предположение, что случись ему самому получить таковую — с его-то железной волей и целеустремлённостью! — и Пристаням (а может быть, и всему белу свету) бы заметно не поздоровилось.
  • Безумный король — Витор Суровый, тсарь Ринтара. Выживший из ума старик, одержимый местью Саврии за гибель старшего сына.
    • Образ почти наверняка отсылает к Ивану IV Грозному — тот, правда, поехал кукушкой после гибели не сына, а жены. Но по сравнению с ним Витор ещё хорошо держался: до последних минут трезво оценивал реальность и действовал соответственно, ничем не выказывая упоротости своей идеей фикс. Так что скорее не безумный, а просто злой.
  • Боевая коса — Альк с помощью обычной крестьянской косы перебил целую шайку разбойников.
  • Деревня со зловещим секретом — главные герои попадают в деревню под названием Шошенка, жители которой никак не соглашаются пустить их переночевать. Идите, мол, в соседний лес, ночи тёплые. Ночью на героев нападает шош — подземный зверь-суперхищник, похожий на огромного, хищного крота, но размером со средней величины медведя (в честь него-то и названа деревня). К счастью, Альк, пребывавший в крысином обличье, вовремя успел перекинуться в человека и убил монстра. Наутро оказывается, что жители деревни отлично знают про шошей и промышляют мародёрством, обворовывая убитых шошами людей.
    • В желудке у шошей добываются ценные безоары.
  • Засунь это себе в… — зигзаг. Альк прячет меч под одеждой, между лопаток, аки Галь Гадот в «Чудо-женщине», только рукояткой вниз и прижав её поясом. Но когда Жар его оттуда достаёт, со стороны это выглядит именно тропом, неудивительно, что погоня оторопевает.
  • Идиотский мяч, а заодно и Что за фигня, автор? — за две книги Рыска, обычно разговаривающая на вполне правильном и чуть ли не литературном языке, ровно один раз ляпает «Чё?» Исключительно для того, чтобы Альк мог на неё наорать и приказать помалкивать на балу.
    • Авторский обоснуй в следующем абзаце: «Рыска виновато пялилась в пол. Она сама не понимала, почему в разговоре с Альком ее тянет огрублять речь и голос, подражая базарной торговке». Но обоснуй не отрицает «что за фигня, автор?»: по тексту, кроме этого эпизода, в разговорах с Альком она стиль речи не меняет.
  • Крысбургеры — в Ринтаре деликатесом считаются лесные вороны с горохом и ежовые пирожки, а суп из бобровых голов — обычная бюджетная еда. Алька при одном взгляде на последнее блюдо чуть не выворачивает. Хотя в Саврии популярны блюда из коровьих хвостов.
  • Крысы. Во-первых, в местных верованиях крыса — творение Сашия, по описанию смахивающего на Локи. Собственно, если астрологи объявили год Крысы — значит, пора сушить сухари, грядёт неурожай, мор, ураганы, повышения вулканов и извержения налогов.[2] Во-вторых, в тушку крысы заточают тех, кто прошёл обучение путника, но не был принят в их ряды, чтобы он служил источником магической силы более удачливому сокурснику. Во избежание эксцессов их обычно держат под веществами, к тому же крысиный разум постепенно берёт верх над человеческим.
  • Литерал (приём комизма) — автор часто использует этот прием. Например, считать ворон тут — абсолютно нормальное занятие. «Как корове седло»? А что не так, здесь все ездят на коровах! И так далее.
  • Любимый фанский пейринг/Они будут или нет? — Альк и Рыска, разумеется.
  • Маленькие гадёныши — деревенские мальчишки, травящие Рыску. Особенно мерзок их вожак Илай.
  • Напиться до зелёных чертей — в городе Мирины Шахты герои встречают лекаря, который собирается повеситься от несчастной любви, а перед этим как следует напился для храбрости. Когда Альк в крысином обличье принимается с ним разговаривать, лекарь ничуть не удивляется и охотно разговаривает с крысой. Инверсия, так как крыса в самом деле говорящая, а он поставил себе диагноз «совсем допился уже».
  • Несовместимая с жизнью жестокость — эпизодическая шайка бандитов, «скошенная» Альком, отчасти — и Райлез. А вот голубой наместник, устроивший над героями неправедное судилище, отделался изгрызанной в клочья одеждой.
  • Не лошадь — обитатели этого мира предпочитают тягловых и верховых коров, а путники — ездовых нетопырей. Соответственно, выражение «как корове седло» здесь имеет значение, диаметрально противоположное нашему.
    • В принципе, вол (кастрированный бык) в качестве тягловой силы — вполне нормальное явление в реальности. Выгодно отличаются от лошадей меньшим потреблением воды и более спокойным характером. Но ездить на них все-таки не ездили, и это были все-таки самцы, а не самки.
  • Нищие босяки — Рыска и большая часть её односельчан. Детей с хутора Сурка деревенские называют «гусями лапчатыми» — как раз за то, что те всегда ходят в лаптях. У самой Рыски всего одна пара лаптей, и надевает она их только в городах.
  • Оммаж — многоуровневый пану Анджею. Альк получил своё имя в честь собственного крысюка писательницы, который был поначалу принят за самочку и назван Фалькой в честь понятно кого. Внешность персонажа в целом тоже весьма и весьма намекающая (беловолосый и желтоглазый), а саврянский выговор, сколько можно судить по немногочисленным приведённым словам языка, откровенно сдаёт на польский.
    • Насчёт езды на нетопырях Геральт с Лютиком шутили, едучи в Дол Блатанна.
    • Сцена в самом начале книги, где весчане тянут жребий — ироническая перекличка с финальной сценой жеребьёвки из фильма «Гараж»: точно так же в шапке остаётся заведомо несчастливый жребий, который достаётся единственному человеку, пропустившему основную жеребьёвку.
  • От неприязни до любви — Альк и Рыска.
  • Оторву твой длинный… — разбойника, изнасиловавшего и убившего купеческую дочку, Альк убивает ударом косы в промежность.
  • Пережил свою казнь — в одном из городов Рыску и Жара приговаривают к повешению, обвинив в краже (которой, как потом оказалось, вообще не происходило). Тем не менее верёвки рвутся так как их перегрыз Альк в крысином обличье, горожане принимают это за знак свыше, и отпускают героев.
  • Полигамия — в Ринтаре среди знатных и просто состоятельных мужчин распространено двоежёнство. Вторая «левая жена», жёнка, считается менее значимой, чем первая, «правая жена», её основная задача — заниматься хозяйством и распоряжаться слугами. Хотя бывает по-разному — случается, что жену навязывают родители и положение, а жёнку берут по любви.
  • Потоп смывает зло — разожжённый тсарём Витором пограничный конфликт захлебнулся в прорыве плотины. Произошло это по воле Рыски, которой очень не хотелось терять в этой мясорубке друзей. Педаль в асфальт — наводнение в метафорическом смысле смыло границу как таковую, и теперь Саврию с Ринтаром ожидает династический брак (причём по любви) и слияние обратно в единую страну. Мириться население уже начало — как раз на почве преодоления последствий катастрофы, «потому что совместный труд, для моей пользы, — он объединя-ает!».
  • Прерванное самоубийство — Рыска с Альком, в поисках лечения для больного Жара, находят лекаря, который как раз собирался повеситься из-за несчастной любви. Он успел повесить верёвку и связать петлю, но тут его отвлекла Рыска, попросившая помочь захворавшему Жару, а потом за ним пришли городские стражники и увели, обвинив в краже (пассия лекаря, из-за которой он и собрался вешаться, оговорила его, обвинив в краже украшения).
  • Развесёлые ромалэ — в начале второй книги герои ночуют в цыганском таборе, и Жар «позаимствовал» у них гитару. Рыска загорается идеей вернуть её, но когда в конце герои вновь встречают тех самых цыган, те, посмеявшись, говорят, чтобы Жар оставил её себе: они себе давно новую украли.
  • Рыцарь и разбойник — Альк и Жар.
  • Свой парень — девушка-путница из рассказа хуторского старика:
«

— Дедушка, — Рыска подала дедку очередной прутик, — а путницы бывают? — Бывают, отчего ж нет? — Старик придирчиво осмотрел лозинку и одобрительно кивнул, пуская в дело. — Только очень редко. — Почему? — А ты сама посуди: бабское ли это дело? Путники, они те же наёмники: не в бою, так в дороге, ни семьи, ни дома. И спасать людей доводится… и убивать. Редко какая женщина на такое решится, только от дурной башки либо с горя. Эх, знавал я в молодости одну путницу. — Дедок прищурился и облизнулся, как кот, вспоминающий съеденную в прошлом году перепёлку. — Красавица, умница, любого мужика на мечах перемашет и перепьёт… ну и до прочих утех охочая. (Жар понимающе заухмылялся, Рыска наивно пропустила дополнение мимо ушей). Чистый парень в юбке. Впрочем, у неё и юбки-то не было, в штанах ходила. Вроде путник как путник, только как-то поутру заглянул я ей в глаза — и обмер. Пустые они совсем, холодные, будто нарочно все чувства из души вытравила — а дыру заполнить нечем оказалось.

»
Не женское это дело
  • Серенький козлик — козёл-вожак стада активно способствовал отваживанию неугодных Рыске ухажёров.
  • Служба в награду — в благодарность за помощь Альк пристраивает Жара в саврянскую госбезопасность.
  • Хороший плохой конец — пограничный конфликт всё-таки разгорелся, и чтобы его погасить, потребовалось утопить спорную территорию в прорыве плотины. Колай выжил, а добродушный гигант Мих погиб. Цыку дома ждёт родившая мёртвого ребёнка жена и погорелый хутор (и наследник погибшего хозяина, который далеко не факт что выплатит батраку заработанное). Рыска лишилась видуньего дара, но… ей он и так надоел хуже горькой редьки, Жар выкарабкался и даже раненую ногу сохранил, упоротый Райлез получил по заслугам, Крысолову уже ни к чему убивать Алька, войны не будет, ибо в Йожыг уже скачет новый тсарь — исправлять последствия заварухи, затеянной его жаждущим мести отцом, ну и мы все понимаем, зачем Альк едет в родовой замок вместе с Рыской и почему они скачут туда, держась за руки.
    • Синдром Настеньки — Рыска практически не использует свой магический дар на пользу себе, в финале теряет его, в качестве награды ей достаётся свадьба с козлистым парнем, не так давно отбывавшим срок в теле крысы. Громыко, часом, не вдохновлялась фильмом «Морозко»?
      • Да полно вам. Козлистый парень, на минуточку — аристократ чрезвычайного посола из семьи, многими поколениями трущейся при дворе. Войти в такую, да ещё по любви, дорогого стоит. А учитывая, что Саврия явно чуточку, но поматриархальнее Ринтара (что видно и на весчанской гулянке, и в тсарском дворце) — ещё неизвестно, кто в итоге окажется в доме хозяином. По тем временам — это ли не награда?
  • Шибболет — в столице Саврии довольно просто с вычислением ринтарских шпионов: кто не сумел со второго раза выговорить название столицы (Брбржисщ, по-ринтарски — Боброград), тот отправляется на дыбу. Почему со второго? С первого-то и местные, особенно провинциалы, могут не сдюжить.
  • Язык Эллочки-людоедки — перед походом на бал Альк разрешает Рыске говорить только: да, нет, как интересно, о-о-о! неужели?, фи! и хи-хи. С таким словарным запасом из Рыски получилась почти идеальная благородная дама.

Примечания[править]

  1. Слово Божие гласит, что это не от «рысь» или анаграммы «крысы», а от «риска» (чёрточка, штрих).
  2. Довольно иронично, что идеально иллюстрирующий эту радужную картину 2020 — именно год крысы.